Независимый бостонский альманах

СВОБОДА: ОБЕЩАНИЕ И НАДРУГАТЕЛЬСТВО

04-05-2008

Тема серьезная, отмолчаться невозможно. Несколько более глубокий взгляд на происходящие события позволяет сделать вывод о том, что в Ереване по сей день идет ожесточенная борьба между проповедниками, так сказать, абстрактной, неограниченной свободы и прагматиками, которые, исходя из реальных условий, ставят себе гораздо более скромные, но достижимые цели по постепенному, эволюционному развитию армянского национального очага. Если же быть совсем уж точным, то борьба идет между силами, определенно поставившими себе цель под прикрытием соблазнительных лозунгов исподволь уничтожить армянскую государственность, и теми, для кого эта государственность является одной из высших ценностей в жизни. К счастью, большая часть народа, и уж во всяком случае вся думающая (но не продавшаяся) его часть оказалась по эту сторону баррикад. Мой народ оказался умнее своих высокомерных «предводителей», и именно это обстоятельство заставляет их бесноваться, теряя уже последние представления о совести и стыде. Как всегда, есть, конечно, и просто заблудшие.

После событий 1-2 марта, унесших жизни десятерых граждан Армении, и ясно показавших, к чему стремится так называемая «непримиримая оппозиция», ни один сколь-нибудь известный деятель науки или культуры не встал на сторону Левона Тер-Петросяна, а те из них, которые, исходя из недовольства властями (кстати, вполне оправданного), или же под влиянием красивой риторики велеречивого претендента испытывали к нему определенную симпатию, резко отвернулись от человека, чья предательская сущность уже никак не могла быть сокрыта. И они все выразили свою поддержку Сержу Саркисяну, чего при иных обстоятельствах, возможно, никогда бы не сделали. Как Черчилль в свое время был готов идти на соглашение с самим Сатаной, чтобы сокрушить Гитлера, так и эти люди уже были готовы принять кого угодно, лишь бы сохранить армянское государство.

Разговоры о том, что бывшего президента поддержали 17 политических партий просто смехотворны: с равным успехом можно говорить о ста семнадцати, или десяти тысячах ста семнадцати политических партиях – ровно по количеству участников митингов на Театральной площади. Два примелькавшихся лица – Степан Демирчян и Арам Саркисян, «законно» получивших свои «партии» по наследству, также не могут считаться серьезными политиками, несмотря даже на то, что первый из них был выдвинут объединеной оппозицией в качестве единого кандидата на президенских выборах 2003 года (должно быть, команда Роберта Кочаряна тогда хорошо поработала, чтобы в итоге оппонентом их патрона оказался столь беспомощный «политик»). Есть, правда, еще партия «Наследие», представленная в парламенте шестью депутатами. Лидер этой партии, натурализованный гражданин Армении из США, Раффи Ованесян ну очень долго не мог определиться, кого из оппозиционных кандидатов в президенты поддержать; задача эта для него оказалась настолько сложной, что он счел необходимым проконсультироваться с умными людьми за рубежами Армении и уже «из-за бугра» едва ли не в последний день перед голосованием дал команду своим однопартийцам поддержать Тер-Петросяна. При иных обстоятельствах по данной теме я бы поставил точку и воздержался от каких-либо комментариев, но поскольку нынче все уже играют почти полностью открытыми картами, то и я выражу свое убеждение, что в каких-то неведомых темных коридорах, откуда и выполз оборотень Тер-Петросян, нынче в качестве следующего тарана для разрушения армянского государства тщательно готовят господина Ованесяна. С анализом и учетом промахов и ошибок, а также причин провала первого матерого диверсанта.

Несколько слов о том десятке, или полутора десятке государственных служащих, в разгар событий заявивших о своей поддержке Тер-Петросяна. Можно ли считать ответственными, или даже просто порядочными людьми тех, кто, находясь на государственной службе, под присягой верности стране и ее верховному главнокомандующему, вдруг заявляют о своей поддержке кандидату, который иначе, как бандитом, действующего президента не называет? Можно после этого оставлять их на государственной службе? Полагаю, это чисто риторические вопросы.

