Независимый бостонский альманах

В ИПОСТАСЯХ

30-03-2008

В 1976 году в центральной прессе промелькнуло сообщение о том, что в соответствии с рассмотрением материалов уголовного дела, некто Юхновский - гитлеровский палач, который долгое время скрывался под именем Александра Мироненко, приговорен к смертной казне через расстрел.

Это произошло через 30 лет после того, как отгремели последние залпы Великой Отечественной. Сейчас Управлением ФСБ по Москве и Московской области рассекречены материалы этого уголовного дела, что позволило расставить все точки над «i», проследив вслед за сотрудниками спецслужб путь предателя, почти всю войну отслужившего в карательном немецком органе ГФП-721 – тайной полевой полиции.

После войны он успешно переписал свою биографию, стал старшим редактором издательства Министерства гражданской авиации и готовил очерки о подвиге советского народа в Великую Отечественную войну, притом факты изложенные в очерках полностью соответствовали действительности, а автор архивами не пользовался, да и к чему(?), ежели был их фактическим участником с вражеской стороны. В 1965 году он даже стал кандидатом в члены партии. Вот тогда и случилась первая осечка. В 1975, партком потребовал от него документально подтвердить получение ордена «Славы» и медалей, о чем Мироненко ранее заявлял. Проведенная проверка выявила расхождения в двух собственноручно написанных им автобиографиях: в одной он писал, что служил в Красной Армии с начала войны, в другой — что до призыва (до 1944 г.) находился в оккупации на Украине. Так постепенно начинает раскручиваться клубок, который в итоге приведет седовласого заслуженного редактора и ветерана Мироненко к молодому Юхновскому избивавшему и расстреливавшему собственных сограждан.

Распутывая этот клубок оперативники и следователи проехали по 44 населенным пунктам, опросили множество людей, потратили уйму сил и времени и смогли воссоздать не только жизненный путь Мироненко-Юхновского, но и кровавый путь тайной полевой полиции, действовавшей на Украине. В архивах ГФП-721 сохранились копии донесений в которых немцы фиксировали, сколько людей арестовано, допрошено, избито и казнено. Пришлось выдержать и самый настоящий поединок, в который превратились сначала беседы, а потом допросы Мироненко. Из помещенных в книге фрагментов допросов хорошо видно, как медленно, отступая шаг за шагом, под напором неопровержимых улик Мироненко признавал свои злодеяния. Сначала все отрицал, потом признался, что состоял в тайной полиции, но лишь в качестве переводчика. Утверждал, что никогда не участвовал в избиениях, но потом нехотя признавал, что может быть кого-то «подтолкнул ногой», или пару раз ударил. Поначалу отрицал, что присутствовал при расстрелах, но потом, признавая это, оговаривался, что сам не стрелял.

Вышеописанные события, легли затем в основу для написания трех книг:

  • Феликс Владимирова. «Цена измены», об описании преступлений совершенных Мироненко-Юхновским.

 

  • Генрих Гофман. "Сотрудник гестапо", о подвиге разведчика Леонида Дубровского.

 

  • Андрей Медведенко. «Нельзя не вернуться», о забытом подвиге Льва Моисеевича Бреннера, который и действовал в тылу врага – в подразделении тайной полиции ГФП-721 под фамилией Дубровский.

 

Все перечисленные произведения несут в себе элементы далеко выходящие за рамки подобного литературного жанра. Это, скорее романы-хроники, написанные в почти забытом ныне жанре политического детектива, основанный на реальных событиях и представляющий собой замечательный пример работы целой группы профессионалов.

Раиса Наумовна Бреннер тихими вечерами вновь и вновь перебирала фотокарточки и последние извещения о своих сыновьях. «Ваш сын Бреннер Наум Моисеевич, 1922 года рождения, находясь на фронте, погиб 26 января 1943 года смертью храбрых». «Ваш сын, рядовой Бреннер Борис Моисеевич, 1924 года рождения, находясь на фронте, пропал без вести в августе 1943 года». «Ваш сын, техник-интендант 2-го ранга Бреннер Лев Моисеевич, 1920 года рождения, пропал без вести в апреле 1942 года». Она брала его фотографию. Высокий, стройный, с пышной шевелюрой, античным лицом, ямочкой на подбородке. И слёзы застилали глаза: «Где ты, Лёвушка?» Все три сына пошли на фронт и не вернулись! Как, где погибли? Лишь в 1976 году получила справку:

«... Выдана гражданке Бреннер Раисе Наумовне в том, что её сын Бреннер Лев Моисеевич, 1920 года рождения, в сентябре 1943 года погиб при выполнении задания командова
ния Советской армии в тылу противника.

Как он попал в тыл противника, как погиб – ничего не известно».

Оказывается, Лев ходил в разведку под именем «Леонид Дубровский». Это о его подвиге в газете «Труд» писал заместитель председателя КГБ генерал Цинев. Да, Лев Бреннер не должен оставаться в забвении! «Никто не забыт, ничто не забыто!» Эта красивая присказка – ложь! Тысячи героев остались неизвестными, их подвиги забыты

Пусть осветится жизнь и подвиг одного из них.

Сын командира партизанского отряда Байтмана, погибшего от рук банды Булак-Булаховича за месяц до рождения Лёвы, он был усыновлён М. И. Бреннером, вместе с которым мать переехала из Мозыря в Москву. Здесь закончил школу, поступил во Второй Московский институт иностранных языков. Как очень одарённого, в 1939 году его переводят на военный факультет, где он специализируется в немецком языке. Грянула война, и в первые дни он был направлен на фронт переводчиком.
Начинается его «одиссея». Дважды попадает в окружение. Плен. В лагере военнопленных признался, что владеет немецким языком, и был назначен переводчиком.

