Независимый бостонский альманах

ЭТОТ ДЕНЬ МЫ ПРИБЛИЖАЛИ

08-05-2009

Суммы вбросов (bailout) правительственных денег в банкротов нынешнего кризиса поражают. Правительство уже дало около 800 миллиардов. Нужно - не менее трех триллионов. И все равно:
"Вашингтон был вынужден прийти на помощь финансовой группе уже в четвертый раз за последнее время. Чистые убытки AIG за 2008 г. составили 99,29 млрд. долл. Американские власти приняли решение выделить крупнейшему в стране страховщику American International Group (AIG) финансовую помощь еще в размере 30 млрд. долл. По мнению экспертов, если не дать, то банкротство крупнейшей в мире по капитализации страховой компании может привести к краху мировой финансовой системы".

Цитировать экспертов скучно. Ничего нового. Можно узнать лишь сотни названий банков и компаний, стоящих с протянутой рукой в очереди за государственным подаянием. И всем нужно дать. Если не всем, то хоть самым главным страдальцам. Например, гордости, столпу и становому хребту американской экономики General Motors. Ибо если он завалится (а к этому близко), то произойдет примерно то же, что и при крахе AIG.

Откуда взять деньги?

Есть несколько живительных источников. Первый - самый прямой: одолжить у Китая. Второй: продать государственные облигации США Китаю. Третий: ввести новые прямые и косвенные налоги. Четвертый: запустить денежный печатный станок. Есть и еще, менее значимые.

Последний вброс денег (800 млрд) был взят взаймы Китая под обеспечение американских государственных облигаций. Сумма более чем значительная и Китай хотел бы получить ее обратно с процентами. По этому случаю впервые за все время Китай устами своего премьер-министра Вэнь Цзябао вежливо попросил Америку с толком распорядиться кредитом: не тратить его на безумные бонусы своим высшим менеджерам и не строить на них пирамиды вроде мэдофской.
Это называется, дожились: недавно еще беднейшая страна Китай стала главным кредитором и заимодавцем самой богатой страны мира!
А все потому, что в США создали специально организованную и намеренно сложную финансовую систему. И совсем не бескорыстно. Хотя сложность вовсе не гарантия правильности. В свое время в системе Птолемея нагромоздили десятки эпициклов и эксцентров, чтобы хоть как-то согласовывать расчеты с наблюдениями. А вопрос решился просто: Коперник в центр планетной системы поместил не Землю, а Солнце. И сразу все упростилось.

Когда-то, в конце 19 века, изобрели форварды, получившие название фьючерсов. То есть, контрактов по будущим ценам. Придуманы они были из разумных соображений: фермер для проведения посевной должен был закупить зерно, топливо, удобрения и пр. Покупал он это все под будущий урожай и, соответственно, под цены на этот будущий сбор. Стороны прикидывали виды на урожай, погоду, характер почвы и ударяли по рукам.

Получать деньги «до» стульев показалось заманчивым. Фьючерсы стали распространять на все прочие товары, вовсе не связанные с сезонностью: на нефть, металлы, электроэнергию. Потом прикинули, каким образом еще можно добывать деньги без всяких продуктов и изделий, и изобрели индексы на фьючерсы. А потом - фьючерсы на индексы.

Прошу внимания, привожу определение: «Фьючерс на индекс представляет собой соглашение двух сторон осуществить на определенную дату в будущем (в день исполнения фьючерса) взаиморасчеты на основании разницы фактического значения индекса в день исполнения и значения индекса, закрепленного во фьючерсной цене в день совершения сделки».

Не вникайте, не ломайте голову: индекс еще дальше от реальности с его хлебом насущным – вот это для нас важно.

Далее возникло хеджирование. Это страхование сделок будущего - фьючерсов со всеми их индексами. Вдруг в еще более далеком будущем цены окажутся не такие как во фьючерсе-индексе, а, допустим, выше. Тогда хедж-фонды заплатят страховку тем, кто купил-продал фьючерс.

Потом возникли свопы - соглашения об обмене активов и пассивов на аналогичные активы или пассивы, каковые будут происходить совсем уж в далеком будущем. Валютный своп - соглашение на обмен оговоренного объема одной валюты на другую валюту на определенную будущую дату. Ну, там еще разные промежуточные «ценные бумаги», которые означают и индексируют другие ценные бумаги, а те – еще более другие.