О «высококультурной» лексике Тер-Петросяна мы еще поговорим, но прежде я хотел бы ответить на направленный мне вполне, казалось бы, уместный и логичный вопрос: человек (имеется в виду Тер-Петросян) удачно ли, нет, закладывал основы государства; возможно ли, чтоб им овладела дьявольская жажда камня на камне не оставить от плодов труда своего?

Ответ сколь банален, столь и печален. К сожалению, история знает немало случаев, когда страдающие нарциссизмом «великие» политики переполнялись ненавистью и ядом по отношению к собственным «неблагодарными» народам, которые по каким-либо причинам отказывались далее боготворить их. Если бы Адольф Гитлер каким-либо чудом вдруг испарился до 1 сентября 1939 года, он наверняка вошел бы в немецкую историю, как величайший политик, возродивший Германию из пепла, но к концу войны он кричал, что немецкий народ оказался недостойным своего фюрера и потому он должен погибнуть от рук варваров с востока. Для этого сорта людей народ всегда оказывается каким-то мелким, недостойным их величия. Боюсь, нет, сейчас уже уверен, что в случае с Тер-Петросяном к этому пошлому синдрому придется добавить и куда более тяжкие преступления.

Всегда отмечая высокомерие, как самую неприемлемую и отвратительную черту характера Тер-Петросяна, я, тем не менее, во всех, в той, или иной степени посвященных ему публикациях (а их было на самом деле немало, за некоторые из них против меня и моей газеты «Голос Армении» даже было возбуждено уголовное дело (!) в далеком уже 1994 году) неизменно отдавал должное той роли, которую сыграл первый президент в становлении армянского государства. Чтобы проверить это, читатели альманаха «Лебедь» могут элементарно заглянуть в мою статью, опубликованную в 556 номере от 27 января 2008 года, то есть в разгар предвыборной кампании, и убедиться, что никакого яду, никакой ненависти к обсуждаемой личности у меня не было. Но все резко изменилось после 2-го марта, и сегодня я отказываюсь от любого доброго или даже нейтрального слова в адрес этого человека, я готов поверить в самые невероятные интерпретации событий времен его президентства, и я, подобно упомянутым уже лицам, готов заключить пакт с самим Сатаной, дабы не позволить супостату растоптать мою Армению.

Похожая трансформация произошла со мной в 1992 году, когда я пришел в редакцию газеты и принес свою первую статью – панегирик в честь первого президента Армении (а надо сказать, тогда он под перекрестным огнем критики очень нуждался в поддержке). Статья была уже набрана, и я с трепетом молодого автора ожидал ее появления, когда вдруг стало известно, что ближайший сподвижник президента Вано Сирадегян (не помню уже, какую он тогда занимал должность) с отрядом автоматчиков объезжает доходные объекты Еревана и вымогает с их владельцев «государственный налог», произвольно, «на глазок», по внешнему вида объекта оценивая сумму взимаемого «налога». Это был шок, и я бросился звонить редактору с просьбой немедленно снять сразу ставшей для меня клеймом позора статью. К счастью, в трубке я услышал спокойный голос редактора: «Уже сняли».

Что же стало причиной еще более резкого перехода сейчас?

Вот тут надо начинать с «образцового армянского языка, без малейшего намёка на дешёвые вульгаризмы и жаргон», на котором изъяснялся Тер-Петросян на протяжении всей избирательной кампании и изъясняется до сих пор. Я не знаю, возможно использование в ходе предвыборной агитации слов «разбойник», «бандит», «вор», «преступник», «татаро-монгол» в адрес пусть даже не действующих властей, а в адрес другого кандидата кому-то кажется верхом литературного изыска, я же нахожу подобную лексику просто хулиганской и, честно говоря, с самого начала удивлялся, что власти никак не реагируют на столь вопиющие оскорбления. (Для сравнения: Хилари Клинтон немедленно уволила руководителя своего предвыборного штаба за одно только несколько двусмысленное, но достаточно безобидное замечание в адрес Барака Обамы.) И еще этот человек смеет сравнивать свою избирательную кампанию с американскими или французскими выборами и лицемерно сокрушаться, что Запад, вроде, примиряется с такими явлениями в Армении, с какими никогда бы не примирился в действительно цивилизованных странах! Как будто это не он своей хулиганской лексикой изначально превратил всю избирательную кампанию в дешевый балаган и не понизил планку до такого уровня, когда Запад вполне обоснованно мог воспринимать происходящее в Армении действо, как выборы шамана с оскорблениями и прорклятиями в адрес конкурентов.

