Независимый бостонский альманах

ДУХОВНОЕ СВЕТИЛО - ПАТРИАРХ КИРИЛЛ

08-02-2009

Над Россией взошло новое духовное светило.

Не совсем новое – нынешнего патриарха Кирилла знали давно. Широкие ряды мирян - с 1995 года, когда по субботам он начал вести на Первом канале телепередачу "Слово пастыря". Сразу стало заметно: очень хорошая речь, знание русской истории, философии, да и политики.

Особенно привлекала своего рода музыка его глаголания – плавная, хорошо артикулированная, приятная для слуха даже чисто эстетически. И при том содержательная. Манера говорить у ведущих на русском радио и ТВ просто чудовища. Бесконечные запинки, повторы слов, мычание «мммм», блеяние «эээ» или как бы неопределенный артикль «аааа» перед каждым вторым словом. Причем самым обычным, например, перед словом «год» или «Россия», или «другие страны». Начинают фразу, не докончив, Продолжают другую, потом, бросив, третью (тут чемпион - Ганапольский). Это относится именно ко всем – без исключения. К поразительно косноязычному Евгению Киселеву, к пустой красивой погремушке Болтянской, даже к весьма неглупому Венедиктову. Приглашенные говорят гораздо лучше. Тот же Проханов, Радзиховский, Шевченко (этот, правда, иногда заикается).

Никакого сравнения с американскими ведущими. Слушать русских – стыдно. Как смотреть на хромую балерину, все время спотыкающуюся и падающую. И мучительно - как слушать певца, пропускающего каждую вторую ноту и дико фальшивящего на каждой первой.

Кирилла хотелось слушать, как хорошую музыку. И его слушали.

Кирилл был умен. Начитан. Свободно говорил на английском, французском, немецком. Он был контактен, дружелюбен, легко шел на компромиссы, если они не затрагивали главного. И еще – Кирилл с молодых лет был нацелен на построение церковной карьеры. Носил под рясой посох патриарха. Именно поэтому пошел не по стезе белого духовенства (священники), а принял постриг, – это произошло в начале его карьеры, еще до окончания Ленинградской духовной академии (окончил с отличием в 1970 году). 3 апреля 1969 года митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) преобразил юношу, 22-летнего Владимира Гундяева, в монаха Кирилла, который вскоре стал личным секретарем этого влиятельного митрополита.

Кирилл был честолюбив, оглядываясь вокруг, никого не видел в конкурентах. Кроме нерасторопности истории. Но история знала свое дело.

Под патронажем Никодима всего-то 25-летний Кирилл 12 сентября 1971 года возводится в сан архимандрита. И тут же становится представителем Московского Патриархата при Всемирном Совете Церквей в Женеве (с 1971 по 1974 годы).

Женева – это уже не просто церковное служение. Это доверие органов. Без их разрешения никто за границу не поедет, тем более не будет там работать.

В свое время в прессе России появились разоблачения про сотрудничество церковных иерархов с КГБ. Но только по поводу ныне усопшего патриарха Алексия второго был найден действительно документ. Его разыскал в завалах документации Совмина Эстонской ССР архивариус Таллиннского архива Юрью, после того, как Эстония стала самостоятельной страной, после чего он был публикован в "Новой газете" от 13.10.1998 в статье Бориса Соболева и Сергея Соколова при участии эстонского журналиста Томаса Маттсона "Алексий II - агент КГБ по кличке "Дроздов".

Поп-расстрига Глеб Якунин, бывший в начале 90-х годов депутатом Верховного Совета России, инициировал создание комиссии ("комиссия Якунина-Пономарева") о связях КГБ и РПЦ в советское время. Комиссия обнародовала ряд имен-псевдонимов - «Дроздов», «Михайлов», «Адамант», «Островский». Свои псевдонимы были и у представителей остальных конфессий - мусульман, иудеев, католиков. А в мае 2001 года журналист "Московского комсомольца" Сергей Бычков опубликовал статью "Митрополит из табакерки", в которой впервые публично отождествил Кирилла с деятелем ВСЦ "агентом Михайловым. Комиссия Якунина-Пономарева имела доступ к архивами Пятого управления, и в журнале «Христианский вестник» за октябрь 1992 года появилась публикация про смычку иерархов РПЦ с КГБ.

