Независимый бостонский альманах

СИДЕЛИ КАК-ТО МИХАИЛ ЭДЕЛЬШТЕЙН И ИЗРАЭЛЬ ШАМИР...

08-08-2007

Критики Израэля Шамира очень обеспокоены его внешностью. Наташа Мозговая сравнила его как-то с палестинским феллахом. Михаил Эдельштейн, раздраженный появлением Шамира на XX Московской международной книжной ярмарке со своей книгой «Каббала власти», назвал его внешность «мечтой антисемита». «Больше всего он напоминает персонажа антисемитских карикатур из «Штюрмера», - написано в рецензии «Мой совет ФЕОРу»(1). Не иначе, как написавший это Михаил Эдельштейн кажется себе похожим на задумчиво глядящего вдаль белокурого эсэсовца с плаката о нацистской мечте жизни Lebnestraum. Для поборников расовой теории из «Дер Штрюмер», Шамир и Эдельштейн оба недочеловеки. Если полистать подшивки «Дер Штрюмера», то там может найтись достаточно карикатур, напоминающих явно семитский облик кучерявого, носатого и щекастого Эдельштейна, как он изображен в «Букнике».

Мне как-то пришлось писать о рецензии Анны Шварц в «Букнике»(3) на книгу Гилада Ацмона(2), ссылка на которую приложена к реакции Эдельштейна. Ацмона там попросту назвали мусором. Сама Шварц не «по фене ботает», и Ацмон у нее не милиционер, а в талмудическом смысле – мусер, доносчик, наушничающий мелухэс - гойским властям на евреев. Иудейский закон, или как сегодня любят щегольнуть «себепонятным» иностранным словечком Галаха, приговаривает мусора к смерти. Примерно, как фатва против Салмана Рушди. Любой набожный иудей, выполнивший приговор, освобождается от заповеди «не убий».

Теперь же «Букника» опубликовал донос в Федерацию еврейских общин России (ФЕОР) на Израиля Шамира, с просьбой «сообщить куда надо». Поскольку издательство «Алгоритм», выпустившее книгу Шамира ведет дела с «западом» то, по логике Эдельштейна, их надо срочно сволочь в околоток. Россия, по мнению Эдельштейна не «площадка, где существует понятие общественного мнения». «По понятию» Эдельштейна, ему только Запад поможет наказать Шамира с «Алгоритмом». «В конце концов, – в азарте восклицает он в заключение правят сионские мудрецы миром или нет?». И невдомек Эдельштейну, что Шамира издают на «Западе» тоже. Переводят на разные языки. И критикуют, даже ругают соответственно.

Невдомек Эдельштейну, и то, что акции ФЕОРа и стоящего за ним русского Хабада сильно упали «на Западе» в последнее время даже в главной квартире Хабада в Бруклине (6). Тем более упал престиж ФЕОРа в глазах «правозащитников», к которым взывает Эдельштейн. Многие и в России, и на Западе возмущены ФЕОРом, его методами устранения конкурентов на еврейской улице и близостью к Кремлю. И какие права тут попираются, что Эдельштейну нужны правозащитники? Право снимать со стендов непонравившиеся книги? Такая «борьба с антисемитизмом» прямо ведет к тому, что видные правозащитники берут на себя на защиту свободы слова и придают всяким маргиналам подобие престижа и авторитета.

Эдельштейн охотно перечисляет грехи «Алгоритма». Раньше говорили: «шьет дело». Там «Протоколы сионских мудрецов» издавали, и другую литературу сомнительную на предмет «соответствия Уголовному Кодексу». Интересно, а почему нельзя публиковать пресловутые «Протоколы» (5)? Их столько раз поминают в еврейской полемике, на их разоблачении и опровержении делается столько научных карьер и диссертаций, что поневоле возникает интерес почитать первоисточник. В цивилизованном мире рыночные отношения регулируют предложение и спрос на информацию. Потребитель должен решать, что ему надо, а все и всяческие ограничения свободы слова лишь подогревают спрос.

Призывы Эдельштейна по судам затаскать, не менее трогательны своей наивностью, чем попытка поиграть на уверенности некоторых евреев и антисемитов, что «евреи действительно правят миром». Гарвардский профессор Алан Дершовиц воюет «на одной стороне» с Эдельштейном, поддерживает Израиль и публично борется с антисемитами, зачастую не слишком чистыми методами. Однако Дершовиц еще и один из лучших американских юристов, делом доказавший, что способен вытащить из тюрьмы и даже спасти от электрического стула закоренелых убийц и террористов. Об этом он сам с удовлетворением пишет в своих книгах. Так вот, прожженный юрист Дершовиц как раз категорически не советует подавать на антисемитов в суд. И неэффективно, и для дела вредно. «Делайте так, чтоб они на нас подавали», - призывает Дершович ретивых антисемитоборцев в интересной книге «Исчезающий американский еврей». Эдельштейн вкупе с упоминаемым им Бородой и ФЕОРом не внимают совету бывалого человека. А уж написать так, чтоб Шамир в суд подал – нет среди борцов с антисемитизмом таких перьев, ни среди профессиональных, ни среди любителей. К ним с чувством юмора не берут.

Tворчество Шамира имеет своего читателя. Если Эдельштейну и редактору «Букника», подписавшему в печать его опус не нравится, пускай выйдут на этот сегмент рынка со своей, конкурирующей продукцией, способной завоевать сердца и умы людей. Для этого им стоит понять, что кроме тесного междусобойчика «хороших» евреев или «плохих» антисемитов (зачастую, из своих же евреев, как Ацмон или Шамир) вокруг еще есть люди. Люди, для которых Израиль – просто страна на Ближнем Востоке, сионизм – еще один национализм, а евреи – просто еще один народ, живущий среди нас. Стоит научиться говорить о еврейских предметах не самим с собой, а с широкой интеллигентной аудиторией. Говорить спокойно, без надрывной истовости, и самое главное, не на «себепонятном» жаргоне, а на литературном языке, понятом русскому читателю.

