Независимый бостонский альманах

ДЕТЕЙ УБИВАТЬ НЕЛЬЗЯ

07-06-2009

[Несколько соображений по поводу выхода в Германии книги «Летучие слоники» на русском языке]

Валерий КуклинВалерий Васильевич Куклин, прозаик, драматург, литературный критик, член СП России, СП ФРГ, СЖ и СП СССР, автор 18 книг, 24 пьес, 2 киносценариев, лауреат премии имени Л. Толстого СП России, с 1966 года живет в Германии.

С победой Первой русской криминальной революции детская литература, как таковая, стала привилегией избранной детиздат элиты советского периода, лиц порой столь древних, что от тех, кому предназначены их книги, авторов отделяет, как минимум, более полувека. Крохотное стадо мастодонтов, бывших когда-то весьма интересными и популярными для детей и внуков своих современников, с приходом к власти Его Величества Рынка в наглую уничтожило два гиганта отечественной книжной индустрии в виде созданных еще С. Маршаком издательств «Детская литература» и «Малыш», а потом и свело на нет деятельность многочисленных кооперативных издательств для детей, превратив с помощью долларов, шекелей и так называемых инвестиций себя в качестве единственных и абсолютных классиков новой русской детской литературы. Если посмотреть на современные книгоиздательские планы, то создается впечатление, что кроме Успенского да Остера и писателей-то детских нет на свете, а уж про таких явных жертв горбачевско-ельцинского режима, как, например, выдающийся русскоязычный узбек Камиль Икрамов или грузин Н. Думбадзе, и говорить не приходится.

Дошло до того, что с помощью финансовых вливаний из-за бугра стало проводиться систематическое глумление над фольклором русского и других народов России, извращение и забвение произведений истинных русских классиков. Достаточно вспомнить новоявленные мультфильмы на темы героических русских былин, где образы защитников русского Отечества представлены абсолютными кретинами и тупорылыми культуристами, а мудрый вердикт их деятельности выносит осел.

Вторым примером активной антироссийской деятельности следует признать та операция, что проведена была в годы правления Ельцина при поддержке Фонда Сороса против одного из выдающихся аналитиков истории СССР С. Г. Кара-Мурзы. Именем этого ученого назвали врага Руси в выпущенной миллионным тиражом при микроскопической цене так называемой былины «Бой Ильи Муромца с Кара-Мурзой». Книга была великолепно иллюстрирована и закуплена оптом в государственные библиотеки страны вовсе не из-за высокого качества текста этой откровенной мистификации, а потому, что в те годы Сергей Георгиевич был фактически единственным известным ученым-обществоведом, который открыто и честно заявил, что приход Ельцина и его клики к власти в Кремле есть трагедия русского народа, сравнимая его с татаро-монгольским нашествием. Но издатели перевернули мысль С. Кара-Мурзы с точностью наоборот. То есть лица, заинтересованные если не в уничтожении, то в унифицировании русской культуры, первыми обратили внимание на то, что главнейшей целью дебилизирующей народ, должны стать дети. И не дети вообще, а читающие дети. Именно они должны забыть о традициях сугубо национальной культуры, перенести сознание свое в русло сознания космополитического или, как сейчас стали называть его на столь любимом Путиным новоязе – глобализационного.

Чем же отлична литература периода глобализации от литературы традиционно русской? Во-первых, так называемой толерантностью (заменившей русский термин благорасположенность), признанием за норму любви розовой и голубой (вместо традиционной любви между мужчиной и женщиной, между девушкой и юношей, вместо любви Ромео и Джульетты), признанием права богатых унижать и эксплуатировать бедных (вместо традиции защищать униженных и оскорбленных), запрет за критику сильных мира сего (вместо опять-таки традиционной борьбы с угнетателями и паразитами, характерной для классической русской литературы). В детской мифологии это выглядит приблизительно так: каждый Дракон имеет право сожрать именно того человека, который ему понравился, а человек не вправе воспротивиться этому праву Дракона. А так как всякая литература мифологична по сути своей, и европейская литература последних 2 тысячелетий зиждилась на основе заповедей Христовых, то требование видоизменить мифологическую основу сознания детей имеет четкую цель - уничтожение самобытностей группы европейских народов с присущими им культурными ценностями (в том числе и русской, и немецкой), стремление подменить Бога Дьяволом (если упростить эту мысль до абсолюта).

