Независимый бостонский альманах

АКСИОМЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

16-08-2009

1. Новые постулаты.

В наше время термином «цивилизация» несколько злоупотребляют. А между тем не так легко заслужить это определение – не легче чем его сформулировать. И в самом деле, чем, какими свойствами строго и однозначно определяется цивилизация, что отличает ее от варварства, по каким признакам можно зафиксировать ее рождение?

Юрий КирпичевЕсть разные ответы на этот вопрос, что само по себе уже говорит об отсутствии ясного понимания сути проблемы, но все они, на мой взгляд, неудовлетворительны. Считая так, я тем самым беру на себя обязательства предложить правильный ответ, который все расставляет по местам. И я его предлагаю. Он может показаться несколько неожиданным в своей простоте, но это простота гениальности.

Предлагаемая теория категорична. Следуя ей нельзя даже сказать: доунитазная цивилизация. До унитаза не было цивилизаций! Речь может идти о протоцивилизации, о культуре, но не более того. Постулаты теории дают главное: точку опоры, систему отсчета, физический эталон, метр! Они позволяют даже в такой зыбкой науке, как история, оперировать объективными категориями. Эта изящная система постулатов дает возможность измерять, сопоставлять, оценивать, взвешивать. С этого и начинается наука, с меры.

Я ставлю наши представления с головы на ноги – не цивилизация породила унитаз, а он ее! Он, канализация и туалетная бумага – это и есть те три кита, на которых держится мир. Развитие человечества можно проследить по освоению составляющих этой блестящей триады. Появляется возможность разделить его на соответствующие стадии – причем обоснованно, строго научно, а не эмпирически, компонуя яркие, но случайные признаки, словно выдергивая перья из петушиного хвоста.

Вдумчивый читатель поправит меня – не в той, мол, последовательности перечислены составляющие триады. И будет совершенно прав. Все начиналось с канализации – надо же к чему-то подключать унитаз. А он сам – это уже логическое завершение долгого и трудного пути к сверкающим вершинам. Он сам – вершина! Блестящий финиш – и новый старт в неведомое. Мощный аккорд в гамме мироздания! Можно даже сказать, не беря большого греха на душу, – заключительный восклицательный знак в вердикте бога человечеству: «Первый экзамен сдан! Бог».

Первые цивилизации появились по историческим меркам совсем недавно, однако начать нам придется издалека, с первых млекопитающих. При динозаврах они прозябали, путались под ногами, и ни о каком прогрессе не могло идти и речи, чуть зазевался – затоптали. Но ящеры внезапно сошли со сцены, и открылся огромный мир, пространство для развития, а времени у природы всегда хватало. Колесо эволюции сделало оборот и довольно скоро, через 40 миллионов лет появились наши общие с обезьянами предки. Тогда и был сделан выбор. Предки обезьян остались в лесах и занялись вертикальным прогрессом, полезли на деревья, что сулило сиюминутные выгоды, но поставило их в вечную зависимость от среды обитания. Самые же неуклюжие на деревья лезть не захотели. Они пошли своим путем, и этот путь вывел их из лесов на открытые просторы саванн. Поэтому шутки о том, чьи предки – ваши или вашей супруги – слезли с дерева раньше, я считаю ненаучными и даже глупыми! Наши предки не лазали по деревьям. У них это плохо получалось, поэтому их и не взяли в обезьяны.

И в этом виден перст судьбы. Я пишу о глубинной, неразрывной взаимосвязи цивилизации и канализации, обезьян же бог лишил и того и другого. Свои проблемы они решают просто и незатейливо, прямо на головы царей зверей и венцов творения – с вершин своих деревьев. Но беспроблемное существование не предполагает развития, поэтому оставим обезьян в покое и продолжим наши исторические реминисценции.

С выходом из леса хлопот прибавилось многократно, но это обычные издержки развития: решая одну проблему, вы тут же сталкиваетесь с десятком новых. Пища в саваннах была, за ней туда и двинулись из надежных, но голодных лесов, но ведь могли съесть и тебя самого. Другие млекопитающие выбрались из леса раньше и давно обзавелись здоровенными клыками и когтями. Приходилось думать, шевелиться, организовываться – и колесо эволюции сделало еще один оборот!

С изменением среды обитания менять пришлось решительно все! Пришлось тверже стать на ноги, чтобы быстрее бегать, пришлось поднять голову, чтобы лучше видеть, пришлось обзавестись дубинами и огнем. От забот трещала голова, но рос объем мозга. И в первую очередь пращуры забрались в пещеры. Обезьяне хорошо на своем дереве, а теперь отлучись в кустики по нужде – тебя и съели! И все бы хорошо, но со временем культурный слой поднялся до таких высот, что своды пещер начали царапать макушки их обитателей, и снова надо было думать о будущем. И вот тут мы, наконец-то, подходим к влиянию предмета нашего исследования на развитие нашего вида, к появлению первых ростков цивилизации.

Итак, согласно общепринятой теории цивилизаций тремя необходимыми и достаточными базисными элементами их являются письменность, город и государство. Как будто логично. И ничего лишнего – и, вместе с тем, исчерпывающе. Но так ли это? Давайте проанализируем и начнем с города, поскольку деревенская почва – явно не грунт для цивилизаций.

Причин много, но главная, на мой взгляд, в нехватке «цивилизационной массы», она не дотягивает до критической. Имеется в виду и количество населения, и его плотность, и количество и сложность связей между людьми и поселениями, и недостаточная социальная дифференциация – ввиду однообразия занятий. Даже большое село – больше иного города – не породит цивилизации, ему не достает связей между элементами общества, да и те, что есть – горизонтальные. Это слишком простой, двумерный, плоский мир, живущий вне времени!

Даже огромные поселения Трипольской культуры, в которых жили десятки тысяч человек, все же по своему укладу оставались селами, а сама культура, несмотря на всю ее развитость, цивилизацией не считается. Разве что профессиональными патриотами. Но ведь мы ведем речь о цивилизациях, а не о степени цивилизованности. Нет, сельские культуры исключаются. О номадах, лесных охотниках и собирателях говорить не будем вообще – не о чем говорить.

Остается город. Это совсем иной мир: он сложен, многогранен, он трехмерен и даже четырехмерен – он динамически, а не статически, как село, протяжен во времени, он развивается. Кроме простых горизонтальных в нем множество сложных и разнообразных вертикальных иерархических связей, причем многие из них предполагают наличие письменности. Слишком многое необходимо фиксировать в городе: списки триб, фил, избирателей и налогоплательщиков, заветы богов и предков, законы и постановления, судебные решения и международные договора.

Долги, наконец. Это в селе еще могут помнить, что прадед твоего соседа не вернул долг твоему прадеду, но город настолько сложнее и динамичнее, что хорошая память здесь уже не поможет. Да вот вам пример. За последние двадцать пять лет я сменил две квартиры и живу в третьей (не считая тех, что снимал), и все они в разных концах большого города – не знаю я своих соседей! Но вместе с тем я множеством уз связан с жизнью других горожан и знаю, что в городе без письменности и юриспруденции никак не обойтись.

