Независимый бостонский альманах

ЖИВЫЕ МОЩИ НА ПОПЕЧЕНИИ У МЁРТВЫХ ДУШ

05-07-2009

[Из серии "Почему краснеет кленовый лист на канадском знамени"]

Наконец-то я полноправная канадка! После шести лет ожидания статуса! В восторженном состоянии посылаю письмо в газету "Торонто Стар", хвалю свою новую страну. Все народности живут в мире, в скверах и дворах детские площадки, инвалиды разъезжают на скутерах по магазинам, библиотеке, парку, прогуливают собачек. Помню, какое существование влачил в Союзе безногий отец моей подруги, ветеран войны и партии: девять лет он провел в четырех стенах, отверженный и забытый - ни протезов, ни инвалидной коляски, ни приспособленного душа.

Тамара МинакинаМеня опубликовали! Хожу, не чую ног под собой! Может, удастся работать по своей профессии в прессе?

В полдень - звонок, за ним другой, третий. В трубке - рассерженный хриплый баритон, сердитый женский голос, всхлипывания, едкий крикливый сарказм, насмешка.

"В Дании или Швеции лучше!", "Не демократия, а демокаратия! Здесь "слуги народа" - для тех, у кого доходы. А если занемог - пусть тебе поможет Бог!"

Расстроилась. А когда грудной женский голос предложил приехать в СантДжеймс-таун, познакомиться с теми, кому клен обернулся сучками, а не сиропом, и кто не интересует прессу, я тут же записала адрес: восстановлю объективность на страницах уважаемой газеты. Неужели я напала на не разработанную журналистами жилу?

Судьба с хворостинкой, чиновник - с дубинкой

Стучусь, за дверью Дженифер тишина. Спускаюсь в лобби, на скамейках - кучка посидельцев, тетя дремлет на скутере, слепой наигрывает в дудочку, безногий полный мужчина придерживает костыли. Покашливания, вздохи, в глазах - обреченность, усталость, отчаянье. "Не знаете ли Дженифер Уайт?" - спрашиваю. "А вам зачем она?". Зашептались, оживились. "Горемыку увезли днем в больницу. Ждала расспросов, перенервничала, должны были звонить из Отдела поддержки инвалидности провинции!"

Я не могла сдержать улыбку - так нелепо звучало название, но оно оказалось именно таким - "Проект поддержки инвалидности провинции - ППИП.

- Да вы присаживайтесь, мы все тут убиваем время, наблюдаем за прохожими. Я - Менди. У Кетрин оперировали желудок, у Дика заменили коленную чашечку, меня оставили без желчи, - оживленно заговорила толстушка-блондинка, сидевшая в инвалидной коляске. Слепой китаец перестал играть, безногий подвинулся поближе. - Скажу о своей кузине Кони Хенвуд, - продолжала женщина. - Работала оператором на компьютерах, но случился нервный срыв и экоотравление. Два года получала страховку от работы, затем тратила сбережения. Кончились и они. Кони выселили, попала в убежище для бездомных. Знакомая сдала комнату за 340, 120 остается на жизнь. Обратилась за пособием по инвалидности. Отказали. Врач написала им: "Пациентка серьезно больна. Если и найдет работу, то не сможет удержать ее даже месяц". Не убедила, требуют заключение психиатра. Боится - тогда и вовсе никогда не возьмут на работу. Сникла, развилась хроническая усталость. Получается: ранен судьбою - готовься к долгому бою.

- Хорошо если нет сильных болей, - вздыхает мужчина со славянской внешностью. - А если стонешь - кто пустит? Только родня. А каково ей? Латимер семь лет наблюдал страдания дочки, не выдержал – оставил ее в автомашине, подключив выхлопную трубу к салону. Засадили в тюрьму на десять лет, они, мол, милостивы к страдающим. После этого другой отчаявшийся отец сам сел в душегубку с парализованным взрослым сыном.