Бежал из плена. Перешёл линию фронта. Командованию нужны были разведданные о расположении противника, и Льва отправляют в разведку в форме немецкого солдата. Через пять суток он вернулся обратно. Принесенные им сведения помогли освобождению Морозовска и Белой Калитвы (Ростовская область).

В феврале 1943 был освобожден Ворошиловград. Но под городом немцы создают прочную оборонительную линию. И лейтенанта Бреннера снова направляют в разведку, со связным – подростком Витей Пятеркиным. Снова рейд по тылам.

В кармане удостоверение переводчика Чернышевской комендатуры где он находился короткое время. До поры, до времени оно выручало. Но вот арест, жесточайшие пытки. Гестаповцы заподозрили в нём разведчика. Однако, справившись о нём в комендатуре, перемещенной на другой участок, поверили Леониду Дубровскому таким именем он назвался, попав в плен. Его передали представителю тайной полевой полиции ГФП–721 Рунцхаймеру. Тому нужен был переводчик, а Лев разговаривал на берлинском диалекте!
Штаб тайной полевой полиции ГФП–721 на тот момент находился в Сталино (Донецк), а в Кадиевке, куда направили Льва, было его отделение. Это было подразделение, занимавшееся контрразведкой и карательными операциями в Донбассе. И в этом логове в мундире гестаповца оказался советский разведчик!

Всего три месяца Льву удалось там продержаться, после чего наступил провал.

За это мизерное время он наладил связь с подпольем, уничтожил ряд заявлений предателей, спас в Кадиевке целую партизанскую группу под руководством Кононенко, помог многим избежать ареста или угона в Германию, фабрикуя фальшивые документы, а главное – сумел передать советской военной контрразведке сведения о 136 сотрудниках и агентах гитлеровцев, в том числе засланных в советский тыл. Всего 23 года исполнилось Льву Бреннеру, когда он измученный жесточайшими пытками, был расстрелян в Днепропетровской тюрьме в период отступления оккупантов. Настоящую фамилию Льва удалось установить следственным отделом КГБ в рамках расследования уголовного дела Мироненко-Юхненко, при опросе работника Ворошиловградского обкома В. И. Потапова, который в 1943 году, будучи капитаном, провожал Льва Бреннера вместе с Витей Пятеркиным к передовой для перехода в тыл врага. Он передал его последний привет матери: «Каких-либо документов Льва у меня нет. Но его слова: «Я сделаю все, что в моих силах, для победы над врагом», – я запомнил на всю жизнь.

Его просьбу, по возможности, передать горячий привет матери и отцу, выполняю через четверть века»...
Раиса Наумовна за сына получала пенсию в размере 39 рублей 93 копейки.

Когда стал известен подвиг сына, пенсия увеличилась до 70 рублей. Но сообщение об этом уже не застало ее в живых.

Вторым разведчиком, работавшем во вражеском окружении, в команде ГФП-721, был кандидат наук Игорь Харитонович Аганин проживавший в Москве. Этот удивительный человек докладывал за линию фронта о списочном составе команды ГФП-721, рассказывал о порядках в тайной полевой полиции, о зверствах, чинимых гестаповцами, о полицайкомиссаре Майснере, о Рунцхаймере, о следователях ГФП-721. Не забыл он упомянуть и о Дубровском.

- В ГФП мы встречались с ним часто,- рассказывал Аганин.- Иногда беседовали, казалось бы, по душам. Оценивая своих сослуживцев по ГФП, я не раз размышлял и о Дубровском. Тогда я не мог понять, что заставило этого молодого, умного и красивого
человека предать Родину, пойти в услужение к гитлеровцам.

Даже когда его расстреляли немцы, я считал, что его подвело знакомство с подпольщиками. О том, что Леонид Дубровский был советским разведчиком, я узнал только после войны.
- Игорь Харитонович,- спрашивали его современники,- а вы сами кем были в этой пресловутой ГФП-721?
- Я-то? - Ироническая улыбка растеклась по лицу Аганина.- Я заведовал канцелярией в ГФП-721, и был тем самым Георгом Вебером, о котором известно узкому кругу из архивных документов.

Настоящий Георг Вебер покоился в русской земле, которую он так страстно хотел завоевать по воле своего обожаемого фюрера. А советский патриот Игорь Харитонович Аганин работал под его именем в ГФП-721.

Как не парадоксально, но в произведении Генриха Гофмана "Сотрудник гестапо", где описывается подвиг Льва Бреннера, его подлинная фамилия не упоминается, как для писателя, так и для читателей он так и оставался обезличенным Леонидом Дубровским, и только после расследования материалов уголовного дела по Мироненко-Юхновскому, было восстановлено подлинные имя и фамилия героя, что и было положено в основу произведения Андрей Медведенко «Нельзя не вернуться»..

Из протокола судебно-медицинской экспертной комиссии.

 

В страхе перед ответственностью за свои неслыханные злодеяния, немцы перед бегством из города в течение пяти дней подрывали шахтный конер и бетонированную шейку ствол, чтобы завалить его и тем самым скрыть следы своих массовых, зверских расправ над советскими людьми. С 17. 01 по 23.01.

