Независимый бостонский альманах

РАСЧЁСАННЫЙ ГОНДУРАС

19-07-2009

Недавний военный переворот в Гондурасе напомнил миру о существовании этой маленькой страны, неблагозвучность названия которой на русском возможно заставит многих вспомнить старый анекдот циничных времен заката «развитого социализма». Или, например, более современный и самокритичный тезис о том, что «не ту страну назвали Гондурасом».

Олег ЯсинскийУточним, что настоящее гондурасское название этой страны – Ондурас, с ударением на у. И значит по-испански – глубины. Согласно одной из версий, кто-то из конкистадоров или пиратов назвал так после страшного шторма эту часть Карибского побережья, где «только милость Господа спасла наши грешные души от этих ужасных глубин». Несколько позднее именно Гондурас стал прототипом «банановой республики» бессмертного произведения О'Генри «О королях и капусте».

Гондурас – одна из беднейших американских стран. Из почти восьми миллионов ее населения, согласно данным созданной ООН Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна ЭКЛАК, в состоянии «бедности и нищеты», проживает около 74,8%. В сельской местности эта цифра достигает 90%. 63% жителей страны страдают от хронического недоедания. Другие источники оптимистично утверждают, что бедных в Гондурасе ВСЕГО чуть больше 60%. Почти 20% граждан не умеют читать и писать и у приблизительно того же числа ее жителей нет доступа к медицинскому обслуживанию. Примерно 30% доходов страны – пречисления ее граждан, работающих за границей, в основном в США, своим семьям. Согласно официальной статистике, безработица составляет 27%, а по неофициальной безработных здесь – 55% от трудоспособного населения. Тысячи детей и подростков живут на улице.

Для тех, кого уже успели убедить в том, что бедность и отсутствие личных свобод – продукт социалистической системы, напомним, что в последние сто лет своей истории Гондурас был не вотчиной страшных диктаторов Кастро и Чавеса, а как раз наоборот – региональным форпостом «защиты западных ценностей», нашпигованным североамериканскими военными инструкторами, которые вели с его территории «грязную войну» сначала против Кубы, потом против сандинистской Никарагуа и заодно – против национально-освободительных сил двух остальных соседей – Сальвадора и Гватемалы, представлявших «коммунистическую угрозу свободному миру». Поэтому нехорошее слово «Гондурас» в свое время так удачно вписалось в советскую пропаганду как символ неприличной политики США в регионе.

Но век XXI поднимает над вершинами и глубинами континента новые ветры. «Рука Москвы» уже идет об руку с рукой Вашингтона (правда не Джорджа… как Джордж Буш далек от Джорджа Вашингтона, так нынешняя политика России в регионе далека от советской), обученная Советским Союзом ошибкам и перегибам «реального социализма» Куба оказывается им же предана, руководство сандинистской Никарагуа тоже сначала изменяет собственной революции и затем немедленно теряет власть или же наоборот, сначала теряет власть, а потом немедленно изменяет революции… скорость некоторых событий затрудняет понимание… Но вопреки вчерашним историческим оптимистам, превратившихся сегодня по команде своих новых хозяев в истерических релятивистов, история не закончилась. Ее, как известно, делают ветры и народы.

Обещанного капиталистическим Агитпропом мирового демократического рая, с разрушением «империи зла» не наступило. Наоборот, экономическая перестройка мира рыночными фундаменталистами, когда-то купившими наше доверие в обмен на бусы глянцевых журналов и красивые и бесстыдные речи по телевизору, оказалась очередным переделом награбленного. И последняя, неолиберальная стадия капиталистического рака явилась летальным диагнозом в первую очередь для стран бедных. Лишение государства последних социальных функций, приватизация здравоохранения, образования, пенсионных фондов, воды, недр, превращение стран в торговые предприятия, оказавшиеся в руках международных мафиозных структур, где со скоростных автострад «прогресса» на обочину торговли и жизни выбрасываются все неконкурентоспособные и нерентабельные – пенсионеры, дети, молодежь, женщины, коренные народы, по своему образу жизни «невписавшиеся» в «современность», люди «непроизводительных» гуманитарных профессий (разумеется, если не готовы производить ложь, время от времени заказываемую системой) и другие «меньшинства», являющиеся по сути огромным большинством.

Нынешний военный переворот в Гондурасе – следствие и причина событий континентального и мирового плана, именно поэтому к нему приковано огромное внимание, не пропорциональное масштабам и влиятельности страны, да простят меня за эти слова ее жители.

В 2005 году на президентских выборах в Гондурасе кандидат правой Либеральной партии относительным большинством голосов побеждает кандидата правой Национальной партии, основная и возможно единственная разница между которыми состоит в названии. Имя нового президента - Мануэль Селайя, который известен в народе по прозвищу «Мель» и он – богатый землевладелец и многолетний руководитель ряда престижных предпринимательских организаций. Его хобби – верховая езда и пение под гитару. Этот провинциальный политик одной из самых провинциальных стран мира внешне похож на располневшего героя-любовника из мексиканской мелодрамы, он простоват, усат и любит носить ковбойские сомбреро. Любимое клише в его лексиконе, когда он говорит о себе, это старомодное «ваш покорный слуга». И поскольку в мире мало привыкли обращать внимание на по-настоящему важные события, наподобие президентских выборов в Гондурасе, мы не преувеличим, если скажем, что эта новость осталась незамеченной.