Надо сказать, работа депутатской комиссии Якунина-Пономарева ничем не кончилась. А синодальная комиссия даже и не начала работу.

"The Times", Великобритания, от 21.01.2009 вспомнила молодость и дала статью: «Русская православная церковь выбирает себе Патриарха из бывших агентов КГБ» http://www.timesonline.co.uk/tol/comment/faith/article5594067.ece

Кратко остановимся на этом. Во-первых, отождествление Михайлова и Кирилла не подтверждено документально (в документах говорится о Михайлове и сведениях из Женевы, но нет указания на то, что эти сведения – от Кирилла). Во-вторых, даже если это и так (похоже, что так) – в этом нет никакого криминала. Все руководители групп, выезжающих за границу, должны были писать отчеты. Подписывались они псевдонимами – таковы были жесткие условия работы органов. Отчеты писали даже гиды, водящие интуристов по Москве. Что уж говорить о представителе РПЦ во Всемирном совете церквей в Женеве. Конечно, он писал отчеты. Это просто входило в его служебные обязанности. Но это совсем не то, что сообщения сексотов в советских конторах (не та нравственная оценка): а вот такой то сегодня рассказал анекдот про Брежнева. Предполагаю, что в отчетах нужно было сообщать о всех встречах с официальными представителями из церковных кругов, дипломатии или политики. О чем шла речь, какова их позиция, отношение к СССР и пр.

В 1992 году, встречаясь со студентами МГУ, Кирилл так отреагировал на сообщение комиссии Якунина-Пономарева: «Факт встречи духовенства с представителями КГБ нравственно безразличен». Естественно. Если Кирилл полагал себя государственником (а это так), то содействие государственным интересам страны было не только не предосудительным, но даже моральным.

Вот любопытная деталь из интервью с Вадимом Мельниковым, старым другом Кирилла по Женеве, который с 1971 года занимал должность консула представительства СССР в Женеве.

— Вы успели познакомиться с митрополитом Никодимом? (напомню – наставник Кирилла – В.Л.)?

— Да, мы познакомились в Женеве. Он приезжал туда в составе делегации. Кирилл предупредил его, что я консул, но имею отношение к спецслужбам (ну-ну, не «имел отношение», а был кадровым офицером КГБ – В.Л.). Я боялся этой встречи, знал, что Никодим с ненавистью относился к органам. Но, как ни странно, первое, что произнес митрополит при знакомстве: "Все, Вадим Алексеевич, вы с нами, с нами!". Потом мы поехали на банкет, где митрополит Никодим усадил меня по левую руку. Надо заметить, мужик он был мировой, таких людей в церкви, наверное, больше не будет. Никодим — умница, философ, боролся за объединение церквей, за что и пострадал.

См. http://www.mk.ru/blogs/MK/2009/01/30/society/392065/

Смотрите, по словам друга молодости Кирилла Вадима Мельникова: Никодим - умница и философ, равных которому в церкви не было - не достиг высших чинов. А Кирилл – достиг. По мнению бывшего консула и офицера КГБ, друга Кирилла, Никодиму равных не было и нет. По моему мнению – есть. И этот человек – Кирилл. Он даже превосходит своего наставника, ибо лучшего него понимает сложное устроение государства. И потому, в отличие от Никодима, «с ненавистью к органам» не относился. Он хорошо понимал и понимает, что органы безопасности – необходимая и очень важная часть устойчивости и выживания страны. Нечто вроде иммунной системы.

Но Кирилл превосходит всех ныне живущих иерархов еще одним качеством. Он очень хорошо понимает и соблюдает экономическую сторону церкви как организации. Понимает, что без финансов нельзя создать отлаженную систему приходов, храмов, монастырей, исполнять церковные функции по окормлению, вести службы, содержать приюты и оказывать разнообразную помощь бедным.

В 1989 году Кирилл возглавил Отдел Внешних Церковных Сношений (ОВЦС), стал министром иностранных дел РПЦ. За это – тоже спасибо его наставнику Никодиму, который как бы завещал ему свое место главы ОВСЦ.