1944 года бригада горноспасателей в количестве 13 человек в присутствии членов комиссии и множества жителей, окружающих поселок, произвела извлечение трупов на поверхность. Всего было извлечено 112 трупов для судебно-медицинского исследования и установления причин смерти. Целые трупы удалось извлечь лишь из верхней части ствола, последующие слои лежащих в шахте трупов представляют собой отдельные части тел

Заключение.

 

Произведенные судебно-медицинские исследования 112 трупов, извлеченных из шахты 4-4 бис в городе Сталино (Донецк) с глубины 65 метров установило:

1. Среди извлеченных трупов имеются трупы мужчин в количестве 61, женщин в количестве 23-х и детей в возрасте от 10 до 18 лет в количестве 7- в 21 случае, в связи с обнаружением только отдельных частей трупов, пол установлен не был.

3. На 47 трупах или их частях никакой одежды не установлено, на остальных трупах одежда представлялась виде истлевшей ткани белья, платья или брюк и только в отдельных случаях можно было видеть верхнюю одежду в более или менее сохранившемся виде, что имело место при наличии одежды из плотной ткани (одежда военного образца, спец-одежда).

5. На всех трупах отчетливо выражены явления мацерации, а на ряде трупов также и образование жировоска, что указывает на длительное пребывание трупов в воде или во влажной среде.

7. На черепах имеются повреждения двух родов: огнестрельные и от тупого орудия, при чем на значительном большинстве черепов повреждения являются однотипными, с большим разрушением лицевой части черепа. В 54 случаях, трупы были извлечены из шахты без черепов.

8. На большом количестве трупов (53 из 112) имеются переломы верхних и нижних конечностей с раздроблением костей и дробление костей таза- на 20-ти трупах установлено наличие множественных переломов костей скелета.

9. В 9-ти случаях обнаружены трупы с руками туго связанными за спиной проволокой или веревкой.

10. В 5-ти случаях установлено связывание по два и три человека вместе.

Детальное исследование 14-ти черепов показало, что на 12-ти из них имеются огнестрельные ранения, в одном случае установлено наличие повреждений нанесенных остроколющим орудием и тупым предметом с ограниченной поверхностью. Один череп настолько раздроблен, что установить характер повреждений не представилось возможным. В одном случае огнестрельное ранение головы сочетается с повреждением костей черепа каким-либо тупым твердым предметом, имеющим ограниченную поверхность.

Характер разрушений костей черепа, а также наличие дополнительных факторов заряда (копоти) на костях в области входного отверстия указывает на то, что выстрелы производились в полный или неполный упор из огнестрельного оружия с большой силой боя.

Направление пулевых каналов во всех исследованных случаях (за исключением одного, где выстрел произв
еден в височную область) сзади на перед, что указывает на то, что выстрелы производились сзади, причем взаиморасположение входных и выходных отверстий дает основание считать, что в момент выстрела голова была наклонена вперед и вниз, с подбородком, приведенным к верхней части груди.

На основании всего изложенного выше, судебно-медицинская экспертная комиссия приходит к следующему заключению:

1. На шахте 4-4 бис производилось массовое истребление советских граждан, при чем в последний период немецкой оккупации основным способов умерщвления являлись расстрелы в затылочную область головы.

2. Обнаруженное на костях черепа вдавление с трещинами, при наличии огнестрельных отверстий свидетельствует о том, что предварительно или одновременно с огнестрельным ранением был нанесен удар по голове тупым твердым предметом.

3. срок пребывания трупов в шахте 4-4 бис, извлеченных из верхних слоев человеческих тел, заполнявших шахту, определяется в 6-7 месяцев.

4. Установленные множественные переломы конечностей и других костей скелета, а также в отдельных случаях костей черепа, могли образоваться при падении тел в ствол шахты в результате удара о стены и металлические конструкции.

5. Наряду с истреблением гражданского населения – мужчин, женщин и детей, умерщвлению подвергались также и пленные военнослужащие Красной Армии.

6. Способ расстрела на шахте 4-4 бис – выстрелом в затылок идентичен способу умерщвлению советских граждан фашистскими захватчиками в других городах СССР, временно находившихся под немецкой оккупацией, как например, в Смоленске, Харькове, Орле, Краснодаре, Воронеже.

7. Что касается общего количества трупов замученных советских граждан, могущих находиться в шахте 4-4 бис, то точный подсчет этого количества произведен быть не может, однако, учитывая срок, в течение которого шахта заполнялась трупами (с декабря 1941 года по сентябрь 1943 года), объем шахты, высоту залегания трупов в момент извлечения их, объем трупов, а также тот факт, что, несмотря на наблюдающийся приток воды в шахте трупы не всплывают, а остаются под водой, что указывает на нахождение трупов на твердой основе, а не в плавающем состоянии, надо считать, что количество трупов должно быть определено в несколько десятков тысяч.

Принимая во внимание, что объем шахты, за исключением восточной части ее, где полное заполнение трупами не установлено, равняется 2777, 6 куб. метр., а объем одного трупа может быть принят в цифре 0,045 куб., метр., при условии, что некоторое количество трупов все же могло попасть и в восточную часть ствола шахты и в рудничный двор, судебно-медицинская экспертная комиссия определяет общее количество жертв, сброшенных немецкими оккупантами в шахту 4-4 бис не менее чем в 75 тысяч человек.

Общие выводы.

 

1. В течение почти двух летнего хозяйничанья немецко-фашистских оккупантов во временном захваченном ими городе Сталино проводилось систематическое истребление советских граждан, как мирных жителей, так и пленных военнослужащих Красной Армии. Истреблялось не только здоровое мужское население, уничтожались также инвалиды, женщины, подростки и даже грудные дети.