- В Белграде были артели инвалидов, даже слепых, - говорит безногий, - собирали цепочки, паковали радиолампы. Люди общались, зарабатывали, чувствовали себя нужными, равноправными. А тут нас отметают. Доказал им, что ошиблись - валят на комп. не считают нужным извиниться

- Им что, Джон, - перебила его грузная женщина, подпиравшая рукой левую щеку. - За чужой щекой зуб не болит! У них раннее Рождество. Три недели мотают нервы. Хотела спасти жевательный и вырвать гнилой зуб мудрости. Дантист послала получить добро на оплату из ППИПа. Вишу на телефоне по сорок минут, то занят, то выслушиваю меню, то идут праздничные объявления; наконец, нашла кто ведет мое досье, а у нее - автоответчик, небось, делает закупки; перезванивает через день, послала к начальнице, там снова робот. Неделю разыскивала инспектора, но того прячут, чтобы не тревожили. Он послал меня в страховую фирму. Те - к чиновнику, кто рассматривает специальные нужды, а работничка след простыл, говори со стеной! Сегодня все ушли до ланча, даже секретари! Иду через час к врачу, заплачу из пищевых. В городе кавалькада огней, на улицах гирлянды, красавицы ёлки, а у меня внутри - темно!

- Могут и не утвердить, - "утешила" страдалицу высокая дама со славянской внешностью. - Их норма - одна пломба в зубе раз в пять лет. А если вылетит раньше - не их печаль. Хотела сделать протез на месте коренного зуба. Стоматолог сказал: покрывают, когда не хватает несколько зубов. Вырвать что ли еще два? А его секретарша отчитала: мол, она сгибается под налогами из-за нас, паразитов. Я работала! Взяла ссуду на колледж, собиралась открыть бизнес. Никто не застрахован от болезней!

- Вам хоть покрывают пломбы. А я вот четвертый год перебиваюсь на велфере, - откликнулась шатенка, сидевшая в отдалении. - Сделали операцию на переднем верхнем резце, необходим протез, цена три тысячи. Откуда взять? Хорошо хоть договорились в рассрочку, сестра подкинула из Америки. И ведь скрыли от меня, что есть пособие для нетрудоспособных, теперь мурыжат второй год... У них указание - переводить с велфера только тех, у кого инвалидность длится не меньше года. А как прожить 365 дней? Замучили кошмары, расстройства слуха и желудка, зудит кожу, нервные боли. Психотерапия - с частниками. Психолог берет 200 за час беседы.

Дженифер, которую я навестила в больнице, сокрушалась, что ей урежут месячную сумму. "Требуют доложить, если пригласили на обед или в ресторан; дитя усыновить нельзя. Попробуешь жить с партнером - тут же срезают чек. Расспрашивают сколько тратишь на стирку, стрижку, не помогает ли кто из родни, не подарил ли кто подарок. Доложи если куда едешь дольше чем на месяц. Тоска. Словно наказывают строгим надзором, а от плохого настроения, сами понимаете, здоровье не цветет. Запрятались за непробиваемые стекла, в приемной в прошлый раз стояли два полицейских. Словно мы - преступники!"

Слуги народа, но не тех кто без дохода

Засела в библиотеке изучить тему. Канада сильно изменилась; за последние двадцать лет она приняла около трех миллионов иммигрантов и беженцев, почти 10% населения. Новые демократы-социалисты смекнули, какой вскоре вырастет обильный электорат и выделили за каждым новеньким приданое в десять тысяч долларов. Работодатели не отказались и стали усердно заменять своих опытных работников на чужаков. Иноземные студенты получали ссуды и льготы, их охотно оставляли в Канаде. Вскоре и либералы включились в борьбу за голоса новых граждан.

Угодничество новых демократов и либералов иммигрантам рассердило онтарийцев, в 1995 году они передали власть консерваторам. Те начали с "революции здравого смысла". Первый залп был дан... по велферщикам, пособие срезали больше чем на 21 процент. Премьер уверял, что удар не заденет нетрудоспособных.

Задел. Тех, кто не знал о своем праве получать пособие по инвалидности или застрял в процессе. Да и метастазы революции вскоре стали очень болезненными. Социальный министр Цубиши предложил неработающим питаться рыбными консервами с распродаж, не тратить на еду более трех долларов в день. Защитники бедных гремели в знак протеста пустыми консервными банками у его резиденции.

Изобретательного министра пришлось заменить на миссис Эккер, та не сразу вошла в курс дел, но в 1998 году заявила, что создается программа, которая учтет уникальные нужды инвалидов. Ее бы устами да мед пить! Восемь лет тори закрывали пробоины бюджета, урезая расходы на самых нуждающихся. Мои новые знакомые не сгустили краски в своих жалобах.