В течение первого года правления Мель Селайя, будучи «популистом», как скажут информированные международные издания, решает понизить цены на бензин. Для этого он обратится к «тирану» Чавесу, как уточнят другие издания, и получит венесуэльскую нефть на следующих условиях – 50% ее стоимости в кредит под 1% с отсрочкой платежа на 25 лет при условии инвестиции высвободившихся средств в социальные программы в самом Гондурасе. Вот какую подлость против своих народов они задумали. Правительство США видит в этом акт «коррупции» и на какое-то время усложняет процесс выдачи виз гражданам Гондураса. В этом же году в стране наблюдается самый высокий в Центральной Америке экономический рост и самый низкий за последние 16 лет уровень инфляции. Еще через два года бедность в Гондурасе сократится на 6,5%, что будет значит, что полмиллиона его жителей за время правления Селайи перестали быть бедными.

В следующем, 2007 году, правительство два раза снижает цены на бензин, что должно понизить цены на транспорт для населения и транспортные перевозки по стране вообще, что, в свою очередь, снизило бы конечные цены на продукты питания. Тем не менее, транспортники отказываются снижать цены, обвиняя правительство в том, что оно «вмешивается в частный бизнес и нарушает принципы свободной торговли». В конце этого же года, президент Селайя заявляет об интересе страны вступить в только что созданный левыми правительствами региона экономический союз АЛБА («Боливарианская Альтернатива для Америк»), в котором участвуют сегодня Венесуэла, Куба, Никарагуа, Боливия, Эквадор и несколько островных государств Карибского моря.

Процесс вступления в АЛБА занимает целый год, из-за того что Национальный конгресс Гондураса несколько раз под различными предлогами отказывает правительству в ратификации этого международного соглашения.

В этот же период президент США Джордж Буш в ответ на требование Венесуэлы и Кубы об аресте и экстрадиции в Венесуэлу проживающего в США террориста Луиса Посады Каррилеса обращается к президенту Селайе с просьбой принять на некоторое время Посаду Каррилеса в Гондурасе, поскольку на «антитеррористической» территории Штатов их властям этот персонаж крайне неудобен. Бывший сотрудник репрессивных органов кубинского диктатора Батисты известен тем, что проживая на территории Венесуэлы организовал ряд крупных акций во спасение демократии на острове – например, взрыв в воздухе в 1976 г. кубинского гражданского самолета, летевшего из Гаваны в Каракас, в результате чего погибло 73 человека, серия взрывов бомб в гаванских отелях в 1997 г., о чем он сам с гордостью рассказывал на одной из пресс-конференций и работая в венесуэльской полиции он лично участвовал в пытках и физическом устранении десятков политических противников режима. «Непредсказуемый популист» Селайя отказывает Бушу в этой просьбе.

Главным обвинением путчистов, свергнувших Селайю, и наиболее повторяемым мировой прессой, является его «попытка изменить конституцию, чтобы обеспечить себе переизбрание на второй срок».

Вот что пишет на это счет гондурасский экономист Мигель Касерес в письме к одному из соотечественников:

«Его обвиняют в том, что он хотел переизбрания. Его свергли потому, что путем общенационального опроса, который должен был состояться 28 июня, у населения спросили бы, согласно ли оно или нет, чтобы в конце ноября на выборах президента, депутатов и мэров была бы добавлена четвертая урна, где граждане высказались бы, хотят они или нет проведения Конституционной ассамблеи, которая позволила бы открыть в Конституции пространство для участия, консультаций и решения гражданами ключевых аспектов жизни страны, права, которого в настоящий момент наше население лишено. Конституционная ассамблея была бы проведена уже после окончания президентского периода Меля Селайи. Поэтому для его переизбрания не было ни малейшей возможности.

Мель Селайя виновен в другом – в том, что он спровоцировал процесс гражданского участия и вызвал это желание среди обычных людей. Если назвать хотя бы пару критических моментов – конституционные изменения позволили бы пересмотреть абсурдные условия котрактов по обеспечению страны электроэнергией, заключенные с предпринимательской элитой страны или вопрос телефонных концессий и еще позволили бы более широкое демократическое представление мнения других социальных групп, не участвующих в традиционных политических партиях, за которые голосует менее половины избирателей и, следовательно, обладающих низкой общественной легитимностью…

Мель сделал две вещи. Он осуществил на практике экономические меры, направленные на стабилизацию, сокращение и недопущение роста стоимости жизни и предпринял другие, направленные на то, чтобы увеличить уровень их дохода…

…Одной из первых мер, предпринятых его правительством, стали шаги по понижению части расходов на посредников в цепи дистрибуции горючего с целью понижения конечной цены на бензин и другие производные. Это очень не понравилось нефтяным компаниям, и их недовольство возросло еще больше, когда был подписан контракт о снабжении нефтью из Венесуэлы. Кроме того, этот договор позволял платить часть денег с отсрочкой, что высвобождало значительную часть государственных валютных средств…

Третьей мерой было сокращение процентной ставки в банковских кредитах на жилье. Представляешь разницу между тем, чтобы платить от 24 до 32 годовых процентов или получить возможность платить половину или треть от этой суммы? В частных разговорах Мель любил говорить: «Мы надавили на банки и они снизили проценты». Разумеется, банкиры от этого не были в восторге…