В городе необходимы сотни специализаций, профессий, институтов; он дифференцирует и усложняет структуру общества, но он же интегрирует ее на новом качественном уровне, на уровне цивилизации. Ситуация напоминает ситуацию с мозгом и сознанием – оно проявляется только при достаточно сложном мозге, при большом количестве нейронов и связей между ними. Город – это сознание общества и мы видим, что он действительно имеет отношение к нашей теме, к цивилизации. Но считать ли его базовым элементом таковой, или он сам основывается на некоторых более простых и общих постулатах, пока неясно. Вот и не будем торопиться. Перейдем сначала к письменности.

Если разобраться, то она, похоже, – всего лишь следствие городской жизни. Письменность фиксирует ее многочисленные связи, традиции, законы; она сама является связью – связью времен. Ни в каком ином укладе кроме городского в ней нет нужды, как нет и стимулов для развития. Какие-то зачатки, конечно, появлялись и раньше, но мы же – о цивилизациях! Для них письменность обязательна. Можно даже предположить, что как раз цивилизация порождает письменность, а не наоборот. Так что снова у нас нет твердой уверенности в основах. Что ж, перейдем к последней составляющей классической триады, к государству.

В той или иной форме власть существовала в любом обществе, иначе и быть не может. Вообще, в любой совокупности взаимодействующих биологических, в том числе и социальных объектов всегда есть иерархия, не только у людей. Это не к цивилизации относится, а к борьбе за выживание, и никто еще не доказал, что именно цивилизация дает в этой борьбе лучшие шансы, хотя тенденция прослеживается. А сам термин – государство – опять-таки появляется с городами. У монголов Чингисхана не было никакого государства, пока они не завоевали окрестные страны с городами. Власть была, причем замечательно организованная, но государства не было. А вот любой город уже сам по себе государство! Вспомните полисы древних греков.

Что же мы в итоге имеем? В классической триаде единственным необходимым элементом оказывается город. Это и есть классический пример красивого, но как всегда некорректного гуманитарного определения!

Чтобы окончательно убедиться в этом, приведем еще один пример, так сказать, от противного: после крушения Римской империи образовалось множество государств – один элемент триады. Государства включали в себя большое число развитых городов – второй элемент. И давным-давно существовала письменность, третий элемент. Всё есть, полный набор признаков. А цивилизация? Ее не было! Ее не было тысячу лет и термин Возрождение говорит сам за себя – цивилизации не было!

Не зря это время вошло в учебники истории под деликатным, но убийственным названием «средние века». Промежуточные века, века не в счет, века между умершей цивилизацией и рождающейся. Их называли еще «темными веками», а когда в Европе свели леса и горячая вода стала роскошью – то и «вонючими веками»! Какая уж тут цивилизация.

Неувязки, противоречия и неточности в «классическом» определении всплывают даже при таком беглом анализе. Ни один из элементов определения не оказывается ни необходимым, ни достаточным. Ни порознь, ни в совокупности! Это говорит о том, что исходные постулаты теории выбраны неверно, поэтому она неправильно описывает действительность.

На смену таким теориям приходят более точные, но это в точных науках. Что же делать? Думаю, надо выбрать иную систему постулатов. Критерием будет, естественно, согласие теории с практикой. Теория должна объяснять факты и предсказывать новые. Попробуем?

2. Предыстория.

Главная наша проблема – проблема удаления отходов жизнедеятельности – стала угрожать самому существованию человечества, и пришлось сделать решительный шаг на пути в грядущее – выйти из пещер! Так начинался путь к звездам, человечество становилось мобильным и предприимчивым, но по кустикам шастать было все же опасно. И тогда именно опыт пещерной жизни подсказал решение вечной проблемы – следующим шагом по ступеням прогресса стало возведение защищенных общественных туалетов, рукотворных подобий уютных пещер. А поскольку век был каменный, то и сооружали их из камня. С этого и началось победное шествие человечества по всему миру!

Из огромных валунов воздвигали подобие ограды и получали так называемые мегалиты, менгиры, дольмены, кромлехи – внушительные, циклопические сооружения! Не понимая их истинного предназначения, в наше время дольмены обычно связывают с религиозными культами и астрономическими наблюдениями. Последнее предположение кажется мне интересным. Это сейчас берут в туалет полезную и своевременную книгу или журнал, иногда даже посвященный астрономии, а тогда оставалось только смотреть на звезды. И оказалось, что это отвлеченное занятие может принести большую практическую пользу, а самый известный из мегалитических общественных туалетов, английский Стоунхендж, явно несет в расположении своих валунов и ямок стремление к подобному совмещению необходимого с полезным и высоким. Видимо, именно самые усидчивые и вдумчивые из предков положили начало астрономическим наблюдениям, а применяя полученные знания на практике, они стали и у истоков науки и религии. Таким образом, заря канализации возвестила зарю цивилизации!

Можно и нужно также говорить о влиянии канализации на зарождение архитектуры, коллективного труда, новых методов управления, на появление новых профессий и новых философских систем – и многого, многого другого. Именно тогда количество (разумеется, я имею в виду количество мелких эволюционных изменений) наконец-то перешло в качество, как любили говорить преподаватели общественных наук в одной стране, излагая студентам странную науку диалектику. Это был качественный скачок!

Туалеты возникали на пересечении охотничьих троп самых развитых и энергичных племен, давая им дополнительные преимущества – в полном согласии с теорией Дарвина – в борьбе за выживание. Они стали отправной точкой дальнейшего развития человечества и его экспансии. Идея огороженного укромного местечка, показав свою практичность и перспективность, легла в основу позднейших укрепленных пунктов, а затем и первых городов. Вот главный вывод нашего анализа. Города вырастают из общественных туалетов!

Вы видите, как хорошая теория немедленно, с первых шагов объясняет неясные дотоле вопросы, как правильный выбор постулатов расставляет все по своим местам. Мы нашли ответ на главный вопрос, вопрос зарождения городов. Город и в старых теориях играл главную роль, теперь же мы знаем почему. Гениальная идея о решающей роли канализации в становлении цивилизации находит подтверждение уже на самых ранних этапах развития человечества.

Созидая общественные туалеты, оно стало осознавать себя обществом, то есть вообще стало осознавать себя! Частные проблемы каждого становились общей проблемой – так социум и становился социумом. Осознание основной проблемы, проблемы канализации (до ее решения пройдут тысячи и тысячи лет, да и сейчас она далеко не решена) подвигло наших предков на путь эволюции. Но, если говорить начистоту, то выбора у них не было, ибо вопрос стоял ребром: канализация или смерть!

