Независимый бостонский альманах

ЧТО СЧИТАТЬ ПРАВДОЙ

06-04-2008

Георгий Иосифович Кубатьян

Род. в г. Уфа в семье военнослужащего. Окончил Горьковский ун-т (1968).

Работал в ж-ле "Лит. Армения" (1970-74). Старший научный сотрудник музея М.Сарьяна (с 1978).

Автор книг: Жемчужина. Заметки о древней книге- Ворованный воздух. Статьи и заметки- Благие намерения. Очерки терроризма.

Статьи в журн. "Знамя" "Дружба Народов", "Вопросы литературы", и др. См список публикаций и сами статьи http://magazines.russ.ru/authors/k/kubatyan/ Он также автор поэтических книг (с 1968: ж-л "Юность") : "Имя.

Ереван", 1979- "Зона заплыва". Ереван, "Наири", 1990.

«Лебедь» (№ 560) опубликовал комментарий Г.

Апояна «Государство и революция»- стало быть, армянские выборы и ситуация в маленькой нашей стране не безынтересны читателю. Коли так, отчего бы не предложить ему другую точку зрения? Первым долгом уточню факты.

Темы и вариации

Левон Тер-Петросян, утверждает Апоян, дабы привлечь «люмпенизированное население», «с самого начала» избрал «уличную лексику». Тер-Петросяна поддержала самая разнообразная публика: вузовские преподаватели, учёные, художники, артисты, музыканты, студенты, ветераны карабахской войны, крестьяне, депутаты парламента, министерские чиновники, две дюжины партий и общественных организаций. Говорю лишь о тех, кто сделал это демонстративно – через газеты, выступая на митингах, участвуя в шествиях. Это, полагает Апоян, люмпены. Ну-ну…

Первый президент Армении с самого начала заговорил на уличном языке? Самое начало – сентябрьский приём по случаю годовщины независимости- неподходящее место блистать уличными манерами. Далее Тер-Петросян прочитал, именно прочитал основательные (от часа до полутора) речи на трёх ереванских митингах и на конгрессе сил, поддержавших его, в январе дал большую пресс-конференцию.

Все эти, простите за канцелярщину, мероприятия полностью записаны на DVD, в сотнях экземплярах разошлись по Армении и диаспоре, целиком опубликованы в Интернете и газетах (имелись и переводы на русский и английский языки).

Как и в былые времена, Тер-Петросян изъяснялся на образцовом армянском языке, без малейшего намёка на дешёвые вульгаризмы и жаргон. Упрёк Апояна, мягко говоря, несправедлив.

Из лагеря Тер-Петросяна, пишет автор комментария, непрестанно «сыпалась брань». Это чистой воды дезинформация. Нельзя обзывать бранью резкую, чрезвычайно резкую, но сугубо предметную и – на языковом уровне корректную критику. Как раз отвязной-то брани в адрес властей предержащих, и нынешних и прежних, Армения наслышалась вдоволь, этим её не проймёшь.

А вот отменно злой, холодный, несколько высокомерный, однако, повторяю, корректный анализ оказался внове и, не сомневаюсь, уязвлял хуже мата.

Проиллюстрировать брань легче лёгкого- Г. Апоян этого не делает.

«Главный слоган революционной площади, гордо озвученный её лидером, гласил без обиняков: "Кто не с нами – подонок!"» Это верно, неприличная, недопустимая, непростительная в устах лидера и либерала фраза на площади прозвучала. Спорить излишне, внесу кое-какие поправки. Не знаю точного значения слова слоган- ежели не ошибаюсь, это многоразовая речёвка, что-то вроде лозунга. Прискорбная же фраза была произнесена в сердцах однажды, лишь однажды. Во всяком случае, слоганом и тем паче главным слоганом она не стала, никто её не скандировал.

Я не выгораживаю Тер-Петросяна, но читатели «Лебедя» навряд ли вообразят оглушительную Ниагару беспардонного вранья, гнусной напраслины, мелочных уколов и доподлинной, а не придуманной брани, какая день за днём обрушивалась на первого президента по всем без изъятия телеканалам. И ведь обрушивалась-то безответно – самого Тер-Петросяна ни до, ни после официальной агиткампании, продлившейся менее месяца, к экрану не подпускали. Ереванский пресс-клуб осуществлял мониторинг- оказалось, что на многие сотни негативных упоминаний первого президента пришлось сколько-то – по пальцам перечесть – нейтральных и ни одного положительного!

В нормальном обществе подобное поведение властей и вещающей братии называется травлей.