Наконец вершина, достигнутая на сегодняшний день, – это страхование страховых компаний. Ибо вдруг они переплатят за чье-то будущее банкротство, вот тогда их и должны подстраховать коллеги второго эшелона обороны. В принципе, как это известно из военной науки, линий обороны может и три, и больше. Все вышеназванное называется общим словом «деривативы», что означает «производные» от денег и товара. Таких производных, как мы уже догадались, может быть сколько угодно. Как линий обороны. Или число лесозащитных полос в величественном сталинском плане преобразования природы.

Дальнейшее развитие, рост и процветание финансового рынка в его устремленности к будущим успехам оборвалось самым прискорбным образом крахом банка Lehman Brothers и огромных ипотечных компаний Fanny Mae и Freddy Max, коих кредитовали Лимонные братья. И тут же подкосился еще один гигант ипотеки и инвестиций в светлое будущее – уже упомянутый AIG.

В чем же причина? Чисто технически – в том, что все финансовые инструменты деривативов, именуемых не иначе как «финансовые продукты», никакими продуктами никогда не были и по замыслу быть ими не могли. Это - химеры, фантазии, выдумки. Королевство кривых зеркал, некая камера-обскура, в которой одно зеркало отражает другое, в третьем отражается второе , в четвертом – третье. Все это уходит в бесконечную перспективу, и что там соответствует отсветам во втором, третьем и последующих зеркалах, узнать не дано никому. Ибо уже самое первое зеркало было дико кривым и создающим собственным артефакты – например, какие-то несуществующие в природе гало и блики.

Что имеется в виду? Да вот хоть бы то, что американский банк на каждые 1000 долларов уставного капитала может выдавать на 9 тысяч долларов кредитов. Иначе говоря, банк выдал кому-то кредит, который есть на самом деле долг этому банку. Этот «кто-то» может положить чек на свои 9 тысяч в тот же самый банк (или в другой – не важно), и вот уже долг дивным образом превратился во вклад, в деньги, в прибыль. Этот вклад, самом собой, страхуется. Потом этот вклад (а на самом деле долг) один банк может продать другому, а тот, засунув его в свою свопу и разные спреды в обрамлении страховок разного уровня толкнет его третьему банку. И все запишут на свои счета удачно проведенную финансовую операцию, у всех появились на счетах деньги, коих изначально не было. Все это напоминает забаву «зачем просто, когда можно сложно», устанавливаемую в некоторых аэропортах, когда катящийся сверху шарик падает на разные лопатки, те двигают рычажки, рычажки открывают заслонки и пр., в результате чего шарик оказывается в самой нижней точке, откуда его лифтик снова поднимает наверх. Ну, если денег изначально не было, так зачем дело стало? Давайте аннулируем эти фантики и начнем сначала. Не тут-то было.

В конце эфемерной цепочки, где-то в центре хитрой финансовой паутины сидит, например, господин Мэдофф. Иди Стэнфорд. Или Джон Тейн (John Thain). О первых двух строителях пирамид пока говорить не будем – они под следствием и уже поэтому как бы считаются виновными. Поговорим (не в первый раз) о Джоне Тейне, президенте огромной финансовой компании Merrill Lynch, которую от банкротства спас крупнейший в мире Bank of America, купив банкрота с потрохами и тем самым получив пинок, от которого сам закачался. Напомню, что этот John Thain, считающийся лучшим из всех американских топ-менеджеров, при увольнении за доведение до краха своей компании получил за моральный ущерб компенсацию в 161 миллион долларов (при годовой зарплате в 120 миллионов)! И вообще все ушедшие в конце прошлого года руководители (в связи с банкротством) из банка Лиман бразерс, из ипотечных контор, из AIG (взятых государством к себе) – все получили десятки миллионов отступных.

Да что там – миллионы! Уже в этом году, после восшествия Обамы, руководство банков Wall Street получили бонусы общей суммой на 18 миллиардов долларов! Это из денег, выданных на санацию правительством! Благостный Обама сказал, что это где-то нехорошо, непорядочно и даже стыдно. Таким образом, некие фикции, будущие цены, еще более будущие индексы, страховки и прочие «финансовые продукты» сконденсировались в отдельных точках, в отдельных карманах. Как лучи света, которые фокусируются линзой в очень яркую и жаркую точку. Этот фокус жжет. Ибо тысячи очень умных менеджеров и директоров за якобы фикции и отражения кривых зеркал имеют вполне явные на ощупь яхты, самолеты, дворцы и гурий, многократно превосходящих мусульманское число 72.

