Независимый бостонский альманах

(Фельетон) НУ, НАСТОЯЩЕЕ КИНО!

07-08-2007

Валерий ЛебедевЯ не раз касался деятельности русско-американское радио и телевидения WMNB. Этого радио давно нет, обанкротилось в августе 1999 года. Суть дела в том, что станцию решили сделать вещающей для всех меньшинств, открыли . редакции украинского, филиппинского, индийского, китайского, арабского, итальянского - всего 10 редакций.

Если кратко, дело было так. Владелец станции WMNB Дэвид Моро, сын вице-президента крупнейшего в мире Сити-банка Энтони Моро, взалкал политической карьеры. Он решил стать не менее чем сенатором или хотя бы конгрессменом. Для чего придумал расширить станцию WMNB до вещания на многих языках мира. Охватить своим попечением если не все, то большинство этнических общин Америки. И стать представителем всех меньшинств. Составили бумаги и, пользуясь большими связями отца Дэвида Моро получили кредиты, запустили акции, и возникла станция, состоящая из 10 редакций и директората. Компания стала расти как на дрожжах. Не было африканского суахили, но дело затеяли не хилое, и все шло к тому, что и суахили скоро должны были охватить.

Невразумительные буквы WMNB заменили на новое название Sky View, что-то вроде «обзора сверху», «Небесный взгляд», «Небесный кругозор».

Первым делом под расширение набрали менеджмент и быстро довели число штатных работников почти до 900 человек. Туда попали родственники устроителей, их друзья и родственники друзей. А также друзья родственников. Зарплаты положили себе и родственникам оглушительные - от 100 до 300 тысяч годовых.     Компания хотела стать публичной, выпускать акции и выйти с ними на биржу. Из этого ничего вышло.

В течение двух лет большими кредитами расплачивались за меньшие, а остатки пускали на зарплату себе и друзьям. При этом реально для создания потребительского рынка арабов-индусов ничего сделано не было. Прибыль не поступала, а кредиты брались. И набрали за два года около190 миллионов. Банки забеспокоились и последний кредит выдан не был.

Дэвид Моро с отцом смекнули, что станция идет неверной дорогой. Прямо к пропасти. И пытались (больше – папа) сдержать бурно растущую опару. Но - куда там. Дэвид Моро своими опасениями стал мешать огромным аппетитам коллег. И так как оказался всего лишь одним из десятка директоров, то большинством голосов был уволен. В членах Совета директоров были многие бывшие финансисты с Wall Street, которые обеспечивали кредитные финансовые вливания.

В подобной ситуации, когда компания не может выплатить прошлые кредиты, она объявляет банкротство. Оно и было объявлено.

Илья Бараникас, журналист, живущий в Нью Йорке, писал в «Московских новостях»: «Банкротство, возможно, изначально рассматривалось руководством компании как некий запасной аэродром на тот случай, если не получится выход на биржу и задушат долги. Совет директоров "SkyView Media Group" состоял не из представителей "русской мафии" (русских там нет вообще), а сплошь из респектабельных западных джентльменов - отставных финансистов "Ситибанка", бывшего посла США в России Мэтлока и прочих внушающих доверие личностей».

      Наши удальцы не обременены были пуританством и кутили все эти два года. Банкеты, презентации, вояжи. Они знали, что при банкротстве никаких претензий к их личным счетам предъявить невозможно. Только - к корпоративным. А там церковная мышь с вошью на аркане.

И вот тогда Дэвид Моро встрепенулся: он основал новую станцию "Надежда" – название с явным намеком на то, что рухнувшую станцию WMNB, ставшую после своего крыловского раздувания SkyView, удастся возродить под новым названием, но под старым, его Дэвида Моро, руководством.

Но... увы, за полтора года безвременья и нахождения под банкротством WMNB потеряла своих подписчиков. И вообще подписное радио тупиковая концепция.

Моро старался никому не платить. И старания его были очень успешны – он не платил. Мол, пока поработайте так. И все работали. А что делать? Если уйти, уже проработав бесплатно полгода, то тогда не останется никакой надежды на возмещение, все понимали, что тогда Моро не заплатит ничего. Ведущие зверели. И начали подавать в суд на невыплату.