Это сокращение процентной ставки на жилье улучшило доход семей, что, в свою очередь, вызвало рост заказов на строительство домов, стимулировало больший спрос на цемент и другие стройматериалы, увеличило продажу инструментов, спрос на перевозку материалов и главное – обеспечило занятость строительных рабочих. Большая экономическая активность и больше работы значили больший уровень дохода для бедных семей, для мелких и средних предпринимателей и даже для крупных импортеров и производителей стройматериалов… Даже банки, стоявшие во главе этих процессов увеличили свою прибыль, потому что резкое увеличение спроса на кредиты более чем компенсировало понижение процентных ставок…

Еще одной важной составляющей в повышении доходов стало увеличение минимальной зарплаты… Наверняка ты вспомнишь прошлогоднее повышение международных цен на пшеницу, нефть, кукурузу, растительное масло и т.д. Естественно, эти цены перешли на внутренний рынок и понизили покупательную способность населения. Потом международные цены упали, но у нас никто их не снизил. Селайя много раз обращался к предпринимателям с просьбой понизить цены. Он просил об этом производителей муки, птицы, яиц, масла… всех тех, кто объяснял когда-то их резкое повышение ростом цены на нефть и транспортные услуги. Те немногие, кто согласился снизить цены, сделали это в микроскопической пропорции по отношению к их предыдущему повышению. В ответ на это Селайя повысил минимальную зарплату примерно на 60%. Это тоже привело к изменению корреляции поддержки и неприятия».

Известно множество случаев, как избранные народом, требовавшем перемен, его представители, придя к власти предавали своих избирателей и находили достаточно причин и отговорок, чтобы не выполнить предвыборных обещаний. Но случаев наоборот, когда какой-то традиционный политик из одной из традиционных партий, уже будучи у власти, изменяет интересам своей социальной группы и начинает структурные реформы в пользу большинства населения, в истории - единицы.

В последний год правительства Селайи экономические группы, хозяева большинства гондурасских СМИ, в лучших традициях «холодной войны» развязали кампанию по запугиванию населения. «У тебя отберут собственность», «государство заберет и увезет на Кубу твоих детей » и т. п.

Мануэль Селайя не является ни «марксистом» ни «социалистом». В Шестой статье Идеологических принципов Устава Либеральной партии Гондураса говорится, что ее «главный принцип – социальная интеграция и поэтому главное правило, по которому должна развиваться экономика страны - это экономический рост с соблюдением социального равенства» и он – первый в истории своей страны президент, пытающийся осуществить это на практике.

Во вторник 23 июня 2009 года происходит покушение на кандидата в мэры от левой партии Демократическое Объединение: четыре киллера выпускают по его машине 30 пуль. Пока вертолет перевозит его в критическом состоянии в столичную больницу, в Тегусигальпе убит один из известнейших в стране правозащитников.

В этот же день Национальный Конгресс, находящийся под контролем оппозиции, принимает срочный закон, запрещающий проведение каких-либо референдумов и плебисцитов в течение 180 дней до и 180 дней после выборов. Опираясь на это, Высший избирательный суд и Верховный суд Гондураса объявляют незаконной назначенную на 28 июня консультацию и всем, кто поддержит попытку ее проведения, угрожают тюремным заключением на срок от 10 до 15 лет. Чем вызвана такая строгость? Риском переизбрания Меля на новый срок? В проекте конституционных изменений о целесообразности осуществления которых предлагается высказаться в ходе консультации, Селайя хочет включить закон, позволяющий отзыв в любой момент любого государственного чиновника с любой из занимаемой им выборной должности, в случае если он не оправдывает доверия большинства избирателей. Это значит, люди, наподобие нынешнего председателя Национального конгресса Роберто Мичелетти, уже 28 лет занимающего этот пост, рискуют потерять свои должности.

Правительство возлагает на военных обязанность распределить по всей стране 15 тыс. урн с консультационными бюллетенями. Поскольку хозяева местных типографий саботировали этот проект, урны должны быть доставлены авиарейсом из Венесуэлы. Консервативные силы обвиняют президента в попытке вовлечения в политику вооруженных сил, которые по закону должны оставаться аполитичными.

В среду 24 июня начальник Объединенного генерального штаба Вооруженных сил генерал Ромео Васкес Веласкес отказывается обеспечить прием урн в аэропорту. В ответ на это Селайя отправляет его в отставку. В знак солидарности с ними в отставку подают министр обороны и командование всех трех родов вооруженных сил Гондураса.

В четверг 25 июня Мель Селайя сам в сопровождении большой группы сторонников направляется в аэропорт и принимает урны. При этом он выступает с речью, в которой звучит смесь решимости и отчаяния. Он как никогда прямо называет вещи своими именами и призывает сорвать заговор олигархии, «вдруг» заинтересовавшейся судьбами гондурасской демократии.

В этот же день Национальный Конгресс начинает чрезвычайное заседание, цель которого - обвинить президента в нарушении Конституции и отправить его в отставку. В стране ходят слухи о готовящемся перевороте. Из разных источников поступают сообщения, что элитное подразделение армии – расположенная в Тегусигальпе дивизия моторизированной пехоты - готовится захватить президентский дворец, аэропорт и ключевые точки города. Одно из первых решений конгресса – о «незаконности» отстранения от власти президентом армейского командования и восстановлении генералов в должности.

В пятницу 26 июня президент Селайя выступает с обращением к народу, в котором призывает граждан и вооруженные силы страны принять участие в назначенной на воскресенье общенациональной консультации.

Подтверждая вероятность худшего, посол США неожиданно покидает Гондурас на несколько дней «для консультаций».

