Независимый бостонский альманах

КООПЕРАЦИЯ КАК СПАСЕНИЕ

11-09-2007

Давно начал задумываться над зыбкостью нашего жизнеобеспечения энергетическими и водными ресурсами и справедливостью ценовой политики по этим услугам в жилом секторе.

Поскольку новая власть начала прагматично и даже цинично заявлять о платности всех услуг без льгот, то нашим частным потребителям давно пора начать просчитывать расходы по всем услугам и начинать самим принимать меры к их уменьшению. Приведенные ниже расчеты показывают, что возможности по уменьшению расходов тут огромные.

Рассмотрение этих вопросов хочу начать с вопроса обеспечения водными ресурсами. Все примеры мы будем рассматривать по данным нашего города Кирова, но все это, в принципе, характерно для всех городов России.

  • Протяженность внешних сетей водопровода нашего города равна 770 км. Если учесть, что процент их износа около 75%, то, значит, их надо перекладывать. Сметная стоимость замены труб внешних сетей составляет 1500 руб. за 1 метр.

Отсюда, замена всех внешних водопроводных сетей будет стоить для жителей нашего города: 770.000 м х 1500 руб. = 1.155.000.000 руб.

  • Теперь перейдем к нормам расхода воды. У наших проектировщиков она установлена 300 литров на человека в день (это с учетом всех протечек и потерь внешних сетей). Проведу расчет для своего дома. В нем 58 квартир. В среднем, в каждой квартире живет 4 человека. Отсюда, расчетное дневное потребление всех жителей дома будет равно 300 л х 4 х 58 =69.600 литров, то есть почти железнодорожной цистерне в день. Не многовато ли?
  • Позвонил по жилищным кооперативам города, так как почти у всех их есть счетчики расхода воды на дом. Все назвали цифру расхода примерно 8000 литров в месяц на одну квартиру. Поскольку мы условились, что в одной квартире живет, в среднем 4 человека, то реальный дневной расход на одного человека в день (по счетчику) будет 67 литров. Таким образом, мы оплачиваем протечки внешних сетей городского водопровода по 233 литра на 1 человека в день. Число жителей, пользующегося услугами городского водопровода, примем, для нашего города равным 500.000 человек. Общая величина оплачиваемых протечек тогда получается 233 л. х 500.000 = 116.000.000 литров в день, а это 1664 цистерны воды, или 28 эшелонов.
  • Теперь подсчитаем, сколько мы переплачиваем за протечки, произошедшие не по нашей вине, в стоимостном выражении. По счетам ЖКХ за воду с нас берут по 130 руб. на человека, в месяц, то есть в день 3,25 руб. в день. Поскольку протечки составляют 233:300=0,77 или 77,7% от потребляемой воды в день, то сумма переплаты в день на 1 человека составляет 3,25 х 0,77 = примерно 2,5 руб. Таким образом, все население города ежедневно переплачивает за воду( 2,5 х 500.000) 1.250.000 руб., или 37.500.000 руб. в месяц, или 450.000.000 руб. в год. То есть, только за счет переплаты за протечки, с учетом всех накладных расходов, за три года можно переложить все водопроводные сети города, а если покупать трубы за границей, где при больших оптовых закупках идут огромные скидки, то и за два года.
  • Теперь подсчитаем, сколько мы переплачиваем за отопление и горячую воду. В среднем каждый житель нашего города платит за эти услуги 850 руб. в месяц, или 27,7 руб. в день. Протяженность тепловых сетей города 580 км. Сметная стоимость прокладки 1 метра теплотрассы сегодня составляет 20.000 руб., или 20.000.000 руб. за 1 км. Таким образом, для замены всех теплосетей города потребуется 20.000.000 х 580 = 11.600.000.000 руб. Огромные деньги! А сколько же там тепловых потерь? Примерно 50%, а сегодня, когда защитные листы теплотрасс из алюминия воруют «любители цветных металлов», наверно и больше. И, вообще, больших потерь трудно избежать, ввиду значительного расстояния от ТЭЦ до квартиры (законы физики не обмануть).