Тертый калач Дэвид Моро применил хорошо известную в Америке дебютную наработку: он закрывал предыдущую станцию и открывал новую. Для слушателей оставалось все как ранее – в эфире радиостанция «Надежда». Но фирма регистрировалась вовсе не как Надежда, а, скажем, как Russian Ethnic Radio. Когда Моро вызывали к прокурору штата Нью Джерси по поводу иска, он уже к тому времени закрывал станцию Russian Ethnic Radio, открывал какую-нибудь WRBS. Дело дошло даже до изъятия на станции компьютеров, но в них "ничего особенного" не нашли. Да и что там можно было бы найти?

Моро говорил постным голосом: той станции, к которой иск, уже нет. Иногда суд успевал удовлетворять иск нескольких страдальцев, но Моро снова закрывал компанию, и открывал ее под другим именем, например, Russian Radio Network. И уже маршалы, ответственные за исполнение решения суда, говорили привычно скучными голосами: мы не можем вернуть вам деньги, потому что фирмы, по поводу которой вынесено судебное решение, нет. Да, фирмы нет, но в эфире по- прежнему звучит: «Вы слушаете радиостанцию «Надежда». Хотя идет она уже под очередной регистрацией NDR (Network Digital Radio).

Моро действовал предусмотрительно и все свое имущество на всякий случай переписал на имя жены, братьев, отца и прочих родственников.

Не платил Моро ни за телефоны, ни за закрытую волну, ни за аренду помещений.

Было в эти годы много промежуточных приключений, но ладно уж, пропустим ради главного. А главное – это поиск Моро очередного простофили, который выдал бы под будущий оглушительный успех радио «Надежда» деньги.

На ловца и зверь побежал. В Америке объявился некто Вячеслав Петрович Стрекалов. Говорят, двоюродный брат космонавта. Но здесь он себя подавал не как брата, а как доктора технических наук и профессора Ленинградского университета, специалиста по тонкой шлифовке. Шлифовка оказалась такой тонкой, что ее нельзя было увидеть даже в электронный микроскоп.

Про Ленинградский университет – это его первый прокол. К моменту, когда он так написал на сайте своей фирмы, никакого Ленинграда и Ленинградского университета уже не существовало 13 лет. Но откуда ему это было знать?

Сегодня невозможно быть профессором и сделать так, чтобы о нем не было ни одного упоминания в Интернете. Стрекалов этого добился. Ни одного упоминания о нем как о профессоре нет. Даже на сайте Петербургского университета, на котором названы все доценты и просто работники без степеней, а не только доктора наук.

В Америке он стал искать, где бы и как бы зацепится. И очень скоро двое архаровцев нашли друг друга. Тайна их первой встречи покрыта непроницаемым покровом. Можно сказать только, что любовь была взаимной, вспыхнула сразу и со страшной силой. Медимагнат Моро узнал, что крупный ученый современности Стрекалов привез с собой более 2 миллионов долларов. А Стрекалов узнал, что Моро бесплатно обеспечит ему всю крышу. Добудет грин карту, даст помещение под «фирму» и вообще легализует. Более того, сделает компаньоном своего имеющего невероятные финансовые перспективы радио «Надежда». Нужно-то для я всего этого пустяк: на короткое время поддержать развитие радио. Радио переходит на цифровую систему. Нужно заказывать новые приемники для раздачи невообразимым толпам желающих. Точнее продажи. Приемник, который на самом деле представляет собой примитивный компьютер, получающий радиопередачи через Интернет, стоил при производстве в мелких сериях 200 долларов. Эти деньги планировалось изъять из подписчиков. Дело очень трудное, так как клиенты радио – это «русские» пенсионеры, получающие пособия. Подписка никак не шла, но Моро извещал о невероятных успехах продвижения нового радио, вот только нужно для производства 1000 приемников еще 200 тысяч долларов. А потом еще для производства 1000 штук. И еще нужны деньги для зарплаты работникам станции (без ведущих, которым снова не платили). Ну, раз нужно еще – вот вам деньги со счета на счет. Зато потом, ликовал Стрекалов, когда радио «Надежда» раскинет свои волны широко, по всей Америке, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, по Европе и России, вот потекут деньжищи! Настоящие миллиарды. Гусинский будет в мальчиках на побегушках бегать. Медиамагнат и миллиардер Руперт Мердок искусает себе все локти от зависти, а еще бОльший медиамагнат Тэд Тернер просто застрелится.