Привести примеры вранья? Легко. Тер-Петросян сказал, что был бы рад, если б Армения наладила хорошие отношения со всеми соседями и можно было бы сократить армию до десяти–пятнадцати тысяч. И пресса вознегодовала: каков изменник, он мечтает разоружить нас перед врагом. Откровенной этой ложью не побрезговал и президент Роберт Кочарян, она регулярно повторяется доныне.

(К слову сказать, уходящий президент обязан был обеспечить равные условия всем соискателям и не вмешиваться в ход агитации. Но нет, он стал если не начальником штаба Сержа Саркисяна, то старательным его рупором.)

Тер-Петросян – ставленник властей, раскрыл один из конкурентов ужасную тайну. ТВ и провластные газеты промолчали? кинулись опровергать утку? Да что вы, радостно подхватили компромат. А спустя два месяца разоблачитель, получив на выборах свои полпроцента, признался, как осчастливила его победа Сержа Саркисяна.

Какие-то мудрецы надумали спародировать акцию протеста на площади Свободы. Десяток тёток «из народа» воссели с соответствующими плакатами на табуретах у тер-петросяновского дома, репортёры незамедлительно направили на них камеры, поднесли ко рту микрофоны. «Не хотим, чтоб он жил в нашей стране, пускай выметается. Предатель! Обещал по телевизору Карабах отдать Азербайджану». С утра до ночи провокационное, небезопасное в наших краях «интервью» крутили во всех новостных выпусках. А на следующий день тётки покинули боевой пост.

На площади два молодчика громогласно призывали: завязывайте с говорильней, возьмём власть силой. Оказалось, это сотрудники Службы национальной безопасности. Посмеявшись, их передали полиции; назавтра глава СНБ потребовал не мешать его подчинённым осуществлять свою работу. Зато пресса пуще прежнего заголосила, что Тер-Петросян жаждет насилия. Когда начались аресты, ходовой статьёй обвинения стала попытка узурпации власти.

«Борьбу с фальсификацией выборов ведёт человек, заложивший саму основу системы фальсификаций», – изумляется Г. Апоян. Я, в отличие от него, не знаю, кто и когда заложил эту самую основу. Но что проведённые при Тер-Петросяне парламентские (1995) и президентские (1996) выборы были грязными, чистая правда. Как и, добавлю, все последующие. Недовольство нарастало с каждой очередной кампанией. Многие, среди прочих участник пяти президентских гонок Вазген Манукян (непримиримый, к слову, соперник Тер-Петросяна), сочли, что нынче побиты все мыслимые рекорды. В Армении воцарилось абсолютное, тотальное недоверие к выборам (а заодно к власти). Река вышла из берегов, и давно пора прокладывать русло сызнова. Мне безразлично, кто на это решился. Хоть бы и тот, при ком ещё не страшный поток окреп и понёсся напропалую. При непременном условии. Бороться надлежит мирно и законно.

Как обрушить пирамиду

Мирно ли действовала площадь?

Акция протеста – митинг и шествия – непрестанно проходила с 20 февраля. Поучаствовало в ней, судя по всему, несколько сот тысяч человек. Ядро, то есть люди, ночевавшие в палатках или проводившие здесь ежедневно по пять–шесть часов, едва ли превышало тысяч пятнадцать, от силы двадцать. Остальные появлялись от случая к случаю, подзаряжались энергией, узнавали новости. Скажем, я был на площади трижды, кто-то по разу, по два; между тем общее количество митингующих оставалось на диво высоким. А поначалу все мы предрекали – дня через три протест захлебнётся. Мы ошиблись.

Огромная эта масса, разноликая и текучая по составу, за десять дней не породила ни единого скандала. Не было стычек, инцидентов, агрессивных выходок. Из импровизированного президиума без конца неслось одно и то же: наш протест носит исключительно мирный характер, остерегайтесь провокаций, не давайте властям повода взяться за дубинки, насилию – нет. Если даже – чем чёрт не шутит? – эти призывы были показными, камуфлировали некий умысел, они свою службу сослужили. Публика, случалось, освистывала кого-то, случалось, улюлюкала. Но вот угроз не было. Революционных призывов и подавно.

Временами митинговую стихию сменяла стихия карнавальная. Врубали духоподъёмные мелодии, кто-то пританцовывал, а кто-то, включая тех, кто митингом управлял, и вовсе пускался в пляс. Узурпация власти? Почти все митинги (по крайней мере те, что выпали на мою долю) вёл редактор газеты «Айкакан жаманак» («Армянское время») Никол Пашинян. Осипшим уже фальцетом глашатай движения кричал: «Мы будем веселиться, танцевать, а властная пирамида будет рушиться». Вздор? Ахинея, чушь, околёсица. То-то порезвились над ней щелкопёры.