* * *

Отрицательной рекламы, как известно, не бывает. Читая сочинение Эдельштейна, мой старший друг вспомнил анекдот: Сидели два еврейских нищих. Один сидит с плакатом «Подайте бедному еврею». Через несколько шагов от него другой, с плакатом «Подайте герою России». Первому никто не подает, зато у второго полна шапка. Прохожий доброхот взялся было посоветовать «бедному еврею», на что тот воскликнул: «Иди сюда Хаим, послушай, как тут нас пытаются учить делать гешефт». Независимо от своих намерений, Михаил Эдельштейн оказался в роли того доброхота, а то и «бедным евреем», только вряд ли ему перепадет от чужих гешефтов.

Нельзя оставлять читателя в недоумении, а кто оказался в этой истории на месте еврея с плакатом «подайте герою России». Писателя Израиля Шамира не так то просто «сбросить с парохода истории», даже если обозвать его антисионистом. Шамир великолепно перевел на русский язык ивритского классика Ш-Й. Агнона, а еще снабдил ее уникальным справочным аппаратом, приводящим в зависть ивритских читателей книги. Шамир написал замечательную книгу «Сосна и олива», одну из лучших, написанных по-русски современных книг о Святой земле. Шамир - автор интересных переводов Талмуда на английский язык. Я когда-то переписывалась с Шамиром, и свела наши беседы в статью(4). Я не могу обсуждать тексты Шамира последнего времени. Начинала я их читать, там факты интересные, эрудиция огромная, игра ума... а в конце все о том же. Иной раз, такая срамота, хоть святых из избы выноси. Так я больше их не читаю.

Не читаю потому, что деятельность Шамира последних лет сводится к банальному постмодернистскому стёбу, к дискредитации всего еврейского и интеллектуального. Его показные антисионизм и антисемитизм, навязчивое копание в самых темных закоулках талмудизма, кровавого навета или отрицание Холокоста всего лишь художественная провокация, вроде рокеров, выходящих на концерт в нацисткой форме или садомазохистского порнофильма в декорациях Холокоста. Это вызывает раздражение еврейских кругов, с ходу заводит нестройный, зато голосистый хор разного рода борцов с антисемитизмом, с отрицанием Холокоста и врагами Израиля.

Шамира в этих кругах очень любят ненавидеть потому, что он поставляет им хрестоматийный образ врага в чистом и концентрированном виде. Во время нашего диалога я выяснила, что и показное православие у Шамира не более, чем декомпозиция, чуждая не только официальной теологии Православной Церкви, но даже основам церковного катехизиса. Защита палестинского дела у Шамира – по сути, его дискредитация, сводящаяся к отрицанию палестинской национальности ради вынутой из нафталина идеи Великой Сирии. Если отделаться от несколько шокового эффекта от того, как человек по имени Израиль «может такое написать», то русский великодержавный шовинизм, национал-патриотизм, антиамериканизм, антикапитализм, антикатолицизм, антиглобализм и прочие темы шамировской публицистики в той же мере постмодернистская деконструкция этих вещей, как и его антисемитизм, но евреев провоцировать куда как перспективней.

Еврейские протесты помогли Мэлу Гибсону заработать на фильме «Страсти Христовы» 300 миллионов долларов. Джимми Картер вставил слово «апартеид» в название своей книги, и мощная кампания по обвинению его в антисемитизме долго удерживала ее на первых местах в списке национальных бестселлеров США. Кампания против работы Джона Миршаймера из Чикагского университета и Стивена Уолта из Гарварда «Израильское лобби и внешняя политика США» утверждавшая, что мощное «Лобби» действует против интересов Америки, вывела их в заголовки мировых СМИ, принесла им заказ на книгу по той же теме в солидном издательстве, и похоже, принесет немалые доходы.

В отличие от Шамира, все они сделали что-то еще, кроме провокации. Гибсон создал сильный фильм, Картер, Миршаймер и Уолт подняли интересные и важные проблемы, релевантные именно сегодня, когда Ближний Восток перестал играть второстепенную роль в американском сознании. Шамир же ничего не создает и разменивает свой талант на провокации ради провокации. Все равно как персонаж порнофильма вышел бы на плац в концлагере в нацистском мундире, покрутился бы и не стал больше ничего делать. В наш век концептуального искусства, когда в музее выставляется унитаз только потому, что он подписан известным художником и выражает его концепцию «потому, что я решил его туда поставить», Шамир не предлагает даже свой унитаз. Поэтому он и оказывается в роли того еврейского нищего с плакатом «подайте герою России», и как бы не надували щеки его хулители, он все равно остается среди глубоких маргиналов, в лиге недостойной ни его эрудиции, ни его таланта.

Ссылки:

(1) Михаил Эдельштейн. Мой совет ФЕОРу

(2) Анна Штерн, Гилад Ацмон: «Нежелание быть евреем, или На гребне дискурса» от 18.01.2007

(3) Анна Нежинская. «Смерть мусорам» в Израиле или Родная речь ненависти

(4) Анна Нежинская. Церковь безмолвствует или Москва слезам не верит

(5) Протоколы сионских мудрецов

(6) Русский Хабад против американского: чей сильней?

Другие материалы автора:

  • Никогда вы не воскреснете
  • Иерусалим слезам не верит
  • «Нерусь»: имя врагов народа найдено
  • Православие и антисемитизм
  • Дискуссии не получилось
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?