2. Для уничтожения советских граждан немецко-фашистские изверги применяли различные способы: жертвы бесчеловечного фашистского режима расстреливались, бросались в шахтный ствол живыми, отравлялись в «душегубках», замучивались насмерть в местах пыток и трупы их, зашитые в мешках, сбрасывались в ствол. Боясь своих жертв и стараясь обезопасить себя от их сопротивления, немецкие палачи связывали руки беззащитным советским людям, а иногда привязывали друг к другу перед расстрелом. В большинстве случаев жертвы раздевались и их одежду грабили палачи и их прислужники.

3. Шахта 4-4 бис, ствол которой на глубину почти в 1/3 километра сплошь забит человеческими трупами, является грандиозной массовой могилой, где погребено не менее 75 тысяч советских граждан.

История человечества не знает другого такого прецедента, когда бы в одном месте было умерщвлено столь огромное количество невинных жертв.

Извлечение из документов уголовного дела. Мироненко-Юхновсокго

 

Предварительное удостоверение

Юхновский Александр имеет право до выдачи официального удостоверения на ношение пистолета №4280057

Фельдполицайкомиссар Кернер

Охранная грамота

Для Юхновского Александра, по профессии – сотрудника вспомогательной полиции.

Владелец этой охранной грамоты находиться под особым немецким покровительством. Все меры, направленные каким-либо из немецких учреждений против его собственности, неприкосновенности или жизни, должны быть согласованны с генеральным комиссаром ГФП. Настоящим также Юхновский Александр освобождается от разного рода особых сборов и обязанностей, квартирной повинности и разного рода реквизиций, а также от физических работ вне его ведомства или места службы. Владелец охранной грамоты пользуется помощью и поддержкой всех немецких военных соединений и учреждений, предоставляемых ему по его желанию и в полном объеме».

Фельдполицайкомиссар Кернер

Перевел с немецкого мл. лейтенант В.Лещенко.

Выдержки из протоколов допросов свидетелей:

 

Свидетельница Борисова Н.П.

От своего кавалера Сидоренко я слышала, что Юхновский и Арнольд являются не только переводчиками, но они на допросах истязают советских патриотов, а потом участвуют в их расстрелах. Был случай, когда Юхновский явился ко мне домой одетый под русского офицера, но без погон и петлиц. Я спросила его, где он достал такую одежду, на что он мне сказал, что в этой одежде ГФП его засылало вместе с одним немцем в подпольную антифашистскую организацию. Они выявили всех подпольщиков, ему удалось, как он говорил, очень умно обмануть подпольщиков, спасти немца и арестовать всех антифашистов. В подпольные антифашистские организации ГФП-721 внедряла не только Юхновского, но также Лургу Леонида и Сидоренко Аркадия. Помнится, летом 1943 года ко мне домой пришли Сидоренко и Лурга, одетые в одежду советских военнопленных. Они тогда рассказали, что по заданию ГФП им удалось познакомиться с девушками железнодорожницами и через них узнать о наличии антифашистской организации на железнодорожной станции Сталино. Эту организацию они предали немцам. Как они тогда говорили, среди железнодорожников ГФП многих арестовало. Со слов Сидоренко Аркадия, мне также было известно, что они вместе с Лургой и другими сотрудниками ГФП участвовали в сожжении одного из домов в гор.Сталине, где находились советские патриоты. Он также тогда говорил, что тогда ими была ранена одна девушка, которая сильно, оборонялась. За участие в этой операции Сидоренко и Лургу немцы угостили вином и шоколадом. Участвовали или нет в этой операции Юхновский и Арнольд, я не знаю, так как Сидоренко мне об. этом ничего не говорил.

Вопрос: Из Ваших показании видно, что Юхновский, являясь переводчиком ГФП-721, во время допросов истязал советских патриотов. Скажите, откуда Вам об этом стало известно?

Ответ: В период весны и лета 1943 года в гор.Сталино мне несколько раз приходилось видеть как Юхновский, будучи вооружённым пистолетом, из грузовой машины брал арестованных и сопровождал их в комнату допросов, находящуюся на первом этаже здания, которое занимала 721 группа ГФП. Когда он их брал с машины, то они имели нормальный вид и даже были не связаны. Юхновский арестованным кричал, чтобы они шли быстрее, при этом ударами руки подталкивал их в спину. Как и вместе с кем из немецких следователей допрашивал Юхновский советских людей, я не знаю, так как на допросах не присутствовала, но мне неоднократно приходилось слышать крики мужчин и женщин, которые допрашивались с его участием. Я так же видела в период весны и лета 1943 года (точные даты не помню), как Юхновский выводил из комнаты допросов избитых и окровавленных трех мужчин в возрасте около 30 лет, руки у которых были заломлены назад и связаны веревками.

Мужчины шли и стонали. Куда их вел Юхновский, я не знаю, но думаю, что на машину для отправки в тюрьму. Фамилий этих мужчин я не знаю, и мне не известно, за что они были арестованы. Я так же в указанный выше период видела, как Юхновский из комнаты допросов выводил во двор на машину двух молодых женщин, лица у которых были окровавлены, а руки заломлены назад и связаны веревками. Выводил он их не сразу, а по одной. Ни фамилий, ни имен этих женщин я не знаю. Мне несколько раз приходилось производить уборку, где с участием Юхновского в комнате допросов истязали советских людей. В этой комнате на полу и стенах было много кровяных пятен. Хочу сказать, что мне как уборщице ГФП-721 приходилось по своим делам проходить по коридорам здания ГФП и то, что я показала о сопровождении Юхновским арестованных советских граждан, видела сама лично. О его выездах на расс
трелы советских людей я знаю со слов своего б. кавалера Сидоренко Аркадия. О том, как Юхновский внедрялся с. целью предательства в антифашистские организации я знаю с его слов. О преступной деятельности Юхновского в период его службы в ГФП-721 должны хорошо знать Сидоренко Аркадий, Лурга Леонид и выше много названный Арнольд. Юхновский, как сотрудик ГФП-721, не все время находился в гор.Сталино, он вместе с Сидоренко и Лургой выезжал в г.Таганрог, где проводились карательные операции против партизан. Об этом мне говорил Сидоренко. Да я и сама видела, как вместе с ним в Таганрог собирался

ВОПРОС: Что Вы имеете дополнить к своим показаниям?