В советское время финансирование церкви происходило под неусыпным контролем Отдела по делам религии ЦК и лично товарища Куроедова, его председателя. В конце перестройки церковь уже во многом освободилась от плотной опеки государства. Прозорливый Кирилл быстро увидел пути пополнения церковной казны. Был сделан первый шаг к освобождению от государственных объятий. То было право на беспошлинный ввоз разных товаров, которые собирали по всему миру для помощи встававшей из положения ниц русской православной церкви. Товары шли по линии гуманитарной помощи. Кирилл очень тонко воспользовался новыми возможностями.

Началась табачно-церковная эпопея. В 1996 году ОВЦС через свой Фонд «Ника» без таможенных пошлин ввез в Россию более 8 миллиардов сигарет. Понятно, что торговые фирмы и точки, аффилированные с фондом Ника, легко вытеснили с рынка импортеров, плативших пошлины. Табачные короли забеспокоились. Озлобленные табачники подкинули разоблачительный материал маленькой бизнес-газете, которая по странному совпадению после этого разорилась и закрылась.

Табачные монополисты не сдавались: начался шквал фельетонных публикаций в «Московском комсомольце» и «Московских новостях». Больше всех надсаживался неугомонный Сергей Бычков (где-то он теперь?) . Кирилла стали называть митрополитом из табакерки, табачным митрополитом, сигаретным королем.

На Пресс-конференции по итогам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви митрополит Кирилл (он был возведен в этот сан в 1991 году) объяснил собравшимся, что в Русской Церкви имеется Комиссия по гуманитарной помощи, куда православные и не только православные христиане со всего мира присылают кто что может. Среди вещей, которые приходят с гуманитарной помощью, есть такие, которые Церковь не может использовать по прямому назначению. Например, сотни двигателей от холодильников, оконные рамы и блоки и, наконец, сигареты. Их можно отправить обратно дарителям. А можно согласовать вопрос с Правительством и передать сигареты в светскую торговлю, что и было сделано. Часть от вырученных денег была направлена в центральный церковный бюджет, на общецерковные нужды. («Православная Москва», № 8-9, март 1997).

В интервью "Литературной газете" митрополит Кирилл сказал еще полнее: "...а как, собственно, выживать Церкви в нынешней реформируемой России? Вариантов ведь только два: либо в своей хозяйственной деятельности Церковь должна стать полноправным субъектом рыночной экономики, либо ей надлежит удалиться в экономическую резервацию и обречь себя там на тихое угасание".

Посему инициатива начальника налоговой службы, услужливого А.Починка про то, что всеми делами заправлял не Кирилл, а глава комиссии по гуманитарной помощи архиепископ Климент, который-де, не подчинялся Кириллу, была излишней. Да, защищать Кирилла в правом деле – это намекать на то, что оно неправое.

А дело было, по большому счету, не только правое, но даже святое.

В течение многих лет, когда Кирилл служил епископом Выборгским, а затем архиепископом Смоленским, Вяземским и Калининградским, к нему не раз обращались за духовной помощью сильные мира сего. Может быть, это слишком громко сказано. Но... владыка не раз крестил детей и внуков секретарей райкомов-горкомов-обкомов. И если бы только детей. Он тайно крестил самих секретарей!

Вот на этом остановимся.

Поздняя советская империя отмечена расцветом всякого подпольного оккультизма. То время затмилось только во времена перестройки, когда шарлатанство вышло на широкий простор в лице прохиндея Кашпировского с его "установками" по телевидению и зарядкой воды психоцелебной энергией безумным Чумаком. А до того по всем каналам официально бормотали о гранитной базе материализма, на которой стоит советская идеология. Да, конечно, но в подполье у каждого партийного бонзы был свой тайный целитель. В народные низы проникали слухи о том, что даже дорогого Леонида Ильича пользует ассирийка, наследница вавилонских и персидских магов знойная Джуна Давиташвили. Она добралась, толковали, и до Райкина, продляет ему творческое долголетие. А Брежневу обещает и вовсе бессмертие.

