Независимый бостонский альманах

ЯДЕРНАЯ ВОЙНА ПРОТИВ СВОИХ ГРАЖДАН

20-04-2008

6 августа внимание всего мира приковано к одному японскому городу, который стал жертвой атомной бомбардировки 6 августа 1945 года.

Из года в год, в 8:15 местного времени в Парке мира раздается колокольный звон, потом следует минута молчания. На этих церемониях зачитывают декларацию с призывом не ослаблять усилий по запрещению ядерного оружия и всеобщего ядерного разоружения и добавляют новые имена умерших от последствий бомбардировки.

Дмитрий ВерхотуровУ жертв бомбардировки Хиросимы и Нагасаки есть Парк мира, тогда как у жертв советского ядерного оружия никаких парков и прочих мемориалов нет. Эти жертвы, как и само советское ядерное оружие, были строго секретными и почитать их память было запрещено.

Ядерное оружие в СССР оказалось таким молохом, которое постоянно требовало жертв. С момента изготовления и испытания первой атомной бомбы и до настоящего времени список людей, которые погибли от облучения в результате испытаний, аварий и просто набрав дозу на производстве, не прекращается. Только на комбинате "Маяк" в Челябинской области, только в 1848-1954 годах, когда работы по созданию ядерного оружия были наиболее интенсивными, от облучения серьезно пострадали 10,5 тысяч человек, в том числе 2,5 тысячи получили лучевую болезнь.

Но кроме того, что вообще атомное производство - чрезвычайно сложное и опасное, постоянно несущее в себе смертельный риск, что в 1940-1950-х годах решались новые и очень сложные задачи, при создании и испытании ядерного оружия в СССР были совершены чудовищные преступления, последствия которых ощущаются и до сих пор.

Преступная практика

В ставшей известной благодаря ряду опубликованных фактов практике, можно выделить несколько видов подобных преступлений.

Во-первых, широко применялось привлечение солдат к ликвидации всевозможных ядерных аварий, в избытке возникавших на атомных предприятиях из-за чрезмерной спешки, пренебрежения к мерам безопасности. Нравы в армии той поры были куда суровее, чем теперь, приказы не обсуждались. Солдаты были отправлены на первую же атомную аварию в СССР - "закозление" реактора для наработки плутония на ПО "Маяк" 19 июня 1948 года. Солдат отправляли на ручную рассверловку урановых блоков в реакторе, не снабдив дозиметрами и не проинструктировав об опасности. Если персонал реактора получил дозу в 25 рентген на ликвидации этой аварии, то солдаты наверняка получили куда большие дозы облучения. Солдаты бросались на ликвидацию множества аварий, начиная от первых реакторов на секретных комбинатах, заканчивая ликвидацией аварии на Чернобыльской АЭС. Ликвидаторам первых аварий не говорили о том, какую работу они делают, не инструктировали, они не получали никакой медицинской помощи, их не лечили, и не давали статуса ликвидаторов.

Всего в эти годы на советских ядерных производствах произошло 11 аварий (в том числе 7 на ПО "Маяк").

Во-вторых, в СССР к ликвидации аварий и последствий радиоактивного заражения привлекались гражданские лица, в том числе дети. Когда на ПО "Маяк" 29 сентября 1957 года взорвалось хранилище радиоактивных отходов, который привел к заражению 23 тысяч кв. км, на которой проживало 270 тысяч человек. На ликвидацию пятна заражения на самом ПО "Маяк" в первый день были брошены пожарная и войсковая часть, полк военных строителей и лагерь заключенных. Участвовало около 5 тысяч человек. Они получили дозы до нескольких сотен рентген, но можно быть уверенным, что о них забыли сразу после завершения работ. Всего в этом постоянно участвовало около 25-30 тысяч солдат, и еще 5 тысяч солдат привлекались в разовом порядке. На ликвидацию радиоактивного заражения вокруг комбината были направлены жители близлежащих деревень, в том числе школьники. Ученики школы деревни Карабулак (часто пишут Татарская Караболка) убирали с полей загрязненную сельхозпродукцию, разбирали строения.