Моро говорил Стрекалову про Новую Зеландию и Канаду, Австралию и Россию как уже о состоявшемся успехе. Вот только для его закрепления нужно всего-то каких-то 300 тысяч. Чтобы подключиться к сети. Стрекалов, который до того что-то слышал о рыбацких и шпионских сетях, затихал. Наверное, думал он, речь идет именно о шпионской сети. Когда уже потрачено полтора миллиона, то что там 300 тысяч?! Нужно идти вперед до победы. Вот так всего за год с небольшим, к осени 2005 года бывший миллионер Стрекалов стал нищим – Моро выпотрошил его на 2 миллиона.

- Когда же пойдут прибыли? - с наметившейся тоской в голосе очередной раз спрашивал у Моро бывший миллионер Стрекалов.

- Скоро. Вот нужно еще 200 тысяч и все. Сразу после этого потекут миллиарды.
- Так нет больше. Только на жизнь осталось.

- А ты найди в России.

Да, легко сказать – в России. Те два миллиона Стрекалов и привез из России, в которой он предложил лопухам инвестировать деньги под свой грандиозный проект – под организацию фирмы для тонкой шлифовки. Инвесторы его давно доставали, но он каждый раз переносил сроки выплаты дивидендов. Потом стал говорить, что кроме фирмы по шлифовке пластин для подложек интегральных схем, он еще открыл радио, которое сулит невообразимые прибыли. Подождите немного и все будет. Хорошо бы только для ускорения того «все будет» подкинуть деньжат. Неизвестно, сколько подкидывали. Но только в свое время они озверели. Стали грозить. По слухам, открыли на бывшего миллионера всероссийский розыск. Так что теперь в Россию – ни ногой.

Стоит сказать несколько слов о первичной фирме Стрекалова по тонкой шлифовке. Это – нечто. Не хуже радио. Называется фирма Blitzco. Что это – аббревиатура? Нет, это фамилия бухгалтера (Blitz), который сначала оказался втянутым в аферу, дал деньги а, потом, учуяв запах жареного, бежал. А его имя так и осталось названием фирмы.

Вырисовывается прелестная композиция: Моро берет деньги у Стрекалова, потом эти деньги в небольшой доле идут ему же и для поддержания его фирмы. В чистом виде «Рога и копыта». Там тоже Бендер платил зарплату уполномоченному по копытам Балаганову и курьеру Паниковскому из украденных ими у Корейко денег. Сайт фирмы – это нечто невообразимое (http://www.blitzco.net). Разобраться, зачем он нужен – невозможно. Декорация. Не для дела он создан, а исключительно для отмазки и некоего абстрактного объяснения, откуда деньги. В фирме давно нет многих – из всего то четырех членов, по существу, уже нет никого, и фирмы нет, но на сайте они все присутствуют. Возглавляет фирму Елена Евглевская, лингвист. Никакого отношения к алмазным таблеткам, зато красивая женщина и жена Стрекалова. Ее красота косвенно доказывает, что в России старый, грузный и больной Стрекалов был при деньгах, ничем иным этот брак объяснить невозможно. Год назад красивая Елена Евглевская числилась менеджером по продажам. Но так как никаких продаж не было, то теперь она уже президент фирмы. Растут люди. Зато бывший президент, ее муж Стрекалов ныне финансовый директор. Да и пора. Просадив все деньги в авантюре кем еще и быть как не финансистом.

Настал 2006 год. Станция «Надежда» дышала на ладан и ее название отдавало какой-то маразматической шуткой. Год проходил. Станция тонула как русская подводная лодка – быстро, и где-то с вызовом. Психологические трудности перехода на цифровое радио были связаны с тем, что сигнал шел через телефонную линию, которая в это время оказывалась занята. Стало быть, никто из членов семьи во время передачи не мог позвонить. И ему не могли. Только отключив приемник. И пропадала главная приманка для слушателей звонить в течение передачи в студию и вступать в разговоры с ведущими. Поэтому желающих подписаться становилось все меньше. Невыясненным оставался вопрос, как быть с радиостанциями, которые можно было слушать через цифровой приемник. Эти станции все бесплатные, так как они рассчитаны на простого слушателя. Но радио «Надежда» использовала эти станции для коммерческих целей. Моро особо подчеркивал, что подписчики их радио могут слушать не только «Надежду», но и еще 20 других станций. Однако слушателей не прибавлялось. Как была примерно тысяча, так и оставалась – не сравнить с годами успеха WMNB, когда аудитория достигала 300 тысяч!