Тем не менее, мы оплачиваем потери в сумме 27,7 х 0,5 х 500.000 = 6.925.000 руб. ежедневно, или 207.750.000 руб. в месяц, или 2.493.000.000 руб. в год. Если этих потерь не избежать, то может быть лучше сделать автономное отопление и подготовку горячей воды с помощью двухконтурных газовых котлов, благо газ в городе есть.

Розничная стоимость одного, надежного в работе, импортного двухконтурного котла составляет примерно 200.000 руб. Таким образом, на сумму оплаты за годовые тепловые потери можно приобрести 12.465 котлов, а учитывая оптовые скидки примерно 25.000 штук. То есть, за год можно оснастить весь город такими котлами, что даст в дальнейшем огромную экономию при снятии обслуживания теплотрасс. Куда же девать тепло от ТЭЦ? Ведь законы физики не обмануть. Выход есть! Построить возле ТЭЦ теплицы и сделать их структурой энергетиков. Это даст им огромный доход и круглый год обеспечит дешевой пищевой продукцией жителей города, тем более, что наши энергетики хорошо знают как бороться с тепловыми потерями и не будут топить «атмосферу», как это делают сегодняшние владельцы городских теплиц, а опробованные разработки экономичных теплиц в стране есть.

  • Для того, чтобы избежать потерь воды можно в каждом квартале города сделать артезианскую скважину и снабжать чистой водой весь квартал, благо, в нашем городе, на глубине 50-60 метров, чистая вода есть практически везде. Обустройство такой скважины стоит примерно 100.000 руб. плюс 400.000 руб. на разное оборудование (насосы и т.п.), т.е. 500.000 руб.

То есть, сумма оплаты протечек воды (450.000.000 руб.) даст возможность обустроить скважины в 900 кварталах города, то есть закроет все проблемы с водой в городе, и, кроме того доставит в квартиру чистую питьевую воду. Это даст огромную экономию по эксплуатации сетей, которую, вначале можно использовать для создания в городе надежной системы ливневой канализации и замены труб и обустройства квартирных трубопроводов по новым технологиям, облегчив, в дальнейшем, их обслуживание, а сети можно использовать, например, для линий оптоволоконного кабеля.

Мы не будем задавать риторический вопрос, куда деваются деньги ЖКХ. Если общество не контролирует деньги, то чиновники будут крутить их так, как захотят.

Реализация всего изложенного выше ускорит объединение всех жителей кварталов города в квартальные потребительские кооперативы, где правление подотчетно общему собранию членов кооператива, а, затем и объединит весь город в союзах потребительских кооперативов, как это делается в скандинавских странах и государственная система ЖКХ станет ненужной.

Тогда и будет у нас настоящий («шведский») социализм, а не тот, который нам навязывали большевики. Ведь в потребительском кооперативе каждый его член имеет один голос, независимо от количества паев.

Отмечу, что деньги налогоплательщиков в Швеции расходуются, прежде всего, на содержание системы социальной защиты, заботливо опекающей каждого жителя этой страны с момента его рождения.

Все это достигается, в частности, благодаря сети кооперативов потребителей и их союзов, осуществляющих самоуправление и контролирующих всю сферу услуг, в том числе и ЖКХ.

Привлекательность использования механизмов потребительского общества заключается в том, что ЖКХ - очень сложная проблемная отрасль, но в то же время инвестиционная (каждый месяц население платит по счетам за услуги). Объединение всех участников ЖКХ обеспечивает консолидацию средств в одних руках, в одном Центре и использование этих средств не отдельно в ТСЖ, а на более обширной территории, с привлечением инвестиционных средств третьих лиц.

Потребительское общество имеет возможность создавать залогово-гарантийные фонды, выступать как инвестиционный объект не только на внутреннем, но и на международном рынке.

