Независимый бостонский альманах

ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ БРЕДНИ

24-09-2007

В 2007 году в Альманахе «Лебедь» был опубликован ряд материалов, связанных с именем Владимира Маяковского. Один из авторов номинировал себя убеждённым противником этого поэта, не находя в его поэзии ничего гениального, и готовый перечеркнуть его имя и творчество за поддержку и воспевание преступного режима. Я был единственным автором, который сразу же парировал агрессивные наскоки и выпады против любимого поэта (см. 536). Меня поддержали...

Но оказалось (см. Гостевую книгу от 18 декабря 2007 года, 06:32:48 по Москве), есть человек, который убеждён, что «Маяковский сверхчеловек». Автором процитированного являетсчя Дмитрий Горбатов. Повёл он себя по принципу китайской философии: затаиться в кустах и наблюдать, как тигры рвут друг друга. А теперь он вдруг всполошился. Где Вы были, господин Горбатов, понимающий, как надо писать о Маяковском, когда поэта унижали и уничтожали?

Так в чём же – конкретно - дело? В № 553 опубликована моя статья о личности* Маяковского, на которую Дмитрий Горбатов откликнулся в привычном для него стиле и ключе: грубые и оскорбительные наскоки, гиперболизация, безапелляционность, алогичность.

*Здесь и далее все выделения сделаны мною.

В теории спора рекомендуется, прежде всего, договариваться о понятиях. В данном случае уместно напомнить о следующих:

«Онтология: раздел философии, учение о бытии..., в котором исследуются всеобщие основы, принципы бытия, его структура и закономерности» (Новый энциклопедический словарь, М., 2001);

«Компиляция (от лат. сompilatio, букв. – ограбление): составление сочинений на основе чужих исследований или чужих произведений без самостоятельной обработки источников; работа, составленнная таким методом» (там же).

«Стержень – предмет удлинённой формы, являющийся осью, серединой или основой чего-нибудь... (1); перен., чего. Основная часть, содержательный центр чего-нибудь (2)» (Толковый словарь русского языка, М, 1999).

«Низость - ... низкий, бесчестный поступок, низкие слова; низкий -... подлый, бесчестный... (выделяю только нужное – Е.Ш.)» (Там же).

Д.Горбатов утверждает, что статья «онтологически чудовищна». Во-первых, он весьма смутно представляет, что такое «онтология». Во-вторых, он и намёком не доказывает свой тезис. Следовательно, устраивает дымовую завесу, забрасывает глаза песком.

Он истерично возмущается: «он смеет писать так, словно это какой-нибудь просто человек». И опять-таки: во-первых, разрешение у Горбатого испрашивать не буду; во-вторых, смелости здесь никакой не надо, речь идёт об элементарном праве человека на свободу слова; в-третьих, Маяковский, как и все мы, просто человек – таким он себя и считал («а я человек, Мария,/ простой,... а я -/ весь из мяса, человек весь – тело твоё прошу...», Облако в штанах, 1914-1915): одна голова, мозг (тут не важно его качество и количество, а физическая и биохимическая сущность), два уха, два глаза, две руки и две ноги, та же физиология, тот же способ размножения, наличие далеко не идеального, просто обычного, темперамента и пр.; в-четвёртых, я ничего привлекательного в теории сверхчеловека не нахожу. Любопытно, о какой конкретно дюжине надлюдей вы пишите?

Вместе с тем, необычность и неисчерпаемость личности Маяковского в моей статье выделяется и подчёркивается постоянно. Из этого не следует, что Маяковский выпадает из ряда людей и возносится выше не на один порядок. Его главные качества – человечность, щедрость, доброта, честность, поэтический дар на уровне гениальности.