Почва для раздора между Моро и Стрекаловым все росла.

- Звони в Россию, доставай деньги, - строго говорил Моро. Я для тебя все сделал. Грин карту добыл. Помещение дал. Легализовал твои деньги, ты зарплату получаешь от радио. И твоя жена. И радио – твое. Я даю тебе курицу, несущую золотые яйца.

Моро любил вставлять в речь русские присловья и идиомы.

Стрекалов звонил, говорил, какие успехи идут в продвижении русского радио по всему миру из Америки. Торопил. Говорил, что у него есть замечательный компаньон в Америке, господин Моро. Давайте, скорее инвестируйте деньги, а то мы найдем других, желающих много. Но эти другие потом и будут получать барыши. Те крутили головами, смутно говорили, что будут думать.

Моро точно также звонил по американским банкирам, которые еще не знали кто он такой. Знакомым банкирам он не звонил. Незнакомым говорил, что у него есть замечательный компаньон из России, господин Стрекалов, он распространяет наше русско-американское радио по всей России. Давайте, скорее инвестируйте деньги, а то мы найдем других, желающих много. Но эти другие потом и будут получать прибыли. Банкиры наводили справки о Моро и просили больше их не беспокоить.

Моро перестал платить за кодированную волну в Бостоне, Нью-Йорке, в Чикаго, во всех городах, где еще была «Надежда». Оставшиеся слушатели остались без радио и без депозита за приемники, которые им так и не отдали. Между прочим, Моро не раз менял волну, так как за неуплату за аренду волны его отключали. И каждый раз не отдавал деньги за уже никому не нужные приемники. Не раз он прокручивал планы взять со слушателей вперед за год-два, чтобы помесячная плата была меньше. Кто-то на это шел. Потом, когда все аналоговое вещание закончилось, эти деньги пенсионеры-слушатели тоже потеряли.

За аренду радиоволн Моро перестал платить давно. Много лет не платил. В Бостоне за 4 года недоимка накопилась в 480 тыс. долларов. Ответ прокурорам, судьям и маршалам был стандартным: фирма, которая не платила, уже не существует.

В начале 2006 года осатаневший Стрекалов подступил к Моро.

-Я человек больной, нервный и психический. Отдавай мои деньги!

- Нет денег. Ты же не получил их от российских инвесторов, как обещал. Ты меня обманул. Ладно, ты будешь считаться владельцем станции. Мы ее переименуем в «Альянс».

Моро преследовал свою цель. Его репутация даже у слушателей упала так низко, что ему больше никто не верил. Он и их все время обманывал не улучшалось, а ухудшалось качество сигнала, уходили ведущие, слушатели не могли получить свои депозиты за приемники. Поэтому хоть для какого-то успеха кампании он придумал переименовать станцию и сказать в эфире, что теперь владелец – Стрекалов.

У Стрекалова совсем отвис живот: я – тебя –обманул?!

- Ты, - твердо ответил Моро. Обещал деньги, последний взнос для полной победы нашего дела, - и не дал. Но я еще раз пойду тебе навстречу: за небольшие деньги я отдам тебе свое детище, радио «Надежда», а ныне «Альянс». Альянс, дорогой Слава, означает союз. Наш с тобой новый союз.

Стрекалов никак не мог примириться с мыслью, что его 2 миллиона не только не дадут никаких прибылей, но и никогда не вернутся. А тут как-никак – шанс. Даже удача. Радио за бесценок. Ударили по рукам. Подписали какие-то многостраничные бумаги. Стрекалов, не знающий ни одного слова по-английски понял только, что теперь радио – его. Ему перевели owner Strekalov, владелец Стрекалов. В конце петитом было написано, что соглашение вступит в силу только при соблюдении некоторых условий. Например, после того, как радио станет прибыльным с таким-то доходом. Всего этого Стрекалов тогда не узнал.