Она не виновата, что сам Леонид Ильич ее обещание не выполнил.

Это только тонкий верхний слой тлена на гранитной базе марксизма. Чуть поглубже в идеологии вместо твердыни обнаруживалась труха, слизь и вонь. Однако же государственные чиновники, пусть и партийные, не могут жить в сильной вони. Нужен какой никакой глоток воздуха. Нужно понимание, зачем их деятельность нужна. Их собственный смысл жизни. Каков замысел истории. Куда движется страна. В какой позе находятся сами партийные в несколько раскоряченном СССР.

Даже троечникам по марксизму-ленинизму и слушателям ВУМЛа, пусть и на постах обкомов, к 1980 году стало ясно, что м-л. теория ни в какой мере не наука. Может быть – шаманские заклинания. Может быть завывания колдуна вуду. Но никак не научная идеология. Третья программа КПСС, принятая в 1961 году на основе самых высоконаучных принципов и расчетов, через 20 лет полностью развалилась – всем стала видны цена торжественных обещаний партии построить коммунизм к 1980 году.

Более того, у наиболее продвинутых функционеров начались проблески сознания. Если коммунизм – это когда каждому по потребности, то такой строй не может быть построен никогда, ибо потребности не имеют предела. Но если так, то становится понятной неизбежная система репрессий. Наука марксизма-ленинизма говорит о том, что социализм (коммунизм) может быть построен, а практика говорит, что его нет и нет. Тогда почему? Потому что виноваты враги. Которых следует уничтожить. В первую очередь – самих руководителей низшего, среднего, да и высшего звена, это ведь они занимались практикой построения. Их и уничтожали. И вполне могут уничтожать впредь. Перед партийцами разверзлись пропасти и хляби отчаяния неверия. Началось их массовое бегство во внутреннюю эмиграцию. Если м-л теория – бред, то где найти опору измученной душе? Поведя мутными очами, они увидели только одно спасение: оно в православии.

В конце концов Россия жила с этим духом 1000 лет, а СССР с м-л начал усиленно гнить уже после 50. Сроки несопоставимы. Да и первые 50 лет были не столько жизнью, сколько коченением от страха.

А тут рядом – носитель древнего благочестия и веры, ученый и мудрый Кирилл. Он наставит, он спасет. Как быть, владыко? Да как? Нужно любить людей, а ваше лжеучение классовой борьбы и диктатуры пролетариата учит их ненавидеть. Митрополит Кирилл, надо сказать, очень хорошо знал классиков. Читал и понимал – хоть сейчас профессором заведовать кафедрой м-л. Понимал-то - да, но не принимал. На дух. С детства. С посаженного деда и ущемленного отца - священников. Так что ни в пионеры, ни в комсомольцы. Прошу, отец, вашего благословения. Обратите меня в истинную веру. Хорошо, сын мой, – говорит 40-летний отец 60-летнему сыну. Завтра в 9 утра совершу обряд крещения. Ну, прямо-таки катакомбная церковь во времена преследования христиан времен Диоклетиана позднего Рима. Интересно, никто не донес. Да и к кому пойдешь? Вдруг этот «кто-то» сам крестился у Кирилла?

И таких было все больше не только среди партийных функционеров, но и среди офицеров КГБ.

Среди них были люди, которые задумывались о том, чем в рушащемся СССР заменить разложившуюся и преступную идеологию. И кто ее будет создавать.

Ну, как кто? Да вот же один из главных создателей – архиепископ Кирилл.

То есть, наиболее продвинутые руководители из партийной и КГБ номенклатуры загодя стали готовить глубоко эшелонированную оборону.

Кирилл с истовым религиозным рвением взялся за дело. В 70-80 годы он написал до удивления много, еще больше прочитал лекций – в том числе за границей.