ОТВЕТ: К своим показаниям дополнить я больше ничего не имею, но хочу сказать, что Юхновский у немцев пользовался авторитетом, за службу в ГФП они наградили его медалью. Сидоренко и Лурга тоже преданно служили оккупантам, они активно участвовали в расстрелах советских людей, но медалей не имели.

ПРОТОКОЛ допроса свидетеля г.Марганец, Днепропетровской обл.14 ноября 1975 года

Допрос начат в 9 час. 00 мин. Допрос окончен в 12 час.

10 мин.

Начальник отделения Следотдела УКГБ при СМ СССР по городу Москве и Московской области капитан Хромов допросил с соблюдением требований ст. ст. 85, 167 и 170 УПК УССР в качестве свидетеля:

Таран (девичья фамилия Кравец) Веру Ивановну, 1913 года рождения, уроженку м. Ново-Воронцовка, Херсонской области, украинку, гр-ку СССР, с н средним образованием, беспартийную, пенсионерку, паспорт ХII-ЭИ 619242 выдан 16 ноября 1956 года Марганцевским отделением милиции, Днепропетровской области, проживающую по адресу: г. Марганец, ул. Чапаева, д. 9, кв.2

Обязанности, перечисленные в ст. 70 УПК УССР, свидетелю разъяснены, и она предупреждена об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний по ст. 179 УК УССР и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 178 УК УССР.

Таран.

На предложение рассказать все ей известное об обстоятельствах, в связи с которыми она вызвана на допрос, свидетель показала:

Русским языком я владею, показания желаю давать на русском языке, в услугах переводчика не нуждаюсь.

Таран.

С 1941 года и до 1944 года я проживала в г. Марганце, Днепропетровской области , временно оккупированном гитлеровцами. Мой муж Таран Федор Максимович служил в местном партизанском отряде, а потом был в действующей Советской Армии и погиб от тяжелого ранения, полученного в боях с оккупантами. Лично я была связана с партизанами и оказывала им помощь, в частности, моя квартира была местом, где встречались некоторые партизаны.

В период оккупации в г.Марганце действовали различные фашистские карательные органы, работники которых размещались по Советской улице в здании бывшего горисполкома. Проживали некоторые из них на частных квартирах. Никого из немецких карателей по фамилиям я не знала. Мне также не было известно, как точно назывались карательные органы, размещавшиеся в здании бывшего горисполкома. Некоторые жители говорили, что в нашем городе действовала тайная полевая полиция врага, некоторые карателей называли сотрудниками СД или Гестапо, а как они назывались в действительности, уточнить не могу, но хочу сказать, что они много арестовали и расстреляли людей в нашем городе. Лично я в здании горисполкома во время фашистской оккупации никогда не была.

Вопрос: Не приходилось ли Вам когда-либо в г.Марганце , временно оккупированном гитлеровцами, встречать служащего Тайной полевой полиции Юхновского Александра Ивановича?

Ответ: Человека по фамилии Юхновский Александр Иванович я никогда не знала. Не исключена возможность того, что я могла где-либо видеть Юхновского, не зная его фамилии места службы, поэтому что-либо показать в отношении Юхновского не могу.

Вопрос: Вы подвергались каким-либо репрессиям со стороны гитлеровцев, проживая в г.Марганце, временно оккупированном противником?

Ответ: Проживая в г.Марганце, оккупированном гитлеровцами, арестам я не подвергалась и меня не вызывали, но в то же время в моей квартире гитлеровцы неоднократно проводили обыска. Они искали партизан, но не находили. Примерно в конце ноября 1943 года ко мне в квартиру зашли два молодых человека, один из которых был со светлыми волосами, а другой - с темными волосами. Светлый был одет в темное гражданское пальто, а темный был одет в кожаную куртку желтого цвета. Оба они были вооружены пистолетами. О
смотрев квартиру и ничего мне не сказав, названные мною люди ушли из моей квартиры.