А далее начинается кривляние: упоминать рядом с именем Маяковского другие имена (перечисляется) – «значит без причины создавать шум в "железнодорожном буфете, ожидая транспорта на Бердичев"». Названные мною люди – носители многочисленных, уникальных фактов, источники объективной, исторической информации. Жаль, что самоуверенный и алогичный Д.Горбатов, не назвал свой перечень имён, достойных быть рядом с именем Маяковского. Вот это, действительно, был бы шум и смех – даже если бы эти имена были звонкими: Пастернак, Есенин, Шкловский, Чуковский, Ахматова, Цветаева... При помощи этих имён Маяковского не поднять до уровня его величия: не те свидетели, не те доброжелатели, не те родственные души.

Теперь начинается фиглярство другого рода: найти место Маяковскому среди узкого круга «фигур... класса светимости». Нет, с логикой у Дмитрия Горбатого – постоянно нелады. Моя статья – о Маяковском как о человеке (здесь он всякий: и привлекательно-прекрасный, и обыкновенно-неособенный), мне же навязывают другие темы: «Маяковский – сверхчеловек», «Маяковский фигура класса светимости», «Брико-катанянская мафия»...

Д.Горбатов исчерпал себя, истекая желчью: «Писать о Маяковском так, как Шмуклер, - всё равно что рассуждать о термоядерных процессах в недрах звёзд с точки зрения муравейников, пчелиных ульев или вороньих гнёзд. В высоком, сущностном смысле, это низость». А я скажу честнее: писать так, как пишет Горбатов, недопустимо, мерзко, отвратительно, позорно, подло. Тем более, что «товарищ» грезит о «высоком», «сущностном», не «низком». Совершенно очевидно, что мой оппонент абсолютно ничего не понимает в жизни звёзд – в сущности тех процессов, которые происходят в их недрах. Но он убеждённо сопоставляет, сравнивает, предполагает, допускает, важничает, пыжится. В Украине (да и в России) часто используется выражение – «прышый кобыли хвист» (приший кобилі хвіст -укр.) – «пришей кобыле хвост» («о совершенно ненужном, не имеющем отношения к делу»). На это и похожа аналогия, придуманная моим оппонентом. Иначе говоря. – «ни к селу, ни к городу».

Он всё время, начиная с 2006 года, попрекает меня: так писать нельзя! Пример стереотипного, шаблонного, трафаретного мышления. Ну, не нравится Дмитрию Горбатову, как я пишу. Так и скажи: господин Шмуклер, мне не нравится, как Вы пишете; вот, например, вы пишите, что..., я бы о том же самом написал так...; вот видите, насколько это лучше; Вы со мной согласны?; нет?; почему?

Пока что я вижу набор слов, неясность и необоснованность мысли, каламбуры, гримасничание, красование, выпячивание себя, словесный яд, злобу – просто словоблудие.

В другой тональности звучит фраза Михаила (со ссылкой на Гулико Махнадзе) от того же дня в 06:42:17: «Статья, добротная компиляция, читается с интересом». Кстати, очень важная, определяющая фраза (там есть и такой текст: «спасибо за отзыв о статье Шмуклера, так бы не прочитал»).

Для написания данной статьи нужны были только факты, официальные данные, воспоминания лиц, которые всегда или часто были рядом с поэтом – живые свидетели. Следовательно, чужими источниками, которые являлись бы исследованиями, изначально я не мог пользоваться. Все цитаты приводятся только по воспоминаниям. Посредников практически нет. Таким образом, компиляцией – в полном смысле этого слова - мою статью назвать нельзя. Кстати, в конце статьи есть указание на моё авторское право.