Чавес из Каракаса говорит о запущенном механизме государственного переворота и призывает все правительства региона к солидарности с законным президентом Гондураса.

Единственная возможность предотвратить переворот изнутри – это всеобщая мобилизация гражданского общества и его организаций, но гражданское общество в Гондурасе только начало зарождаться, и его организации пока очень слабы и разобщены.

Последний шанс предотвратить переворот извне – всем официально заявить, что никакое правительство «де факто» никем не будет признано и режим окажется в полной международной изоляции: именно так совсем недавно удалось спасти Боливию. Особенно важна в этом случае позиция США – традиционной опоры правящей в стране элиты. Но на слова Чавеса и призывы Селайи не обращают особого внимания: США малосимпатичен водящий дружбу с Венесуэлой президент Гондураса, многословный и привыкший разоблачать империализм Чавес, по мнению многих, как обычно все преувеличивает, а сам по себе Гондурас, как страна маленькая и бедная, мало кому интересна.

Сорвать переворот изнутри самих армейских структур, как это удалось в Венесуэле? Уровень гражданского сознания большинства гондурасских военных слишком низок и это результат конституционной «аполитичности» вооруженных сил, таким образом превративших их в надежный инструмент защиты интересов власть имущих. Именно поэтому для некоторых столь дорог принцип «деидеологизации армии»… у наемников не бывает идеологий.

В субботу 27 июня президенту докладывают, что благодаря участию 45 тысяч добровольцев по всей стране, все 15 тысяч урн доставлены на избирательные участки и страна готова к завтрашней консультации. Порядок и соблюдение закона на участках, по новому решению, вместо армии должны будут обеспечивать силы полиции и представители гражданских организаций. Страна полнится слухами, нервозность с каждым часом нарастает. После затянувшейся допоздна встречи со сторонниками и представителями прессы, около двух часов ночи Мануэль Селайя возвращается домой.

28 июня в воскресенье в пять утра он разбужен шумом. Военные окружили его дом, разоружили личную охрану и автоматными очередями посбивали замки. Через несколько минут они уже в спальне президента. 15 минут спустя Мель Селайя уже находится на борту прогревающего мотор военного самолета, а еще через 45 минут он высажен в международном аэропорту столицы Коста-Рики Сан-Хосе. Президент в пижаме, вышвырнутый на рассвете из страны в аэропорт одной из соседних стран – в лучших традициях переворотов из жизни «банановых республик».

В этот же день на одной из первых пресс-конференций он рассказывает: «Когда я увидел военных в масках, ломившихся в двери моего дома, я схватил мобильный телефон, чтобы сделать несколько звонков, но было поздно. В меня было нацелено больше восьми стволов. «Бросьте телефон или стреляем», - приказал мне один из военных. У меня выбили из руки телефон. Я им кричу: «Если вам так приказали – стреляйте!». Мне выкрутили руки со словами: «Мы вас отправим в отпуск, вам надо отдохнуть подальше отсюда...». Вид у президента при этом достаточно жалок. Он пытается осознать весь абсурд произошедшего, в эти первые часы он растерян и, кажется, еще не верит в то, что случившееся несколько часов назад – правда. Пару дней назад Фидель Кастро в своей статье сравнил его с Сальвадором Альенде... У меня не хватает воображения, чтобы представить Альенде в пижаме в аэропорту... Даже эта фраза «Если вам так приказали – стреляйте!» кажется вырванной из кино, причем, судя по атрибутам типа ковбойской шляпы, усов и высокопарных старинных фраз, - скорее всего, мексиканского. Несмотря на шок, Селайя ведет себя с достоинством, но он мало похож на человека, который, согласно версии путчистов, планировал за счет изменений Конституции остаться на второй срок... По его виду кажется, что он задает себе вопрос, стоило ли становиться президентом на срок первый...

Но в эти первые часы переворота миру еще не известно, что на всей территории Гондураса отключены электричество, телефонная связь и интернет, что войска уже заняли все ключевые узлы основных городов страны и из казарм уже выезжают крытые фургоны с нарядами, у которых списки членов правительства и политических активистов.

Молодая и энергичная министр иностранных дел Патрисия Родас является второй после президента Селайи целью путчистов. Это она - самое заметное лицо в политическом сближении с левыми правительствами региона. И именно эта возможность начала социальных реформ, подобных венесуэльским, а не надуманная «угроза» почти не существующей в стране «демократии» подтолкнула путчистов к действию. Когда становится известно, что к дому Патрисии Родас направлен взвод солдат для ее задержания (президент к этому моменту уже похищен военными и его участь неизвестна), послы Венесуэлы, Кубы и Никарагуа в Гондурасе, с целью возможно спасения ее жизни и надеясь обеспечить ее безопасность своим дипломатическими иммунитетом, немедленно направляются к ней, надеясь опередить солдат. Когда в ее дом вламывается отряд спецназа в масках, они втроем сначала окружают, потом обнимают и потом пытаются вырвать Патрисию из рук путчистов. Солдаты избивают дипломатов и куда-то увозят их и министра в разных фургонах.

В это же воскресенье в два часа дня «новые власти» сообщают о приведении к присяге «нового президента» страны, до этого возглавлявшего Национальный конгресс. Его имя - Роберто Мичелетти, и принадлежит он к той же партии, что и Селайя - либеральной. «Правительство» Мичелетти показывает миру письмо об отставке Селайи «в основном по состоянию здоровья» с его фальшивой подписью и сообщает, что бывший президент попросил политического убежища в Коста-Рике. Эта информация немедленно опровергнута Селайей из аэропорта Сан-Хосе. «Новое правительство» заявляет о вступлении в действие комендантского часа и запрете на трансляцию в стране международных телеканалов. Когда телетрансляции возвращаются, страна вместо новостей видит на экранах туристические рекламные ролики под пение патриотических песен.