Есть таинственное недоумение: почему Мэдофф, кинувший своих друзей на 175 миллиардов долларов, так долго не привлекал внимание контрольных государственных органов? Простого аудита? Мэдофф во время ареста сказал, что с самого начала , 40 лет назад, когда начал строить свою пирамиду, уже знал, что кончится вот этим - арестом и судом. И это при том, что его компания обещала всем не менее 12 процентов годовых, а отдельным - до 20 . Это само по себе должно было вызвать самое пристальное внимание к аферисту. Но - не вызвало. Не потому ли, что у него высокие политические покровители, крайне заинтересованные в долгожительстве его феноменальной пирамиды. Все это выяснится при следующем президенте. То есть, опять таки в будущем. И не деятельность ли мэдоффов и джонов тейнов есть одна из главных причин нынешнего кризиса?

Пока что обеспокоенная общественность создала сайт www.wealthdaily.com Название можно перевести примерно как «Благоденствие – сегодня» (а не в светлом будущем). Один раздел этого сайта открывается коллажом из 6 главных архитекторов краха. Они же называются врагами общества (народа) и омерзительными бандитскими баронами (robber barons). Там и Джон Тейн, и Гринспен (как главный идеолог), и директор Фредди Мак David M. Moffett, и президент ныне опять тонущей AIG Martin J. Sullivan. Этот последний даже внешне являет собой отличный типаж тех, кого авторы называют архитекторами краха. Сейчас этот Салливан (1955 года рождения) то ли сдает дела, то ли пока нет.

Общественники пишут о нем так:

M-r Sullivan was vilified in hearings in Washington as one of the alleged faces of corporate greed responsible for the global financial crisis - singled out as a prime culprit in the meltdown during the worst week in the history of the world's stock markets.

Мистер Sullivan жестко критиковался на слушаниях в Вашингтоне как один из предполагаемых деятелей корпоративной жадности, ответственный за глобальный финансовый кризис. Он является главным преступником, виновным в падении фондовых рынков этой худшей в мире неделе за всю историю.

Салливан не дотягивает до бонусов Джона Тейна (хотя... кто знает, про его бонусы пока нет сведений), но живет хорошо. Само собой, он – филантроп. Вот некоторые данные:

"Президент AIG Martin Sullivan получал зарплату $25,4 миллионов (годовых), включая $322 000 для личного использования корпоративного самолета, $153 000 для автомобиля и парковки, $160 000 для обеспечения личной безопасности и $41 000 для финансового планирования". Агентство Рейтер сообщило, что он в 2008 году получил $47 миллионов. AIG в настоящее время находится под расследованием Генеральной прокуратурой штата Нью-Йорк.Генпрокурор штата Andrew Cuomo назвал исполнительные расходы уже после первого долларового пакета поддержки AIG американским правительством в $85 миллиардов - "безответственными и возмутительными".

Глядя на котовье выражение лица Салливана, не скажешь, что его эти слова задели.

Нет смысла говорить об остальных. Можно только вспомнить президента Федерального резерва старикашку Гринспена, который уже после недавнего своего ухода сказал, что разрешение деривативов было ошибкой. Ну, не рассчитали малость последствий. Вроде прогноза погоды на дальний срок. Думали, будет тепло, а ударили морозы. Дескать, погода – дело ненадежное, миллионы переменных, наука здесь еще многого не знает. Но ошибка ли то была или умысел?

Давайте глянем на эти деривативы и вообще на финансовую систему Запада с птичьего полета. В ней все четче стали проявляться черты классической финансовой пирамиды, первую из которых построил в начале ХХ века в Бостоне американец итальянского происхождения Карло Понзи. Суть всякой пирамиды в том, чтобы получить деньги сейчас, а вернуть их с дивидендами потом. Дело всегда, таким образом, переносится в будущее. Будущее становится манящей целью, маяком, влечением и обетованием. Это дивным образом роднит пирамиды, облигации, деривативы и политические обещания о коммунистическом завтра. Именно потом, в очень близком будущем, полыхнет заря новой эры и блага польются широким потоком. А «потом» выясняется, что деньги сегодняшнего дня быстро сфокусировались в яхты, дворцы, «Бентли» и «Майбахи», а на завтра остались объявления о закрытии офисов МММ и розыск архаровцев через Интерпол.