Сакраментальный вопрос: почему и для чего этот, как теперь выясняется, квазиинтеллигент избрал не присущую ему дотоле лексику? Ответ прост и очевиден: потому что адресатом его был люмпен. Люмпен – это вовсе не обязательно нищий с паперти, люмпен – это состояние души, это озлобленность на весь мир за свой внутренний дисбаланс, за чрезмерные и потому нереализуемые амбиции, за жгущие душу успехи соседа, за ушедшую к другому жену... Чернь – это не нищета, чернь – это темнота. У меня нет намерения оскорбить большинство того народа, которого сумел-таки соблазнить своей ядовитой риторикой Тер-Петросян – конечно, очень многие из них имели все основания быть недовольными властями Армении, и они в любом случае голосовали бы против кандидата от власти. Тер-Петросян – отдадим ему должное – просто сумел мастерски перехватить значительную часть протестного электората у других действительно цивилизованных оппонентов власти, и этот номер у него прошел именно благодаря хулиганскому поведению – люмпен всегда настроен экстремистски, он жаждет крови, а превратить обездоленного и оскорбленного человека в люмпена очень легко, особенно если программу и методику для тебя разрабатывают подрывные международные организации, поднаторевшие в деле организации всевозможных заварушек по всему миру. Уж они-то обеспечат тебя деньжатами и точно вовремя шепнут, когда следует подкормить и подпоить голодного человека и когда вложить в его потную руку камень, или бутылку с зажигательной смесью.

Здесь уместно сделать небольшое отступление и задать очень простой и естественный вопрос: если выборы прошли с такими невероятными нарушениями, если на избирательных участках царил тот беспредел, о котором непрестанно вопит команда Тер-Петросяна, то как же это получилось, что ненавистный властям претендент в итоге зафиксировал второй результат (порядка 21-го процента)? Что помешало «разбойничьему государству», полновластным хозяевам избирательных участков произвольно записать в актив этого претендента всего один-два процента голосов, благо, несколько других претендентов в итоге реально зафиксировали именно такой рейтинг? И вообще, что это за «диктаторский режим», при котором в парламенте представлены несколько партий (в том числе оппозиционные), страной управляет коалиционное правительство, а победивший на выборах президент только и делает, что призывает все политические силы к сотрудничеству? Ах, да, это же «карманная оппозиция», то есть, нет, не вся, конечно, Раффи Ованесян со своим «Наследием» - это, безусловно, защитники народных интересов, но все остальные – чистый криминалитет!

Скорее всего здесь меня обвинят в ерничаньи, но я лишь добросовестно повторяю слова пресс-секретаря Тер-Петросяна Армана Мусиняна, который в ответ на вопрос журналистов, будут ли на так называемый «2-ой конгресс общенародного движения» приглашены представители других партий, без обиняков заявил: "В Армении других политических сил нет: есть только криминальные силы". Уточнение: «конгресс» этот состоялся 2-го мая 2008 года в зале заседаний правительства Армении, в здании, расположенном на центральной площади Еревана. Диктатура, что называется, крепчает.