В двух главных городах страны проходят стихийные акции протеста. Несмотря на сотни арестов оппозиционеров и разгон демонстрантов, власти ведут себя более сдержанно, чем действовали в подобных ситуациях классические диктатуры середины прошлого века, и через контролируемую ими прессу пытаются срочно организовать контрдемонстрации в поддержку переворота. Хозяева многих предприятий при помощи неограниченного «административного ресурса» заставляют участвовать в этих акциях часть трудящихся. Автобусы, везущие противников путча из провинции в столицу, останавливаются и разворачиваются армейскими патрулями. Пресса говорит о «крестьянах, которые направляются в город, чтобы выразить поддержку новым властям». Иностранных тележурналистов то арестовывают, то отпускают. Власти говорят о нахождении в стране «венесуэльских и никарагуанских экстремистов». Венесуэльских корреспондентов высылают из страны. Жена президента дает телефонное интервью из «одного из уголков страны», где «вместе с детьми скрывается от преследования».

Первая реакция правительств Латинской Америки и мира на эти события - шок. Ожил призрак самых мрачных времен региона, как всем недавно казалось, навсегда оставленный в прошлом. Уже примерно три десятилетия ничего подобного в этих странах не происходило, а недавняя попытка путча в Венесуэле была остановлена народом и армией, ощутившей себя его частью. Все без исключения страны мира и международные организации немедленно выступают с осуждением путча и заявляют о непризнании «новых властей». Большинство латиноамериканских и европейских государств в первые дни после переворота отзывают своих послов. Осудив «троглодитский» переворот, Уго Чавес призывает солдат Гондураса «выполнить свой долг перед народом и восстать против предателей», а Мичелетти стал называть не иначе, как «Гориллетти». Как рефрен звучит-напоминает-угрожает-просит фраза: «Да будет проклят тот солдат, который поднимет оружие против народа». Организация Американских государств направляет путчистам ультиматум с требованием немедленно в течение 48 часов восстановить законную власть и, получив отказ, единогласно исключает Гондурас из своего состава. Барак Обама заявляет, что «единственный законный президент Гондураса для США – это Мануэль Селайя».

В ответ на это «новый министр иностранных дел» Энрике Ортес говорит, что «Обама – это негритенок, который ни в чем не смыслит», а «на такие страны, как Сальвадор, вообще не стоит обращать внимания, т.к. там даже в футбол нельзя играть, потому что мяч обязательно перелетит через границу». Потом он добавляет, что международная изоляция Гондурас не пугает, потому что «Кубу Кастро тоже отовсюду поисключали, и ничего страшного».

Удивляет карикатурность этих персонажей. Они скорее похожи на актеров пропагандистского советского фильма о латиноамериканских «гориллах», причем не из самых удачных, чем на реальных хитрых и умных заговорщиков. Их поведение на первых пресс-конференциях напоминает поведение членов ГКЧП, поэтому первое впечатление - этот режим не удержится и нескольких часов. Тем не менее оказывается, что Ортес - один из опытнейших и старейших дипломатов; в 80-е годы, когда его страна была центром операций ЦРУ против соседей, он являлся послом Гондураса в ООН. В ближайшие дни он будет раздавать интервью, согласно которым выяснится, что «Селайя это президент, который был президентом», «Мичелетти тоже законно избранный президент, потому что его назначил конгресс, состоящий из представителей народа» и что «95% народа нам благодарно». 5% несогласных он привычно называет «чернью» и «толпами».

Но какова роль в этих событиях исторически главного вдохновителя и организатора военных переворотов в Латинской Америке – США? Крупнейший российский эксперт по региону Кива Львович Майданик любил говорить, что диктатуры здесь были двух типов – проамериканские и американские, т.е. не делавшие даже вида, что проводят независимую от воли США политику. Гондурасская олигархия и военное руководство соответствуют как раз этому второму типу и никогда не решились бы действовать, не заручившись полной поддержкой влиятельного северного соседа.

В первые часы после того, как о перевороте стало известно, складывалось впечатление, что вариантов возможно два. Первый – что это тот уникальный случай, когда США действительно ни при чем; Гондурас слишком маловажная для них страна, чтобы создавать себе такую большую проблему, как раз когда Обама пытается изменить окончательно дискредитированный Бушем внешнеполитический имидж Штатов. А провинциальная и невежественная олигархия Гондураса просто в силу своей ограниченности не учла этого момента и, поторопившись, совершила большую глупость. Или же – что, наоборот, это хорошо заранее продуманный шаг новой администрации США: сначала немного подтолкнуть гондурасских ультраправых к перевороту, а потом принести их в жертву, доказав «демократическую последовательность» правительства Обамы (опять же, Гондурас с его элитой – не столь большая жертва в большой игре, где на карте куда более масштабные ставки) и главное – спася демократию в маленькой центральноамериканской стране, создать политический противовес набирающим силу региональным левым правительствам. Что-то наподобие «Союза ради прогресса» 60-х, созданный Кеннеди с опорой на христианско-демократические центристские силы, чтобы затормозить радикализацию Латинской Америки под влиянием идей кубинской революции.