Потребительское общество действует и тогда, когда строится дом, и тогда, когда начинается его эксплуатация и когда жильцы покупают товары первой необходимости. Денежные средства населения собираются для будущих капитальных вложений или на ремонт жилого фонда, могут использоваться в форме капитализации, в каких-то долгосрочных программах, в приобретенных коммерческих, корпоративных ценных бумагах. Это также дает дополнительный доход, который можно использовать для развития жилищно-коммунального комплекса и обеспечения снижения тарифов.

Важно иметь в виду, что средства, которые собирает ТСЖ (товарищество собственников жилья) на содержание и эксплуатацию жилого фонда - облагаются налогом. А в системе потребительского общества они не облагаются налогом, что позволяет также экономить средства, которые также используются на развитие сферы ЖКХ и на снижение тарифов. Наконец, потребительское общество - это прозрачный механизм, контролируемый организацией. Имущество общества формируется из средств пайщиков и, соответственно, создает более демократичную форму управления (пайщик - один голос). Пайщик всегда может узнать в потребительском обществе, как используются его деньги, на какие целевые потребительские программы направляются, насколько правомерно и эффективно это делается.

Доходы, получаемые от этого, достаются и малообеспеченным людям, инвалидам, пенсионерам. Для таких категорий граждан вступительный взнос может составить 10 рублей в год. Выгодно участвовать в потребительском обществе и юридическому лицу - оно будет тратить средств на покупку продуктов, выполнение работ и услуг меньше, чем в коммерческих организациях. Выигрывает конечный потребитель.

Посмотрим, теперь нашу историю.

По числу кооперативов и членов в них Россия в начале XX века уже занимала первое место в мире. Столь стремительного роста не знала ни одна страна в мире. В канун 1917 года количество кооперативов всех типов приближалось к 50 000 (в том числе, 25 000 потребительских обществ, 16 500 кредитных кооперативов, 6000 сельскохозяйственных обществ). В них состояло около 14 миллионов человек. Количество кооперативов в России за первые 15 лет XX века увеличилось в 44 раза.

Наша губерния была, в то время, одной из самых богатых в России.

Вот статистические данные на 1.07. 1915 года («Вестник мелкого кредита», 1916, № 3, с.119-126). В Вятской губернии было 414 кредитных кооперативных товариществ, в которых участвовало 360.279 вкладчиков. Общая сумма вкладов равнялась 10.869.621 рублю. Если учесть, что один царский рубль по своей покупательной способности равнялся 2000 сегодняшних рублей, то вкладочный капитал вятских товариществ мелкого кредита был около 22 миллиардов современных российских рублей. По сумме вкладов наша губерния шла наравне с Херсонской губернией, куда входила богатейшая Одесса, которая к тому же была в то время свободной экономической зоной (порто-франко). Киевская губерния имела в два раза меньшую сумму вкладов, не говоря уже о Нижегородской.

Наш край был богатым за счет развития грамотно структурированной экономики на базе естественных производительных сил. В губернии в дореволюционное время вырабатывалось:

-древесной смолы до 1.000.000 пудов, т.е. до 16.000 тонн, или 200 железнодорожных цистерн по 80 тонн в год (4 цистерны в неделю);

  • древесного угля до 2.700.000 пудов, т.е. до 43.200 тонн, или 2160 вагонов по 20 тонн в год (6-7 вагонов в день).

Чистый сбор продуктовых хлебов и картофеля на душу населения составлял:

  • В Вятской губернии – 13,7 пудов.
  • В Полтавской губернии – 12,1 пудов.
  • В Орловской губернии – 11,6 пудов.

«Русская мысль», 1893, №10, с.59.

Полтавская губерния была в те годы одной из самых богатейших в Российской Империи, а Орловский чернозем считается лучшим в мире. Вот как эффективно работала вятская сельская кооперация.