Примерно через две недели ко мне в квартиру явились те же два молодых человека но уже они были одеты в старые плащи. Молодые люди назвали себя военнопленными, бежавшими из лагеря. Они назвали меня советской женщиной, которой можно доверять и просили меня, чтобы я разрешила им пожить три дня у меня на квартире, пока они узнают, где находятся партизаны и переправятся к ним. Я обратила внимание на то, что эти люди ранее ко мне приходили вооруженными, хорошо упитанными и одетыми. Ныне же у молодого человека с темными волосами из-под плаща виднелись рукава желтой куртки и часы, и по упитанности он не был похож на военнопленного, бежавшего из лагеря. Я не разрешила молодым людям остановиться в моем доме, боясь предательства с их стороны, и они ушли от меня. Примерно через три или четыре дня ко мне в квартиру без всякого разрешения зашел молодой человек с темными волосами, о котором я дала показания выше. Он уже пленным себя не называл и, обращаясь ко мне, спросил, когда у меня в квартире последний раз была Капитонова Мария Петровна, на что я ему ответила, не знаю. Капитонова М.П. разыскивалась гитлеровцами, как имеющая связь с партизанами, но поймать ее им не удалось. В дальнейшем молодой человек, о котором идет речь, спросил меня, есть ли у нас подвал. Я ответила, да есть. Он спросил, кто у меня в подвале, я ему сказала, что крысы и мыши. За такой ответ он ударил меня рукояткой пистолета по левой щеке, разбил щеку до крови и повредил два зуба. После этого он зашел в комнату, где проживали у меня немецкие солдаты, и одному из них на немецком языке объяснил, что моя семья является партизанской, что ко мне ходит Капитонова М.П., описал ее приметы и при появлении просил задержать. Лично я немного владею немецким языком, а немецкий солдат (имя не знаю) мог немного говорить по-русски, объяснил мне, что молодой человек с темными волосами разыскивал Капитонову и интересовался партизанами,

Вскоре после изгнания немцев с территории Днепропетровской области я вместе с другими не известными мне по фамилиям гражданами на открытой платформе товарного поезда ехала из г. Никополя в г.Марганец, и тогда среди пассажиров я увидела молодого человека, который ударил меня рукояткой пистолета по лицу. Он тоже меня заметил, отвернулся от меня в сторону, а в г.Марганце скрылся.

Вопрос: Опишите внешний вид и приметы молодого человека, который ударил Вас рукояткой пистолета по лицу?

Ответ: Молодой человек, который ударил меня рукояткой пистолета по лицу, был выше среднего роста, стройный, в возрасте не более 25 лет, а точно его возраст я не знаю. Он носил прическу назад, волосы на голове и бровях у него были темные. Его я видела в гражданской одежде и вооруженного пистолетом. Других примет этого человека я не знаю, ко при надобности думаю, что смогу его опознать.

Молодой человек, о котором я дала показания, по-видимому, служил у немцев в карательных частях, которые вели борьбу с партизанами.

Вопрос: Что Вы имеете дополнить к своим показаниям?

Ответ: К своим показаниям дополнить больше ничего не имею.

Мои показания с моих слов записаны правильно и мною прочитаны, поправок и замечаний у меня нет.

Таран.

НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ СЛЕДОТДЕЛА УКГБ ПРИ СМ СССР ПО ГОРОДУ МОСКВЕ И. МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ капитан Хромов.

ПРОТОКОЛ допроса обвиняемого г.

Москва I декабря 1975 года

Допрос начат в 11 час.00 мин. Допрос окончен в 13 час.40 мин.

Начальник отделения Следственного отдела УКГБ при СМ СССР по г. Москве и Московской области капитан Хромов допросил с соблюдением требований ст.ст.150-152 УЖ РСФСР в качестве обвиняемого: Мироненко Александра Юрьевича, он же Юхновский Александр Иванович, 1925 года . рождения, уроженца д.Юзин, Антонинского района, Хмельницкой области.

Вопрос: Жительницу города Марганец Д-Петровской области - Кравец (ныне Таран) Веру Ивановну Вы знаете?

Ответ: Жительницу города Марганец - Кравец Веру Ивановну я не знаю и встречаться мне с ней нигде и никогда не приходилось. Насколько мне помнится, что, будучи переводчиком ГФП-721, я в период декабря 1943 года и в январе 1944 года в составе ауссенкоманды Лёбаха находился в г.Марганце, временно оккупированном гитлеровцами, и там участвовал в допросах и избиениях советских граждан, арестованных оккупантами за партизанскую и иную антифашистскую деятельность
.

Вопрос: Из показаний свидетеля Таран - Кравец В.И. от 14 ноября 1975 года (которая опознала среди других лиц Вас по фотокарточке) видно, что поздней осенью 1943 года Вы трижды к ней заходили на квартиру.

В первом случае Вы, будучи одетым в гражданскую одежду и вооруженным пистолетом вместе со своим напарником осмотрели квартиру Таран и ушли. Во втором случае вместе с тем же человеком Вы назвали себя военнопленным и попросили у Таран разрешения пожить в ее квартире три дня с тем, чтобы узнать, где партизаны и затем переправиться к ним. В третьем случае Вы, будучи вооруженным пистолетом в квартире Таран искали Капитонову Марию Петровну,

имевшую связь с партизанами, и в этот раз ударили Таран рукояткой пистолета по левой щеке, разбили ей до крови щеку и повредили два зуба. Что Вы можете пояснить по существу показаний свидетеля Таран В.И.?

Ответ: С показаниями свидетеля Таран (Кравец) Веры Ивановны от 14 ноября 1975 года я ознакомился, они мне понятны, однако подтвердить эти показания я не могу, так как они не соответствуют действительности.

В г.Марганце поздней осенью 1943 года, а точнее в декабре 1943 года и в январе 1944 года я в команде Лёбаха работал переводчиком, о чем показал следствию ранее. На обыска меня в тот период времени ни к кому и, в частности, к Таран (Кравец) не посылали, а также не посылали меня на поиски партизанки Капитоновой Марии Петровны, о которой показала свидетель. Я также отрицаю показания свидетеля о том, что якобы я с ее квартиры намеревался под видом советского военнопленного внедриться в партизанский отряд. Свидетеля Таран рукояткой пистолета по левой щеке я не ударял. Свидетель Таран, по-видимому, меня с кем-то спутала.