Утвердившись уже на первых шагах нашего исследования в правильности избранного пути, перейдем к более поздним временам, но попутно сделаем необходимое замечание. Вы, наверное, обратили внимание на то, что я пользуюсь термином канализация в широком смысле слова, возвожу специальный термин в ранг понятийного, философского, учитывая его роль в построении новой теории. Конечно, ни о какой канализации в современном ее понимании и речи не могло идти во времена менгиров. Но именно тогда человек обрел архимедову точку опоры, чтобы впоследствии преобразовать весь мир!

3. Родина и революция.

И снова не будем торопиться. Сделав смелый шаг, сделаем и небольшую паузу, чтобы спокойно оглядеться. Отвлечемся. Посмотрим, как выглядела родина моих предков в самое интересное для человечества время – в конце ледникового периода. Именно тогда очистилась арена современности – когда около 8-10 тысяч лет назад исчезали последние следы последнего великого оледенения.

Чудовищные ледовые щиты быстро таяли, уровень моря поднялся на десятки метров, и вода прервала сухопутные пути неолитических миграций. Воды размыли Зунд, Фенно-Скандия поднялась, освободившись от тяжести льда – и появилось Балтийское море. Англия обособилась от Европы, Америка отделилась от Азии. Но главное событие произошло в моих родных краях.

В 1997 В. Райан и У. Питман из Колумбийского университета выдвинули гипотезу, согласно которой 8-9 тысяч лет назад произошло катастрофическое заполнение гигантской котловины Черного моря в результате прорыва морских вод через Босфор – и связывают с этим событием неолитическую революцию, разделение индоевропейских языков и даже библейский потоп. Но церковные ученые относятся к ней скептически, поскольку библейский потоп был всемирным. К тому же Господь создал Землю на две тысячи лет позже...

Я также не верю в эту гипотезу и вот почему. От Тамани до Румыни простирается бесконечная, ровная степь. Это работа рек, заполнивших осадочными материалами северочерноморскую четвертичную депрессию — слой отложений достигает семидесяти метров! В истории Черного моря важен не столько Босфор, сколько реки: Дунай, Днестр, Днепр и Дон. И еще Кубань, Южный Буг и Риони. И Волга...

Парад рек! Во времена великого таяния льдов тут было на что посмотреть. Реки разлились безмерно, их сток возрос многократно, и представьте себе поток без меры в ширину, без конца в длину, вольно и плавно несущий мутные воды свои! Представьте себе чудовищные водопады, буквально окольцевавшие котловину моря, в облаках брызг и тумана, с радугами над ними. Они грохотали десятки лет, обрушивая миллионы и миллиарды тонн воды с высоты шельфа!

Вглядитесь в следы древнего течения Днепра. Спускаясь с Приазовских возвышенностей, вы попадаете в былое русло гигантской реки, и затем почти двести километров едете по равнине. Ее выровняли воды тающих ледников. На Среднерусской возвышенности, где недалеко от истоков Волги берет начало и Днепр, лежал слой льда толщиной в два километра, таял он быстро и вы теперь можете – я не могу! – представить себе реку в десятки километров шириной. Вот с каких времен в народной памяти сохранилось благоговейное отношение к ней – редкая птица долетит до середины Днепра!

Черное море в этом отношении уникально, нет больше на Земле морей с таким количеством впадающих рек. Сток одного Дуная превышает сток Нила, Роны и По, вместе взятых, а ведь это крупнейшие реки огромного Средиземного моря. Но и ему далеко до Волги! При чем тут Волга? При том, что даже сейчас сток зарегулированной и обмелевшей Волги сопоставим с суммарным стоком всех черноморских рек! А во время таяния гигантского ледникового щита она переполняла Каспий, тот разливался до Урала и сбрасывал излишки воды в Дон через Манычскую впадину. Азовское море – это всего лишь колоссальный донской лиман, такой же, как днепровский и днестровский. Так что реки сами быстро наполнили море и через Босфор долго текла пресная вода. Черное море и сейчас экспортирует поверхностные слабосоленые воды, поскольку его гидрологический баланс положителен.

Но мы отвлеклись. Открылся, значит, новый мир. Свято место пусто не бывает, а человеку всегда тесно! Потепление подтолкнуло скованное льдами колесо эволюции и оно завертелось с невиданной быстротой. Миллионы лет человек отличался от обезьяны лишь дубиной в руках и костром в пещере – и вдруг все изменилось! Почти мгновенно по историческим меркам он приручил животных, освоил земледелие и гончарное ремесло, металлургию и ткачество, появились разделение труда и социальная иерархия, постоянные поселения и религии, зачатки счета и письменности. Социум стал приобретать знакомые черты, можно сказать, что именно тогда началась история, не история вида, но человечества. По большому счету затем, вплоть до промышленной революции наш образ жизни почти не менялся – тысячи лет стагнации.

Это был феноменальный прорыв, настоящая революция, и ее так и назвали – великая неолитическая революция! И самые первые ее проявления отмечены не в долинах Нила и Месопотамии, как мы привыкли считать. Циркумпонтийская область была центром и экспортером революции! Об этом говорят поселения Винчи и Триполья, металлургия Кавказа и Балкан, малоазийские древности. Но почему это так?

Революция совпадает с окончанием ледникового периода, с перестройкой экосистемы под новый климат. Таяла вечная мерзлота, леса и тундры продвигались на север, и мамонты уходили вслед за ними, появились ковыльные степи и лошади – ландшафт и климат менялись на глазах. Северного Причерноморья изменения коснулись в первую очередь, были они масштабными и стремительными и породили еще одну цепь перемен. Быстро и радикально, буквально в течение жизни нескольких поколений изменилось решительно все: климат и среда обитания, рацион питания и приемы охоты, социальная организация и политические взгляды – и даже отношения между полами!

После сотен тысячелетий стабильного прозябания пришлось срочно приспосабливаться к новым условиям – так и началась эта замечательная эволюционная революция. Перед людьми, шагавшими за отступающими ледниками, открылся благословенный мир. Множество рек, разнообразные ландшафты, свободные земли, оптимальный климат – все это давало больше возможностей, чем перенаселенные долины южных рек или глухие западноевропейские леса. Рыбная ловля и охота, земледелие и скотоводство, ткачество, керамика и металлургия – для всего есть условия! Реки и леса, луга и степи, глины и руды. Эдем!

Еще немного – и здесь расцвела бы первая цивилизация, оставался буквально один шаг. Увы, к началу строительства пирамид и первых городов шумеров этим культурам шла третья тысяча лет и они угасали. И не только потому, что слишком многие рвались в землю обетованную и затоптали хрупкий цветок цивилизации. Главную роль сыграли внутренние причины, присущие любой неразвитой культуре и определяющие ее исторические перспективы. К ним мы и перейдем в следующей главе.

4. Начало истории.

Вернемся к предмету нашего исследования. Человек шел за мамонтами на север, но все свое нес с собой, в том числе и главную проблему, от которой никуда не уйдешь. Но не на севере надо искать корни цивилизаций. Там холодно, снежно, а снег снимает многие проблемы и скрывает все следы. А затем их смывает талая вода – и никаких проблем. Как и в случае с обезьянами здесь нет стимулов к переменам, к развитию, северные народы образуют устойчивые, но весьма консервативные общества, плоды цивилизации не вызревают в суровом климате. Поэтому поставим вопрос иначе. Где необходима и возможна канализация?