Все эти недоимки и иски непостижимым образом приходили на имя Стрекалова и он начал таскаться по судам, доказывая, что никаких долгов не имеет. Это все Моро. Адвокаты показывали ему соглашение, откуда следовало, что он должен признавать все иски, приходящие на имя «нового владельца» Вячеслава Стрекалова. Обещанная курица оказалась не столько русской пеструшкой, сколько американским ястребом и не столько несла золотые яйца, сколько отрывала самые обычные Стрекалову.

Счастливый владелец и капиталист Стрекалов позвонил Грегори Дэвидзону ( в девичестве Грише Давидсону), владельцу русского радио в Нью-Йорке своего имени «Радио Дэвидзон». Предложил ему купить (недорого) радио в половинном участии. Половину – Грише, половину – Вячеславу Стрекалову. 2 сентября 2006 года по «Радио Дэвидзон» сообщили о прибавлении семейства слушателей: к нам, дорогие друзья присоединяются слушатели радио «Альянс», бывшая «Надежда». Гриша даже дал команду перевозить оборудование. Потом, перед подписанием купчей, склонился над бумагами. Как?! Радио «Надежда- Альянс» еще не ваше, Вячеслав Петрович! Оно, ж, извините, все еще Моро. А с ним я никаких сделок не буду заключать. Даже, если он что-то будет мне давать даром.

Свирепый Стрекалов ворвался в кабинет Моро. Это ты, ты, ты..., он задыхался, - ты меня обманул. Какой раз, какой раз! Ты же мне говорил, что я могу с этого момента считать себя владельцем радио!

- Ты и сейчас можешь себя считать владельцем, –невозмутимо ответил феноменальный Моро.

- Я тебе сейчас покажу газету, в которой писали, что я – владелец радио! Вот читай, газета «Журналист»:

«Если вы, находясь в Нью-Йорке, из верхнего Манхеттена отправитесь на автобусе в Нью-Джерси, то ровно через 15 минут попадёте в прелестный маленький городок Инглевуд. Вы будете ехать по улочкам, утопающим в зелени раскидистых крон деревьев и украшенным множеством экзотических цветов. Именно здесь в одном из билдингов располагается русскоязычная радиостанция *АЛЬЯНС*, хозяином которой является американский бизнесмен Вячеслав Стрекалов». (www.journalist-virt.ru/2006/2/57.php)

- Посмотри.

Моро брезгливо отодвинул газету.

- Известно, для чего русским нужны газеты. Посмотри лучше ты на свой живот. На свой зад. Тебе и двух газет будет мало.

Стрекалов, ничего не зная об императоре Августе, воскликнул, однако, совершенно его голосом и почти его словами:

«Мор, Мор, отдай мне мои миллионы!

Август обратился к своему полководцу, обманным путем завлеченному в Тевтобургский лес и потерпевшему в битве с германцами страшное поражение «Вар, Вар, отдай мне мои легионы!». Но Вар был мертв и потому молчал, а Моро жив и ответил.

- Какие еще миллионы?!

- Где, где мои миллионы?

- Где, где. В п....е.

- Мор, отдай мне мои миллионы!

- Пошел нах.

Моро демонстрировал удивительные тонкости языка, которых не знал даже его кумир Достоевский.

И Стрекалов – пошел.

Иногда он понуро заходит в «свою фирму и на свое радио». Про миллионы он уже не спрашивает. Он спрашивает, здесь ли подлец Моро. Если здесь, то он говорит ему, все, что о нем думает. Моро широко улыбается.

Близится к закату 2007 год. Для Моро радио «Альянс», еще раз изменившим пол и вновь ставшим «Надеждой» давно головная боль. Трудно придумывать новые аббревиатуры, которые как-никак должны включать буквы слов «радио», «русское», «цифровое», допустим еще «электронное», «сетевое», «интернетное» и с их помощью отбиваться от исков, поток которых не иссякает.