Эта работа успешно продолжалась кооператорами и после революции, в 20-е годы прошлого века, когда в Вятке существовал «Вятсмоллессоюз», в структурах которого по всей губернии работало более 60 тысяч человек. Мелкие предприятия (артели) этого союза добывали более 4,5 тыс. тонн живицы в год (сегодня она практически вообще не добывается, а российские фирмы везут живицу и Чили и Малайзии). Штат управления союза в городе Вятке составлял всего 24 человека. Был еще и «Вятмаслосоюз», который объединял 116 артелей и 44000 частных молочных хозяйств, в которых работало около 70.000 человек, а управлялся вятской конторой со штатом в количестве 16 человек.

Вятские кожевенники перерабатывали в кожевенный товар сырые кожи лошадей, рогатого скота и оленей. Много сырья для вятских кожевенников и скорняков привозилось из Сибири и Средней Азии. Оттуда же везли и шерсть, из которой наши пимокаты изготовляли лучшие в России валенки. Особенно славились пимокаты из Кукарки (ныне –город Советск). И сегодня Кукарка известна благодаря своим кружевам, но мало кто знает, что до революции эти кружева изготовлялись из английской нитки и продавались, в основном в Лондоне. В Англии продавалось большинство вятских изделий из капо-корня (сигарницы, ящички для табака). Любопытно, что магазины, которым до революции наши кустари отправляли изделия из капо-корня, находятся по тем же адресам в Лондоне и поныне, только сегодня ничего туда не отправляется.

Российские ученые-экономисты разрабатывали планы развития кооперации на длительный период. Они считали, что кооперативная Европа должна быть не Европой кооперативно организованных фабрик и заводов, а должна стать Европой кооперативно мыслящих живых людей («Вятский кооператор», 1918, №1, с.1). Уровень кооперации населения в Вятской губернии был достаточно высокий. Журнал «Сельскохозяйственный кредит»(1924, №3,с.19) сообщал, что 98% населения Истобенской волости Орловского уезда состоит в трех кооперативах.

Такой уровень кооперации объяснялся еще и тем обстоятельством, что труд кустарей слабо оплачивался потому, что их изделия продавались по низкой цене. Дело было в скупщиках. Львиная доля барыша за проданные изделия переходила в руки скупщиков этих изделий у кустарей, которые за свой труд получали буквально гроши. Устранить это стало возможно только посредством создания кооперативных организаций и союзов, и открытия Московского народного банка с торговым отделом в Лондоне, который помогал нашим кооператорам завоевывать мировые рынки. Вятские купцы Кардаковы, например, значительную часть производимого их заводами овсяного толокна продавали в Англию («Клад», 1907, №4, с.78).

Мировая практика кооперации твердо установила, что каждая кооперативная ячейка бессильна внести серьезное изменение в положение кооператора. Сила кооперации – в объединении отдельных обществ в союзы и далее в мощную организацию, охватывающую всю страну.

Журнал «Вятский кооператор»(1918, №3, с.5) отмечал, что, как кооператоры, мы не имеем никаких санов и титулов. У нас есть только один чин, чин хорошего работника и этот чин должен принадлежать всем. Кооперация не знает политических партий. Она знает лишь две партии: партию людей живущих своим трудом и партию людей живущих чужим трудом.

«Крепостное право, - прозорливо писал еще в 60-х годах XIX века известный земский деятель А.М. Унковский, - глубоко пустившее корни во всех сферах русской жизни, проникло насквозь и служебную деятельность. Если уничтожить его в чистом виде, оставив все прежнее по-старому, это не будет уничтожением крепостного права, а только передачу его из рук помещиков в руки чиновников». Земцы считали, что необходимо «положить основание» самоуправлению через кооперацию.

В статье «Недруги русского народа» («Вестник Европы», 1907, №6, с.843), отмечалось, что проходили века, менялись события, росла культура, прогресс, увеличивались научные знания, но народ стоял вне этих благодетельных влияний. Как прежде, так и теперь, он постоянно недоедает, очень нередко голодает и верит в «нечистого» и домового…

Причины эти ясны и просты: первая – отсутствие образования и воспитания у народа, вторая – экономическая его нищета.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?