Но… смех смехом, а пирамиду-то зашатало. С одной стороны, к Тер-Петросяну переметнулись два замминистра (иностранных дел и обороны), заместитель генпрокурора, несколько послов и несколько депутатов от правящей партии, да что там, один полицейский порвал под аплодисменты своё удостоверение. Ну а с другой – митинг и не думал иссякать, он разрастался, набирал обороты, перекидывался на регионы, провинция тоже зашевелилась. А Тер-Петросян обратился, выждав паузу, в Конституционный суд. И в такой вот обстановочке поди поручись, что покладистым обычно судьям не попадёт вожжа под хвост. А 1 марта – суббота. В минувшие выходные народу на площади было видимо-невидимо, в эти, похоже, перельётся за край. Надо что-то предпринимать. Арестованных всё больше, да проку – чуть. Европейцы и американцы с ножом к горлу – мирными средствами, только мирными средствами. Хочешь, не хочешь, изволь поддакивать – мы власть ответственная, первыми к силе не прибегнем. А завтра суббота…

Сплошные вопросы

Во второй половине последнего зимнего дня Роберт Кочарян в очередной раз обещал очередному страсбургскому визитёру не вмешивать в дело спецназ, а ранним утром первого весеннего дня на площади пошли в ход электрошокеры, дубинки, подручные средства.

Само собой, власть и площадь объяснили случившееся по-разному. Вот официальная версия. Полиция не помышляла разгонять палаточный городок. У неё появились оперативные данные, будто на площади прячут оружие. Находившихся в палаточном городке предупредили – будет проведён обыск. Однако те внезапно напали на полицейских…

Оппозиция говорит о том же совсем иначе. Полиция, мол, окружила площадь и без единого звука, не предъявляя требований, принялась избивать кого ни попадя. Стихийное сопротивление было быстро сломлено.

Более или менее объективную картину могло бы нарисовать более или менее объективное расследование с участием независимых – не зависимых от обеих сторон – экспертов, а таковым и не пахнет. И всё же сдаётся, победители лукавят сильнее, чем побеждённые. «Мы пришла не разгонять, а всего лишь обыскивать». И когда ж они затеяли обыск? В шесть утра. Тьма, хоть глаза выколи, добрый час до рассвета. Правдоподобно?

Почему, придя с благими целями, полиция не зафиксировала на плёнку ни своего миролюбия, ни воинственного пыла толпы? Наоборот, уничтожила либо конфисковала то, что сняли подоспевшие журналисты; между прочим, операторы – не суйте нос куда не след! – схлопотали свою долю побоев…

Разогнанные и тысячи к ним присоединившихся собрались на другой площади. Казалось бы, дайте людям выпустить пар, иначе котёл разнесёт вдребезги. Почему не оставили в покое обезглавленную толпу (Тер-Петросяна поместили под домашний арест) и чего ради методично её возбуждали мелкими наскоками, как и всё то, что стряслось ночью – штурм, стрельба, грабежи, – тема расследования; не считаю себя вправе праздно рассуждать об этом.

Жупел революции

А вот порассуждать о революции стоит. Апоян именует оппозиционную массу революционерами, Тер-Петросяна рисует исчадием ада и не сомневается в его кромешном умысле – разрушить армянское государство («чего он, собственно, и не скрывал – ни своими на редкость откровенными заявлениями, ни столь же откровенными революционными действиями»). Я бы, правда, задался на месте Апояна двумя вопросами. Первый. Человек удачно ли, нет ли закладывал основы государства; возможно ли, чтоб им овладела дьявольская жажда камня на камне не оставить от плодов труда своего? Второй. Разрушить не только государство, но и государственность («армянская государственность сохранена») значит покончить с национальной самостоятельностью; кому, под чей суверенитет отдал бы Тер-Петросян уничтоженную страну? Я в его «на редкость откровенных заявлениях» ответа не нашёл. И, признаться, сами эти заявления мне не известны, было бы любопытно с ними познакомиться.

Всё время отвлекаюсь от главного. Главное же – что есть революция? Почему, когда республиканцы приходят на смену демократам, лейбористы – консерваторам, Янукович – Кучме, то революции нет и в помине, но стоит на смену тому же Кучме прийти Ющенко – караул, оранжевая революция?

