БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ

27-01-2008

Несмотря на интригующую экстравагантность ситуации и непомерный шум, поднятый по поводу самовыдвижения Левона Тер-Петросяна на пост президента Республики Армения, серьезному исследователю анализировать его шансы вернуться в покинутый когда-то президентский дворец нет никакого смысла, поскольку практически они равны круглому нулю. Но несомненный социологический интерес представляет сугубо человеческий, психологический аспект поведения политического деятеля, которому предназначено остаться в истории в качестве первого президента независимой Армении. Вряд ли результаты такого анализа воодушевят уважаемого Левона Акоповича, но тут уж ничего не поделаешь – он сам своим неадекватным поведением принуждает взяться за перо.

Когда в 1997 году Тер-Петросян, громко хлопнув дверью, покинул президентский дворец, мне невольно припомнились меланхолические слова очевидно уже готовящегося в свой последний путь Мишеля Монтеня: "Если мне удастся, я очень постараюсь, чтобы моя смерть не рассказала обо мне больше, чем моя жизнь". Я подумал тогда, что это точное и очень тонкое замечание стареющего философа в еще большей степени применительно к смерти политической. Многие умудренные немалым политическим опытом и в общем заслуживающие за свои дела уважения государственные деятели серьезно дискредитировали себя, не найдя силы достойно уйти с политической арены. И мне пришлось с горечью констатировать, что к их числу истории, наверное, придется отнести и первого президента Республики Армения Левона Тер-Петросяна, которому явно не хватило величия души, да и простого, «от земли» патриотизма, чтобы, уходя, в сердцах не сделать резких опрометчивых шагов, не нанести ущерба своей родине, государству армянскому. Громкое и, наверное, не до конца продуманное (по крайней мере, тогда хотелось так думать) заявление уходящего президента о том, что ему на смену к власти идет партия войны, еще долго могло довлеть над имиджем нового руководства Армении, давая возможность нашим недругам ссылаться на авторитет первого президента Армении, каким бы, на самом деле, ни сложилось это руководство по своему составу и каких бы политических взглядов в реальности ни придерживалось бы.

Моментальное, вследствие этого заявления, крушение политического и чисто человеческого имиджа самого Тер-Петросяна (вот ведь какие злые случаются в жизни инверсии!) было тем более обидно, что дотоле армянский народ мог вполне законно гордиться своим первым президентам, несмотря даже на его многочисленные ощутимые ошибки.

Десять лет молчания создавали иллюзию, что не совладавший под впечатлением неблагоприятного момента с нервами Левон Тер-Петросян осознал-таки ответственность перед историей и перед армянским народом и далее останется на высоте своего положения, обязывающего блюсти честь и достоинство Первого президента Армении. Увы, атавистическое стремление к власти, заложенное, по-видимому, во всех нас самой Матерью-Природой, в конце концов, оказалось сильнее аналитических способностей и этого незаурядного человека. Натура победила здравомыслие. Увы.

Отслеживая поведение бывшего президента и прослушивая его пространные митинговые речи, порой начинаешь сомневаться: тот ли это уравновешенный и расчетливый политик, который в свое время сумел утвердиться на вершине власти в бурлящей Армении и аккуратно провести неопытную, обескровленную республику между Сциллой экономического коллапса и Харибдой гражданской и национально-освободительной войн? Неужели умудренный немалым политическим опытом Тер-Петросян за десять лет затворничества превратился в до такой степени наивного человека, что мог поверить, будто в повторных президентских амбициях его могут поддержать те самые дашнаки, которых он, в бытность свою президентом, безо всяких оснований заключил на долгий срок в тюрьму, или Раффи Ованесян, которого он без лишних реверансов отправил в отставку за одно лишь неосторожное (но справедливое) высказывание в Стамбуле, или тот же Вазген Манукян, у которого он, пользуясь силовыми методами, беспардонно похитил победу на президентских выборах 1996-го года?

Но что более всего поразило лично меня в последних выступлениях бывшего президента, что ужасно резануло мой уже ко всему привычный слух – это его лексика. Непотребная, едва ли не бранная, базарная лексика «по понятиям». На таком языке не может говорить серьезный политический деятель, это язык, свойственный той оппозиции, которую повсеместно принято называть маргинальной. И сегодняшнее откровенно маргинальное окружение ЛТП на подиуме Площади Свободы лишь подтверждает печальную трансформацию былого кумира народных масс. (Ах, как давно это было!) Переход бывшего руководителя государства в разряд маргинальной оппозиции – явление, возможно, уникальное в истории, но это не та уникальность, которой когда-либо сможет гордиться армянский народ.

Вообще, мое глубокое убеждение состоит в том, что оппозиция маргинальна ровно в той степени, в какой маргинальна сама власть. Обратите внимание, что в демократических странах самого понятия «оппозиция» в нашей интерпретации не существует вовсе: имеются просто различные политические партии, в той или иной степени, в том, или ином качестве участвующие в процессе управлении страной. Не случайно, например, в Англии придумано анекдотическое словосочетание – «оппозиция ее величества».