Ответ напрашивается сам собой: там, где тепло и много проточной воды! Поэтому первые культуры, претендующие на статус цивилизаций, появляются в долинах больших южных рек: Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Хуанхэ. Подчеркиваю, первые известные нам! Увы, археологи основное внимание уделяют золоту и драгоценностям, оружию и надписям, храмам и дворцам. О системах канализации, их конструкциях и особенностях нам известно крайне мало. А между тем, самые первые системы такого рода появились еще до возникновения известных нам цивилизаций, в Сахаре.

В пятом-четвертом тысячелетиях до нашей эры там кипела жизнь, текли реки и росли леса. Все мы с детства знакомы с блистательными наскальными рисунками Тассили. На них изображены леса и воды, животные и охотники, речные растения, рыбы, сети и – корабли! Но пять тысяч лет назад эта благодатная земля начала усыхать. Ее жители погубили свой мир и напрасно затем прилагали неимоверные усилия, чтобы сохранить его, этого им не удалось. Хотя они изобрели совершенные системы подачи воды и канализации закрытого типа – фоггары, что позволило им продержаться в оазисах вплоть до прихода арабов, более трех тысяч лет!

К тем же способам пришлось позднее прибегать и создателям азиатских пустынь, там подобные системы называются кяризами. Между прочим, это они сорвали попытку СССР захватить Афганистан! Современная, до зубов вооруженная армия ничего не смогла поделать с бородатыми моджахедами в их кяризах. Именно афганская канализация погубила ленинский социальный эксперимент. Теперь вы понимаете, что я не шутил, предлагая новые постулаты. Это прекрасный пример роли канализации в судьбе цивилизаций. Мы по-прежнему ведем исследование в правильном направлении! И можем сделать следующий шаг.

Обобщим наблюдения: ткните пальцем в любую пустыню, скажите – здесь, и не ошибетесь. Сахара и Негев, пустыни Месопотамии и Аравии, Кара и Кызыл-Кум – все они появились не сами собой, это следы протоцивилизаций. Леса ушли на дрова, на постройку кораблей и домов, на топливо для металлургии (между прочим, на выплавку одного килограмма меди при технологиях бронзового века уходило триста килограммов дерева!), скот съел траву, земля оголилась, а на юге это недопустимо. Плюс увлечение ирригацией при недооценке дренажа. Отсюда быстрое засоление почв, после чего пустыня неизбежна.

Вспомните фотографии, сделанные Туром Хейердалом на Бахрейне, этом знаменитом Дильмуне шумеров во время плавания на «Тигрисе». Практически весь остров занят сплошными шлаковыми отвалами плавильных печей и курганами-могильниками! Пять тысяч лет тому назад здесь был мощный индустриальный центр раннего бронзового века – и его металлургия съела сначала местные леса, а затем аравийские и шумерские.

Это повторялось и повторяется – после себя мы оставляем пустыни и руины, и не только в физически-географическом, но и в духовном смысле. В Донбассе в бронзовом веке также существовала промышленная протоцивилизация, дававшая до четверти мировой добычи меди – и леса отступили на север. Индустриальное проклятие преследует его до сих пор, весь наш край – это карьеры и терриконы, дымящие трубы заводов и гигантские отвалы.

Но не только в тяжелой по своим последствиям индустрии дело. Американцы уже в двадцатом веке бросились распахивать Средний Запад – и получили страшные пылевые бури. Но они вовремя спохватились и даже приняли закон об обязательной доле отдыхающих от вмешательства человека земель, за них фермеры получают субвенции. А в СССР на целине свирепые степные ветры сдули продуктивный слой почвы, там теперь образуется новая пустыня. История ничему не учит, даже тыкая носом в собственное… э-э… культуру!

Потому и не убеждают аргументы в пользу зарождения первых цивилизаций в долинах южных рек. Да и сами авторы этих теорий не верят в автохтонность речных цивилизаций, ищут пришельцев извне. Слишком уж быстро, чуть ли не мгновенно появляются первые цивилизации – и уже зрелыми! В этом нет ничего странного. Все они основаны беженцами от своих рукотворных пустынь. В Египет цивилизацию принесли сахарцы, в готовом виде – и в этом виде она застыла на тысячелетия. Шумеры принесли ее в Месопотамию на огромных тростниковых судах. Так же внезапно появились блестящие города на Инде. Это закономерность!

Подчеркиваю еще раз: на больших южных реках появились первые известные нам цивилизации! Неизвестные погребены песками пустынь, порожденных ими же. Примеров хватает. И не только хрупкой природы юга они касаются.

Так, на территории Румынии и Украины задолго до пирамид существовала удивительная Трипольская культура. Шумеры лишь начали строить свои города, а поселения трипольцев уже зарастали травой. Их было чуть ли не больше, чем современных нам сел и городов. Двухэтажные белёные и расписанные яркими цветами глинобитные жилые дома с деревянным каркасом, так напоминающие украинские мазанки, и храмы, удивительно похожие на дошумерские месопотамские святилища. Земледелие и скотоводство, волы и лошади, первые прирученные лошади в истории! Колесо, ткачество, керамика и металлургия. Меры веса и системы счета, зачатки письменности! При раскопках находят великолепные детские игрушки. Так и хочется сказать: цивилизация! К сожалению, нет.

Земледелие было примитивным, удобрять землю, несмотря на развитое скотоводство, еще не умели, и периодически приходилось сниматься с места, сжигать поселение и уходить на новые земли, увозя на своих волах все, вплоть до последней сковородки. При нападениях врагов, при пожарах, при спешном бегстве – всегда многое остается, но это было не бегство, это был исход. Поэтому мертвых тоже сжигали. Тысячелетний исход, отработанный до мелочей! Враги? Но какие враги у десятков, если не сотен тысяч хорошо организованных трипольцев! Колесницы индоевропейцев появятся не скоро, конных кочевников ждать две тысячи лет, а пока что дикие туземцы-охотники прятались по дальним лесам и никакой угрозы не представляли. Живи – не хочу!

А ведь и не захотели. Свой путь трипольцы начали восемь или даже больше тысяч лет назад, прошли Малую Азию, Балканы, половину Украины — и все вырубали и сжигали леса, все переносили свои поселения, уходили сами от себя все дальше, пока не ушли совсем. Чего же им не хватало? Главного – культуры канализации, без которой самая высокая культура будет неустойчивой и эфемерной.

Второй хороший (а может быть и не очень) пример – экспансия Киевской Руси, а затем и России на север и восток. Сначала самая консервативная часть славянских племен не захотела утруждать себя освоением киевских новшеств, и заселила междуречье Волги и Оки. Затем уходили уже от местной власти – а без нее никогда и нигде не обходится, анархия только в голове у Бакунина мать порядка – и так дошли до Ледовитого океана, смешавшись с лесными финно-угорскими племенами, чей культурный уровень переселенцев вполне устраивал. Кто кого при этом ассимилировал сказать трудно. И эта вековая привычка бежать от проблем вошла в плоть и кровь народа.