У «левоновцев» оценка не только политических партий, но и любых личностей, организаций, международных структур зависит исключительно от того, поддерживает ли данная единица безоговорочно фантастические притязания ЛТП, или нет. Вот, например, Артур Багдасарян и его партия «Страна законности» тоже были белые и пушистые, пока сохранялась надежда их присоединения к «общенародному» движению, но как только сей политик, проявив поистине государственную мудрость, во имя сохранения мира и стабильности в стране вошел в правительственную коалицию, вся его команда была моментально переведена в разряд предателей. «Кто не с нами, тот подонок!» – совсем не важно сколько раз была произнесена эта фраза, важно то, что она очень точно отражает не только идеологию, но и образ действий ЛТП и иже с ним. Все эти ребята, начиная от придурковатых «политиков» или шизоидных «журналистов», вещают только от имени истины, от имени Бога, настоящее имя которого, сами понимаете, - Левон Тер-Петросян. Они сыплют проклятия на головы всех тех, кто смеет сказать что-либо вразрез с их блудливой доктриной, а их божественный шеф время от времени устало-лениво растолклвывает западным политикам, что такое истинная демократия и с чем ее едят. Цирк, да и только!

Точнее был бы цирк, а еще точнее был именно цирк, и все очень надеялись, что только цирком и закончится (я даже приготовил название для очередной статьи – «Потешные пляски»), но это был бы не Тер-Петросян, если бы его новое явление народу не сопровождалось новой кровью. И она пролилась, к его великой радости и удовлетворению. По его собственному признанию, он никогда не спал так спокойно, как в ту ночь, когда на улицах Еревана погибли люди. Известное дело: маньяк-насильник спит ангельским сном, надругавшись над своей жертвой, омыв руки в ее невинной крови. И не вздумайте обвинять меня в демонизации этого существа – рогатого Дьявола с длинным хвостом невозможно демонизировать!

К сожалению, жанр журнальной статьи не позволяет подробно проанализировать поствыборные события в Ереване, хотя, даже основываясь только на материалах пролевоновской прессы, можно было бы довольно легко показать вопиющую асимметрию в действиях беснующихся «демонстрантов» и сил правопорядка, которых можно обвинить разве только в нерешительности и недостаточной компетентности.

По той же причине у меня нет возможности дать сравнительную картину армянской действительности времен правления Тер-Петросяна и Роберта Кочаряна, показать методичное, как теперь выясняется, целенаправленное разрушение цветущей когда-то республики, сопровождающееся чередой громких политических убийств, гонений на прессу, запретом политических партий и массовой миграцией населения при первом, и постепенное, медленное, но уверенное восстановление экономики, возвращение народу хотя бы надежды на лучшее будущее – при втором. У меня нет цели здесь восхвалять Роберта Кочаряна, но отдать политическому деятелю должное – обязанность каждого честного, непредвзятого человека, берущего на себя смелость комментировать действия властей.

Хотя отсутствие анализа заметно обедняет работу в целом, в контексте данной статьи мельчайшие подробности и детали не так уж и существенны, ибо здесь моей целью не является доказательство лживости терпетросяновской пропаганды. В конце концов, все языковые изыски знаменитого полиглота, всю ложь и дезинформацию, изрыгаемые из его артикулярного аппарата, и даже преступные его призывы и распоряжения, можно было бы списать просто на грязную предвыборную технологию неадекватного политика, не гнушающегося для достижения вожделенной цели никакими средствами. Это тоже, конечно, не вызывает ничего иного, кроме чувства брезгливости, но по крайней мере, не дает еще оснований назвать человека предателем, врагом собственного народа. Последующее поведение Тер-Петросяна, однако, не оставило в его целях и намерениях никаких сомнений, и это есть поворотный пункт во всей истории с выборами президента Армении.

На самом деле все действия, все заявления Тер-Петросяна и его подпевал были направлены на нанесение максимально возможного ущерба армянскому народу и армянскому государству с самого начала его «второго явления», но после того, как позорное поражение стало очевидным и ему самому, ненависть к собственному народу приняла неприкрытую и оголтелую форму.

