Независимый бостонский альманах

БАГИРОВ-ГАСТАРБАЙТЕР, или МИР ГРУСТЕН, ГОСПОДА

27-07-2008

Книга: Эдуард Багиров «Гастарбайтер» М., Издательство «Популярная литература», 2007

Василий ПригодичОдной из «горячих» литературных сенсаций второй половины минувшего года стала книга московского публициста и прозаика Эдуарда Багирова «Гастарбайтер» (М., Издательство «Популярная литература», 2007). Тираж 100 000 (сто тысяч) экземпляров.

Роман (если это роман) был исключительно грамотно «раскручен» (так теперь принято изъясняться) и быстро распродан, как пирожки с «собачатинкой» в морозное зимнее утро. Коллеги, плохие пирожки в современной России люди «кушать» не будут, выбросят, голода (тем паче интеллектуального) нет и в обозримом будущем не будет. Диапазон поклонников Багирова чрезвычайно широк: я видел эту книгу и в руках петергофских пенсионеров, и в «бардачках» дорогих машин крутых московских предпринимателей, ее прочитали и юноши (все мои ученики), и люди моего поколения. Вот так. Это о первом большом сочинении писателя. Грандиозный успех.

Свое произведение автор позиционирует как роман. Его святое право. Я бы причислил «Гастарбайтера» к исповедальным книгам ряда и ранга «Исповеди» Жан-Жака Руссо. Личности автора и главного (по сути, единственного) героя Евгения Алиева практически совпадают, как клинок и ножны. Разумеется, я не отрицаю элементов (значительных) авторского вымысла, но все же… О сюжете в нескольких строках: герой, родившийся в Туркменистане, сын русской и азербайджанца, приезжает в Москву и испытывает невероятные приключения, эскапады, взлеты, падения, любовь, ненависть. Пишу об этом с печалью, ибо все это, по-видимому, реальные страницы жизни автора. «Как мало прожито, как много пережито…».

Писатель Михаил Веллер проницательно определил важнейшую особенность большой книги: «простота формы и наглость мысли». Читатель, здесь нет никакого уничижения, никакого. Сюда подверстывается и «Гастарбайтер». Кстати, на книгу мало толковых (серьезных) рецензий. Понятно, солидарное корпоративное замалчивание-неупоминание достойной работы – древний и весьма эффективный критический прием.

Что делает плохой критик: обязательно в деталях пересказывает сюжет рецензируемого произведения, да так, что уже и читателю читать неинтересно. Это в лучшем случае: книгу-то прочитал (пусть и по диагонали). Практически всегда до обращения к книге критик знает простой вердикт (в зависимости от симпатий или антисимпатий к писателю): хорошо – плохо. Качество анализируемого текста таких щелкоперов не интересует.

Добросовестный истолкователь чужих текстов работает иначе. Внимательно читает книгу с карандашом в руке, с выписками и пометами и не знает до окончания чтения, каков будет приговор. Более того, сносный «критикан» в оригинальном истолковании ИНОГДА вскрывает в произведении некие пласты-грани-слои-кладовки, о которых автор не думал- не гадал. Бывает.

Вспомним бессмертное школьное литературоведение. Величайший русский драматург Александр Островский, прочитав бездарную (увы!) статью Александра Добролюбова «Луч света в темном царстве» (о драме «Гроза»), записал: «Это будто я сам придумал». Но это не он придумал.

Ну-с, сейчас и я кое-что понапридумываю. Друзья и враги господина Багирова, внимание.

Книга органично впадает в русло великой отечественной гуманистической литературы. Да, да. «И милость к падшим призывал…». Читатель, в школе все проходили «Медный Всадник» Пушкина и «Шинель» Гоголя. Тебя тошнило от словосочетания «образ маленького человека». А зря. Анна Ахматова яростно отрицала бытование «маленького человека» в реальной жизни. Она была неправа: все мы – на самом деле – «маленькие люди»: и Плиний Старший, и Макиавелли, и Петр Великий, и Лев Толстой, Роман Абрамович, и я, и Ты, Читатель, и Эдуард Багиров. Только не все об этом знают-помнят. Все мы гастарбайтеры в этой юдоли плача. Все. Как говаривали старинные люди: Мы на Земле – в гостях, наш дом – на небеси.

Евгений из «Медного Всадника» и Акакий Акакиевич Башмачкин из «Шинели», Евгений Алиев из «Гастарбайтера» (и все мы) – в той или иной мере – жертвы социальной порабощенности, денег, иерархии, своих тайных пороков, комплексов, зависти, животного страха, глупости и жадности. Эка, скажет Читатель, в какой ряд поставил Багирова и его героя Пригодич. Пора забывать всякие благоглупости: нынешняя литература отнюдь не хуже ТОЙ, она просто другая. И «Гастарбайтер» – своеобразный памятник нынешней благоразумной и безумной эпохе. В книге присутствует СВОЕОБРАЗНОЕ обличение «свинцовых мерзостей русской жизни» (Максим Горький), защита попранного человеческого достоинства, братский призыв к милосердию, состраданию и великодушию.