Его диссертация «Становление и развитие церковной иерархии и учение Православной Церкви о ее благодатном характере» (Ленинград, 1971 г.) была опубликована только для узкого круга духовных лиц, но затем стали выходить книги, подготовленные в эти сокровенные годы: «Вызовы современной цивилизации. Как отвечает на них Православная Церковь» (Москва, 2002 г.); «Слово Пастыря. Бог и человек. История спасения» (М., 2004 г.), «L’Evangile et la liberte. Les valeurs de la Tradition dans la societe laique» (Paris, 2006 г.), «Свобода и ответственность: в поисках гармонии» (М., 2008 г.), а также более 700 публикаций, включая публикации в отечественной и зарубежной периодике. Изданы циклы телепередач «Слово пастыря» — Введение в православное вероучение; «Слово-Таинство-Церковь» — История ранней христианской Церкви и учение о Церкви; «Юбилейный Архиерейский Собор» — Основы социальной концепции — Устав Русской Православной Церкви — Деяния о канонизации, «Отношение к инославию»; «Слово Пастыря» — Церковь, государство, политика (часть 1), Церковь, личность, общество (часть 2), О вере и спасении (часть 3). Был руководителем рабочей группы по разработке «Основ учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека»; Председателем Синодальной рабочей группы по выработке Концепции Русской Православной Церкви по вопросам церковно-государственных отношений и проблемам современного общества в целом и еще многих рабочих групп и комиссий; На аудионосителях издан цикл великопостных проповедей.

Но даже и эта грандиозная духовная работа – не самое главное. Самое главное – это подготовка Кириллом кадров, которые, по меткому замечанию тирана (Кирилл относится к нему с резким нравственным осуждением, хотя и признает его «историческое значение»), «решают все».

Во времена своего десятилетнего ректорства (с 1974 по 1984 годы) в Ленинградской духовной академии и семинарии он создал клир гораздо выше по своим интеллектуальным возможностям и знаниям, чем все выпускники ВПШ вместе взятые.

Что же вышло в результате? То, что уже при Алексии II от церкви перестало нести могилой. Она перестала быть полуразрушенным кладбищенским атрибутом, на что ее обрекало коммунистическое государство.

Приведу один яркий пример авторитета и влияния Кирилла. Пример этот связан со своего рода конкурсом «Имя России», который решили провести по негласной идее президента и премьера. Чтобы определить, кто из исторических деятелей мог бы олицетворять в своем имени всю Россию, в 2008 году на телеканале «Россия» были созданы специальный сайт и комиссия по проведению «мероприятия» (Никита Михалков, Любимов и др.).

Сразу же с большим отрывом в голосовании начал лидировать Сталин. Наметился скандал. Как, диктатор и преступник – «имя и лицо России»?! Возникла заминка. Голосование под предлогом вторжения в него хакеров, спамеров и всяких накруток закрыли. Попросили провести это голосование на радио «Эхо Москвы», учитывая его аудиторию, инспирированную либералами вроде бабы Леры, Альбац, Боннер, Радзиховского и др . Там получился тот же результат, Сталин набирал около 40 проц. Скандал. Голосование закрыли еще раз. Посмотрите, как выглядел рейтинг на «Эхе Москвы» перед самым закрытием:

Иосиф Сталин: 9111 (37.5%)
Александр Пушкин: 3146 (12.9%)
Владимир Ленин: 2345 (9.6%)
Владимир Высоцкий: 2082 (8.6%)
Борис Ельцин: 1675 (6.9%)
Петр I: 1270 (5.2%)
Михаил Ломоносов: 1159 (4.8%)
Юрий Гагарин: 832 (3.4%)
Сергей Королев: 648 (2.7%)
Сергий Радонежский:592 (2.4%)
Николай II:471 (1.9%)
Екатерина II:417 (1.7%)
Сергей Есенин:265 (1.1%)
Иван IV Грозный:65 (0.3%)

Снова продолжили на "Имя Россия".
В промежуточных списках нового голосования Сталина спихнули сначала на третье место, потом на седьмое, потом и вовсе на 12-е. А потом вдруг на первом месте оказался Александр Невский, который при предыдущих голосованиях вообще не входил в список 12 финалистов И - о чудо!