Вступив в очередную смуту, Россия по привычке предала своих, в первую очередь, детей, отдав неокрепшие их души и умы на откуп пяти бывшим детским якобы советским писателям. Все они - люди литературного таланта большого, но оторванные от русского народа и генетически, и ментально, и потому именно они в новых условиях оказались гениальными бизнесменами, перестав быть писателями. Это с их помощью всевозможные нелепые фонды и полукриминальные банки перерезали вены и артерии, связывающие умирающие издательства с детскими писателями России. Последние хоть все еще и оставались живы после развала страны и, вопреки давлению извне, продолжали писать для детей без какой-либо надежды вырваться на книжный рынок, но выхода на читателя уже не стали иметь где-то к 1996 году. К настоящему времени можно с уверенностью сказать, что после развала СССР фактически ни одного нового имени в русской детской литературе не появилось.

Около двадцати лет дети России и Ближнего Зарубежья лишены возможности читать на бумаге о себе и о своих сверстниках-земляках достойные литературные произведения. Дети России забыли народные и классические авторские сказки, на которых выросли их родители и дедушки с бабушкой, то есть происходит то, что у Шекспира звучит, как «прервалась связь времен». Дети РФ систематически подвергаются атаке агрессивной мультикультурной американской литературы-попсы и одной английской писательницы, которую в России взрослые то превозносят до небес с явно выраженной пиар-целью, то низводят до уровня пропагандистки демонизма и бесовства. А русскоязычной детской литературы для критиков будто бы и не существует вовсе.

На фоне данной объективной действительности то и дело возникают и тут же уничтожаются силой извне различные издательские проекты воссоздания знаменитой в советской время на весь мир советской детской книжной индустрии, выпускавшей в год более 100 миллионов экземпляров книг для детей и юношества (в настоящее время в РФ эта цифра сокращена более чем в 1000 раз). Чаще всего уничтожают идею восстановления ДЕТГИЗ-а государственные чиновники и фининспекторы. Далее в борьбу вступают гориллообразные «братки», которые методом террора, а то и физически уничтожают энтузиастов-книгоиздателей. И, наконец, приказом все тех же фондов и прочих служб (в том числе и спецслужб) российским оптовикам просто–напросто запрещают покупать и реализовывать книги новых детских издательств, не находящихся под так называемой крышей.

Но случается и так, как было с издательством «Дрофа», которое начало свою деятельность в качестве детского, а потом получило от тогдашнего премьера РФ и фактического отца прихватизации Черномырдина огромный и долговременный заказ на производство учебников по новорусской программе для школ РФ, подменив собой фактически государственное издательство «Просвещение». И «Дрофа» тотчас же перестало функционировать, как издательство по выпуску книг для детей и юношества, хотя в уставе своем обязывалось заниматься именно этой деятельностью, стало делать башли на шлепанье написанных кое-как и кое-кем, как попало учебников, по которым практически невозможно ничему научиться по всем предметам, превращая когда-то лучшую в мире среднюю школу в одну из самых отсталых по уровню образования детей в мире.

В результате книжный рынок русскоязычной литературы для детей стал самым убогим нак планете среди литератур государственнообразующих языков евроазиатских стран, превосходя разве что книжный рынок Монголии, где после развала социалистической системы выпуск вообще всех книг сократился в двести тысяч раз. Современный русскочитающий человек может обнаружить лишь детские книги переводов известных, а то и даже практически неизвестных у себя на родине иностранных авторов, пять стихотворных историй Корнея Чуковского, «Колобок», «Курочку Рябу», «Маша и Медведь», «Вредные советы» Г. Остера, бесконечные похождения кота по кличке Дядя Федор и ряд книг издательств, принадлежащих Э. Успенскому и ранее названному автору гениальных историй про четверых африканских детенышей животных да дебильного мультсериала про Бабу Ягу, стремящуюся попасть на Олимпийские игры. На этом фактически список бестселлеров детской литературы новой России можно и закончить. То есть все, что читает современный ребенок, школьник и подросток, написано задолго до рождения его, а то и до рождения его родителей, бабушек и прабабушек. Или создано англоязычным миром.