Весной 1958 года те же школьники сажали деревья на загрязненных территориях.

Работы велись без средств защиты, даже без респираторов и рукавиц. Им не сообщили, что они работают на территории радиоактивного заражения и никаких документов не выдавали. Только много лет спустя, когда стало известно, какие работы они выполняли, часть бывших детей-ликвидаторов с большими трудами через суды смогла добиться статуса ликвидатора и положенных льгот.

Иногда гражданских лиц бросали прямо под луч, как было с
пожарными расчетами, работавшими на ЧАЭС в первый день аварии. Шесть пожарных получили гигантские дозы от 7000 до 16000 рентген и умерли от лучевой болезни.

В-третьих, в СССР проводились испытания ядерного оружия на людях. Наиболее грандиозным преступлением этого рода было проведение Тоцких учений в сентябре 1954 года, в которых участвовало 45 тысяч солдат и офицеров. Взрыв был произведен в густонаселенном районе, где в радиусе 70 км от эпицентра взрыва располагалось 500 сел и деревень с общим населением 300 тысяч человек. Местное население было эвакуировано из 8-км радиуса, в радиусе 20 км была проведена разъяснительная работа с жителями, и перед взрывом они были переведены в укрытия. После завершения учений, местные жители вернулись в свои деревни.

Однако после учений с участников была взята подписка о неразглашении на 25 лет, что привело к тому, что пострадавшие не могли рассказать врачам о причинах многочисленных болезней, и не могли получить квалифицированного лечения.

Испытания на людях проводились и на Семипалатинском испытательном полигоне, потому что население окружающих районов не отселялось. Это был единственный в мире полигон ядерных испытаний, с которого не выселили местное население, несмотря на то, что воздействие поражающих факторов распространялось в радиусе более 120 км. Там и теперь есть поселок Шолакбулак, в котором живет около 30 человек. На этом полигоне с 1949 по 1989 год было произведено 456 испытаний, в ходе которых было взорвано 616 ядерных боеприпасов, в том числе 125 наземных и надземных. На территории полигона теперь остались стеклянные поляны от наземных и надземных взрывов, открытые штольни, радиоактивные озера и металлолом. От последствий испытаний пострадало около 1,5 млн. человек, 10% населения Казахстана.

Этот факт надо особо подчеркнуть. Его не понимают и не оценивают. Американцы сбросили на Японию две атомные бомбы, и число пострадавших составило около 350 тысяч человек. Это трагедия мирового масштаба. СССР же взорвал над своей собственной территорией, заселенной собственными гражданами, 125 атомных бомб!

В-четвертых, в СССР проводились секретные медицинские эксперименты над пострадавшими от облучения и радиоактивного заражения местности. Насколько можно судить по обрывочным данным, главная цель состояла в изучении последствий долговременного пребывания на зараженной территории.

Сейчас известно о двух фактах подобных экспериментах: в зоне заражения аварии ПО "Маяк" в Челябинской области и на Семипалатинском испытательном полигоне. Скорее всего, они не единственные.

В 1962 году в Челябинске был создан секретный филиал Института биозифики Минздрава СССР (ФИБ-4), который стал наблюдать за жителями территории, зараженной радиоактивным загрязнением от взрыва на ПО "Маяк" в сентябре 1957 года. Сейчас он называется Уральским научно-практическим центром радиационной медицины (ФИБ-4). Филиал собирал очень подробную информацию о воздействии хронического облучения на организм человека, но не оказывал медицинской помощи.