Разве оранжевые на Украине вооружённой силой принудили конкурентов опустить очи долу, признать-таки выборные манипуляции, провести новое голосование? Нет. Что революционного было в действиях Тер-Петросяна? Ах да, митинги. Но ведь проще простого: пустите в эфир оратора, послушать которого зимой собирается сто тысяч избирателей, и митинги потеряют актуальность. Ишь, чего захотели.

Как только первый президент огласил свои планы, воскрес из небытия жупел революции. Да чем же вас испугал интеллигент и затворник, атомной бомбой? В палатках отъявленных злоумышленников отыскали (коль скоро и впрямь отыскали, что не бесспорно) три пистолета, несколько бутылок с зажигательной смесью и куски арматуры. Быть может, оружие прятали в укромных арсеналах? «Как сообщает пресс-служба Полиции РА, с 1 по 25 марта обнаружены и конфискованы 2 пистолета, 2 самодельных пистолета, 12 ружей, 5 автоматов, 3 самодельных автомата, 11 гранат, 1 самодельная граната, 6 детонаторов от гранаты, 3 мины, 1 оптическое устройство, 9 светозвуковых ракет, 2936 патронов различного калибра и 87 обойм от автомата». Это по всей Армении, при тщательнейших, уж не сомневайтесь, облавах! Не иначе тер-петросяновская шайка вознамерилась узурпировать власть, размахивая, словно пращуры, дрекольем.

К несчастью, советские представления тихой сапой воротились и в Россию, и в Армению. Власть не оспаривают открытым состязанием идей, не предъявляют оппоненту в очном диспуте нешуточных обвинений, не уличают его – власть аккуратненько передают из рук в руки. Всё прочее от лукавого, всё прочее светопреставление, вселенское бедствие, «цветная революция». Стоит не понарошку бросить власть имущему перчатку, как в этом унюхивают опасный революционный дух. Апоян уловил его даже из-за океана. Прозревая жуткую даль, он издевательски заклеймил «новое явление великого кормчего» и разоблачил его «мстительный удар в спину армянского народа».

Вольному воля

Сказать начистоту, сам я вовсе не в восторге, что Левон Тер-Петросян отошёл от учёного своего затворничества. Плохи, получается, наши дела. За десять лет никого не появилось на политическом поле, будто стадо буйволов его вытоптало. Вот отчего так умиротворённо чувствовали себя президент и преемник. Этого благолепия ничто не могло потревожить. И тут громом средь ясного неба – Тер-Петросян. Его должно быть, уговорили: никто кроме тебя не расшевелит электорат (слово народ оставим в покое), никто не внушит ему, что шанс одолеть власть – есть.

Уговорщики не прогадали. Человек с отрицательной, казалось бы, репутацией десять лет отмалчивался, не давал интервью, не комментировал ни минувших, ни текущих событий и вдруг объявился. Что про него знали? Выпустил книгу статей и выступлений, работает над многотомным исследованием «Армяне и крестоносцы» (за эти годы свет увидели два тома). Раза три выезжал за границу, круг общения не широк. Ещё? По-моему, всё. Но харизма, которой славился, не выветрилась. Аудиторией ли, стотысячной ли площадью владел по-прежнему. Красивая речь, ясная логика, внутренняя сила, решимость идти до конца. Почти сразу пошли разговоры, то с усмешкой, то почти всерьёз: он толпу завораживает, гипнотизирует…

Очень скоро «злейшего врага собственного народа» (Г. Апоян) поддержали не только верные сторонники, не только те, кто неизменно относился к нему с уважением, но и былые критики, оппоненты, недоброжелатели. Поняли – то, что без него несбыточно, с ним если и не стопроцентно, то достижимо. Власть, от которой давно с души воротит, можно сменить.

Чересчур кривое зеркало

Конечно, лидер и его окружение дали маху. Вовсе не наивные, не прекраснодушные, они должны были что-то противопоставить и наглому нахрапу избиркомов, где практически не было их представителей, и насилию, свирепствовавшему в провинции. Не смогли. В день голосования и подсчёта голосов оппозиция выглядела беспомощной жертвой. Между тем взять в Армении власть означает суметь уверенно перехватить руку подтасовщика. Ну а 1 марта? Назвав режим «бандократическим» и «разбойничьим», неужели Тер-Петросян ещё питал иллюзии?

«Весьма поучительно, – пишет Апоян, – сравнить выборы 1996 и 2008 годов и проанализировать, в какой степени последние являются зеркальным отображением первых <…> Такие же обвинения в фальсификации выборов (кстати, в 1996 году куда более обоснованные) и точно такие же, в конце концов, столкновения с силами правопорядка, введёнными в столицу для сохранения "прогнившего режима"».