И именно этим своим гуманистическим содержанием-пониманием-видением «Гастарбайтер» оказывает (осознанно и неосознанно) благородное и восхитительное влияние на читателя. К тому же это еще и воззвание к разуму и человеческой совести.

У Евгения Алиева были великие предшественники: честолюбиво настроенные господа: Жюльен Сорель Стендаля, Растиньяк Бальзака, Герман Пушкина («Пиковая Дама»; Германн (с двумя «н» – не имя, а фамилия героя). В отличие от этих персонажей переживания «гастарбайтера» о своем личном неблагополучии соединены с размышлениями о страданиях ИНЫХ людей. Этим Алиев кардинально отличается от своих литературных предшественников, яростных индивидуалистов, чьи помыслы были сосредоточены исключительно на личном возвышении и преуспеянии.

Эдуард Багиров, без сомнения, большой плут. Гастарбайтер многократно говорит о том, что не учился в ВУЗе, мало знает и т.д. Однако он цитирует Николая Бердяева, употребляет дивные словосочетания ТИПА «фрикативная фея» и т.п. Герой встречает в питерском клубе «Грибоедов» некую барышню: «Под грохот музыки и коньячок за какой-нибудь час мы с Дашей обсудили ди-джея Ромео, интеграцию Гессен-Дармштадской династии в российские реалии, Анастасию Волочкову, беспредельщика Миниха, открытие второго московского бутика Davidoff, блестящий музыкальный эксперимент 1975-го года Оскара Питерсона и Кларка Терри, как правильно есть омаров, кто такой Ведекинд, и многое, многое другое» (С. 111). Нетривиальный репертуар тем для нетривиального кабацкого разговора.

Я, пожалуй, мог бы квалифицированно «вписаться» в беседу только о Франке Ведекинде (1864-1918; немецкий драматург и прозаик, предэкспрессионист; его высоко ценил Андрей Белый; о нем писал Лев Троцкий). Вот такие «темные» гастарбайтеры. Под «картонной личиной» авантюриста скрывается духовно изощренный человек. Читатель скажет, Багиров «понты кидает», однако нужно знать, как и какие понты кидать. Это весьма непросто.

Кстати, родине родной гастарбайтера – Туркмении Туркменбаши, ¬ ее политическому режиму автор отвел всего несколько абзацев. Однако читателю всё становится понятно. Упаси нас, Боже, от ТАКОГО.

Читателю будет интересно узнать: Эдуард Багиров – главный редактор «контркультурного» сайта – «элитарного литературного клуба» «Литпром», посему он приобрел невероятную популярность у многих тысяч насельников Сети. Багиров: «Сайт был создан для того, чтобы каждый желающий мог прислать свое творчество, будь то стихи, проза, критика, да хоть обзоры кинематографических новинок. Популярность сайта базируется и на том, что там нет цензуры – ненормативную лексику, если она вкраплена в творчество грамотно, там отнюдь не считают табуированной» (С. 159).

Люблю я, Читатель, игры интеллектуальные. Питаю и позорную любовь к культурной и контркультурной попсе. На Руси-Матушке контркультура многократно становилась культурой, и наоборот. К примеру, художники из объединения «Мир искусства» явно вели себя как «контркультурники» по отношению к художникам реалистам-академистам и «передвижникам». И стали творцами новой изобразительной культуры, поразившей весь мир. Поэты-символисты были в жесточайшей оппозиции к поэтам школы Некрасова-Надсона-Ратгауза-К.Р. (великий князь К.К.Романов, слащавый поэт и неслащавый покровитель искусств). Символисты стали культурой, господствовавшей лет десять, потом они были выброшены на помойку большевиками, но все помнят «Эпоху Великого Символизма» (Всеволод Рождественский; поэт, друг Андрея Белого и Николая Гумилева). Литераторы моего поколения были ярыми врагами советской культуры. Ее нет, мы пока есть (впрочем, не все, увы).

Наряду с «Удаффом», «Литпром» – самое яркое явление современной контркультурной литературы. Пройдут годы, и контркультура опять станет культурой. Литература – некий мутный поток, где пузырится цветная пена и сплетаются разноцветные струи. Я как-то назвал этих литераторов неофутуристами (по аналогии с эго- и кубофутуристами). Футуристы (Маяковский и компания) после Октябрьского переворота стали агрессивной беспощадной культурой. Потом и они были выброшены на свалку. А Маяковского во второй половине 1930-х годов «стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине. Это была его вторая смерть, в которой он не повинен» (Борис Пастернак).

На задней крышке переплета «Гастарбайтера» размещено сообщение: «Внимание! Контркультурное произведение». А мы, продвинутые дедушки, не боимся. Как писал Толстой о Леониде Андрееве: «Он пугает, а я не боюсь».

Идея книги? Нганасаны – тоже люди. Мир грустен.

P.S. В следующий раз побеседуем о замечательном высокодуховном фолианте: Иосиф Бродский. Книга интервью.