В борьбе Музы коммерции с Музами искусства всегда побеждает первая. Именно поэтому государство обязано финансово поддерживать существование и распространение детской литературы на государственнообразующем языке. А преступно-безразличное отношение новой русской власти к детям, к детской литературе и к искусству для детей лишь усугубляет этот процесс. Как ни обидно это признать нынешним демократам, но факты говорят сами по себе: именно при так называемом тоталитарном режиме в СССР случился рассвет детской литературы, породивший таких замечательных авторов, как вышеперечисленные перевертыши, как В. Катаев с его «Цветиком-семицветиком», «Кувшинчиком и дудочкой», с книгами «Белеет парус одинокий», «Сын полка», как Аркадий Гайдар с ныне насильно забытой«Школой» и другими замечательными произведениями этого гения прозы для детей всех возрастов, как Ю. Олеша с «Тремя Толстяками», как Т. Габбе с гениальной пьесой «Город мастеров», как В. Крапивин (его в ельцинские годы изредка печатало издательство «Центрополиграф», а потом и там плюнули на это дело, занялись шлепаньем наспех переведенных американских бестселлеров), как Л. Пантелеев (кто сейчас вспомнит его рассказ «Пакет», когда-то гениально экранизированный? А уж классическая «Республика ШКИД» и вовсе есть событие истории мировой культуры, но издана после ельцинского переворота лишь однажды – в 2006 году абсолютно взрослым издательством «Голос-Пресс»), как замечательные писатели-фантасты А. Днепров, С. Альтов, И. Варшавский, И. Ефремов и десятки, сотни других бесконечно талантливых авторов. Я уж не говорю о рассказах Ю. Сотника, его друга Драгунского, про породившего самый, пожалуй, оригинальный в истории русской детской литературы образ Незнайки. Н. Носова. Теперь вся эта гордость советской литературы для детей не просто канула в Лету, а осталась пустым местом в сознании нового поколения россиян, знающих, как можно с помощью Микки Мауса вывернуть наизнанку тигра, но не представляющих, что с помощью Цветика-самоцветика можно мальчика Колю избавить от костылей. Поколение, выбравшее пепси, этим волшебным цветочком воспользовалось бы более практично, не правда ли?

Потому всякое появление книги нового детского автора у меня вызывает трепет душевный не только от предвосхищения встречи с миром победы Добра над Злом, чем практически и занимается вся мировая литература для детей, но и от ощущения радости, что все-таки не вывели властью долларов и шекелей из душ пишущей по-русски братии то, что называется Совестью и Долгом перед потомками нашими. Потому что писать для детей, как было сказано давным-давно кем-то, надо, как и для взрослых, но только гораздо лучше. И, надо признать, на подобный подвиг и на подобный труд решается далеко не каждый. Сам я пишу для детей редко, пишу очень осторожно, пишу с намерением возродить теперь уж забываемые людьми нравственно-этические основы европейской цивилизации, очень четко выраженные в такой формуле:«Зло – это то, что может уничтожить либо покалечить человека, Добро – все остальное».

Ныне усилиями глобалистов формируется образ миленького и доброго Волка в противовес едва ли не саблезубому Зайцу, пропагандируется философия конфликта доброго Дракона с идиотом-богатырем, тиражируются бесконечные споры доброго дяденьки Робота и матери-негодяйки, и так далее, и тому подобное. Создается впечатление, что современный литератор и сценарист занят лишь теми, чтобы все исторические сложившиеся ценности вывернуть наизнанку, назвав Зло Добром и наоборот. На самом деле, это - и есть мораль новых русских, сформированная на валютных и биржевых торгах, в борьбе на скамьях депутатских кресел в парламентах за лоббирование интересов чужеродных денежных мешков, закрепленная в поездках в Город Желтого Дьявола, состоявшаяся в городских перестрелках 1990-х годов, в десятках Гражданских войн, прокатившихся по территории бывшего Советского Союза. Надо уже давно всем признать, что перестройка и ельциновщина унесли миллионы жизней людей с прежней философией и с прежними обыденным сознанием, что смерть их обогатила как раз тех, кто уничтожал и продолжает уничтожать русскую литературу для детей.