Прошло не так уж много времени и новые русские поняли, что от времени не убежишь. Но привычка – вторая натура, от нее тоже никуда не денешься. Они так рвались на волю из жестокой Московской доканализационной деспотии, от Иванов Свирепых, что за каких-то сто лет преодолели необозримые пространства от Урала до Калифорнии – тысячи и тысячи километров лесов, полей и рек. И всего лишь триста лет понадобилось им, чтобы загадить шестую часть земли! Когда американцы двигались на запад своей новообретенной родины, они в первую очередь строили салуны, церкви и суды — все это подразумевало туалеты. Русские же в первую очередь строили кабаки, остроги и тюрьмы. Тут и подразумевать нечего, все ясно: от себя не убежишь.

5. Первые канализации.

Чем же были первые цивилизации по нашей классификации? Доканализационными, доунитазными, добумажными цивилизациями.

Возьмем Египет, который удивительным образом сочетал в своей культуре смелые прорывы в далекое будущее и упорный консерватизм, тысячелетнее следование древним образцам. В Метрополитен Музее поражают деревянно-каменные инструменты, с помощью которых были построены великие пирамиды, но еще более — туалетный столик египетской модницы четырехтысячелетней давности! Там все, что и на столике вашей супруги: баночки, кисточки, флакончики, коробочки, пенальчики, щипчики, пинцеты – и т.д.

Системы канализации Египта были примитивны, но египтян они вполне устраивали. Нил рядом и этим все сказано! Египтяне не любили отрываться от них, поэтому так и остались замкнутой цивилизацией. Сколько бы они не воевали с хеттами, ливийцами, нубийцами, ассирийцами, а экспансия им давалась плохо. Зато любых завоевателей они ассимилировали быстро, и даже сейчас страна на Ниле остается все тем же Египтом, что и пять тысяч лет назад. Гиксосы, ассирийцы, персы, римляне, арабы, турки – кто только его не покорял. Но анализ ДНК современных египтян показывает, что они – прямые потомки строителей пирамид!

Да, Египет стойко ассоциируется с пирамидами, но велик не ими, а тем, что там впервые в истории появились сразу два элемента нашей великолепной триады: канализация и туалетная бумага. Причем бумага настолько опередила свое время, что этого революционного прорыва никто не заметил! Я имею в виду папирус.

Наивно считать его связанным лишь с письменностью. Это некорректная экстраполяция сегодняшних реалий на глубокое прошлое. Мы привыкли к неразрывной связи бумаги и письменности, но на самом деле эта связь и не столь уж давняя и не слишком тесная. В этом смысле египтяне не были такими ограниченными и писали на чем угодно. Они высекали иероглифы в камне, царапали на керамических черепках, писали красками на шкурах и аль-фреско, выжигали на кедровых дощечках – и все эти способы считались куда более благородными, чем письмо на дешевой и недолговечной бумаге!

Но и сейчас большая ее часть расходуется на рекламу, обои и туалетные нужды, а вовсе не на книги, газеты и журналы. С появлением же новых носителей информации значение бумаги в этом аспекте быстро падает. Если на кремниевом диске – потомке клинописных глиняных табличек – умещается целая библиотека, то зачем покупать книжные полки и тысячи книг для них? Стоит появиться дисплею, удобному для чтения в разных местах и позах, и время книг закончится! Нет, бумага предназначалась для иного, потому Египет и вошел в пантеон первых цивилизаций. Он – родина самого эфемерного и недолговечного элемента нашей триады! Но туалетная бумага пережила и сам древний Египет, с его необычной культурой, переживет и нас, с нашей заурядной. Аминь.

Далее наш путь лежит на восток. Шумер, Элам, Аккад, Вавилон, Ассирия. Именно в такой последовательности в течение трех тысяч лет перемещался с юга на север центр силы и культуры. Конечным итогом их деятельности стали пустыни, со временем поглотившие половину Месопотамии, этого Эдема, рая древних семитов. Две тысячи лет было Уру, когда Авраам погнал своих коз от его стен! Он уже не знал о блистательных шумерах, для него Ур был халдейским. Но и те и те совершенно не нуждались в бумаге для своей клинописи (и не только для нее), они обходились глиняными табличками – первыми компакт-дисками! – и черепками. Доунитазные, добумажные культуры с уклоном в математику, кодификацию законов и практическую астрономию. Интересны своей двенадцатиричной системой счисления, но увлекались ирригацией, что их и погубило. Имели в изобилии тростник, но использовали его только для строительства домов и кораблей. Их потомки, болотные арабы, и сейчас живут в таких домах в протоках Шатт-Эль-Араба, среди них много рыжих – генетическая память о Гильгамеше – и с канализацией у них проблем нет.

Еще далее на востоке цвели цивилизации Мохенджо-Даро и Хараппы на Инде, они оставили нам самые блестящие образцы систем канализации. Они и сейчас смотрятся неплохо. Мощеные камнем улицы десяти-пятнадцати метров шириной. Крытые каменные коллекторы с ответвлениями в каждый дом! В третьем тысячелетии уже нашей эры добрая половина планеты не имеет ничего подобного.

Китай также соединял в своей культуре два признака цивилизации из трех: канализацию и туалетную бумагу. Но судить об этом можно лишь косвенно, крайне замкнутое было общество. Уже со времен додинастических Четырех Царств доходят до нас туманные сведения о работах над первыми унитазами. Но только для императоров! И каждый раз после очередного эпохального изобретения страну закрывали для иностранцев. У Китая крали всё! Секреты пороха, бумаги, презервативов, фарфора, шелка. Но цивилизация по самой своей сути не может быть уделом избранных, это общественный феномен. И коль китайские достижения касались лишь высших слоев общества, то возникают определенные трудности в классификации этой цивилизации. В отличие от папируса, китайская бумага была более высокого качества – и весьма недешева. Да, уже в VII веке нашей эры печатались сотни романов приключенческой и любовной тематики, но вряд ли их тиражей хватало многомиллионному населению даже для утоления духовных потребностей…

Поэтому, отдав дань творческому гению китайцев, все же не будем возводить Китай в ранг первой полноценной цивилизации. Может быть, она и была таковой, да кто же об этом знал!? Китай всегда шел особым путем, в чем-то предвосхищал будущее, а в чем-то безнадежно отставал, но, в общем, его влияние на европейскую цивилизацию не так уж велико. И лишь сейчас он начинает выходить на первые роли в глобальном масштабе. Однако не будем спешить: обеспечить современной канализацией полтора миллиарда жителей – это вам не базу на Луне построить!