До революции максимальная сумма пособия одиночке составляла 60 процентов от уровня бедности, а у семейных - 45 процентов. Из-за инфляции в 13 процентов пособие съежилось до 52 процентов от уровня бедности. Революционеры отменили контроль рента, теперь за 400 долларов не снять даже подвал. Возникли палаточные лагеря на пустырях, ночлежек нехватало, возросло число коммуналок. Очередь в здания с субсидированной арендной платой достигла восьмидесяти тысяч человек, новые дома прекратили строить, их стали сносить, на их месте выросли здания с квартирами на продажу.

Инвалиды хлынули в фудбанки, перешли на консервы. Плохое питание и бездомье способствовали эпидемиям гриппа, туберкулеза, алкоголя. Страх потерять кров и очутиться в мороз на улице приводит и без того подкошенных людей в отчаяние.

Многие приборы, медикаменты, ортопедические аксессуары стали не по карману. Врачи на дом не выезжают. Тори сократили число больниц и медсестер, сегодня острая нехватка медицинских кадров, в приемном покое высиживают часами. Больницы переполнены, психиатры в дефиците, психологическая помощь не оплачивается. Фибромиалгия, хроническая усталость, посттравматическое расстройство, психосоматические боли не изучены. Такие глушители их, как сигареты, алкоголь, марихуана, безумно дороги. Устали от болей и слабости? Не живите, никто не неволит.

Матрац, посуда, обувь, мебель выпавшим из трудящихся без своей вины можно приобрести лишь в магазинах пожертвований. Отменены бенефиты на теплую одежду, переезд, переоборудование жилья, душевой, кровати. ТТС вздорожало, общение с друзьями и развлечения исключаются. Телевидение, книги, газеты, видеофильмы тоже растут в цене. Домашняя тюрьма - 24 часа в сутки. В ней - узники без вины. Вместе с инвалидами вынуждены вести такое существование и их родственники, часто это - престарелые родители.

Получить пособие ППИПа - долгий сложный процесс, но те счастливчики, которым его утвердили, вскоре понимают: они в ловушке. Вернуться к нормальной жизни невозможно: нет гибких программ переквалификации, накопить сколько-нибудь на учебу немыслимо. Новоселы смекнули, создали свои общины, чужих встречают косыми взглядами.

Началось быстрое похолодание общественного климата. Отмирают пожертвования, добровольчество, спонсорство и меценатство, трудно найти сиделку, помощь по домохозяйству. Хорошо, что нашлись добрые самаряне, они поят бомжей чаем и кофе, дарят теплые куртки и одеяла; церкви открыли столовые, прачечные, телефонные узлы, убежища для паствы; медики - клинику-передвижку.

Поток жалоб на революционеров захлестнул Социальный трибунал, после года революционных преобразований их поступило более 5500, рост в 32%. Срок ожидания решения удлинился.

Плоды революции покоробили даже облагодетельствованных. "Мне не нужен лишний галстук, когда я вижу замерзающих людей или хватающих пищу с тарелок в уличном ресторанчике. У каждого светофора налетают мойщики стекол и просят доллар!" - бурчали владельцы доходов.

Я послала запрос премьеру Майку Харрису. Вскоре он сообщил, что передает портфель социального обеспечения в руки молодого Джона Бейрда, тот пообещал обсудить проблему на заседании кабинета. Весной 2002 года комиссия "Солт-Алгома" доложила правительству, что "существующая программа поддержки инвалидов не признает их уникальных нужд".

Долгожданная новость: в Королевском парке будет обсуждаться билл 118! Парламентарий Тони Мартин встречался с нетрудоспособными провинции, хорошо изучил их нужды и внёс на рассмотрение Парламента законопроект "Билл 118", предлагая прикрепить пособие инвалида к индексу дороговизны жизни. Отправилась в здание Парламента. Людно только на трибуне для гостей.

Тони зачитывает свои предложения при почти пустом зале. Он - из оппозиции, на обсуждение явились только сотоварищи по партии. К полудню зал заполнили консерваторы, дружно отвергли билл и поспешили на ланч в кафе. Поняла: в демократии влиятельны только те, что у штурвала. Что бы ни случилось - жди когда выберут твою партию. Но и консерваторы ведут себя по-стадному. Им, оказывается, тоже дан приказ, чтобы голосовали все как один. Очевидно, власть что-либо изменить имеют только министры.

В 2003 демос вернул либералов на капитанский мостик. Надежда на светлое завтра придала отраду безрадостным будням вынужденных оставить забег. Но она быстро иссякла. Либералы не собирались сглаживать жестокости консерваторов. Ведь им достался немалый дефицит. Первый залп, раздавшийся из крепости в Королевском парке Торонто, был зал горячих аплодисментов: премьер сначала отверг предложение повысить зарплату парламентариев, но после недолгого раздумья согласился.