Итоговый список победителей голосования «Имя России» выглядит так:

1. Александр Невский (2011766 голосов)
2. Александр Пушкин (1781863 голоса)
3. Федор Достоевский (1678083 голоса)
4. Петр I (1511367 голосов)
5. Владимир Ленин (1356281 голос)
6. Александр Суворов (1271345 голосов)
7. Екатерина II (1265784 голоса)
8. Иван Грозный (1216812 голоса)
9. Петр Столыпин (1165377 голосов)
10. Александр II (1066896 голосов)
11. Дмитрий Менделеев (1044897 голосов)
12. Иосиф Сталин (1039488 голосов)

Как видим, прошлый лидер Сталин очутился на последнем месте. В качестве жертвы за Невского отдали Сергия Радонежского, который вообще выпал из списка. Затем организаторы еще раз перетрясли список, пошли навстречу народу и поставили Сталина на третье место. Но на первое место Александра Невского уже не покушались.

Чем можно объяснить такое чудо? Только одним: выступлением митрополита Кирилла на телевидении канала «Россия» (6 октября 2008 ), который в замечательно выстроенной речи поведал, почему именно Александр Невский должен представлять «Имя России». Смысл сказанного им сводился к следующему.

Кирилл начал с того, что напомнил: «в первой половине XIII века страна оказалась ослабленной, униженной, оскорбленной, проигравшей все баталии, и вдруг малое войско вступает в бой и разбивает противника, воодушевляемое словами своего предводителя: "Не в силе Бог, а в правде". Это был глоток воздуха, осознание того, что мы не исчезли. Александр Невский нужен нам для того, чтобы возродить себя как великую державу, как некий системообразующий центр глобализирующегося мира".

Напомнил Кирилл также и то, что Невского обвиняют в том, что тот ездил в Орду на поклон и исправно платил дань. Был коллаборантом. Да, ездил. Но Орда тогда была совершенно необоримой силой, с ней нельзя было совладать военным путем.

Словами Кирилла: ордынцам "не нужна была наша душа - им нужны были наши карманы", в отличие от Запада, который представлял для России "цивилизационную опасность и пытался перестроить наш национальный код». "И Александр Невский отдает надстроечные ценности, понимая, что надо сохранить душу, национальное самосознание, народную волю, цивилизационный код».

Кирилл сказал, что каждый из 12 кандидатов на первую строчку рейтинга "Имя России" - это "представитель своего цеха", политик, писатель, экономист, в то время как святой князь Александр был одновременно величайшим стратегом, политиком, тончайшим дипломатом, философом и, наконец, просто былинным героем (в 20 лет одержал победу над шведами, в 22 года - над ливонцами).

Закончил Кирилл так: "Без него не было бы России, не было бы русских. Отдадим свои не только голоса, но и сердца святому благоверному великому князю Александру Невскому - спасителю России!"

Посмотрите его выступление http://www.youtube.com/watch?v=HvOu9ZikEl8&feature=related

Исторически тут много спорного. В конце концов, в Ледовом побоище погибло всего-то 20 тевтонских рыцарей. Не Бог весть какая битва. Но Кирилл все это подал как спасение русского этноса, хотя и слова Россия тогда не было, и русских еще не было, а население идентифицировало себя по принадлежностям к княжествам (новгородцы, киевляне, владимирцы, рязанцы, суздальцы и пр.).

Да – сильная речь. Ибо Кирилл не читал лекцию об истории, но создавал идеологему для создания российской идентичности. Его слово оказалось определяющим для этого конкурса – и для рядовых голосующих, но больше – для руководителей проекта, за которым стояли высшие лица государства. И сразу изменился весь ход голосования и Александр Невский стал Именем России.

Теперь – самое главное.

За приходом в высшую церковную власть патриарха Кирилла видится некая верховная метафизическая историософская идея. Та, которая называется «русской идеей» и которую давно и безуспешно искала посткоммунистическая «демократическая» власть. Но так и не нашла.

Сам Кирилл таковой идеей называл мысли Достоевского, которые в виде формулы выразил Владимир Соловьев: русская идея – это христианское преображение мира на основе истины, красоты и добра. Формула звучит красиво, но в ней нет никакого механизма воплощения, нет «рабочего чертежа», нет конструкции. Здесь можно начинать бесконечные дискуссии о том, как понимать истину, красоту и добро. В то время как патриаршество Кирилла есть само по себе некий социальный проект.