Кинулся Моро в лихорадочные поиски покупателя для радио «Надежда». Хоть за какие-то деньги. И – эврика – нашел. Вроде бы. В Сакраменто есть какое-то местное радио под управлением Валерия Кицина. Точнее, его взяли в управляющие церковники-евангелисты и группы неприкаянных «Евреев за Христа». Моро расписал церковникам все выгоды приобретения его радио, которое при переходе на цифровую систему захватит весь радиорынок от Земли Франца Иосифа до Земли королевы Мод и увеличит число прихожан до космических размеров.

Думаю, что Моро в контракте припас маленькую уловку. Скажем, где –то в конце 17 страницы контракта мелким шрифтом-петитом, сказано:

«Контракт вступает в силу в случае смерти Д. Моро».

Избавившись от прилипчивой Надежды вполне живой Моро летом 2007 года примкнул к новой фирме – уже по организации кинопроцессов.

Дело это волнующее.

Живет в Нью-Йорке писатель, режиссер и даже заслуженный деятель искусств Украины Игорь Афанасьев. Он ставит пьесы здесь, в Москве и на Украине, и вроде бы снял фильм, продюсером которого является Александр Абдулов, не только актер, но и глава продюсерской компании, которая иногда меняет название. Сам заслуженный деятель искусств Украины Игорь Афанасьев рассказывает о первом их совместном фильме так

«Александр Абдулов прочитал мою пьесу «Гарден Стэйт Парквей» и у него родилась безумная идея – перенести ситуацию с американской дороги, на предновогоднюю трассу Москва - Санкт-Петербург с остановкой в колыбели русской культуры – на Валдае. К процессу адаптации материала к российской действительности, кроме нас двоих, к работе подключился режиссер и сценарист Михаил Фатьянов, вот и состоялся треугольник, остроугольный, конечно. На вершине, естественно, сам Александр Гаврилович (Абдулов). Он в этой работе и со-продюссер, и соавтор, и сорежиссер, и исполнитель главной роли, и танк проекта, и боевой вертолет, и вообще – генератор энергии равной десяти ядерным бомбам. Понимаете, в принципе, так в кино не бывает. Мы познакомились с ним в октябре, а в декабре (2006) уже начались съемки!».

(http://afontheater.com/press/treugolnik.htm)

Закончились ли эти съемки, Игорь Афанасьев не рассказывает.

На его сайте только говорится, что:

«Апрель 2007. В Москве завершается съемочный период художественного кинофильма по сценарию Игоря Афанасьева, Александра Абдулова и Михаила Фатьянова «Валдайский треугольник или Миллион в сугробе». Александр Абдулов и Михаил Фатьянов режиссеры этой новогодней смешной и грустной истории, в которой в очередной раз использована , как основа , пьеса Игоря Афанасьева «Гарден Стэйт Парквей». В звездном составе исполнителей : Сергей Никоненко, Ирина Розанова, Сергей Степанченко, знаменитые музыканты, фигуристы, и конечно же – сам Александр Абдулов в главной роли».

И что вроде бы показ этого телефильма намечен на новый 2007 год (явная ошибка – надо бы на 2008).

И еще интересная особенность: про якобы намеченный показ сказано только на сайте самого Афанасьева.

Не дожидаясь будущего успеха Афанасьев начал готовить к запуску грандиозный проект по своему роману «Муравьиный Бог».

Есть смысл передать словами Афанасьева сюжет будущего шедевра:

Русского мальчика Женьку, сына военного лётчика и скромной баптистки – евангелистки после их смерти отправляют в США, в богатую семью. Американский рай длится не долго, в скором времени выясняется, что его отправили в США, как живого донора, для тяжело больного сына его новых покровителей. Женьке бежит из рая и оказывается в среде нелегальной мусульманской эмиграции, в Бруклине. Всё пережитое вызывает в Женьке ненависть к людям и он оказывается за штурвалом самолёта, протаранившего одну из башень Всемирного Торгового Центра...

В этой же башне погибает другой герой романа, Ану. Его судьба началась в качестве обыкновенного муравья, с точки зрения людей, оказавшегося на Земле в результате катастрофы планеты Формос. Он превратился в сгусток информации, затем в компьютерный файл и в результате внедрился в тело землянина. Судьба поднимает его всё выше и выше, пока Ану оказывается на 107 этаже погибающего небоскрёба...