Парламент был наредкость единодушен и оперативен, закон повысил заработок каждого аж на 25 процентов и прикрепил его к уровню федеральных слуг народа! Чудесный подарок к Рождеству 2006! А в апреле - новая прибавка, на два процента, по следам Оттавы. Теперь зарплата простого заседателя поднялась с 88 700 до 113 000, министров - со 126 000 до 161 000, а премьера - со 159 000 до 202 000. Вспомнили и об инвалидах - пособие подняли на два процента, 15 долларов в месяц.

Все три правившие партии обманули чаяния инвалидов. Капитаны меняются, в трюм к больным не спускаются. Это и понятно: те не имеют ни мощных профсоюзов, ни адвокатов, не спонсируют политиков. Их пытались защитить активисты из Ассоциации борцов с бедностью, но тех приструнили штрафами, ославили как хулиганов, лидеров арестовали. Поддержавшую их парламентария Оливию Чен одернули, она выдвинула свою кандидатуру в федеральный парламент и удалилась в Оттаву.

Посылаю статью "Джентельмены и инвалиды" в "Торонто стар". На этот раз ее не приняли, не попала в либеральный позитивизм редакции. Ее опубликовала русская газета. В редакцию потёк ручеек жалоб от "наших". И у них жизнь в Канаде не оказалась сладкой.

Я оказалась права: жИла не была разработана, в канадской прессе не встретишь статей о жизни инвалидов. Сеют положительные эмоции. Но тема продолжала тревожить. Я еще верила, что стОит правителям узнать правду, встревожатся, помогут подкошеннум косой судьбы. Писала и писала запросы и письма, пролагала вырезку своей статьи с переводом, письма читателей в газеты с жалобами на бюрократов.

Ответы приходили через месяц - два приходили ответы, изложенные на гербовой бумаге прекраснодушными словами. Благодарили за потраченное время, заверяли, что все их заботы - о народе и расцвете страны, приводили цифры затрат на инвалидов из бюджета, извинялись, что не вправе обсуждать чьи-то личные беды, уважая частную жизнь гражданина. Иногда переправляли копии вниз по инстанции. Сообщали, что не интересуются этнической прессой. Ни новая в Оттаве Оливия Чен, ни глава демократов похожий на Ленина Джек Лейтон не затруднили себя ответами. Социальный министр Пупателло спустила мой запрос начальнице ППИПа, та заверила, что инвалидность Онтарио усиленно поддерживают.

Бытие без просвета, время как бремя

Не обманула министр - провинция стала еще сильнее хромать, теперь уже на обе ноги. Впрочем, у федералов налицо очерствение сердца и окостенение позвоночника. В этом я убедилась, нанося визиты в СантДжеймс-таун к тусовке "лоббистов"и читая жалобы на социальных сайтах. Заехала узнать что нового и после позорной прибавки к зарплатам слуг народа.

Менди была как всегда на посту, но погрустнела. "У нас ничто не меняется к лучшему, - молвила. - Ушли в лучший мир Ноэль и Джон. Он ведь художник. Устал губить время на посиделках, замкнулся, рисовал. Полгода никто его не хватился. Встревожил странный запах в коридоре, за дверью нашли его, бедного, среди картин. А Джон оказался талантливым. Может, и мы на что-то годимся, да вот отбросили, как мусор. Пустая жизнь...

- Я сделала доброе дело, - вздыхая проговорила низенькая хрупкая шатенка с седой проседью на висках. - Усыновила ребенка. Но с годами у него развились боли в мышцах, плохо работают почки. Пособие покрывает медикаменты-суррогаты, настоящие - дороги. Его нехватает, трачу свою пенсию. Ухаживать за ним нет сил, нанять няню - не по карману.

Подошла 87-летняа Мери, присела с полной сумкой передохнуть. Ей сочувствуют: 46-летний сын - как малый, одного на час не оставить. Балкон на восемнадцатом этаже... душа обмирает. Если Генри встал с левой ноги, швыряет вещи, опустошает холодильник. Не справиться. И зачем снесли соседнюю больницу? Сэкономили за наш счет...

- Почему-то сравняли с землей общий садовый участок во дворе, - сказала полная Тара. - И кому помешал? У нас коттеджей нет. Был отрадой, свои помидоры, горошек, зелень.