Без сомнения, 16-й патриарх Кирилл через 350 лет есть своего рода реинкарнация 6-го патриарха Никона. В смысле его церковной реформы, в которой главным была попытка (неудавшаяся) вознести идею религии над идеей светской власти.

Полный титул Никона, который он сам избрал для себя, звучал так: Божиею милостию великий господин и государь, архиепископ царствующаго града Москвы и всеа великия и малыя и белыя Росии и всеа северныя страны и помориа и многих государств патриарх.

Результатом этого вознесения над царской властью оказалось низложение патриарха царем Алексеем Михайловичем, лишение его сана и заточение в Белозерский монастырь.

С патриархом Кириллом такого не произойдет. Он значительно умнее всех своих предшественников. И ему не нужно будет объявлять себя Божиею милостию великим Президентом и премьер-министром. Во времена Никона русское государство только начинало свой путь, и за его плечами еще не скопились груды неискупленных грехов. Из царствующих злодеев разве что один Иван Грозный, даже лично убивший многих. Да и тот безумствовал не так долго, имея 1500 опричников, разово набезобразивших в Пскове и Новгороде, а так больше пресекал отдельные боярские роды. Толща народа не была затронута кровопролитиями. И то Иван после каждой казни каялся и бросал в народ монеты. А потом и вовсе разогнал опричнину и запретил само это слово произносить.

Не то с коммунистической властью, которая залила страну кровью. При этом – ни следа покаяния. Не наказан ни один из виновных. И ни следа милости и награды пострадавшим от этого государства. По литру водки отсидевшим по 25 лет и выжившим в лагерях рабского труда?! Какой контраст по сравнению с деятельным покаянием Германии, по сей день выплачивающей компенсации не только бывшим узникам и родственникам погибших, но и всем (евреям), кто оказался в оккупации и даже просто вынужденным бежать от оккупации.

Светская государственная российская власть потеряла моральное право на руководство и управление. Точно так же, как незадолго до того потеряла такое право коммунистическая партия.

Но при чем тут нынешняя «демократическая» власть? При том, что она есть прямая наследница прежней. И ведет себя если и не так кроваво, то так же аморально.

Давайте посмотрим цепочку преемственности на уровне персоналий.

Сталин – член политбюро и «ученик Ленина». Это Ленин разрешил ему стать (3 апреля 1922 года) генеральным секретарем. Хрущев – из ближайшего окружения Сталина. Брежнев – лучший друг Хрущева. Горбачев – соратник и сподвижник Брежнева. Ельцин – из того же гнезда. Путин – назначен Ельциным своим преемником. Медведев возведен на трон Путиным. То есть Медведев – не такой уж отдаленный потомок Ленина. Как-то исподволь сложилась династическая линия Ленинковичей.

Кирилл как бывший глава отдела внешних сношений имеет еще одно важнейшее преимущество перед нынешними политиками России. В то время как историческая Россия распалась на 15 частей, отношения между которыми дошли даже до военных столкновений, церковь сохранила единство. В лоне Московского патриархата остались все митрополии – Украинская, Белорусская, Молдавская и др. Более того, произошло объединение русской православной церкви с десятилетиями враждовавшей с ней Зарубежной церковью.

Как выразился обозреватель и воцерковленный человек Максим Шевченко: «Впервые в русской истории персты власти не указывают Церкви, как ей жить, а всего лишь складываются для крестного знамения - и не более».

Да, нынешняя государственная власть сгнила изнутри. Она и сама это чувствует, точно так же, как чувствовали внутреннюю пустоту секретари обкомов, подходя под руку архиепископа Кирилла.

В народе авторитет государственной власти продолжает падать. На какое-то время вырос рейтинг Путина, но сейчас и самый простой человек понимает, что время краткого благополучия и стабильности было обязано международным спекулянтам, взвинтившим цены на нефть выше всякого приличия. Сейчас, при падении цен, начался откат.

Авторитет государственной власти неудержимо падает. И, значит, растет авторитет власти церковной. Государственная длань не может более удерживать скипетр и державу. Они сами упадут в руки других. И власть эта оказывается в надежных руках умного иерарха. Он знает, как ею распорядиться.