Но по прошествии этих трех недель с момента переворота, очевидно, что все сложнее. Несмотря на непризнание Штатами путчистского «правительства» и «осуждения» ими действий гондурасских военных, с первого дня переворота Вашингтон говорит о «двух участниках конфликта» и необходимости «диалога» между ними для «преодоления кризиса». Госдепартамент отказывается официально назвать переворот переворотом и предпочитает двусмысленный термин «прерывание конституционного порядка».

Сегодняшняя экономика Гондураса, как никакая другая в регионе, зависит от американской. Более 67,2% экспорта из Гондураса идет в США, импорт из США составляет 52,4% от ввозимых в страну продуктов. Зависимость военная вообще почти стопроцентна. Для многих очевидно, что если бы США действительно имели намерение отстранить от власти путчистов и помочь вернуть ее законному президенту, у них достаточно инструментов для этого. Тем не менее правительство Штатов пока не пошло дальше нескольких политкорректных деклараций и пассивного участия в решениях ОАГ.

2 июня 2009 г., почти за месяц до переворота, Хиллари Клинтон находилась в Гондурасе для участия в очередной встрече ОАГ. Она встретилась с Селайей и высказала ему свое несогласие с идеей консультации по поводу референдума по причине того, что «мы не считаем, что этот плебисцит соответствует конституции». За 6 дней до переворота гондурасская газета «Ла-Пренса» информировала, что «...посол США Лоренс собрался с группой влиятельных политиков и командованием вооруженных сил, чтобы искать выход из кризиса, вызванного референдумом». Сегодня мы видим, какой замечательный выход они нашли.

Аргентинский обозреватель Хуан Хельман пишет: «Несмотря на то, что Селайя никогда не затронул всерьез интересы ни иностранных корпораций, ни местных хозяев экономической власти, он представлял угрозу «дестабилизации». Следует отметить, что референдум о созыве или нет Конституционной ассамблеи, которая могла бы позволить переизбрание Селайи носил не обязательный, а рекомендационный характер. В Вашингтоне никому не доставила неудобств конституционная реформа, позволившая в Колумбии переизбрание близкого союзника США Альваро Урибе, проведенная безо всякого предварительного плебисцита. Потому что одно это одно, а другое это другое...»

Посол США в Гондурасе Уго Лоренс является американцем кубинского происхождения и «специалистом по терроризму». Во время проведенной при помощи США попытки переворота против Чавеса в 2002 г. Лоренс был директором Отдела Андских стран Совета национальной безопасности Вашингтонского федерального округа и главным советником президента Буша по вопросам, связанным с Венесуэлой. За пару недель до переворота, 4 июня, говоря о проекте Селайи провести опрос, Лоренс заявил гондурасской прессе, что «Нельзя нарушать одну конституцию для создания другой, такие вещи приводят к закону джунглей»...

Последние назначения остальных послов в соседних странах тоже не случайны. Назначенный ровно год назад посол США в Сальвадоре Роберт Блау - один из «ведущих специалистов по Кубе» и главный американский организатор работы с кубинской оппозицией на острове. Посол в Гватемале – Стивен Макфарланд - бывший морпех в Ираке и эксперт по финансированию венесуэльской оппозиции, когда он был вторым лицом в посольстве в Каракасе, вмешательство правительства США в Венесуэле достигло апогея. Посол в Никарагуа Роберт Каллахан – специалист по вопросам военной пропаганды и информационным операциям – до этого он был пресс-атташе посольства в Багдаде, а потом директором отдела прессы и пропаганды вашингтонского офиса Национального управления разведки США.

В 97 км. от столицы страны Тегусигальпы находится большая американская военная база Сото-Кано, известная также как Пальмерола. Конституция Гондураса, за соблюдение которой так ратуют путчисты, запрещает иностранное военное присутствие в стране, и база существует в результате некого юридического нонсенса, определяющего договор о ее создании как «полупостоянный», а сам факт ее существования – как «форму оказания военной помощи». На основании этого же договора американские военные имеют право в любой момент и не ставя в известность гондурасское правительство, покинуть территорию страны. Немедленно после создания базы в середине 50-х, она была использована ЦРУ для организации бомбежек соседней Гватемалы, а потом для вторжения туда армии наемников, которые свергли демократическое правительство Хакобо Арбенса за его робкие попытки добиться независимости страны от иностранных монополий.

В 80-е при президентстве ковбоя Рейгана, база Сото-Кано стала главным региональным центром операций против правительства Никарагуа и повстанческих движений Сальвадора и Гватемалы, что стоило центральноамериканцам десятков тысяч жизней. Сегодня эта база для Пентагона – ключевой форпост для возможности взять под военный контроль весь регион, известный своими природными богатствами.

В прошлом году президент Селайя объявил, что база Сото-Кано будет использоваться для международных пассажирских рейсов и строительство гражданского аэропорта финансируется из фондов организации АЛБА.

Два главных участника переворота - главнокомандующий ВВС Гондураса генерал Луис Хавьер Понсе Суасо и начальник Объединенного генерального штаба Вооруженных сил генерал Ромео Васкес Веласкес – выпускники печально знаменитой Школы Америк и поддерживают тесные связи с американским руководством базы Сото-Кано, главного центра двустороннего военного сотрудничества, которое никто не собирается прекращать.