Жители трех сел, после того, как стало известно об аварии на ПО "Маяк", весьма быстро догадались, что они - объекты медицинского эксперимента и стали требовать немедленного переселения из зараженной зоны. В переселении им долго отказывали, и оно сдвинулось с места только в 2006 году. Впрочем, жители зараженной территории в Челябинской области (три села: Карабулак (Караболка), Муслюмово и Мусакаево, общей численностью в 5700 человек) признаются объектом медицинских экспериментов вполне официальным образом: «В настоящее время жители с. Муслюмово входят в уникальную когорту, объединяющую всех жителей прибрежных сел реки Теча, подвергшихся хроническому радиационному воздействию … . Данная когорта в настоящее время представляет собой мировое значение для оценки величин риска канцерогенных (рак и лейкоз) и генетических последствий хронического облучения человека. Результаты наблюдений за членами когорты могут лечь в основу новых оценок пределов доз хронического облучения населения и персонала», - сказано в докладе «Муслюмово: итоги 50-летнего наблюдения», составленного сотрудниками Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Минздраве России и Уральского научно-практический центра радиационной медицины (ФИБ-4).

В Семипалатинске также был построен специальный больничный корпус, названный "Противобруцеллезным диспансером №4", в котором проводилось из
учение воздействия радиации на живые организмы. Этот "диспансер" был рассекречен в 1990 году и сейчас продолжает работать в качестве Научно-исследовательского института радиационной медицины и экологии Республики Казахстан.

Нужно отметить, что это далеко не "вся правда", а только краткий и сжатый конспект обширной и давно опубликованной информации о том, что несло с собой ядерное оружие для граждан СССР. Думается, если составить описание всех случаев, то сложится многотомное сочинение.

Защищало ли советское ядерное оружие?

Сторонники ядерного вооружения очень любят поговорить об угрозе атомной войны, о ядерном паритете и необходимости всеми силами развивать ядерное оружие. Не будем отрицать, что в этом есть свой смысл и свои оснований. В современном мире ядерное оружие является главным фактором сдерживания.

Но нельзя не поставить вопрос другим углом: как так получилось, что от советского ядерного оружия страдали советские граждане, и число пострадавших по весьма неполным подсчетам составило около 2 млн. человек?

Почему стало столько пострадавших, в том числе детей? В чем заключался большой стратегический смысл ядерной войны против собственного народа?

Жертвы бомбардировок Хиросимы и Нагасаки были для американцев врагами: они служили в японской армии, работали на оборонных предприятиях, были мобилизованы, в общем, как-то участвовали в войне с США. Но советские граждане не воевали с Советским Союзом, не были его врагами, и вообще, советское ядерное оружие должно было защищать их от угроз. В том, что ядерное оружие в СССР стало источником смертельной угрозы для советских же граждан, и заключается чудовищная ненормальность сложившегося положения.

Атомный абсурд

Когда знакомишься с подобными фактами, не покидает ощущение абсурда. Например, невозможно понять, зачем взрывать более 600 ядерных зарядов на Семипалатинском полигоне. В чем состоял смысл большей части этих испытаний. Когда испытывается новое изделие: первая урановая бомба, первая водородная бомба, то испытания еще имеют смысл, поскольку требуется на деле проверить энерговыделение, работу автоматики и систем подрыва.

Серия испытаний была проведена для изучения последствий ядерного взрыва.

Испытали бомбу даже на войсках (при всей чудовищности такого замысла).

Но после того, как были получены ответы на все основные вопросы, и испытаны все типы изделий, испытания утрачивают смысл. Я могу ошибаться, но меня не покидает ощущение, что большая часть советских ядерных испытаний была ради самих испытаний.

Не менее абсурдная была секретность. После серии ядерных испытаний широкий круг людей во всем мире знал, что у СССР есть ядерная бомба. Физики-ядерщики могло весьма точно определить параметры ядерных бомб и технологию их изготовления, основываясь на отрывочных данных. Военная разведка НАТО обладала исчерпывающей информацией о советской армии и ее потенциале. Данные о советских ядерных боеголовках появились в 1952 году.