О Маяковском имеется огромная литература (большую часть которой я, естественно, не читал: читать надо было другое!). Есть фундаментальные работы, в том числе в своё время я упоминал о Юрии Карабчиевском, который перепахал и личность, и поэзию Маяковского (см. мою статью в № 536); есть свежая, многостраничная публикация Бенедикта Сарнова (кн. «Маяковский. Самоубийство», 2006). Но эти источники, мне известные, не были базовыми для реализации идеи – написать правдивую статью о Маяковском не о его творчестве, не о литературном процессе той эпохи, не о его месте в нашей новой жизни, а о самом обыденном, простом, человеческом без фантазий, домыслов, передёргиваний, шумов. Надо было провести собственное исследование-расследование, а для этого надо было обратиться к надёжным источникам информации, и рядом с Маяковским поставить людей из его окружения таких же достойных, как и сам поэт, способных высветить величие личности Маяковского, многократно оболганного, охаянного, униженного – как людьми из его эпохи, так и нашими современниками.

Блестящий, шедевральный словесный пируэт выдала Наталья Кожевникова: «Да пустая, суетная, поверхностная статья Шмуклера о Маяковском. Насквозь вторичная, из перьев, без стержня, да ещё и с глупостями». Понятно: использован метод наклеивания ярлычков – вместо полновесной, содержательной критики. Очевидная, можно с уверенностью сказать, эклектика. Тот случай, когда «смешались вместе кони, люди». А по существу – ахинея.

Из этого надёрганного набора слов выберём наиболее живое, содержательное – «стержень» (выше см. определение). Вот бы и написала мадам, что в этом материале (статье) нет стержня, а стержень, как известно, - это (и далее – по тексту). После данного тезиса, как известно любому логически образованному человеку, или человеку со здравым смыслом, должно следовать доказательство – через набор объективных аргументов (аргументы бывают и ложные). Этого нет, следовательно, приведенные слова – пустая болтовня, трепачество из нежности к себе самой.

А я элементарно докажу, что стержень есть, достаточно прочесть заглавие статьи, причём в статье – это и только это, и остальное работает на это. Вокруг этой ведущей, стержневой идеи и следует повествование. Такого объёма содержания (первичного, а не вторичного) по данному вопросу в короткой статье нет ни в одной из публикаций о Маяковском. Такое – сделано впервые! Это совершенно новаторская статья. Вы, Наталья, можете меня опровергнуть, но только выложив на стол что-то конкретное, убедительное, безусловное.

В статье сказано, что о женщинах Маяковского писать не буду, а если и назывались иные, то только для того, чтобы показать, каким он – Маяковский – парнем был. Первоосновой для подбора фактологической базы могли быть только материальные источники. «Маме сказала подруга...» - это не проходит. Это - держите при себе. Переписка Маяковского с Брик по поводу Брюханенко – основание для выводов: «Пожалуйста, не женись всерьёз, а то меня все уверяют, что ты страшно влюблён и обязательно женишься!» (Л.Брик – в письме).

У Маяковского было много женщин – и каждая из них от счастья близости с этим человеком могла забеременеть, в том числе и Брюханенко, но к делу это не имеет никакого отношения. И величие личности Маяковского сие никак не заслоняет. Брюханенко сама сделала свой выбор, Маяковский от неё не отвернулся. Но честно признался, что любит – только Лилю. И в предсмертной записке молил: «Лиля – люби меня». Так что глупости, мадам, пишите Вы, совершенно не понимая, как выстраивается логика статьи. И когда Вы говорите, что статья «пустая», мне становится Вас искренне жаль: другие говорят, что статья «добротная», «интересная», познавательная.

Так что, Vladimir, Вы прокололись, понадеявшись на авторитет Н.Кожевниковой. «Пара штрихов» оказалась элементарным логическим шумом, уводящим мысли автора далеко в сторону. Склоняя имя Брюханенко и опираясь на слухи, перечёркивая всё и вся, никакие точки или акценты расставить нельзя.

Вспомнились, в связи со сказанным, слова Маяковского (Стихи о Фоме, 1929 г.): «...Покажешь/ Фомам/ вознесённый дом/ и ткнёшь их/ и в окна,/ и в двери./ Ничем/ не расцветятся/ лица у Фом./ Взглянут и вздохнут: / «Не верим!» / Послушайте, / вы,/ товарищ Фома! / У вас/ повадка плохая./ Не надо/ очень/ большого ума,/ чтоб всё/ отвергать/ и хаять».