Вопрос: Свидетель Таран также показала, что вскоре после изгнания немецких оккупантов она Вас видела среди пассажиров на товарном поезде, идущем из г.Никополя в г.Марганец. Что в связи с этим Вы можете показать следствию? Ответ: Свидетель, давая показания о том, что после изгнания немецких оккупантов она вместе со мной на товарном поезде ехала из г.Никополь в г.Марганец по освобожденной от врага территории, показала неправильно. Я заявляю категорически, что, будучи на службе в ГФП-721, я на освобожденной от немцев территории сам никогда не оставался, и в тыл Советской Армии меня никогда не засылали. Весь период службы в ГФП-721 я работал переводчиком.

ПРОТОКОЛ допроса обвиняемого 9 Января 1976 года

Допрос начат в 10 час.10 мин. Допрос окончен в 16 час .30 мин.

Начальник отделения Следотдела УКГБ при СМ СССР по городу Москве и московской области капитан Хромов допросил с соблюдением требований ст. ст. 150-152 УПК РСФСР в качестве обвиняемого Юхновского Александра Ивановича, 1925 года рождения, уроженца д. Зелена, Антонинского района, Хмельницкой области.

Вопрос: В ходе следствия по своему делу Вы дали показания об участии в расстрелах советских граждан на шахте 4-4 бис в гор. Сталино в 1943 году. Ваши показания по этому вопросу соответствуют действительности?

Ответ : Да, на следствии по своему делу мною были даны показания об участии меня, как переводчика ГФП-721, в массовом расстреле советских граждан на шахте 4-4 бис (Калиновка) в гор.Сталино (ныне Донецк) в конце августа или в начале сентября 1943 года. Эти показания соответствуют действительности, и я их полностью подтверждаю в настоящее время. Операция по расстрелу советских граждан на шахте Калиновка

производилась незадолго до изгнания немецких оккупантов из гор.Сталино, поэтому в ней участвовал весь личный состав 721 группы ГФП-721 кроме лиц, занятых в нарядах.

Вопрос: Вам предъявляется акт (копия специальной комиссии)

по установлению злодеяний немецко-фашистских оккупантов на шахте 4-4 бис г. Сталино. После ознакомления с этим актом, что Вы имеете сказать следствию?

Ответ: С копией акта специальной комиссии по установлению

злодеяний немецко-фашистских оккупантов на шахте 4-4 бис г.Сталино, я ознакомился. После ознакомления с указанным выше документом я имею заявить, что мне, как переводчику ГФП-721 в период пребывания в г.Сталино, временно оккупированном гитлеровцами, с февраля по сентябрь 1943 года было известно, что специальные команды, созданные из сотрудников упомянутого карательного органа систематически выезжали на шахту, возможно и в другие места для проведения так называемых кодовых операций, а точнее говоря расстрелов советских граждан. Эти операции среди сотрудников ГФП также назывались экзекуциями и казнями. Насколько мне помнится, незадолго до изгнания немецких оккупантов из города Сталино мне также, как и другим служащим ГФП-721, пришлось участвовать в операции по массовому расстрелу советских граждан на шахте 4-4 бис, которая также называлась Калиновка. В этом случае сотрудниками ГФП-721 было расстреляно не менее 100 человек советских граждан, в числе которых были мужчины и женщины разных возрастов. Расстрел советских граждан в данном случае происходил в последних числах августа или же в первых сентября 1943 года. Операция проводилась рано утром, но видимостъ была достаточная для того, чтобы уничтожить

жертвы и не повредить своих. Лично я находился при этой операции вблизи от места казни. В мою обязанность входило не допустить побегов лиц, доставленных на расстрел. Во время операции в нашу сторону прорвалась женщина, которая просила ее не убивать, мне тогда показалось, что это была разведчица Анохина, которую я допрашивал вместе с Каргелем. Каргель выстрелил в эту женщину из пистолета и она упала в шахту. Также от места казни в нашу сторону прорвались двое мужчин, по которым я выстрелил целую обойму (8 патронов). Эти мужчины тоже упали в шахту. Сколько пуль попало после моих выстрелов в этих мужчин, я уточнить не могу. Стрелял я в этих мужчин по приказу Каргеля. В этих мужчин возможно стреляли одновременно со мной Каргель и его помощник Шгумпф. В своих собственноручных показаниях, говоря об участии в операции по расстрелу советских граждан на шахте Калиновке я ошибочно указал, что тогда было расстреляно 40 человек, тогда как в этой операции было уничтожено не менее ста человек. В тех же собственноручных показаниях я не указал, что произвел 8 выстрелов в двух мужчин, прорвавшихся в нашу сторону.

Вопрос: В распоряжении следствия имеются материалы, из которых видно, что, находясь на службе в ГФП-721, Вы в период марта 1943 года неоднократно выезжали на расстрелы советских граждан в г.Сталино. Расскажите об этом?

Ответ: Будучи на службе в ГФП-721 в гор.Сталино, я в марте 1943 года ни одного раза не выезжал на расстрелы советских граждан. Об этом мною были даны подробные показания следствию ранее, я на этих показаниях настаиваю в настоящее время.

Вопрос: Уточните, когда и в каком населенном пункте Вы в составе команды ЛЁБАХА участвовали в расстреле 8-10 человек советских граждан, о чем Вами были даны собственноручные показания от 10 октября 1975 года?