Сделаем первые выводы. Человек любит больше брать, чем отдавать, он больше внимания уделяет потреблению, строил каналы для орошения, но забывал о коллекторах для осушения – и протоцивилизации замело песком, они погибли от самоотравления, захлебнулись в собственных амбициях! Жернова истории вращались хотя и медленно, однако мололи исправно.

Но проходило не так уж много времени – и алел новый рассвет, новые канализации рождали новые города — то есть канализация посредством города создает цивилизацию. Запомним это. Без этого базиса два других элемента нашей триады не имеют самостоятельного значения, хотя именно они определяют уровень развития, ступень прогресса, стадию полноты и зрелости, цвет и запах цивилизации!

6. Классические цивилизации.

Переходя к наследникам древних культур, с огорчением отметим, что Эллада, фактически создавшая первую цивилизацию европейского типа, не так уж и много добавила к уже имеющимся достижениям в области канализации. Вместо туалетной бумаги использовались даже не листья (козы съели зеленый покров еще во времена Гомера, горы оголились и плодородную землю смыло, так что греки горько шутили, что козы съели Элладу!), а морская галька, благо ее хватало. Может быть, и поэтому греки не любили удаляться от моря, и упомянутый «Анабазис» означает восхождение, удаление от него, от воды, от культуры…

Но мыться они любили, и это позволяет включить их в число цивилизованных народов. Впрочем, я слегка подшучиваю над гордыми эллинами. Были у них и керамические трубы для водопроводов и канализации, и фонтаны, и бассейны! Но главное не в этом. Их вклад поистине неоценим, но он заключается в ином.

Они создали сам аппарат понятий науки и культуры! Только благодаря эллинам мы вообще можем говорить на эти темы, на отвлеченные темы, на животрепещущие темы, в том числе и на тему нашего исследования. И если в узком, практическом смысле это была всего лишь доунитазная, добумажная цивилизация, топтание на месте или даже шаг назад по сравнению с Египтом, то в широком смысле именно эта греческая пауза оказалась самой плодотворной в плане теории!

Как известно, нет ничего практичнее хорошей теории. Поэтому, отдав эллинам должное, перейдем к основе основ нашей цивилизации. Да, греки были гениальными теоретиками, но не было никого практичнее римлян. Если у вас есть склонность к чтению и размышлениям, если вы любознательны, наблюдательны и способны к анализу и синтезу, то нетрудно будет понять мое утверждение и согласиться с ним: мы и сейчас живем в римской цивилизации, в Pax Romana!

Почти все европейские языки в той или иной мере выросли из латыни или испытали на себе ее влияние. Технические, медицинские, юридические, военные и религиозные термины – греко-латинские. Наша юриспруденция – прямой наследник римской юридической традиции. И так чего ни коснись. Вся современная цивилизация, а точнее, вся технологически-юридическая, кодифицированная цивилизация европейского типа родом из этого города на небольшой реке. Я подчеркиваю – река небольшая. О чем это говорит? О том, что развитие канализации впервые позволило оторваться от больших рек! Морская Эллада не в счет.

Меня всегда поражала основательность и последовательность римлян. Чем бы они ни занимались, что бы они ни делали, они делали это фундаментально. Именно поэтому многое из сделанного ими пережило века. Их знаменитые дороги и в наше время остались эталоном – и по-прежнему ведут в Рим. Их многоярусные акведуки и сейчас поражают воображение. Их амфитеатры и цирки…

О них стоит поговорить отдельно. Амфитеатры и цирки, конечно, просто шедевры архитектуры и строились на удивление быстро, за пять-шесть лет, но для чего они были предназначены? На что ни города, ни императоры не жалели денег? На зрелища! Римляне не только вывели мир на путь истинной цивилизации, но были и родоначальниками масс-культуры! Та не имеет никакого отношения ни к народной культуре, ни к высокой культуре верхушки общества, она берет истоки во вкусах плебса. Хлеб ему раздавали бесплатно, а зрелищами служили бои гладиаторов и ристалища, конные состязания. Для этого каждый город строил амфитеатр и цирк. Театров же – тех самых, для театральных постановок – было меньше, да и размерами они уступали амфитеатрам. Аристократы тоже предпочитали простые кровавые развлечения! Но тем Рим и был крепок – тесной связью аристократии с народом. Это и позволило ему тысячу лет вершить мировую историю.

Конечно, Рим в первую очередь славен войнами, но мало кто заметил, что эти войны не были чисто грабительскими. Солдатские мечи методично расчищали первобытную почву для нового мира. Уже с первого века нашей эры развернулось — и длилось триста лет! — невиданное по своим масштабам строительство. Одновременно возводились десятки и сотни новых городов – в римской Африке, Испании, Галлии, Германии, Норике, Мезии, Иллирии.

И к вопросу канализации римляне подошли по государственному, с имперским размахом. Их коллекторные системы до сих пор внушают уважение – и до сих пор исправно служат. Постройка нового города начиналась с капитальных канализационных систем. Собственно говоря, город возводился на их сводах. Вот он, фундамент цивилизации. Вот на чем держалась мощь империи!

Римские бани-термы вошли в легенды. Общественные туалеты – величайшее изобретение Рима и его гордость. Их находят при археологических исследованиях любого римского города. Им придавалось политическое значение. Известный Катон Старший каждое свое выступление в сенате по поводу выделения средств на них завершал словами: «И посему я считаю, что Карфаген должен быть разрушен!» Император Веспасиан, вводя налог на общественные туалеты, произнес фразу, ставшую пословицей: деньги не пахнут! И, несмотря на то, что до изобретения унитаза у римлян не дошли руки, а с бумагой были проблемы вплоть до присоединения Египта, мы смело ставим Рим на первое место среди великих доунитазных цивилизаций. Он сам его занял!

Но колесница истории не любит мчать по прямым дорогам, даже таким, как римские. Вечно ее заносит в сторону, бросает на ухабах, иногда она даже едет в обратную сторону, но чаще кружит на месте – это называется развитием по спирали…

Великий Рим пал! Прошло полторы тысячи лет, а мы до сих пор ищем причины. Они есть. И не так сложно до них докопаться, не сложнее, чем до сводчатых римских коллекторов. Кстати, почему римляне не доверяли трубам? Почему они предпочитали трудозатратные многоярусные арочные акведуки и сводчатые подземные коллекторы, а не трубопроводы, строить которые и дешевле и быстрее? Умели же они делать отличную керамику и великолепный водостойкий цемент из пуццоланы, вулканической пыли.

Это уже вопрос мировоззрения. Будучи прагматиками, они, тем не менее, высоко ценили искусство и первые поняли, что канализация в широком смысле этого слова – основа культуры. И превратили ее сооружения в шедевры архитектуры! Даже сейчас, через две тысячи лет такой подход кажется новаторским. Вспомните споры вокруг центра Помпиду в Париже.