И вот, на основании всего вышесказанного, я и собираюсь теперь обсудить характер и качество новой русской книги для детей, выпущенной в Германии уникальной в наше время личностью – Надеждой Рунде. Уникальной хотя бы потому, что мужеству и трудолюбию ее может позавидовать любое современное русское издательство. Ибо ныне никто на Руси не работает с пишущими по-русски авторами произведений для детей так эффективно, как делает это гражданка Германии. Никто из российских издателей не знает своих читателей так, как знает это Рунде. И уж тем более никто из издателей детской литературы, работающих на территории России, не озабочен спасением русской нации так, как заботится об этом эта самая немка...

***

Передо мной лежит второй выпуск Литературного сборника для семейного чтения «Летучие слоники». Где-то в типографии готов к печати третий выпуск – уже более солидный и более представительный, я видел сигнальный экземпляр его. 22 автора, более сотни стихотворений, поэм, сказок, рассказов, одна пьеса, три повести. Не хило? Как вам одно перечисление предлагаемых вниманию нормальной семьи или для чтения в детских садах и школах жанров и авторов? В каком новорусском издательстве, даже самом, как ныне говорят, раскрученном, могут похвалиться равнозначным набором выпуска книг хотя бы за год? И авторы «Летучих слоников-2» – из пяти стран: из России, Молдавии, Казахстана, Украины, Германии. Точнее, из шести – еще и из Москвы, становящейся все дальше и дальше от остальной России. И иллюстраций Л. Ерёминой (г. Курган, РФ) в томике более сорока. То есть сам по себе сборник выглядит неким вызовом даже широко известному в узких кругах издательству «Самовар», уступает по культурной ценности разве что мощнейшему киевскому издательству для детей «Грани-Т» на всем постсоветском пространстве.

Прежде, чем мы остановимся на анализе произведений авторов этой книги, давайте поразмыслим: а что же есть такое «Литературный сборник для семейного чтения»? Рубрики с подобным названием существовали и существуют, как правило, в газетах с коммерческим началом, где публикуются, как правило бесплатно и раз в месяц, всякого рода графоманы. Хотя иногда и там попадаются довольно приличные стихи для детей и один-два в год приличных веселых рассказика. Потому выражение «для семейного чтения» ныне как бы затерто, опошлено, не звучит так солидно, как звучало в начале 20 века. Тогда подобных альманахов печаталось в России великое множество, и публиковаться в них почитали за честь не только молодой тогда еще литературный критик К. Чуковский, но и маститые М. Горький и Л. Андреев. То есть, если посмотреть на определение, данное Н. Рунде своему альманаху, в исторической ретроспективе, то перед нами – не издательский моветон, как его пытались определить отвергнутые ею авторы, а возрождение культурных традиций Серебряного века – ни более, ни менее. И когда один из некогда маститых в советское время авторов отказался от участия в этом сборнике, то с его стороны это было просто глупо: потешил свою чванливость – и лишил нынешнее и будущие поколения знакомства со своим творчеством.

Хотя изначально следует признать, что, как ни старалась Н. Рунде при отборе произведений для «Летучих слоников-2» произвести отбор текстов максимально добросовестно, но на самом деле качество и возрастная направленность опубликованных произведений оказались, конечно же, разными. Так случается практически со всеми подобного рода альманахами. Так было даже в брошюрах «Универсальной библиотеки» великого Сытина, так случалось и с толстенными томами в твердых переплетах «Семейное чтение» знаменитого Смирдина, так было с «Кругом чтения», с «Миром приключений», с «Родниками» и со многими, многими другими изданиями собранных под единой обложкой авторов. Потому что разножанровость мешает редактору сконцентрироваться на текстах с оптимальной отдачей. Случаи абсолютного единомыслия творческих натур чрезвычайно редки. Разве что знаменитый сбрник «Пощечина общественному вкусу» является чуть ли не единственным завидным для всех остальных литераторов исключением.

Разножанровость усложняет задачу и читателю, ибо она не позволяет ему ознакомиться с представленными в сборнике произведениями строго в представленном издателем порядке, то есть сначала до конца. Но с другой стороны, тут издателем дана воля читателю читать любимых авторов и полностью игнорировать тех, кто им не по вкусу.