- И поликлиника выехала, - заговорила сидевшая в скутере пожилая дама, - зимой тащись с температурой и болью два квартала по ветру! Оставили наш район и без стоматологов, и без терапевтов, к кожнику посылают на север. Леченье тяжелее болезни. Тут прихватила боль - не пошевельнуться. На дом даже медсестру не дозовешься, даже днем. Вызывать "скорую" - бремя бюджету, говорят, что же делать, если приступы то и дело приступы.

- Раньше старались делать людям добро, врачи были постоянные, внимательные, - вздохнула пожилая длинноволосая брюнетка Карла. - А теперь сплошь практиканты из приезжих. Спрашивают: "Что вам выписать?"

- Попробуешь работать - не оберешься бед, - проговорил темнокожий усач лет сорока. - Если заработаешь больше двухсот долларов в месяц - вычтут, не посчитают новые расходы. А то и вовсе отменят чек: запоздал, или подал бледные копии, или слишком темные. Уволили - начинай волокиту с нуля, обращайся, доказывай, жди.

- А теперь вот глобальный кризис, пандемия гриппа! У сына растаяли сбережения, сам в нужде, - сказал высокий мужчина , опирающийся на ходунок. - Пришлось съехаться с ним, но привык к тишине, а тут подростки-внуки с их музыкой...

- Хлеб подорожал больше чем вдвое, яйца стали золотыми, цены растут, - снова откликнулась усыновившая ребенка. - Чек сына стал побольше на несколько долларов, теперь на кошку уходит больше.

- На наши жалобы никто не обращает внимания, - встрепенулась Менди. - Любой делает сбережения на старость, а нам нельзя, не доживем, мы для них уже мощи. Но мы живые! Вот слепой Хон целые дни ищет чем себя занять. Он хорошо поёт, играет на свирели, общителен, начитан, мог быть полезным. Дали пособие и забыли о человеке. Как в сказке: на, собака, блин, не тявкай!

Правители меняются, а воз и ныне там. Как в басне про лебедь, рака и щуку.

Милость за семью замками

Заглядываю на сайты Социального Трибунала и Департаментов нетрудоспособности. Сотни обиженных людей приводят свои истории, факты, высказывают мнения, советы и предложения, знакомят с опытом других стран. Тут просто кладезь международной мудрости! Если бы с авторами писем встретились правители!

Среди жалоб - письмо диабетика Джона Макинтайра. Он работал в типографии сидя, но после ампутации ноги уволен и не может найти другое место. "У вас временная нетрудоспособность", - ответила ему чиновница, отказав в пособии. "Разве нога вырастет?" - удивился Джон. Но работница не обладает чувством юмора, она долго жила в Ираке, где человеческая жизнь обесценена.

Группа слепых в жару штурмует непробиваемые окна офиса. Им срезали чеки. Оказывается, послали анкеты, велели срочно заполнить и, не получив их назад, наказали ослушников. Не удостоверились даже, дошли ли письма, не помогли заполнить анкеты.

У 54-летнего Ауркеты парализованная дочь. За полгода до совершеннолетия он попросил офис не забыть перевести ее вовремя в разряд взрослых, у них пособие больше. Велели напомнить через три месяца. Отец выслал 75 страниц медицинской документации. Бандероль получили, обещали позвонить в апреле и... забыли до декабря. Задолженность выплатили не за восемь, а за четыре месяца. Волокита дает экономию, потому и цветет.

Все рассказывают о безответственности, равнодушии, непрофессионализме ППИПовцев.

Канадцы платят налоги в Канадский Пенсионный Фонд. Им, наверно, живется лучше, подумала я. И снова ошиблась. Оказывается, либералы за восьмилетие правления выгребли из той корзины биллионы, чтобы покрыть дефицит в бюджете, как пообещали на выборах. Пособие дают... только умирающим, объяснили (не мне, а моему парламентарию, скрывают свои жесткие мерки от журналистов), при инвалидности в 98%. Размер пособия зависит от стажа, оно может быть не более четырех сотен долларов в месяц. И никаких бенефитов, стоимость лекарств не покрыта, услуги стоматолога тоже. О скутере или оплате диэты и не мечтай!

Федеральных министров больше волнует имидж в глазах мира, они быстро проводят резолюции о помощи отсталым странам, голодающим, воюющим, а бедствующих собственных граждан не слышат.