Фильм ставит под сомнение правдивость официальной версии произошедшего 11 сентября в США.

http://afontheater.com/muraviyny_bog.htm

Сам Афанасьев говорит о своем будущем киношедевре так:

«В этом проекте задействованы российские продюсерские компании «Партнер-продакшен», «Кино-Арт», и американская кинокомпания BROKEN SKY FILMS, LLC. Американцев очень заинтересовала неожиданная трактовка событий одиннадцатого сентября... Надеюсь, начнем в этом году» (то есть в 2007). (http://afontheater.com/press/treugolnik.htm )

Вот эта самая BROKEN SKY FILMS, LLC – и есть очередная компания, к которой каким-то образом имеет отношение Дэвид Моро.

То есть, с российской стороны финансирование проекта обеспечивает фирма Абдулова, а с американской – Моро.

Вообще-то поисковые машины не дают ничего про фирмы «Партнер-продакшен», «Кино-Арт». А вот про фирму BROKEN SKY FILMS в одном месте дают, но лучше бы не давали. Это компания заявляет себя создателем 6 «фильмов», в основном длительностью в ОДНУ минуту, и только один фильм, видимо, многосерийный блокбастер, идет целых СЕМЬ минут. http://www.brokenskyfilms.com

Ничего не сказано на сайте Абдулова о том, что он был или есть продюсер фильмов по сценариям Афанасьева. Только о том, что он был продюсером и режиссером фильма Бременские музыканты и Со (2001 ).

Есть очень любопытные сведения, которые Афанасьев еще сообщает о себе. Например:
"Работал в WMNB. Позже глава компании сделал меня директором украинского телевидения, которое тогда там только начинало создаваться, а потом перевел на должность генерального продакшн-менеджера, и я обеспечивал работу для каналов, работающих на одиннадцати языках". (http://old.kv.com.ua/index.php?rub=135&number_old=3059)

Вот где и еще когда, оказывается, пересекались пути Афанасьева и Моро! 11 языков вещания станции - это из области фантазии для кредиторов. Как раз именно эти мифические 11 языков, которых никогда не существоало в природе, и привели к банкротству станции.

Можно с большим основанием предположить, что всякое начинание, к которому прикасается Моро, обречено.

Кинопроизводство – один из самых простых способов отмывать деньги. Черные деньги помещают в кинопроизводство с большой последующей пользой. Ибо никогда нельзя сказать, сколько именно стоила съемка. Можно ведь записать два дубля, а можно – двадцать. Или написать, что отснятый материал ушел в брак, все пришлось делать заново. Значит, пишем сверхурочные, материалы, бензин, декорации, реквизит из ценных пород, костюмы от кутюр... Стало быть, легко сказать, что фильм стоил столько-то миллионов.

А потом идет уже чистая, отмытая отдача. Фильм, де, принес огромные прибыли. От проката, от продажи тысяч копий на кассетах и DVD. Проверить, сколько этих копий было продано – невозможно никаким аудитом. Итого – реально вкладывают в фильм мало, пишут – много, делают откровенную халтуру, штампуют для отчета пару копий и все. А прибыль якобы огромная. И это уже отмытые деньги – их везде можно показывать и далее спокойно использовать как совершенно легальный доход от честного кинобизнеса.

Во времена поздней перестройки и ельцинского осатанения (а во многом позже, да и сейчас) любители кино удивлялись огромному числу совершенно жутких по уровню фильмов, которые проникали на вторые экраны или попадались на видеокассетах. Еще большее число никогда и нигде не шли. Все это и были как раз творения по отмывке черного нала «через кинопроцесс».

Кто-то мог бы подумать, что если уж не "абдуловская фирма", то «компания Моро» создана именно для отмывки денег. Сама отмывка строится так. Имеется идея получать деньги от каких-то темных российских инвесторов на постановку фильма, а потом, помимо законного процента от этой суммы как продюсерской фирмы, «остаток» тоже заныкать, а фирму закрыть. Обратите внимание, что в названии фирмы, к которой имеет отношение Моро есть три буквы LLC. Это – Limited Liability Company - нечто вроде Общества с ограниченной ответственностью (как видно, уголовной). Иначе говоря, такую фирму основатель может закрыть без объяснения причин и к его личным счетам никто не может предъявить никаких претензий. Моро это не раз делал ранее.

