Независимый бостонский альманах

МИФ О ГРЯДУЩЕМ АТТИЛЕ

25-07-2007


[Ответ И.М.Ефимову]

«Какое мне дело до их прогресса, это не мой прогресс, я и прогрессом-то его называю только потому, что нет другого подходящего слова... Здесь не голова выбирает. Здесь выбирает сердце. Закономерности не бывают плохими или хорошими, они вне морали. Но я-то не вне морали! Если бы меня подобрали эти подруги, вылечили и обласкали бы, приняли бы меня как своего, пожалели бы – что ж, тогда бы я, наверное, легко и естественно стал бы на сторону этого прогресса, и Колченог, и все эти деревни были бы для меня досадным пережитком, с которым слишком уж долго возятся... А может быть, и нет, может быть, это было бы не легко и не просто, я не могу, когда людей считают животными. Но может быть, дело в терминологии, и если бы я учился языку у женщин, все звучало бы для меня иначе: враги прогресса, зажравшиеся тупые бездельники... Идеалы, великие цели... Естественные законы природы... И ради этого уничтожается половина населения! Нет, это не для меня. На любом языке это не для меня. Плевать мне на то, что Колченог это камешек в жерновах их прогресса. Я сделаю все, чтобы на этом камне жернова затормозили».
А. и Б. Стругацкие, «Улитка на склоне»

I. Лишний человек Авель.

Александр ПинскийИтак, по Игорю Ефимову, корни современного терроризма лежат в извечном конфликте кочевников с земледельцами. При этом, рассматривая колонизацию Америки пилигримами и колонизацию Палестины евреями, И.Е. четко распределяет роли: индейцы – дикие кочевники, англосаксы – цивилизованные земледельцы. Арабы – ну, разумеется, варвары-кочевники, евреи – культурные земледельцы-цивилизаторы. Тот факт, что выращивать кукурузу, ямс, картофель и прочие местные культуры колонисты научились именно у индейцев, спасших этих самых пилигримов от голодной смерти, стыдливо замалчивается, как явно не вписывающийся в концепцию извечной борьбы Каина с Авелем, где кочевнику Авелю раз и навсегда отведена роль лузера. То есть, всё ставится с ног на голову: отправившиеся за тридевять земель пришельцы – оседлые цивилизаторы. Веками занимавшиеся земледелием коренные жители континента благодаря «легкости мыслей необыкновенной» уважаемого автора обращаются в варваров-кочевников.

Тот факт, что, по признанию покойного Моше Даяна, каждый киббуц и мошав в сегодняшнем Израиле буквально стоит на костях арабов, живших на этих землях свыше тысячи лет, столь же стыдливо замалчивается.

Другой аргумент уважаемого И.Е., призванный объяснить непременное лузерство коренных жителей Америки: они, видите ли, жили племенным строем, единого государства не имели, потому и не способны были к эффективному отпору завоевателям. Хотя, тот факт, что могущественные империи ацтеков и инков были разорены малой горсткой наглых и безжалостных испанских конкистадоров, вроде бы, никак не свидетельствует в пользу централизованной государственности коренных американцев. Да и так ли уж сильно отличались в те времена от индейцев «цивилизованные» европейцы? Напомним, уважаемому И.Е., что во времена, о которых идет речь, на месте Германии было более тридцати карликовых княжеств, каждое из которых и по территории и по населению, скорее всего, уступало индейским племенам Северной Америки. Великобритании еще не существовало, Шотландия была независимым государством, Уэльс лишь незадолго до этого, при Тюдорах был окончательно присоединен к владениям английской короны. Нравы европейцев тех времен лишь с очень большой натяжкой можно считать более утонченными, чем таковые коренных американцев: вряд ли четвертование или колесование можно счесть более гуманным, чем сдирание скальпа.

Так что же, не было извечного конфликта кочевников и земледельцев? Разумеется, он был. Но только в редчайших случаях такой конфликт приводил к практически поголовному истреблению одной из противоборствующих сторон. Один пример – события, описанные в библейской книге Иисуса Навина, когда вторгшиеся в Ханаан кочевники-израэлиты совершили первый документированный акт геноцида по отношению к коренному оседлому населению. Другой пример колонизация Северной Америки англосаксами-протестантами.