P.P.S. Господин Багиров (как литератор литератора) меня тяжко непристойно оскорбил, что никоим образом не сказалось на моих суждениях о его книге.

**********************

Примечание редакции к P.P.S. «Господин Багиров (как литератор литератора) меня тяжко непристойно оскорбил».

Редакция на может согласиться с оценкой Пригодичем уже не очень свежей книжки Багирова, по рождению азербайджанца, (1975), жившего в Туркмении, хвалившего Туркменбаши и, тем не менее, бежавшего оттуда в Москву.

Редакция не может также одобрить участия Пригодича в таких ресурсах как Литпром Багирова (оттуда его, к счастью, Пригодича вычистили еще год назад) и, тем более, в Удаффе, который по сравнению с Литпромом еще на порядок хуже с его – с беспробудным матом и порно.

А теперь - выдержки из липромовских и удафовских отзывов на рецензию и вообще их мнение о Пригодиче (выбраны наиболее пристойные). С тем, чтобы оттенить незлобивость и неземное всепрощение автора рецензии Пригодича

Багиров

Вот такие рецензии пишут о моей книге мои неподдельные недоброжелатели. Автора этого обзора я многократно разносил в пух и прах на Литпроме, а потом вообще снес с сайта всё его творчество.

olduser :

Чувак просто хочет вернуться на Литпром :)))

bagirov

Не думаю. Его выкинули оттуда больше года назад. Да и не пустят его назад, у нас такого не водится.

volosatoegovno :

ыыыы, Пригодич жог, это да.
нефритовая пищера © = песда

gavriloid :

Педерацчтичецкое есть что-то в подобных рецензиях.
Типа, он умный и образованый, но в то же время скрывает от нас...

Блять, ну напиши:" Мне лично неизвестный, да и никому больше. Фальшивка и ничтожество. Наслушался, и вот - нацитировал. С их ресурса в трипизды погнали, но я и сам бы погнался. Меня из трёх институтов к тридцати пяти тоже взашей, а он ПТУ не закончил."
Тем более что раздуплился критик через год, когда сами уже прочесть успели.
Проснулась Дуся...

badyrkhanov :

Такое впечатление что писал ботан-десятикласснег. Сколько лет автору рецензии? Он вот точно не знает где и какие понты кидать, хоть и очень старается...

http://bagirov.livejournal.com/134667.html

Борец с хаосом

Слушай, Пригодич. Вот ты тут разоряешься, пытаясь донести своим запутанным языком до среднестатистического фтыкателя какие-то глубокие мысли. Ответь чесна. Нахуй тибе это надо? Здесь ведь, несмотря на мат, немало умных людей(к коим я себя не причисляю). Вот ты чё, думаешь, что несешь свет в массы? Хуй там. Несешь в массы всякую пургу, облеченную в заумные слова. И похож ты на муху, которая ползает то по прекрасному плоду, то по куску гнили. Но жужжит и трепещет крыльями одинаково. Мож ну ево нахуй?

Василий Пригодич

Дорогой Борец с Хаосом!

Вменяемый человек годам к сорока понимает, что мир нельзя изменить словом, улучшить, ухудшить и т.д. Человек перестает бунтовать против Бога, миропорядка, родителей (!!!). Много лет я живу в состоянии идиотического счастья, в примиренности с жизнью и, поверьте, ни с кем не "сцепляюсь". А если пошлю кого-нибудь на навершие нефритового столпа (ни в коем случае не столБа), так это пустяШное дело житейское.

http://xn--80ah8bga.su/books/88104.html

Приебыч

Пиздежь. Пригодич, бля. Для этого надо быть 60-летним интелигентом-литератором, полностью выжившим из ума. Свободу, узнику совести актуальному педоразу Василию!!! Ты вспомни вербальный стиль Пригодича и концентрацию в них тупых никому не известных цитат и умопомрачительных шуточек в стиле (идите в ЖОрло ПУшки). В ТАКОЕ, по-твоему, можно перевоплатиться??

Багиров

http://www.udaff.com/books/71384.html

Читаю каменты и улыбаюсь. Щас эти гопники там живо об него ноги вытрут.

Багиров Ты унылый долбоеб, Пригодич. Возьми все копирайты и аккуратно вставь в свой параноидально ориентированный анус.

Багиров

Пидар он вонючий. Как и многожопая жена его голем.

Багиров

Его судьба была предрешена ровно в тот момент, когда этот пожилой шнырь вошел в мой номер, и начал языком полировать мне ботинки. Я просто трезвый тогда был, с дикого бодуна, поэтому среагировал не сразу. Выгнал, спустя чуть времени.

Багиров Хороших авторов тут как говна. А редакция - одна.

Багиров

графоманом больше, графоманом меньше - на скорость не влияет

Внимательный Это ж был мой любимый персонаж, почетный. Такую унылую тупку невозможно сымитировать.

http://www.litprom.ru/thread.phtml?fpage=0&rootID=684496

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?