Давно заметил, что объективным, непредвзятым, разумным в оценке моих работ и работ других авторов всегда бывает Vlad. И он не согласен с Д.Горбатовым и Н.Кожевниковой (18 дек. 2007, 23:56:38). Вот что он пишет: «Статья, как статья. Ефим Шмуклер не профессионал*. Написал и за это спасибо. Чувствуется, что автор очень любит Маяковского, защищает его от всяких нападок. Я прочёл с интересом и многое узнал для себя. Я не знаю, что значит «онтология чудовищна». Нормальная статья. Ничего предусудительного я в ней не нашёл. Оставьте автора Е.Шмуклера в покое!

Спасибо, Vlad!

*Владу и Ко. Относительно «профессионал-непрофессионал». В одной из своих первых статей я по этому поводу объяснялся. Журналистикой я занимаюсь уже более сорока лет (параллельно с основной профессией). Был научным корреспондентом (всесоюзный масштаб), внештатным корреспондентом в одной из газет, публиковался во многих газетах и журналах всех уровней, занимался редакторской работой (а по части знаков препинания – пунктуация могу соревноваться с любым профессионалом); в первой статье о Маяковском заявил, что его литературным творчеством пусть занимаются специалисты (NB!). И если я о чём-то пишу (диапазон тем у меня, как вы могли заметить только по публикациям в «Лебеде», широкий) , то чувствую себя вполне компетентно. Так что на сегодня никакой тайны в этом вопросе нет. Поэтому впредь, Влад, имейте это в виду.

Надо ещё отметить добросовестность и тщательность (см. отповедь Влада недоброжелателям – 19 дек. 2007 г., 00:13:17). Он даёт развёрнутое научное толкование понятия «онтология» и задаётся прямым вопросом: «Какое отношение имеет раздел философии – онтология – к статье Е.Шмуклера?» И далее фиксирует своё недоумение: «Зачем все эти заумности?» И полное совпадение с моим знанием и ощущением: «Д.Горбатов, как обычно, в своей манере». Отличное знание повадок конкретного человека! И, наконец, обычное здравомыслие: «Захотелось автору написать о Маяковском, выговориться, поделиться своей информацией, он это сделал. Скажем ему за это спасибо!» Завершает Влад свою краткую речь пафосно: «Руки прочь от фаната В.Маяковского Е.Шмуклера!». Нет, не фаната - любимого поэта!

Опять-таки, благодарен Владу, но внесу некоторую ясность. Я, действительно, любя Маяковского, никогда не стал бы о нём писать, если бы поэт на глазах у русскоязычной общественности не был оболган. Было опубликовано две статьи (№№ 536, 538, но работа не была завершена; только сейчас, окончательно определившись с нужным аспектом, удалось полномасштабно показать Маяковского в его личностном плане. Получился такой концентрат, который Кожевниковым, Горбатовым (при всём их писательском опыте!) и их адептам осмыслить не по силам, как бы они ни пыжились, ни гримасничали, ни злобствовали, ни кривлялись, ни выпендривались, ни умничали, ни хорохорились, ни, ни, ни.

Я, вслед за Маяковским, могу сказать: вот вам, господа, моё «стило» и статью о личности Маяковского «можете писать сами» (Разговор с фининспектором о поэзии, 1926).

Посмотрим и определим меру вашего таланта и компетентности. Вот уж вы покажете, КАК надо писать! Если позволите себе словесные выкрутасы, то предупреждаю: так писать нельзя! Чётко, ясно, понятно, конкретно, без компостирования мозгов – так можно и нужно. Примером аномального писания могут служить приведенные тексты Д.Горбатого и Н.Кожевниковой.

За работу, господа-товарищи критиканы! (Не забудьте, что название Ваших материалов должно соответствовать названию моей статьи! Не подменяйте тему!)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?