К чести армянской системы власти на ее политическом поле присутствует не только маргинальная оппозиция; есть вполне здоровые и адекватные самому понятию оппозиционные силы. В качестве примеров можно привести хотя бы уже упомянутые фигуры: многоопытного Вазгена Манукяна (характерно, что он был так же возмущен непотребной лексикой Тер-Петросяна), вполне респектабельного Раффи Ованесяна, или же стойких и последовательных дашнаков, не теряющих своего лица ни под воздействием жестоких и несправедливых репрессий, ни под звуками медных труб столь сладостной и столь же легко развращающей власти.

Каким же образом столь искушенный политик, вдруг оказался в лагере маргинальной оппозиции? Что им могло двигать? И неужели он до такой степени потерял чувство реальности?

Вспоминается хрестоматийное: «Ты удивительно поглупел, Пентуэр, с тех пор как стал заниматься политикой на свой страх и риск». Инверсии фатально сопровождают Тер-Петросяна с того памятного дня, когда он покинул президентский дворец; вот, и в этой классической фразе очевидно приходится менять несущий глагол на противоположный по смыслу – «перестал заниматься».

Но было бы слишком просто приписать сегодняшние, прямо скажем, непонятные, совершенно бесперспективные шаги бывшего президента исключительно торжеством самого распространенного человеческого порока; есть и более глубокие причины, обусловленные имманентно присущими нашему первому президенту личными качествами.

Здесь, в Лос-Анджелесе, где пишутся данные строки, развернута довольно крикливая (под стать лексике самого героя) кампания в поддержку Тер-Петросяна; из пяти постоянно действующих в мегаполисе армянских телевизионных каналов два ведут энергичную пропаганду в пользу бывшего президента, три других – сохраняют полный нейтралитет, несмотря даже на то, что один из них (и самый авторитетный) принадлежит партии «Дашнакцутюн», имеющей, как известно, собственного кандидата в президенты. Мне недосуг разбираться, кто и с какой целью организовывает и финансирует эту бесполезную возню (как известно, за пределами Армении голосование отменено), но не могу не отметить, что определенное воздействие на умы здешней диаспоры (значительная часть которой приехала сюда не из терпетросяновской Армении) она оказывает. Один из близких знакомых, наслушавшись этой пропаганды, задал мне сакраментальный вопрос: «А собственно, что ты имеешь против Левона?» Однозначный ответ на этот вопрос был готов у меня с 1993 года, потому я ответил, не задумываясь: «Он не любит и не уважает свой народ». В сущности, в этом и есть корень всех проблем Тер-Петросяна – как внешних, связанных с его отношениями с окружающим миром, так и, не сомневаюсь, сугубо внутренних, подсознательных, экзистенциальных, если хотите. Ибо человек, не способный проникнуться уважением к окружающим его людям, не может, по большому счету, сохранить и самоуважение, как бы он ни пыжился и ни раздувал свои хорошо выбритые, припудренные щечки. Ведь, уважение никогда не бывает улицей с односторонним движением, каковой может быть, например, любовь. Глядящий с презрительным прищуром на окружающий мир человек очень скоро обнаруживает, что и мир отвечает ему таким же презрением, и с этого момента у него неизбежно происходит драматическое раздвоение личности, практическим проявлением которого и может быть то неадекватное поведение, которое демонстрирует нам сегодня отнюдь не глупый по своей природе человек.

И как бы ни были велики иные ошибки и преступления (в политике – вещь обычная) Левона Тер-Петросяна, его органическая несовместимость с высшей государственной должностью в Армении обусловлена прежде всего его негативным, недоброжелательным отношением к народу, которым он жаждет управлять. Не могу здесь не отметить, что уничижение собственного народа по всякому поводу и безо всякого повода, вообще, является одной из самых удручающих и самых вредоносных национальных черт армян. Очевидно, потребуется кропотливая работа нескольких поколений преисполненных глубоким чувством собственного достоинства культурных армян, чтобы окончательно изжить эту ядовитую бациллу из генов нашего народа. Надо ли говорить, что совершенно неприемлемо, когда этой ядовитой бациллой поражен сам руководитель государства! Даже сейчас, обращаясь к народу с едва ли не слезной просьбой вновь оказать ему доверие, бывший президент не удержался от нескольких ехидных замечаний в адрес этого народа. Складывается такое впечатление, что он даже не понимает, как глубоко оскорбляет свой народ, когда упоминает всуе его трехтысячелетнюю историю, или когда спесиво втолковывает ему азбучные истины и менторски наставляет на ум. И как глубоко оскорбляет тем самым он самого себя.

Не думаю, что есть необходимость отдельно доказывать истинность тезиса об отношении Тер-Петросяна к своему народу: достаточно пролистать подборки газет периода его правления в Армении, чтобы убедиться, что более всего практически все слои населения были оскорблены не тяжелыми условиями жизни, с которыми терпеливый и все понимающий армянский народ мог вполне примириться, а именно высокомерным и неуважительным к себе отношением со стороны спесивого лидера.