Его эмиссары в международных инстанциях выступали с откровенно антиармянских позиций, солидаризуясь с врагами нашего народа, а сам он категорически отвергал призывы к толерантности и диалогу с протвоположной стороной, исходящие практически от всех авторитетных международных инстанций, в той, или иной степени принимающих участие в посреднической миссии. Верховный Патриарх, Католикос всех армян Гарегин Второй, обеспокоенный серьезностью ситуации, презрел свой высокий духовный сан и вековые традиции и сам отправился на переговоры к мирянину Тер-Петросяну - тот не пустил Его Святейшество на порог своего дома, а после этого дикого поступка его борзые шелкоперы, дабы оправдать немыслимое поведение бессовестного предводителя, в своей «единственно свободной и демократической» прессе стали поливать грязью самый светлый и уважаемый символ армянского народа, нагло покушаясь не только на авторитет конкретного духовного лица, но и на сам институт патриаршества, в течение веков игравшего важнейшую роль в деле сохранения армянской нации. Вообще, следует отметить, что нет ни одного дорогого для армянина символа, ни одного важного понятия, или национальной идеи, которые не пытался бы осмеять и растоптать «единственно достойный претендент» на высший государственный пост Армении. И это следует воспринимать вполне естественно, как практическую реализацию им же еще годы тому назад с высокой трибуны провозглашенного тезиса, что «национальная идеология – суть ложная категория».

Здесь время вернуться к началу статьи и к главному, в сущности, предмету нашего разговора.

Свобода! Есть ли понятие, которое волновало бы более, о котором люди размышляли глубже, спорили горячее, наконец, во имя которого сталкивалось бы в ожесточенных схватках более, чем за этот сладкий призрак! Сколько раз ушлые авантюристы соблазняли широкие народные массы этой несбыточной мечтой только для того, чтобы в итоге надругаться и над свободой и над поднявшимися за ее торжество массами людей! Игра почти беспроигрышная; имманентно присущую человеку смутную тягу к свободе, которую он никогда не может приобрести в своей личной, внутренней жизни, очень легко трансформировать в стремление приобрести некую «внешнюю», подавляемую кем-то свободу и направить энергетику рефлексующих масс против «душителей» вожделенной свободы. Очередного пламенного апологета целомудренной свободы мы и имели счастье лицезреть в процессе данной выборной кампании. «Свобода превыше всего на свете», - вещал он с подмостков Театральной площади, - «если хотите, человек и его свобода превыше даже государства!» Кто бы спорил, если бы доктор филологических наук говорил это на какой-нибудь лекции на философском факультете Сорбонны, но ведь его аудиторией была разгневанная, не сильно образованная масса, и доктор прекрасно знал, что его слова воспринимаются ею, как «Разнесите, ребята, к едреной фене это государство, если оно не обеспечивает вам абсолютную свободу!» Так что, снизведя сперва на теоретическом уровне, а затем и на практике глубокое философское понятие «свобода» фактически к примитивной уличной вольнице, доктор от политики преследовал вполне определенные цели.

Меня, конечно, обвинят в том, что я утрирую, но и здесь, в Лос-Анджелесе я встречал зомбированных левоновской пропагандой людей, которые говорили: «Пусть сгинет та Армения, в которой не торжествует полная свобода!» Несчастные, они, наверное, полагают, что тогда на месте Армении какие-то инопланетяне построят Царство абсолютной свободы, или хотя бы американцы, или французы придут и установят некое подобие западного порядка; перспектива превращения Армении в Иреванское ханство ими как-то не просматривается. Но, несомненно, имеется в виду у главных архитекторов «движения».

Благодарение богу, этим дьявольским планам не суждено было сбыться. Но расслабляться нельзя, враг коварен и настырен, нет сомнений, что его эшелонированные атаки будут продолжаться. «Цена свободы – вечная бдительность» - этот важный урок из всего произошедшего, надеюсь, хорошо усвоил армянский народ. Бдительность должна стоять на страже по всем азимутам, и прежде всего – в направлении собственной власти, чтобы не позволить ей доводить дело до такого состояния, когда возмущением народа сможет снова воспользоваться тысячеликий враг.

А завершить статью я хочу словами Фридриха Ницше: «Восстание – это доблесть раба; вашей доблестью пусть будет послушание».

P.S. Хотите верьте, хотите нет, но к немалым уже 65 годам мне удалось каким-то чудом уберечь свою душу от яда ненависти, хотя, как и любой живой человек, я, конечно, имел немало недоброжелателей и откровенных врагов. Левон Тер-Петросян, в этом смысле, сделал меня грешником. И это самый горький мой личный счет к нему. И к себе.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?