Канада гордится урегулированностью общественно-политической системы. Написал отписку чиновник - обжалуй уровнем выше. Не удовлетворен? Есть Трибунал. Там, правда, ждать приходится год-два. Не на что жить? Проси временный кредит. Недоволен Трибуналом? Есть омбудсмен. Но такая волокита по силам разве что богатырям.

Люди поняли: Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Открыли сайты, где обмениваются опытом и новостями, помогают отчаявшимся советами, куда обратиться с нуждой, поддерживают отчаявшихся, связываются с общественниками. Большим успехом пользуется сайт Фиресиде Гроуп, созданный инвалидом Мэги с супругом. Сколько принял он горьких исповедей! Здесь - настоящая поддержка подкошенных судьбой людей.

Лакмусовая бумажка величия страны

В кинофильме" "Ныряющий колокол и бабочка" редактору журнала "Эль" внезапно перестало служить тело. Всё, кроме век. Но чувства и мысли продолжают рождаться и кипеть! Чуткие люди научились понимать его и были поражены богатством его внутреннего мира.

Профессор теоретической физики Стефен Хокинг не обогатил бы человечество гениальной прозорливостью, если бы он попал в руки ППИПа. "Но, пишет человек, пораженный в семнадцать лет неизлечимой болезнью моторной системы, мне повезло, у меня хорошая семья и работа. Это - благодаря помощи моей жены Джейн, моих детей и огромного числа других людей и организаций. Моя болезнь прогрессировала медленнее, чем обычно, так что не теряйте надежду".

Чуткий сенсор компьютера передает курсору какое слово выбрать из тех, что на экране: синтесайзер формирует фразы, Стефен заслушивает текст и готовит лекции. Неподвижный, он, пожалуй, полезнее многих министров и чиновников. Жизнь огромнее рамок параграфов и налогов. Списать инвалида загодя - как осудить реку за заводи. Не катарракта ли на глазах у власть имущих, если они считают себя вправе грабить упавших в забеге от достойной жизни? Ведь не одним хлебом жив человек, он хочет приносить пользу обществу.

Канадцы - гуманные люди, они охотно заботятся о птицах, собаках, кошках, дикой природе. Как стало возможно такое состояние более двухсот тысяч людей, попавших в беду? Может быть, дух материализма извратил устои, на которых закладывался Новый Свет, и теперь людей ценят по величине его налогов?

Но в нас намного больше, чем может удалить скальпель.

Раввин Джеф Форсайт, специалист в области психотерапии, в статье, опубликованной в газете "Еврейская пресса", пишет: "Среди травмированных людей очень высок процент глубоких, просвещенных, талантливых и чувствительных душ". Они сильнее реагируют на неустройства, грубость, бесчеловечность и быстро перегорают.

Среди пасынков ППИПа немало прекрасных людей, способных обогатить общество творчеством, они замечают то, что не увидит министр из окна лимузина. Они помогают растить молодое поколение. Они следят за дворами, озеленяют их, разбивают клумбы, кормят птиц, белок, енотов.

Спасти павших под ударами судьбы нелегко, требуется терпение, чуткость и гибкость, чтобы подобрать им посильные занятия и среду. Инвалиды - лакмусовая бумажка величия системы и общественной души.

В последний мой приезд Менди сообщила грустную новость: умер художник, домосед. Он стеснялся своей немощности, целые дни рисовал на холсте. Полгода его никто не хватился. Нашли вчера - соседи уловили неприятный запах. "У каждого есть талант или способности к чему-то". Тусовка обреченно молчала.

Я несла в ладонях раненого голубка - нашла в сквере, забился под кусты, пищал, к девочке, бросавшей крошки хлеба, его не подпускали упитанные агрессивные сородичи. У меня в ладонях согрелся, перестал пищать, но еду не глотал. Позвонила в Общество защиты животных, велели привезти даже в нерабочее время. Молодая девушка осмотрела птенца, нашла застарелую рану. "Он голоден, нуждаетсюа в особой пище", сказала. - Пойдем, малыш, - и пощекотала его под грудью. Голубок встрепенулся, повеселел.

Если бы вот так встречали и двуногих, подумала я. Очевидно, мы мы уже в более опасном кризисе - нравственном, и как бы не превратилась в пандемию очерствение души. И это - угроза каждому. Ведь от сумы да от тюрьмы не зарекайся, учит народная мудрость, от нездоровья – тем более.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?