Светские власти не были допущены ни на архиерейский собор по выдвижению кандидатур на выборы патриарха, ни на поместный Собор по избранию Патриарха. Были они допущены только на интронизацию Святейшего Патриарха Кирилла (1 февраля 2009 года в Храме Христа Спасителя).

Президент и премьер-министр стояли тихо, затем скромно подошли и приложились к ручке Предстоятеля. Очень символично. Настолько, что телевидение эти кадры увело от нескромных глаз.

Ситуация будет чем-то напоминать Иран. Там духовная власть аятоллы не претендует на ежедневное управление, на принятие текущих решений. Но ни одно важное государственное решение не принимается без одобрения аятоллы Хоменеи. Это аятолла дал добро на создание в Иране ядерной бомбы. По этой аналогии такие, например, решения, как признание Южной Осетии и Абхазии, будут приниматься только после одобрения Патриархом. В этом смысле он станет верховным правителем.

Реформы церкви и шире – общества, которые замыслил Кирилл, трудно высказать краткими словами. Они заключены в его книгах, выступлениях, лекциях, проповедях. Они находятся в его «Основах социальной концепции» и в «Уставе Русской Православной Церкви». Видимо, в реформах будет техническая сторона: переход службы на современный русский язык, на григорианский календарь и пр.

Но если все же выразить одной формулой, то эта формула звучит так:

Восстановление в обществе абсолютных норм морали и нравственности. Именно подрыв нравственности есть главная опасность для жизни народа. Воздвижение на месте ложно понимаемых либералами прав человека с их относительной моралью твердых абсолютных правил социальной жизни. Гомосексуализм, говорил Кирилл, из генетического отклонения или скрываемого порока всего еще 15 лет назад теперь стал чуть ли делом чести, доблести и геройства. Теперь уже либералы бьются за признание гомосексуальных браков и во многих местах преуспели в этом. Следующим этапом будет легализация педофилии. Ибо если запрет на гомосексуальные браки есть недопустимое ограничение прав личности, то и запреты на педофилию тоже есть ограничение прав человека. Все это закончится в огне Армагеддона – Кирилл предостерегающе поднял палец.

(Посмотрите это его выступление http://www.youtube.com/watch?v=CDUpqWkZOR0&NR=1)

К тому же, Святейший - самый жесткий и аргументированный критик либеральной, потребительской идеологии.

Процитирую самые важные месте из речи Патриарха Кирилла, которую он произнес после интронизации:

«Нет и не может быть в жизни Патриарха ничего личного, частного: он сам и вся его жизнь без остатка принадлежат Богу и Церкви.

Предметом нашей особой заботы станет молодежь, которая сегодня особенно остро нуждается в духовном руководстве. В эпоху нравственного релятивизма, когда пропаганда насилия и разврата похищает души молодых людей, мы не можем спокойно ждать, когда молодежь обратится ко Христу: мы должны идти навстречу молодым людям — как бы это ни было трудно для нас, людей среднего и старшего поколения, — помогая им обрести веру в Бога и смысл жизни, а вместе с этим и осознание того, что есть подлинное человеческое счастье.

Наш христианский долг — заботиться о страждущих, о сиротах, о бедных, об инвалидах, о престарелых, о заключенных, о бездомных - обо всех, кому мы можем помочь обрести надежду. Голос Церкви должен стать в том числе и голосом слабых и лишенных власти, взыскующих справедливости.

Патриарх должен заботиться о том, чтобы каждая личность во всей ее неповторимости находила свое место в церковном организме и в то же время чтобы разномыслия не нарушали духа любви и не ослабляли общих усилий по созиданию дома Божия. «В главном - единство, во второстепенном - свобода, во всем - любовь», — эти слова святого Викентия Леринского должны оставаться руководящим принципом церковной жизни». См. http://www.patriarchia.ru/db/text/547287.html

В ноябре Патриарху исполнилось 62 года. Немного. Но – уже три инфаркта. Не сильных. Но – три.

И это при том, что в молодости Кирилл отлично катался на горных лыжах, плавал, лихо водил автомобиль.

Людям нужно молиться за его здравие и многая лета.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?