Рим пал, потому что надорвался, неся цивилизацию варварскому миру. Строительство сотен новых городов требовало колоссальных усилий, средств и ресурсов. А ведь для того, чтобы огромная армия строителей получила поле деятельности, надо это поле получить. И впереди шла настоящая армия со всеми атрибутами: штандартами, ослами, обозом, проститутками и маркитантками, если это не одно и то же. Следом за ней шла третья армия – администраторов, чиновников, юристов, снова проституток, стражей порядка и так далее. Вот как создаются цивилизации!

Но Италия небольшая страна. А Лациум и вовсе крошечная область в нижнем течении Тибра. Где было взять столько специалистов для обустройства мировой империи? На месте, в новых провинциях? Из варваров? А что знали варвары о канализации? Ничего не знали! Именно поэтому, загадив свои леса, они и рвались в Империю.

Италия пустела, людей не хватало, трудно становилось формировать даже городские магистраты. Чтобы обеспечить безопасность императора пришлось создать преторианскую гвардию и расположить ее, в нарушение всех обычаев и законов, в самом Риме. Все силы метрополии были брошены на обустройство империи. Эта масштабная политика приносила свои плоды, шла быстрая романизация и цивилизация провинций и уже Каракалла дал римское гражданство почти всем жителям империи. Все шло как будто хорошо, еще немного времени – и объединенная Европа могла состояться уже тогда, причем на более высоком уровне интеграции, чем даже сейчас – с общей культурой, армией, администрацией, языком! Сестерций был ничуть не хуже евро.

Заманчиво представить себе мир, в котором Рим устоял, где по всей империи выросли поколения цивилизованных граждан и теперь ей не страшны никакие варвары. Наоборот, их вожди стоят в очереди в секретариате сената с просьбами включить их племя в какой-нибудь ПДПЧ – план действий по поводу членства, готовые исполнить все необходимые требования. Построить сеть общественных бесплатных туалетов, к примеру, или ввести еженедельную помывку всего племени поголовно, или заключить контракт на поставку пробной партии александрийской ароматизированной туалетной бумаги и дать добро имперским фирмам на размещение рекламы на родных осинах, дубах или березках – нужное подчеркнуть!

Америку могли открыть на пятьсот лет раньше, и отношения с индейцами строились бы иначе, у Рима был колоссальный опыт именно в управлении. Проблема Германии решилась бы к общей пользе, и не было бы во всей империи более способных и педантичных администраторов и педагогов, чем цивилизованные германцы. Они и так составляли в четвертом-пятом веках нашей эры элиту римской администрации. Да что Германия! Римский гарнизон два века стоял в Ольвии, в наших краях! Но не сбылось.

7. Темные века.

Итак, Римская империя распалась на варварские королевства. Письменность моментально пришла в упадок и надолго, на сотни лет. Вот вам и признак цивилизации! Города наполовину опустели и влачили жалкое существование. Из них ушла душа и и только канализация не дала погаснуть факелу культуры в эти темные века! Началась эпоха феодальной раздробленности.

Вы бывали в замке? Красивое это зрелище, особенно в утреннем тумане. Как из сказки. Тридцать лет назад я побывал в Вартбурге, в Саксонии. Или это уже Тюрингия? В общем, в этом замке приютили в свое время Лютера. Прибил он знаменитые тезисы на врата церкви – и пришлось срочно бежать! В Вартбурге им был начат перевод Библии на немецкий, там он швырялся чернильницей в дьявола, но я не об этом, а о культуре и канализации. Помню мощные стены и рвы, гобелены и старинное оружие, рыцарские доспехи. Донжон на краю обрыва. Громадная спальня с обширной кроватью под балдахином. В нее вели – прямо из дворика – огромные амбарные двери из дубовых брусьев, окованных железом. Через них мог бы свободно пройти небольшой немецкий слон. И щели в них были солидные, как же без балдахина... Стоял теплый саксонский август, но в спальне было зябко.

Цивилизация проявлялась в роскошных ночных вазах – канализации не было. А ведь это уже конец XV — начало XVI веков, тысяча лет после падения Рима! Священная Римская империя германской нации. Культура. Теперь вы понимаете, какая катастрофа постигла Европу? Или надо рассказывать про отсутствие туалетов в Версале, в конце просвещенного XVII века, века Декарта и Мольера, в резиденции самого Луи XIV, короля-солнца? Фрейлины искали вшей в причудливых прическах подруг и неумеренно пользовались духами, за отсутствием мыла и горячей воды, да и вообще не имея привычки мыться…

И это высшие слои общества. Какова же была культура городов, носителей вольности и прогресса? Узкие улочки, не чета Хараппским, нечистоты – прямо из окон на головы прохожим, омовения не чаще раза в месяц. За внешним блеском римской империи варвары так и не разглядели ее основ! При них города утратили главное. Мы уже доказали, что город возникает на основе канализации. Но что случится, если он перестанет ею пользоваться? Тогда начинается деградация, и все разбегаются по кустикам, это и есть феодализм! Город без канализации обречен на эпидемии.

Но, может быть, спасали монастыри? Ничего подобного. Канализация и гигиена – это забота о плоти, отвлекающая от бога. Возьмем тамплиеров. Высокие духовные требования к рыцарям, верность долгу, кодекс чести – и вместе с тем не только полный целибат, но и запрет мыться чаще, чем раз в месяц плюс запрещение вообще когда либо снимать кожаные подштанники! Конечно, целибат при этом неизбежен. И это, по-вашему, цивилизация? Каков же был ее аромат? Перспективы?

Мы рассмотрели чрезвычайно важные примеры. Темные века блестяще подтверждают мою теорию, но уже методом доказательства от противного. Оказывается, ни город, ни письменность — базисные признаки цивилизации в классической теории — таковыми не являются! Классическая триада вторична по отношению к цивилизации, она сама порождена последней. Основа города, как мы выяснили – это канализация. Отсюда до цивилизации один шаг. Но если город забывает об основах, то наступает деградация, приходят эпидемии и цветок культуры вянет. Канализация – главное! Город – ее следствие.

Далее. Я не зря упомянул церковь, которую считают хранительницей искр знания в Темное время. Скорее она была их гасительницей, поэтому и были эти темные века столь долгими. В бессменных кожаных подштанниках больше думаешь о том, как почесаться, а не о мудрости веков. Чем чаще человек моется, чем больше бань – тем меньше роль религии! В Элладе и Риме человек – хорошо вымывшись – был почти равен богам, они не подавляли его, с ними даже боролись, вспомните Одиссея. И наоборот. Чем ты грязнее, тем выше и страшнее для тебя Бог. Поэтому и падает роль церкви в наше время. Стали чаще мыться!

Хайнлайн прав, нагота – это тест на цивилизованность. Ее можно не стесняться только с чистым телом и при этом еще надо следить за формой, прилагать большие усилия, чтобы она соответствовала содержанию. Но виден прогресс и в этой области. Мы все больше раздеваемся, особенно наши дамы. Еще немного, и они будут разгуливать голыми! Я не против. Сейчас за это уже не сжигают на кострах.