От военной сферы перейдем к вопросам духовным. 3 июля бес попутал верховные власти Католической и Евангелистской церквей Гондураса и они высказались в поддержку «нового правительства». В традиционно католическом и в целом очень религиозном Гондурасе, евангелистов сегодня – почти четверть населения. Злые языки утверждают и даже нашли, предъявили и опубликовали документ, согласно которому переквалифицировавшийся в гориллу архепископ Тегусигальпы Оскар Андрес Родригес получал от бывшего (до Селайи) президента зарплату в 5300 долларов в месяц «из резервных президентских фондов», а Селайя, видимо под греховодным влиянием Чавеса, прекратил это, жестоко обидев святого отца.

И возвращаясь от духовного к военному – главный армейский организатор переворота и похищения и изгнания президента генерал Ромео Васкес Веласкес в 1993 году вместе с другими десятью участниками банды был судим за участие в преступной организации, специализировавшейся на краже дорогих автомобилей. В деле фигурировал угон более 200 машин. Другой известный персонаж «нового правительства» - только что назначенный «президентом» Мичелетти его советник по особым вопросам Билли Хойя. В 80-е годы он был главарем самого известного в стране «эскадрона смерти», похитившего и уничтожившего сотни оппозиционеров. Курсы по повышению квалификации в этих вопросах он прошел в Чили и Аргентине во время правления там ультраправых диктатур.

4 июля Годурас единогласно исключен из Организации Американских государств. Находящийся в Нью-Йорке Мануэль Селайя отстраняет от должности послов Гондураса в США и Бельгии, поспешивших признать «новые власти» и подтверждает свое недавнее решение вернуться в Гондурас, чтобы «обнять свой народ» и разделить с ним его участь. Путчисты отвечают, что если он вернется, то будет немедленно арестован, «чтобы ответить перед правосудием за свои многочисленные преступления». Чавес вновь и вновь призывает солдат Гондураса «восстать против генералов-предателей и восстановить на посту законного президента». Селайя обращается к своим сторонникам с просьбой протестовать только мирным путем, не запятнать кампанию гражданского неповиновения насилием, отказаться от оружия, не дать себя спровоцировать. Путчисты говорят о готовящемся вторжении Венесуэлы и передвижении никарагуанских войск у границ с Гондурасом. Мель Селайя планирует вернуться на родину завтра в полдень и народ готовится встретить его а международном аэропорту Тегусигальпы самой большой после переворота мобилизацией. Президенты Аргентины, Эквадора, Парагвая и Боливии предлагают сопроводить Селайю, как гаранты его безопасности. Вместе с ним готовы вылететь президент ОАГ и президент Генеральной Ассамблеи ООН.

5 июля «новое правительство» Гондураса сообщает, что самолету со свергнутым президентом на борту не дадут разрешения на посадку ни на одном аэродроме страны. Тем не менее с раннего утра огромная, невиданная никогда раньше в истории Гондураса, демонстрация сторонников Селайи направляется к международному аэропорту Тегусигальпы «Тонконтин».

При населении столицы в полтора миллиона человек, в демонстрации, несмотря на молчание официальных СМИ и страх репрессий, участвует около полумиллиона. Власти не могут или не успевают остановить эту процессию, которая готовится встретить своего президента. Изначальная атмосфера напряженности сменяется почти праздничной. Небольшой полицейский контингент и армейское подразделение, охраняющие аэропорт, ведут себя неагрессивно и очевидно просто не в состоянии сдержать такое количество народа.

Уровень гражданского участия превосходит самые радужные ожидания организаторов. Законный президент из-за границы просит всю иностранную прессу быть в аэропорту, чтобы предотвратить возможные репрессии. Власти повторяют, что «во избежание кровопролития» не допустят посадки иностранных самолетов и закрывают все аэродромы. Тем не менее кажется, что люди вот-вот полностью возьмут главный аэропорт страны под контроль и Селайе удастся «обнять свой народ» и начать триумфальное возвращение.

И все-таки в планах прилета Меля появляются некоторые коррективы. Самолет с президентами Аргентины, Эквадора и Парагвая по причине закрытия воздушного пространства Гондураса приземляется в Сальвадоре, и в аэропорту Сан-Сальвадора президенты ждут дальнейшего развития событий, готовые в любой момент вылететь в Гондурас, если Селайе удастся там приземлиться. Сам Мель в компании президента Генеральной Ассамблеи ООН, никарагуанского священника Мигеля Д Эското, который когда-то был первым министром иностранных дел сандинистского правительства, министра иностранных дел Патрисии Родас и нескольких журналистов летит в Гондурас на самолете, принадлежащем организации АЛБА и пилотируемом опытным венесуэльским летчиком. Несмотря на то, что военные власти заявили о закрытии всего воздушного пространства над страной, самолет проникает в небо Гондураса и берет курс на Тегусигальпу.

По телефону из самолета через международный телевизионный канал Телесур президент Селайя обращается к военным своей страны с приказом выполнить свой конституционный долг и перестать подчиняться группе преступников, захвативших власть. Полиция аэропорта пропускает демонстрантов, и ее руководство заявляет о невмешательстве в дальнейшие события. У большинства демонстрантов предчувствие праздника. Кажется что видя столько народа армия не сможет не перейти на его сторону. Напряжение вокруг аэропорта «Тонконтин» достигает апогея, когда вдали появляется серебристая точка самолета Селайи. В небо поднимаются военные вертолеты. Толпа вокруг стадиона как в мольбе протягивает к небу руки с криками: «Мель вернулся!», «Да здравствует Мель!».