В чем заключался смысл подписки о неразглашении на 25 лет для участников Тоцких испытаний? Тем более, что СССР был страной весьма закрытой, с бдительными органами, и уж внутри страны не было особых нужд в засекречивании многих событий, связанных с атомным комплексом. Секретность многократно увеличивала жертвы от ядерного оружия.

Что с этим делать?

Это крайне интересный вопрос. В первую очередь встает вопрос об ответственности. Многие предлагают искать конкретных виновных и добиваться их осуждения. Но с моей точки зрения это непродуктивный путь. Он не только потребует колоссальных усилий, но и приведет к ничтожному результату. Большинство непосредственных виновных в совершении описанных действий уже умерли, а те, кто еще остался в живых, - это старики. Их можно засудить и повесить, их можно расстрелять на месте, они прожили жизнь и им, в общем, все равно. Кроме того, этот путь не гарантирует от повторения подобной практики, хотя это как раз наиболее важная задача.

С моей точки зрения, наилучший путь - это широкое опубликование информации о подобных фактах и публичное, официальное осуждение описанной выше практики, а также широкая социальная и медицинская помощь всем пострадавшим от мирного и военного атома. Этим должны заняться не только руководители государства, политики, общественные деятели, но и сами атомщики.

В особенности это важно для атомщиков. Во-первых, какой резон нынешним руководителям атомной отрасли нести ответственность за то, что они не совершали? Во-вторых, то, что в рассказе о советской практике не упомянуты работники атомной промышленности, не означает, что их берегли. Их ценили, конечно, побольше, чем рядовых ликвидаторов со стороны, но и их тоже бросали на "атомную амбразуру", они также переоблучались, заболевали лучевой болезнью, раком и так же умирали. Облучение косило всех без разбора, не спрашивая удостоверений. Даже более того, именно атомщикам достались наиболее страшные аварии. Сам Игорь Курчатов получил дозу в 250 рентген на ручной разборке блоков реактора на ПО "Маяк" и в 1948 году. Именно рабочий химико-металлургического завода ПО "Маяк" Ю.П. Татар в декабре 1968 года при переливе плутониевого раствора 15 секунд находился в зоне самопроизвольной цепной реакции, получил огромную дозу 860 рентген на тело и 3000 рентген на руки и ноги. Еще более страшная авария произошла при перегрузке ядерного на атомной подводной лодке К-431 на судоремонтном заводе в бухте Чажма Приморского края. Там была грубо нарушена технология, реактор взорвался из-за начавшейся в нем неуправляемой цепной реакции. 11 человек из команды перегрузки погибли на месте, подвергшись облучению в 90000 рентген.

Аварии на разных реакторах (на АПЛ К-431 и на ЧАЭС) и на производствах произошли как раз по причине человеческого фактора в результате грубых нарушений технологии, которые, в свою очередь, могли возникнуть только как результат описанной выше бесчеловечной практики. Потому, если не будет гласного осуждения совершенных преступлений, то каждый атомщик рискует стать жертвой новой атомной аварии.

Р.S. Еще пару лет назад я не мог предположить, что стану заниматься такой темой. Однако, личное знакомство с участником Тоцких учений, председателем Комитета ветеранов подразделений особого риска РФ Владимиром Бенциановым изменили мое отношение. Раз столкнувшись с этим, невозможно остаться равнодушным.

Бенцианов вызывает особое восхищение. Блокадник, участник учений с ядерным взрывом, тяжело больной (у него более 30 диагнозов) и почти слепой человек, чудом доживший до преклонных лет, проявил железную и несгибаемую волю, чтобы пробивать административные барьеры, мотаться по огромной стране, защищать права и остатки здоровья людей, ставших жертвами советского ядерного оружия. Его дело должно быть продолжено.

Надеюсь, что моя статья внесет хотя бы небольшой вклад в почитание павших жертв советского ядерного оружия и в облегчение страданий оставшихся в живых.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?