Также нет никакого смысла разбирать «по косточкам» последние выступления Тер-Петросяна: при всей их пространности в них мало логики и доброкачественной полемики. Обращает на себя внимание, как тщится он доказать, что его апокалипсические предсказания так или иначе сбываются, что Армения находится на грани краха, в то время как ее противник шагает к процветанию и всемогуществу семимильными шагами. Ах, как радостно бы потирал он руки, окажись его прогнозы на самом деле верными! Вот, ведь как псевдопатриот превращается в фактического врага собственного народа! Это происходит неизбежно, когда человек влюблен исключительно в самого себя: едва народ отказывает ему в доверии, его пылкая «любовь» к этому народу сразу же трансформируется в неподконтрольную ненависть. Очень грустно об этом писать, но приходится.

(Заметим в скобках, что согласно последним данным ООН по уровню человеческого развития (это интегрированный показатель, учитывающий такие факторы, как продолжительность жизни, размер ВВП на душу населения, а также положение в области прав человека и возможность участия в общественной жизни) Армения занимает 83-ье место, Азербайджан (со всеми своими нефтедолларами) – 98-ое, Грузия – 96-ое.)

На этом можно было бы поставить точку, но я не могу и не хочу быть односторонним. Пусть кому-то это покажется противоречивым, но несмотря на все изложенное, я считаю своим долгом также и поддержать реноме Первого президента Республики Армения. Не только и не столько потому, что этот человек руководил государством в течение восьми лет, и уже одним этим приобрел определенный статус, но, главным образом, потому что было бы в высшей степени несправедливо не признавать его выдающуюся роль в становлении молодой армянской государственности, в сохранении гражданского мира в стране в тяжелейшие годы неразберихи и хаоса, а также в деле победы в войне с сильным и коварным противником. Потому, отвечая на упомянутый выше вопрос о том, что я имею против Тер-Петросяна, я прежде всего отметил его заслуги перед армянским народом, и лишь потом сказал все остальное. И если первую часть я излагал с воодушевлением, то вторую – с болью в сердце. Но что поделаешь – белой и черной краской в тех, или иных пропорциях, очевидно, окрашена жизнь каждого человека, и президент – не бог, а только человек, простой смертный, всего лишь один из нас, пусть сам он так и не считает. И проживает он всего одну жизнь, как я, или ты, мой дорогой читатель, будь он даже Александр, Иосиф, или Адольф.

Сделать однозначно оптимистический вывод из всей этой истории помог случай. Недавно мне довелось посмотреть фильм Андрея Кончаловского, посвященный Гейдару Алиеву и вообще Нагорно-Карабахскому конфликту. Здесь не место анализировать этот одиозный фильм и гадать, за какие коврижки сумели азербайджанцы прикупить никак не обделенного богатством, или (если верить его бахвальству) вниманием женщин «звездного» режиссера. Просто после просмотра фильма мне поначалу стало как-то очень обидно, что про Левона Тер-Петросяна никак не получится снять нечто подобное, при том, что личных достоинств и заслуг перед своим народом у нашего первого президента было никак не меньше, чем у Гейдар-бабы. Последующие хладнокровные размышлении, однако, сконцентрировали мое внимание на совсем ином аспекте данного вопроса.

Не может быть никаких сомнений в ценности того качества нашего народа, которое не позволяет ему обожествлять своих лидеров (а только на этой основе могут сниматься подобные фильмы), ибо здоровый его нигилизм есть необходимая база для построения действительно демократического общества, в котором личность, при всех своих заслугах и выдающейся роли в истории, остается в глазах общества тем, что она есть на самом деле - всего лишь человеком, простым смертным со своими слабостями и ошибками и извиняющейся улыбкой. Черчилль в своем поражении на парламентских выборах сразу после победоносной войны нашел также повод для оптимизма, вспомнив известное изречение древних о том, что подлинно сильная нация не признает своих героев.

Отсутствие национальных идолов имеет и то несомненное преимущество, что лишает недругов возможности потешаться над ними, примерно так же, как способность человека к самоиронии лишает его врагов возможности подшучивать над ним. И, наверное, мы более всего имеем право гордиться именно тем, что никогда ни о каком лидере Армении не будет снят подобный лакейский фильм, и никогда не будут торчать их непонятные памятники во всех выставленных на продажу уголках белого света, так же как не будет на них (диалектика!) и злых карикатур, имеющих смысл только, когда на эти карикатуры следует соответствующая острая реакция возмущенных народных масс, выходящих на улицы с фанатичными проклятиями на устах и с обнаженными мечами в трясущихся руках. Благодарение богу!

Засим сегодняшнее неадекватное поведение первого президента Армении должно восприниматься вполне буднично. Простим ему его человеческие слабости. Он давно заслужил свой достойный покой.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?