Известно, что к кинобизнесу Абдулов был очень привержен. И был неафишируемым продюсером, хотя бы и «Фаворит-фильм» (об этом говорится в интервью с Афанасьевым).

В Москве и разных заграницах Александр Гаврилович просаживал десятки тысяч долларов в казино. Не случайно лучшая роль Народного артиста Абдулова в Ленкоме - Алексей Иванович в спектакле "Варвар и еретик" по "Игроку" Ф.М. Достоевскому. За неё он получил аж три театральные награды: премию "Фонда К.С. Станиславского", "Хрустальную Турандот" и грамоту Международного театрального фонда имени Евг. Леонова.

Почему в прошлом времени (был привержен, просаживал)? Хорошо известно, что богемная жизнь отличного актера Абдулова, увы, завершена. В начале сентября 2007 года врачи в Израиле подтвердили диагноз, который незадолго до этого ему дали в России: неоперабельный рак легкого 4-й степени.

По крайней мере, он не успеет разочароваться провалом своего нового кинопроекта.

А у Моро.... о, у него впереди большая жизнь.

P.S.
К слову скажу о Дэвиде Моро, чтобы не возникло о нем впечатления как о прохвосте. Напротив, он талантливый человек. 4 языка, хорошо играет на рояле. Он платил, когда у него были деньги. Но чем дальше, тем меньше денег. Ибо он по совету своих менеджеров, вот именно прохвостов, избрал тупиковую модель радио. А далее просто верил в свои собственные фантазии. По сравнению с террористами он очень хороший человек. И даже по сравнению с русскими олигархами. Не судите строго.

P.P.S.

2 ноября 2008 года я получил следующее письмо:

Доброе время суток. Не по теме, но не мог удержаться прочитав в № 544 журнала от 16 сентября 2007 г. статью Валерия Лебедева НУ, НАСТОЯЩЕЕ КИНО!
Там упомянут некий Вячеслав Петрович Стрекалов. Ба ! Да это же бывший директор завода Кристалл, который находится в городе Железногорске, Курской области. Обокрав завод на 11 миллионов долларов, скрылся, кинув 1500 человек. Вячеслав Петрович, МЫ ПОМНИМ О ТЕБЕ, приезжай.

Судя по статье, Бог - не фраер, он все видит.

Сергей.

Решил проверить кое что по новым для мня данным - Открытое акционерное обществоа "Кристалл".

Только там, через внутренний поиск Железногорской газеты "Эхо недели" нашел кое что о нашем герое.

Вот эти строки:

Первый директор завода Кристалл" В.Баранов погиб при невыясненных обстоятельствах, второй директор - В.Стрекалов - за производственную "деятельность" на "Кристалле" разыскивался через Интерпол.

http://www.echo-n.ru/search.php

Там обнаружил и любопытное совпадение. Вячеслав Стрекалов, начальник Железногорского управления внутренних дел.

Тезка и однофамилец.

Есть и просто данные о городе и его руководителях.

Железногорск - город в России, административный центр Железногорского района Курской области.
Население 96,2 тысяч жителей (2005), второй по величине город области после Курска.
Город расположен на западной окраине Среднерусской возвышенности, в 90 км к северо-западу от Курска
ОАО "Завод Кристалл".

Железногорский район
Глава района

Командаков Василий Иванович

Контактные данные администрации исполнительной государственной власти района
Адрес: 307170, Курская область, г. Железногорск, ул. Ленина, 52
Телефон приемной (47148) 4-16-33
Факс (47148) 4-43-86
E-mail: zhel@agro.kursknet.ru

Газета "Новости Курска, Орла, Липецка и Железногорска".
Адрес редакции: 307176. Железногорск Курской обл., ул. Курская, д.80/2. тел./факс (47148) 7-65-98;8-960-699-06-00;
Шеф-редактор: Береговой Н.С.

Если вы стали свидетелем события, которое, по-вашему, заслуживает того, чтобы о нем узнали читатели газеты "Эхо недели", звоните по тел. 4-35-47, 4-45-11.

 

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?