Вообще, звериная жестокость по отношению к коренному населению Америки была свойственна не только англосаксам. Испанцы, особенно в первый период колонизации, были в этом смысле ничуть не лучше. Так, коренное аравакское население острова Эспаньола, второго по величине в Большой Антильской гряде, было уничтожено полностью. Жестокость Ф.Писарро по отношению к жителям империи инков стала притчей во языцех. Но, к счастью, на смену бандитам-конкистадорам, вскоре пришли католические миссионеры, колониальная администрация и регулярные войска испанского короля, и политика геноцида коренного населения была прекращена. Именно благодаря этому во многих странах Латинской Америки сохранилось многочисленное коренное население. В некоторых странах, например, в Боливии и Парагвае индейцы и сегодня составляют большинство населения. Однако, ничего подобного в Северной Америке, на территориях, колонизированных англосаксами сегодня не наблюдается. Коренное население сохранилось, главным образом, в резервациях; численность его крайне невелика. Почему?

II. Инклюзив и эксклюзив: от Иисуса Навина к Кальвину.

Все мировые религии можно разделить по признаку инклюзивности или эксклюзивности. Долгое время, вплоть до Реформации в Европе XVI века, единственной эксклюзивной религиозной деноминацией являлся иудаизм. Именно эта эксклюзивность иудаизма и позволила евреям избежать ассимиляции. Некоторые апологеты иудаизма утверждают, что именно отсутствие у иудеев стремления к прозелитизму позволило евреям избежать религиозных войн. На самом деле, евреи религиозные войны вели, только, в отличие от христиан или мусульман воевали они не с целью обращения иноверцев в свою веру, а с целью их уничтожения. Во всяком случае, в книгах Иисуса Навина и Судей не говорится ни о каких попытках обратить хананеев в веру в единого бога Яхве. Нет никаких свидетельств проповеднической деятельности иудеев среди ассирийцев, халдеев, персов, греков или римлян, в разные эпохи контролировавших территорию Палестины. С появлением христианства именно проповедническая деятельность Павла и других апостолов среди язычников положила начало окончательному размежеванию между евреями-христианами и иудеями, ибо первые христиане, хоть и были евреями по рождению, но покусились на самое святое: идею генетической исключительности и богоизбранности евреев. Христианином или, позже, мусульманином мог стать любой, независомо от родословной. Теоретически иудеем тоже мог и может стать любой, пройдя гиюр. На практике же, прозелитизм в иудаизме не только не приветствуется, но всячески сдерживается.

До Реформации идея богоизбранности была практически только уделом иудеев.

Католиком мог стать любой: индейский вождь, принявший католицизм автоматически становился идальго, рыцарем. Ислам, изначально возникнув как национальная религия арабов, быстро был распространен на берберов, персов, турок, малайцев и другие народы. Святыни Мекки открыты для любого мусульманина независимо от национальности.

И только с появлением протестантизма, точнее, его кальвинистской версии, идея богоизбранности была адаптирована в христианстве. Не в христианстве в целом, а именно в еретической его интерпретации Жаном Кальвином. Для самого Жана Кальвина идеалом было именно общественное устройство израэлитов в эпоху Иисуса Навина и судей израилевых. Таким образом, кальвинизм был, как бы, частичной реставрацией иудаизма в самом центре христианской Европы. Одним из краеугольных постулатов кальвинизма является концепция предопределенности: одним от рождения предначертано вечное спасение, другим – вечное проклятие. Причем, признаки богоизбранности можно, согласно учению Кальвина, распознать уже в этой жизни, а не только в потусторонней. Те, кому суждено вечное блаженство, преуспевают и в сей юдоли слез: Господь в неисповедимой мудрости своей благословил труды их. Те же, кто обречен на вечные муки и скрежет зубовный, мыкают горе и в жизни земной. Очень удобная доктрина для обоснования колониального разбоя и грабежа. Так уж получилось, что кальвинизм получил наибольшее распространение в Англии и Шотландии в виде пуританства. В континентальной Европе он был популярен разве только в Женеве, на родине Жана Кальвина, да еще в Голландии. Ну, еще у французских гугенотов, которых Ришелье быстро придавил, и многие из которых были вынуждены бежать в Южную Африку, где вместе с голланскими единоверцами впоследствие создали в строгом соответствии с кальвинистскими принципами систему апартеида. Именно в голландских и английских американских владениях и наблюдаем мы систематическую политику геноцида коренного населения. Именно в кальвинизме и пуританстве следует искать корни «научных» теорий расового превосходства, принадлежащих перу Артура Гобино и Хьюстона Чемберлена.