Авторы «Летучих слоников-2», как и в первом выпуске «Летучих слоников», вышедшем три года тому назад, выставлены строго по алфавитному списку, словно на перекличке перед военруком. Демократично, но привело к курьезу в виде публикации первым самого слабого произведения, что может оттолкнуть покупателя от знакомства со сборником. Остается лишь объяснять этот редакторский просчет тем, что просто невозможно даже за три года интенсивной работы одному человеку выбрать из тысяч произведений, отвергнутых редакторами новорусских издательств, всего лишь сто достойных внимания читателей текстов. Колоссальную работу провела Н. Рунде, чтобы отобрать именно лучшее по стилистике и по художественной выразительности из той горы сочинений, что выложили на ее рабочий стол авторы как маститые, так и начинающие.

И сделала это она вовсе не для того, чтобы доказать всевозможным фондам, банкам, бандам и прочим врагам русскоговорящих детей, что настоящая русская детско-юношеская литература все еще существует, а всего лишь по причине своей приверженности к идее гуманизма: для Н. Рудне издательская деятельность – это способ сохранения душ детей от тлетворного влияния криминального мира, способ воспитания в них светлого начала. Можно сколько угодно ругать ее за то, что открывает сборник весьма посредственное стихотворение Н. Аронович «Нерешительная кошка», где друг за другом идут две соверешннно вялые строки «Растопырив пошире лапы И махая хвостом надменно», но ведь дальше-то идут вполне приличные детские стихи этой авторессы, весьма милые и наверняка для некоторых мам симпатичные. Книга для семейного чтения ведь подразумевает чтение оной разными людьми, в том числе и не улавливающими музыку русского стиха.

Саму себя Н, Рунде притаила в глубине сборника, словно спрятала свой недюжинный поэтический талант за частоколом слов других авторов. Там и прозаическая сказка ее «Добрая сила ремесла», являющаяся, по сути, одной из жемчужин не только данного выпуска «Летучих слоников», но и новейшей русской литературы для детей, там и знакомая мне по ее оригинальной книжке поэма «Неугомонное тесто», там и целая серия коротких мне ранее неизвестных, написанных очень ярким, сочным языком стихотворений. Вот пример:

Жил да был щегол с щегловкой
Щеголял щегол обновкой,
А в гнезде щеголевато
Щебетали их щеглята

Впечатление, что попадаешь в 1920-е годы в Петроград на заседание «Серапионовых братьев», где С. Маршак читает свои стихи для детей, восторженный А. Гайдар ему хлопает в ладоши, а занудливый Каверин ворчит, что щеголевато щебетать – это моветон. То же самое впечатление производят стихотворения Янке Сони.

А стихотворения Крец Валентины, у которой :

В шкафу уселись в ряд
Мартышка, слоник, леопард.
Папе с мамой не мешают,
В зоопарк они играют ,

- заставляет вспомнить Агнию Барто. Не правда ли?

Хорошие авторитеты у поэтов из сборника для семейного чтения. Сказка «Добрая сила ремесла» - и вовсе тянет на сценарий мультика и по сюжету, и по композиции. Настоящего мультика. Не нынешнего анимационного беспредела с упырями в качестве положительных героев, а такого, каким были мультики в годы мирные, когда сказки учили Доброте и Правде. А правда, по сказочнице Н. Рунде, в том, чтобы люди жили собственным трудом, а не присваивали результаты труда чужого. Мысль, по сути, основополагающая для христианской цивилизации, бывшая еще лет двадцать тому назад банальной, но фактически до Н. Рунде никогда в мировой литературе никто так четко и ясно не выразил оную именно в сказке – жанре, приближенном к фольклорному в наибольшей степени. В старину авторов подобных сказок признавал народ наделенными Божьим даром сказителями.

По-видимому, традиционная культура еще четверть века тому назад не нуждалась в разжевывании вышеназванной, казавшейся тогда заурядной, мысли. Но с приходом на смену семьи и разнополых браков мышления гомосексуального и глобалистического возникла на уровне подсознания у больших поэтов мысль о необходимости напомнить если уж не поколению, выбравшему пепси, так их детям и внукам, что основа человеческого общества – семья, а способность сознательно трудиться и созидать – есть единственное отличие человека от скотины. Но для того, чтобы пойти против течения, против массированной бомбардировки продажными СМИ и телевидением обыденного сознания толпы, нужно немалое мужество, которого у Н. Рунде и многих других авторов «Летучих слоников» вполне достаточно.