Ответ: Как я вспомнил сейчас, осенью 1943 года, в конце

октября или же в начале ноября, в пути следования из гор.Апостолово на Никополь, точное место указать не могу, но это было ближе к Никополю, команда Лёбаха, в составе которой я находился в одном из оврагов, а не у канавы, как я показывал ранее, расстреляла около 10 человек мужчин. В этом случае я произвел два выстрела в спины двум мужчинам, не известным мне по фамилиям. Перед этим Лёбах по 10 мужчинам выстрелил из автомата и которые были не убиты, а ранены, он приказал их добить. В частности, по приказанию Лёбаха я выстрелил по двум уже раненым им мужчинам из пистолета в спины.

Мои показания с моих слов записаны, правильно и мною прочитаны, поправок и замечаний нет.

Допросил: НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ СЛЕДОТДЕЛА УКГБ ПРИ СМ СССР ПО ГОРОДУ МОСКВЕ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Капитан Хромов.

Во времена оккупации 1941-1944г.г., в городе Никополе находилась агрономическая школа. В 2004 году, автору материала пришлось общаться с одним из немногих оставшихся в живых бывших учащихся агрономической школы – Петром Петровичем Громенко. Из его слов следовало, что перед молодежью города во время оккупации стояло два выбора, - быть угнанным на принудительные работы в Германию, либо идти учиться в Никопольскую агрошколу. Петр Громенко посоветовавшись с родителями, принял решение идти учиться в агрошколу. С его слов следует, что занятия в агрошколе проводились по довоенной методике, преподаватели были местные, но курировал учебный процесс представитель оккупационной администрации. Форменной одеждой учащихся была форма рядового состава Вермахта, но без знаков отличия. Питание – раз в день, было бесплатно. В столовую ходили строем, а производственная база агрошколы находилась в пригородном селе Южное.

Директором агрошколы, был бывший директор Никопольской средней школы №9, член украинской «Просвіти», - Федор Иванович Вовк, который усыновил во время оккупации старшего сына преподавательницы - Сары Давидовны Бакст. Вовк дал Виктору Бакст свою фамилию и отчество. С ними он живет и поныне. Самой Саре Бакст вместе с матерью и крохотным сынишкой удалось скрываться до прихода советских войск в сельской местности. Все это время Федор Иванович воспитывал Виктора как родного сына. До самой своей эмиграции в США в 1945 году - подвергать себя бессмысленной опасности в тоталитарном государстве украинскому просвитянину было ни к чему. Чтобы его след навсегда потерялся для преследователей, Федор Иванович изменил имя, став Иваном Федоровичем Вовчуком. Долгое время он, защитив докторскую диссертацию, преподавал в колледжах Америки и Канады. Умер он в Канаде, но похоронен был на одном из кладбищ Германии.

В конце 1943 года, всему составу Никопольской агрономической школы под страхом смертной казни было объявлено об обязательной эвакуации, о чем была отобрана подписка, что в случае неявки на эвакуационный пункт, репрессированными будут родственники не явившихся. С этого момента начался путь принудительного угона в Германию. Первая остановка на ночлег произошла в селе Покровском, что находится в направлении п.г.т. Апостолово. Во время ночлега, к Петру Громенко обратились двое учащихся с предложением совершить побег из колонны, и затаившись в сараях местных жителей дождаться прихода советских войск. У Петра Громенко было желание совершить побег, но что то его удержало, и он отказался. Убежать от отправки в Германию ему удалось под Одессой, там он прошел проверку в фильтрационном лагере, был мобилизован в Красную Армию, воевал, был тяжело ранен, и как инвалид ВОВ демобилизован. После Победы приехав в Никополь, Петр Громенко узнал, что двое учащихся бежавших в Покровском от угона в Германию, были расстреляны вместе с 8 неизвестными людьми. Брат одного из убитых парней на тот момент занимал высокий чин в дивизионной разведке, которая действовала на Никопольском плацдарме. Он провел собственное расследование по установлению убийц невиновных людей, но результата не получил. Бытовало предположение, что парни поплатились жизнями за то, что были одеты в немецкую форму, и наступающие бойцы Красной Армии приняли их за полицаев. Но как контраргумент данной версии, оставался открытым вопрос об убийстве остальных неизвестных 8 человек.

Прошли десятилетия, изменились границы государств, образовались новые страны, изменилась идеология и сама жизнь, только вот историю изменить нельзя. Дождливым весенним вечером 2008-го, набрал телефонный номер Петра Петровича Громенко, что бы сообщить ему о вновь открывшихся обстоятельствах смерти его однокурсников в селе Покровском, в конце 1943 года. Трубку подняла его дочь, узнав причину моего звонка сообщила, что Петр Петрович недавно умер.

Жить прошлым нельзя, но помнить НЕОБХОДИМО, и вышеприведенный материал подтверждение того, что тайное и забытое все равно становиться явным и очевидным, и за содеянные грехи воздается не после смерти, а при жизни, и для таких прощения не бывает, так как. время, место, и пространство переливается за край бытия.

И нет им прощения, ибо ведают что творят!!!.

Используемый материал:
Газета «Шабат Шолом» №6, Татьяна Городецкая. Как украинская «националистка» спасла еврейскую семью.
Самиздат-Журнал без цензуры, от 12 Дек, 2007 , Александр Удиков, Исповедь предателя.
Феликс Владимиров «Цена измены». Москва, 2001.
Генриха Гофмана "Сотрудник гестапо", Москва,Советский писатель 1980
Андрей Медведенко «Нельзя не вернуться», Луганск
Газета Еврейский Мир от 27 Апреля 2005, Феликс Горелик, Погиб при выполнении задания. Лев Бреннер, он же – Дубровский

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?