III. Терроризм и тайная полиция.

В России срастание терроризма с тайной полицией началось на самой заре террористической деятельности партии социалистов-революционеров, вначале именовавшей себя партией «Народной воли». Связка террорист-жандармский подполковник возникла в начале 1880-х в лице члена «Народной воли» Сергея Дегаева и жандармского подполковника Судейкина. Кончилась она для Судейкина плачевно, а именно его убийством подельниками Дегаева (Судейкина убил лично Дегаев с братом – ред.), сам же Дегаев благополучно отбыл в Америку, где и провел в относительном покое и благополучии остаток жизни. Еще раньше «Народной воле» удалось внедрить своего агента Н.Клеточникова в аппарат Третьего отделения Его Императорского Величества канцелярии. А дальше, как говорил незабвенный Михал Сергеич, «процесс пошел». В первые годы ХХ века в Департаменте полиции уже вовсю шухарил глава боевиков-эсеров Евно Фишелевич Азеф, поставивший дело организации покушений на министров внутренних дел, генерал-губернаторов и великих князей на поток и аккуратно сдававший рядовых исполнителей покушений. С тех самых пор терроризм и работа спецслужб повсеместно пребывают в симбиозе. Некоторые современные спецслужбы просто-таки выросли из террористических организаций. Например, израильский Моссад, который в момент своего создания был укомплектован боевиками террористических банд «Иргун» и «Штерн». Покойный премьер Израиля Менахем Бегин, нисколько не стесняясь, называл себя бывшим террористом. Забыв, наверное, что бывших террористов, как и бывших шпионов, не бывает.

Палестинский терроризм в его нынешнем виде возник сразу после Шестидневной войны 1967 года. До этого имели место отдельные пограничные стычки, в основном на границе Египта и Израиля. Почему же именно Шестидневная война положила начало палестинскому терроризму? В результате войны под контролем Израиля оказались территории намного большие самого довоенного Израиля, населенные практически исключительно арабами. Мог ли Израиль, попросту, аннексировать эти территории? Наверное, мог. Но тогда возникла бы дилемма: либо депортировать арабское население, то есть более 2 миллионов человек в другие арабские страны, которые принимать беженцев решительно не хотели; либо давать арабам на вновь присоединенных территориях все права гражданства и превратить, таким образом, Израиль из чисто еврейского государства в смешанное, арабо-еврейское. При вдвое более высокой рождаемости арабы в таком государстве быстро стали бы большинством и при сохранении демократического принципа «один человек – один голос» заняли бы большинство ключевых постов в государстве. Нужен был компромиссный вариант, позволяющий контролировать территории без предоставления их населению всех политических прав. То есть, военный оккупационный режим. А что лучше может обосновать необходимость введения подобного режима, как не террор и анархия? И вот, как грибы после дождя, стали появляться многочисленные палестинские террористические группы, подробный список которых, а также и их лидеров, приводит в своем труде уважаемый И.Е. Повторять его тут нет нужды. Как нет и нужды искать причины палестинского терроризма в арабском национальном характере. Достаточно, просто вспомнить три латинские фразы: divide et impera. Cui prodest? И, наконец, sapienti sat.

P.S.

Главной причиной поражения германского нацизма была не война на два фронта, а его идеологическая и этническая эксклюзивность. Она же стала причиной краха системы апартеида в ЮАР. Да, ЮАР времен апартеида была куда более процветающим, спокойным и безопасным для жизни местом, чем сегодняшняя ЮАР, где правит чернокожее большинство. И США времен узаконенной расовой сегрегации были, наверняка, более комфортабельной страной для белого населения, чем они стали после событий 1960-х годов. И, вероятно, будущая Палестина будет куда менее комфортабельной страной, чем сегодняшний Израиль. Но она – будет, а Израиля, как еврейского государства, не будет. Ибо этническая и религиозная эксклюзивность есть исторический тупик.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?