Поэтому лично мне очень уж неуместной в этом сборнике показалась повесть Зейферт Елены «Волшебство Подземное Царство Караганда» - типичная попытка начинающего автора создать нечто окололитературное в стиле фэнтэзи. Повесть эта написана неровно, с обилием словесных конструкций, почерпнутых из провинциальной прессы, суетная по сюжету, не устоявшаяся по генеральной мысли автора. В ней очень много замечательных придумок, которые автор не решилась развить и, как следует поработав, превратить в книжку для старшеклассников, интересующихся именно этим жанром. Мне думается, автор дала в сборник не окончательный вариант повести, а ее как бы синопсис В виде доработанной отдельной книги она могла бы привлечь внимание и такого привередливого читателя, как ваш покорный слуга.

Особенно заметна слабость этого произведения при сравнении оного с другой повестью – казахстанского писателя Василенко Александра «Странный кувшинчик»,также написанной в новомодном стиле фэнтэзи. В отличие от предыдущего автора, данный автор на протяжении всего своего произведения выдержал свою куриную историю (куры и петух – персонажи) очень строго, тонко чувствуя не только придуманный собою сюжет, но и степень стилистического взаимодействия слова с действием. Впрочем, быть может именно поэтому жанр фэнтэзи оптимально приближается здесь к прозаической басне, но басне высокого класса.

Подробно анализировать тексты 22 авторов в одной статье смысла нет, перечислять все имена опубликованных в «Летучих слониках-2» литераторов – тоже. Из приведенных ранее примеров видно, что стороннему читателю этот сборник может показаться типичной сборной солянкой, как и ранее перечисленные издания начала и середины прошлого века. Между тем, история книгоиздательского дела в России показывает, что для семейного чтения именно такого рода сборники являются особо нужными и полезными. Ибо где еще, как не в подобных альманахах может найти режиссер театра оригинальную новогоднюю пьесу, нужда в которых из года в год на всем русскоязычном пространстве растет? Автор этих строк предложил для «Летучих слоников-2» именно такую пьесу, хотя она и издана уже несколько раз, ставилась на нескольких сценах и в Германии, и в России, и в Казахстане. Называется пьеса «Новогодние приключения Бабы Яги». И при постановке ее всегда используются детские хореографические коллективы, что делает пьесу востребованной в ТЮЗ-ах и в бывших Дворцах пионеров. Вполне возможно, что этот сборник продвинет эту пьесу на сцены театров таких стран, как Украина и Молдавия, где проживают авторы этого альманаха.

Свойство такого рода сборников, не замечаемой посторонними литературными критиками, состоит в том, что в подобных книгах каждый читатель может найти практически несколько произведений, удовлетворяющих его собственный вкус. Мне, например, особенно понравилась «Мышиная история» Лейнонена Роберта. Очень лаконичный, практически телеграфный стиль позволяет автору оптимизировать конфликт событий:

«Коши у нас не было. Никогда. Мама терпеть не могла кошачьего духа.

А вот мыши развелись»

Как говорится: «краткость – сестра таланта». Завязка столь информативно полная и четкая, что фактически не остается места для читательских фантазий и сомнений. Автор даже не вводит читателя внутрь текста, а впихивает его туда едва ли не силой. И обратите внимание – ни одного лишнего не то, что слова – звука. Это такая редкость для нынешней литературы, пересыщенной всякого рода болтовней, не имеющей никакого отношения ни к сюжету, ни к характерам, ни к образам, полной междометий и даже повторений, что вызывает чувство восхищения. Вспоминается сразу же А. Чарушин. Р. Лейонен как бы знает основную заповедь Чуковского, который говорил, что текст дял детей должен быть предельно лаконичным и максимально образным, не должен нести никаких лишних эмоций и не имеет права усложняться посторонними эпитетами и сравнениями, делающими литературу в глазах ребенка занудной и неинтересной. Нужно действие – вот вам действие. Внутренняя пружина действия правдивой истории (большая редкость в нынешней литературе для детей, все больше сюжетов авторы высасывают из пальцев) изначально заведена до упора, остается только позволить пружине сюжета раскрутиться – и вот вам история, резюме которой звучит из уст вышецитированной мамы о найденном ею новорожденном мышонке: «Детей убивать нельзя! Никогда! Пустть мама найдет его и приласкает».