В лучшем случае народ узнает, что кукурузник – волюнтарист и субъективист или что гуманная идея дать каждому бомжу по своему дому оказалась несколько преждевременной, а запуск (вместо широкого потока благ) целой ниагары деривативов – ошибочкой.

Более того, идеология займов, инвестиций, облигаций и бэйлаутов удивительным образом вырастает из второго пришествия, спасения, эсхатологических ожиданий и воздания каждому по делам его: бедные утешатся и получат вожделенное в Эдеме, а мироеды будут гореть в аду. Впрочем, христианская экзегетика справедливее американской реальности: там все грешники наказываются, а тут только некоторые. Но мы будем тоже справедливыми к нашим дням: тут хотя бы некоторые наказываются сегодня, а там – только в будущем. Притом же не на этом свете, а на том.

Вспомним, что Великая Депрессия имела в своей основе знакомые и нам причины: тогда тоже раздули до небес цену акций, так как не имелось законов, ограничивающих выдувание мыльных пузырей под видом роста и преуспеяния компаний. Там был еще и другой механизм, связанный с отсутствием узды на некоторые разновидности монополий, но для нас важна сейчас именно первая причина. Когда выяснилось, что акции многих важнейших компаний не имеют под собой никакой реальности, кроме атмосферы, наступил черный вторник октября 1929 года. Вспомним сравнительно недавнее (2000-2001 гг.) проткнутие хайтековского пузыря «воздух дот ком». Этот пузырь был построен все на той же идеологии: покупайте растущие акции нашей компании сегодня - завтра они станут дороже в два раза, а послезавтра – в десять. И хватали их, как билеты МММ, продавая дома и дачи. Однако по закону фокусирования рассеянного света инсайдерской линзой деньги, как обычно, сконденсировались у лучших представителей, а все прочие побежали в бесплатные харчевни. Энрон и Ворлдком со товарищи записывали «расходы будущих периодов» как прибыль и под эту несуществующую прибыль (более того - расходы) разгоняли цену своих акций до небес, а потом неожиданно сбросили это добро на головы миллионов рядовых держателей «ценных бумаг», сразу ставших дешевле, да и хуже туалетной. И сейчас все то же самое. Будущее манило с неудержимой силой. Хватали кредиты, дома, акции. Потом отдадим кредиты, потом получим дивиденды. Потом, когда фьючерсы станут гораздо дороже, так что мы получим нежданный навар. А если не станут дороже, а напротив, сделка сорвется, то все равно получим, потому что все застраховано на двойную сумму.

(На снимке - слушание по делу Салливана, он - справа, на плакатиках в руках у женщин надписи "Позор алчности", "Суд, а не выкуп долгов")

Ясно, что система глубоко порочна. Что-то в ней периодически подправляют. Например, ограничили дивиденды по ценным бумагам 18-ю процентами, чтобы отбить охоту к построению пирамид. И они в явном виде зачахли. Ввели более строгие антимонопольные законы, чтобы некто не захватил рынок и не стал бы на нем выкомаривать. Но одну дыру затыкают, зато открываются другие. Например, те же деривативы. Все эти дыры буравят вовсе не случайно и не стихийно. Невозможно себе представить, чтобы финансовые волчары не догадывались, какие райские кущи скрываются за этими деривативами. Придумывание этих финансовых «инструментов и продуктов» очень похоже на взлом сейфа с применением технических средств и по предварительному сговору. Политики спохватываются только тогда, когда все государственное здание грозит обрушением. Тогда ведь задавит и их, да и заядлых яхтсменов, бороздящих широты и долготы в тропических заводях накроет цунами. Тогда следует окрик, и наиболее ретивых могут даже пересадить с яхт на нары.

Более того, папа римский Бенедикт 16-ый вместо идеи крестового похода вдруг призвал изучить «этический опыт» исламских банков и применить его для оздоровления западной финансовой системы. Опыт хорошо известен: скажем, Исламский банк Саудов дает своим беспроцентные кредиты. . Точнее, проценты исламский банк берет не с суммы выданных взаймы денег, а с прибыли, полученной от их использования. Это и значит - беспроцентные. Допустим, прибыль очень маленькая или ее вообще нет. Значит - банк не получит своих процентов. Нормальный банк берет проценты именно от суммы кредита. То есть, Исламский банк - это не банк в нашем понимании слова, а своего рода касса взаимопомощи. Банки как западное предприятие не есть такая касса. Это коммерческая контора: банк дает кредиты, чтобы получить его с процентами. Банк должен процветать, потому что он есть еще и public company, то есть выпускает акции и дает миноритариям (своим то само собой) дивиденды.