Ну что ж, проанализируем, очень коротко. Не знаю, когда обвинения оппозиции были более обоснованны, доверюсь Апояну; должно быть, из Америки виднее. Впрочем, если он апеллирует к международным наблюдателям, их окончательное заключение тогда было менее жёстким, чем промежуточное (не предварительное!) теперь… О зеркальном же отображении не может быть и речи. Сравните.

В 96-м митинг длился три дня, причём его руководители вслух – и не раз! – обсуждали, захватывать или не захватывать парламент и президентский дворец и как обойтись с «предателями нации». «Любое обращение с ними будет правильным», – объявил с трибуны депутат Аршак Садоян. А Вазген Манукян с той же трибуны сказал: «Народ хочет взять парламент, и я не стану его отговаривать. Это наша родина. Захотим – возьмём и это здание, и другое…» Говорилось это за несколько часов до захвата.

Нынешний митинг длился десять дней, призывов к насилию не было, были многократные напоминания: только по закону, только миром.

В 96-м демонстранты беспрепятственно средь бела дня подошли к парламенту, повалили высокую металлическую ограду, ворвались внутрь, учинили погром (крушили мебель, оргтехнику), избили несколько депутатов и среди них спикера и вице-спикера Национального собрания (вспомните призыв А. Садояна). Только после этого полиция и внутренние войска применили водомёты и стрельбу в воздух. Убитых и тяжело пострадавших не было, огнестрельных ранений тоже.

Ныне полиция ночью напала на митингующих и разогнала их; официальная версия – выше. Огнестрельное оружие не применялось.

В 96-м сразу после разгона митингующие снова собрались у Оперы. Выступили практически все лидеры. Звучали разные речи, но сожаления не выразил никто. «Хорошо мы их проучили», – похвалил демонстрантов депутат Давид Варданян. Полиция митингу не препятствовала.

Ныне после разгона митингующие собрались на другой площади; Тер-Петросяна, помещённого под домашний арест, к ним не допустили. Силы правопорядка многократно пытались рассеять огромную толпу, пока наконец, уже в темноте, не предприняли решительного штурма. В итоге восемь убитых, сотни раненых, отравленные газом и т. д. Огнестрельное оружие, судя по всему, применялось с обеих сторон.

В 96-м полиция задержала, часто с нарушением законных процедур, около 250 человек, в их числе и депутатов Национального собрания; многие подверглись избиениям. В город была введена бронетехника, митинги запретили. Через несколько дней бронетехнику вывели, митинги разрешили спустя две недели. К этому времени под арестом находилось 16 погромщиков. Всех политиков освободили, не вменив им обвинений. Оппозиционная пресса выходила, оппозиционеров, хоть и со скрипом, допускали на телевидение; до событий она имела к нему почти свободный доступ.

Ныне в Ереване на 20 дней ввели чрезвычайное положение; парламент срочно принял противоречащий Конституции закон, согласно которому власть вольна запрещать митинги и собрания. Прошло две недели после отмены чрезвычайного положения, но заявки на проведение митингов и демонстраций по-прежнему отклоняются. Вся оппозиционная пресса, включая интернет-издания, три недели не выходила; о радио и ТВ смешно даже заикаться. Задержанию и приводу в полицию подверглись и доныне подвергаются не менее семисот или восьмисот человек. Арестованы свыше ста человек, в их числе все, за редким исключением, руководители центрального и региональных штабов Тер-Петросяна, несколько депутатов, заместитель генпрокурора; все поддержавшие оппозицию чиновники уволены. Об аресте
хоть одного грабителя или погромщика не сообщалось.
Ряд арестованных, в основном политические деятели, держат сегодня голодовку; на периферии продолжаются голодовки с требованием освободить арестованных. Периферийные суды уже вынесли несколько приговоров; к примеру, за хранение 16 патронов к охотничьему ружью на три года осуждён герой Карабахской войны Усик Багдасарян.

Армения лелеяла надежду, что власть усвоит старый урок и больше не наломает дров. Однако же власть извлекла лишь один урок из общей нашей беды – надо не миндальничать, а потуже закручивать гайки.

Такая вот история. Чем она завершится, Бог весть. Они таковы, грязные выборы. Чистой правды про них и вызнать не вызнаешь, и скрыть не скроешь. Достоевский обронил где-то: мол, в том и вопрос, что считать за правду.

Революция же, которой нас, точно мы дети, стращают, и вовсе ни при чём.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?