Такие бы слова да генералам, президентам, канцлерам да королевам в уши. То есть перед нами – произведение гуманистическое, полностью противоречащее нынешней политической ситуации в странах, где живут авторы этого сборника, - в странах, воюющих против мирного населения Ирака и Афганистана, в странах НАТО, в потерявших целое поколение России и Украине. Преданная ныне забвению, а когда-то казавшаяся вечной истина о том, что убивать детей нельзя ни физически, ни духовно, звучит словно лейтмотивом всего сборника «Летучие слоники-2» При чтении этой книги возникает мысль, что каждый из детских писателей остро чувствует изменения, произошедшие не только в родной нам стране, но и во всем мире: жрецы Золотого тельца медленно, но неуклонно подменяют нравственно-этические критерии общества, воздействуя поганью дел своих на сознание наших детей и внуков. И долг писателя – спасти детей от назревающего духовного коллапса всего человечества.

Да, да... именно так звучат почти все 22 автора этого сборника, единым, если не слаженным хором, то уж точно полифонией своих голосов, поющих гимн детству, которое просто обязано быть у каждого человека счастливым и светлым. И главным долгом всякого взрослого человека, по мнению опять –таки почти всех 22 писателей, является защита детей от агрессии на его сознание окружающего нас жестокого мира. Наиболее доходчиво эту мысль доносит, хотя и как-то плакатно она звучит в маленькой сказочной повести Б. Иордан «Подарок веселому городу». Литературных достоинств в ней мало, зато воспитательный заряд текста столь велик, что подобную вещь вполне возможно читать детям младших классов на уроках либо на детских посиделках в ныне расплодившихся религиозных общинах. Мне думается, подобная сказка имела бы несомненный успех в воскресных школах баптистов.

Сказка семипалатинского писателя Титаева Евгения «Тулпарчик на колесах» стилистически отлична от предыдущей сказки, то есть написана профессиональней, но вот по задачам воспитательным полностью адекватна ранее названной. Хорошо сделана сказка Титаева, добротно, без излишних моралитэ, без свойственных Иордан менторства и занудства, как бы возрождает в моей памяти старые сказки В. Каверина, где чародеи и волшебники живут в нашем мире, стараясь не мешать нам совершать глупости, чтобы мы и наши дети на своих ошибках учились правильно жить.

То есть «Летучие слоники-2» - это сборник действительно на все вкусы, не только интересный, но и очень полезный как детям, так и их родителям, а также учителям, воспитателям и даже религиозным христианским проповедникам, всегда ощущавшим острую нехватку в соответствующей литературе. А как замечательно книга оформлена! Можно сказать, что известная художница из Кургана Любовь Еремина сама себя переплюнула в этом сборнике. Портрет клоуна на 122-ой странице даже в черно-белой печати выглядит, как работа гениальная, – столько в нем экспрессии, силы и света, радости, праздника. При публикации подобного рисунка в цвете следует выносить его на международные конкурсы.

Хотела или не хотела того Н. Рунде, а переплюнула всю новорусскую детскую издательскую фанаберию. 22 автора под одной обложкой – это цифра. Если учесть, что в первом сборнике «Летучих слоников» было авторов 15, из которых не повторились во втором - 6, то сейчас мы должны говорить о, как минимум, 28 авторах, обнаруженных Надеждой на просторах русскоязычного пространства планеты. А если учесть, что в следующем – третьем – сборнике, уже готовом к выходу из печати, мне известно о существовании еще, как минимум, двух новых фамилий, в том числе и жителя заполярного города на полуострове Ямал Л. Нетребо, то цифра и в тридцать авторов окажется перескоченной.

А что это означает?

А означает это, что вопреки активной антигуманистической деятельности жрецов Золотого тельца, утверждающих, что в детей стрелять можно, идеи гуманизма в сознании русскоговорящих и пишущих по-русски литераторов еще живы.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?