Банк кредитует то, чего еще нет, – новые производства или исследования. Поэтому происходит прогресс, которого нет и не может быть при исламской кассе взаимопомощи.

Несколько ближе китайский опыт. Там – обычные банки. Но там запрещены разнузданные деривативы. Точнее, они есть в Гонконге, который действует пока что под установку Ден Сяопина: «Одна страна - две политические (и финансовые) системы». Конечно, оттуда зараза просачивается и в континентальный Китай. Но и здесь, если слишком заходятся, зарвавшихся бизнесменов приводят в чувство пролетарским расстрелом.

При том никто не скажет, что в Китае нет прогресса. Или что он сильно подпал под каток кризиса. Везде кризис, а в Китае запланирован рост ВВП 8 процентов. В самом худом случае – 6-7, что было лучшим достижением в России и чего давно нет в США. Китай сейчас - главный кредитор мира, а не только его мастерская, как то было еще недавно. Так что на повестку дня снова встает альтернатива левой социалистической идеи, и не случайно выдержки из Маркса в последние месяцы стали более цитируемыми, чем слова Библии.

Стало быть, деривативы (кроме фьючерсов на сельхозпродукцию) – явно бесовская выдумка белых дьяволов, черных шайтанов. Вполне можно без них не только обойтись, но они есть порочная паховая язва алчных преступников. Так что главным делом для оздоровления и даже спасения (именно это слово говорят сейчас политики) экономики является прижигание язвы, запрет этого зелья. Точно так же, как государство запрещает наркотики. Ведь они тоже могли бы приносить колоссальный доход. Гораздо больший, чем продажа долгов и их страхование. Вот только расплатой общества за этот доход станет его гибель. Сила кризиса заставила вечно небритого Михаила Леонтьева измыслить идею, что для его преодоления США обязательно развяжут третью мировую войну, точно так же, как для избавления от великой Депрессии они развязали Вторую мировую. Война, мол, все спишет. Идея остроумная, если забыть, что Вторую мировую начали не США, в которой кризис к 1941 году уже был преодолен, а Германия, Италия и Япония, в которых и депрессии-то не было (см. http://www.vz.ru/economy/2009/3/4/262019.html ).

Экономика, как струна, имеет собственный период колебаний. Например, циклы Кондратьева, связанные с переходом от одной промышленной эпохи к другой.

Если на этот процесс автоколебания наложить местные флуктуации, то система может обрушиться. Точно также, как если на собственные колебания моста наслоить дружный шаг роты солдат, своим топанием попавших в резонансную частоту, то мост может рухнуть. Орава СЕО, носорожьим топотом пронесшаяся по дрожащим финансам, вполне может превратить их в обломки.

Обаму народ встретил как избавителя. Вот пришел Спаситель! Он научит, исцелит, утешит и воскресит. Во многих журналах давали иконописный облик Обамы как черного Христа. Надежды на него велики, и переносятся они, как уж принято, в будущее. Чуда не будет, но решится ли Христ-Обама на хотя бы запрет деривативов? Ведь это будет удар по нынешней финансовой элите.

Система свободного предпринимательства в том и заключается, что сегодня делается вклад в будущее, например, делаются открытия, инновации, в них инвестируются средства, что даст в будущем прибыль. Инвесторам – прибыль, а «простому человеку» – сотовый телефон, интернет, плеер MP-3, экран высокого разрешения, персональную медицину. Но эта же особенность имеет и иное направление – в силу изворотливости человеческого ума всегда найдутся криминалы, которые захотят из еще несуществующего будущего засосать в сегодня мифические, виртуальные деньги, преобразовать их в настоящие и здесь кататься сыром в масле. Так было с акциями, которые-де вырастут, так и с фьючерсами далекого завтра, которые сегодня оборачиваются имениями. Запретят деривативы - хитроумные черно-белые шайтаны придумают еще какой-нибудь насос для перекачки будущих свершений в сегодняшние дворцы. Так и будет идти эта борьба хорошего с еще более лучшим.

А сегодня... Не закончится ли нынешняя борьба Обамы гораздо более полной аналогией с Иисусом: страстной неделей, бичеванием и распятием?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?