Солдаты перекрывают посадочную полосу тяжелым транспортом и снайперы из административных зданий открывают огонь по первым демонстрантам, которые преодолев ограду пытаются проникнуть в зону посадок. Падают первые жертвы. Самолет сделав два низких круга над аэропортом разорачивается и улетает. Через несколько минут летчик расскажет миру, что в ответ на запрос о посадке военный диспетчер пообещал сбить самолет, если он еще раз попытается приблизиться к полосе. Звучат выстрелы. Атмосфера победной эйфории сменяется за эти несколько минут чувством бессилия и отчаяния. «Если бы у меня был парашют...», - говорит Селайя в телефонном интервью из самолета.

Через несколько часов Мичелетти заявит, что раненные и погибшие – дело рук самих демонстрантов и что армия ни по кому не стреляла. Потом он добавит, что «все мы очень рады сокращению уличной преступности». После этого радио передает обращение к соотечественникам кардинала Андреса Родригеса, который вчера просил своего «друга Мануэля Селайю» не возвращаться в Гондурас.

На следующий день Мануэля Селайю принимает в США госсекретарь Хиллари Клинтон и после встречи заявляет прессе: «Мы призываем все стороны воздержаться от актов насилия и посредством диалога искать мирный и конституционный выход из конфликта. Ради этой цели мы работаем с нашими партнерами по полушарию, которые путем переговоров и диалога постараются найти мирное решение этой ситуации».

По инициативе США при посредничестве лауреата Нобелевской премии мира президента Коста-Рики Оскара Ариаса 9 июля в этой стране начинается диалог между путчистами и законным правительством. Больше двух десятилетий назад переговорщик Ариас добился заключения мира между правительствами и повстанческими движениями Центральной Америки. Ариас сообщает, что будет использовать обращение «президент» как в общении с Селайей, так и в беседах с Мичелетти.

Диалог как дипломатическое достижение администрации США, которая смогла поставить на один уровень захвативших власть преступников и свергнутое ими демократическое правительство?

О чем договариваться, если единственное требование Меля Селайи – это восстановление конституционного порядка, его возвращение к обязанностям президента и открытый суд над заговорщиками? Как стало неофициально известно, у «нового правительства» пакет из 5 требований к «экс-президенту»: Селайя мог бы возвратиться к президентству, но не ко власти, что не одно и то же; Селайя должен забыть о своих планах реформировать Конституцию; Селайя должен дистанцироваться от Чавеса (главное требование); на оставшееся до президентских выборов время Селайя должен передать часть президентских полномочий другим лицам, и в стране должно быть нечто наподобие генеральной амнистии для всех участников конфликта, потому что «никто не без греха».

Разумеется, цель организаторов «диалога» - формально вернуть Селайю ко власти, но заставить его отказаться от идеи консультации, отдалить о Венесуэлы и вырвать у него благодарность в адрес США «за спасение демократии». Первый шаг к этому уже сделан. Хватит ли Мелю мужества и последовательности, чтобы не допустить этого?

Что сказать об уроках и перспективах? Изначально казалось, что провал путча это вопрос нескольких часов или в крайнем случае дней. Прошло уже три недели и ситуация не изменилась. Время однозначно работает против, силы сопротивления внутри страны истощаются и внимание мира все больше поглощается другими событиями. В том, что путчисты до сих пор у власти – несомненно их большая победа и слабость того, что принято называть «демократическим международным сообществом», которое еще совсем недавно с уверенностью заявляло о том что «военные перевороты в Латинской Америке больше невозможны».

Свержением конституционного правительства в Гондурасе началось контрнаступление самых реакционных сил региона, нашедших опору в фашистских элементах руководства вооруженных сил. На сегодняшний день власти и социальные движения Гондураса оказались самым слабым звеном среди прогрессивных сил Латинской Америки.

Самым опасным результатом гондурасской драмы может оказаться поворот от мирного, демократического революционного процесса, который казался в последние годы неизменной тенденцией, к другим методам борьбы, что может отбросить народы региона на многие десятилетия в прошлое.

Сегодняшнее усиление позиций на континенте новых левых сил особенно опасно для традиционных элит тем, что во-первых, оно независимо от внешних по отношению к региону факторов, наподобие СССР, и внешних макрополитических раскладов, наподобие обострения или смягчения противостояния между иностранными сверхдержавами, а во-вторых, эта сегодняшняя революция происходила до сих пор мирным и демократическим путем; и чем больше население участвовало в социальных и культурных процессах, тем более высокой была степень народной поддержки правительства. Если мирные реформы президента Селайи сегодня удастся прервать путем грубой военной силы и остальные демократии региона это допустят – у сторонников вооруженного насилия появятся неоспоримые аргументы.

Практически все два века независимой истории стран Латинской Америки все, кому не лень, говорили здесь о демократии, но эта демократия всегда осуществлялась элитами с элитами и ради элит. Практике реальной демократии – демократии участия и самоорганизации рядовых граждан в первых действительно освобождающихся странах региона сегодня неполных 10 лет. Разумеется, у нее масса недостатков, мало опыта и больше вопросов, чем ответов. Частью этого процесса попыталась стать маленькая бедная страна и ударом военного кулака по столу ее пытаются сегодня поставить на место, проверяя заодно это столько раз прозвучавшее отовсюду «не допустим»... наверное вспоминая, что всего несколько лет назад то же самое мир декларировал по поводу войны в Ираке. Кто и за счет чего сможет победить на этот раз?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?