Римляне строили на века – и на основе их великолепных канализационных систем в Италии начался Ренессанс. Мы восторгаемся этим феноменом, не особенно вдумываясь в его значение, хотя Возрождение лишь вернуло нам представление об ушедшем мире. Представление, но не сам мир. Отражение, но не оригинал. Его блеск ярок лишь на фоне тысячелетней ночи! И оно было столь мимолетным, так уверенно клонилось к закату, что и его, и всю европейскую культуру (о цивилизации пока нет повода говорить) лишь чудом спасли питомцы португальского принца Генриха-Мореплавателя.

За тысячу лет после падения Рима Европа ничего не добилась. Мало того, она оказалась в геополитическом и духовном тупике. Турки отрезали ее от Востока, а инквизиция – от будущего. Она задыхалась сама от себя, и с облегчением воспринимала даже такие способы уменьшить население, как Великая Чума ХIV века, в которой погибло более трети населения! Вот, что это значит – пренебрегать канализацией. Холера, оспа, инквизиция – ничего не помогало. Конец был близок, Европа превращалась в настоящий сумасшедший дом! Если уж самых красивых женщин триста лет подряд истребляли как ведьм, то какое будущее оставалось у этой части света? С тех пор и нет красавиц в Западной Европе, даже проституток приходится завозить со стороны и других доказательств ее краха не нужно!

Мир спас принц. Генрих растил навигаторов, он этим и славен – созданием школы будущего. Он верил, что море – дверь в иные миры, и когда его ученики постучали в эту дверь – рухнули границы старого мира! Европа оказалась балконом в Атлантику, открылись новые горизонты, повеяло свежим ветром перемен и появилось будущее. Турки помогли захлопнуть дверь в прошлое, взяв штурмом последний реликт античности – Константинополь!

Всего лишь через сорок лет после падения последнего города старого мира был открыт Новый Мир, Америка. В ее культурах я ищу не золото, а подтверждения своей теории. И нахожу. Канализация – была! И города, множество городов. А как же иначе? Моя теория исключает все несущественное. Всем известно отсутствие в культурах Америки колеса, но оказывается, даже это фундаментальное, казалось бы, изобретение не является обязательным для цивилизации! Ее формула удивительно проста и сродни знаменитой формуле Эйнштейна. У него эквивалентны масса и энергия, у меня – цивилизации и канализации.

Итак, основа цивилизации – город, основа города – канализация. Но чего-то не хватает, не правда ли? Не хватает блеска, шарма, утонченности. Не хватает двух других составляющих моей триады постулатов. Перейдем же к рассмотрению цивилизации, стоящей на этих трех китах. Как это ни удивительно, но материала у нас немного. Все только начинается!

8. Цивилизация.

Остается учесть еще одно. На статус цивилизации могут претендовать только массовые культуры. У китайского императора унитаз был две тысячи лет назад, но это не позволяет Китаю считаться истинной цивилизацией. Не хватает самой малости: миллионов и миллионов унитазов для народа, фольксунитазов! Только римляне обеспечили тотальную, народную канализацию, она оказалась и самым долговечным феноменом их культуры.

Когда же появилась наша массовая цивилизация? Недавно. Мой дедушка, родившийся в 1890 году – почти ее ровесник. Но человеческая жизнь прискорбно коротка. К моменту его ухода в мир иной в 1963 году цивилизация так до него и не добралась. И это в Европе! И это говорится о человеке, у которого был первый радиоприемник на селе. Который в начале двадцатых годов двадцатого века зажег в своем селе первую электролампочку. Создал первый кооператив и сел за руль первого трактора. У которого появился первый телевизор. В его доме не было ни унитаза, ни туалетной бумаги…

Вот, что потрясает! Мы гордимся скоростью нашего развития, а на самом деле только-только выкарабкались из пеленок. История началась буквально вчера. И я удивлен тезисом Фукуямы о ее конце. Он что, всерьез считает историей всю эту раннеунитазную возню в собственных какашках? И ему жаль этих детских развлечений? Но в необратимости перемен я не уверен. Рим тоже считал себя вечным городом.

Что же меня пугает? Во-первых, соседство на единственной фертильной планете солнечной системы разных по уровню развития культур. Не забывайте о варварах! Они алчно смотрят на ваши унитазы и лелеют коварные замыслы, они всегда готовы сменить вас на них. И лучше поделиться технологиями, чем вскакивать с них на защиту цивилизации! Пусть развивают свои горшки, а не пугают вас на вашем.

Во-вторых, я сожалею о потерянном времени и ресурсах. Прогресс – это слишком громкое выражение. Канализация дала нашему бытию оттенок научности и регулярности, но ее развитие не поспевает за нашей суматошностью. Наши цели меняются быстрее, чем наши возможности, а те далеко отстают от наших желаний. И нас уже много, а планета невелика! Успеем ли? Успеем ли мы создать новый источник энергии, взамен сожженных угля и нефти? Успеем ли вырваться в космос или последние ракеты придется тащить на стартовую площадку волами? Вот в чем вопрос!

Итак, унитаз, канализация и туалетная бумага. Я снова нарушаю последовательность постулированных основ цивилизации, но делаю это сознательно. Дело в том, что канализация, как правило, скрыта от глаз, бумага крайне недолговечна, а вот унитаз – с ним все иначе. В принципе, его идея чрезвычайно проста. Это ведь просто сидение. Но не от стульев и табуретов ведет он свою родословную. Его гениальная простота – иного происхождения. Не зря сейчас такой популярностью пользуются золотые унитазы. О них мечтал наивный, как ребенок, и столь же жестокий Ленин; именно они казались ему непременным атрибутом социализма.

Свою родословную унитаз ведет от трона! Именно трон делал правителя правителем, хотя и говорят, что не место красит человека. Трон всегда один, его располагают в самом сердце державы, он по самой своей сути недемократичен. Поэтому так трудно было преодолеть врожденное почтение к нему и выделить его функциональные свойства.

Когда унитаз двинулся в широкие массы? Когда начали рушиться троны! Он индикатор цивилизованности и демократичности. Если у моего дедушки в середине ХХ века не было унитаза, значит, не было и цивилизации и демократии в его государстве. Вторая половина ХIХ века, даже его конец – вот точка отсчета. Унитаз стал спусковым крючком для целого залпа открытий, затравочным центром кристаллизации цивилизаций! Стоило ему начать свое победное шествие — и благодарный мир расцвел! Он стал электрифицированным и моторизованным мгновенно, на протяжении жизни одного поколения. Эпохальный прорыв привел к «эффекту домино» и открытия посыпались, как из рога изобилия. Включился механизм положительной обратной связи. И что особенно важно — они давали эффект лишь при массовом применении: электричество, телефон, автомобили, радио, телевидение, самолеты.

Моя бабушка, жившая под Белёвом Тульской губернии, еще в начале ХХ века домашнюю работу делала при свете лучины! Свечи или керосиновые лампы могли позволить себе немногие. В одном доме жило несколько поколений, больше тридцати человек. Стирали на реке Оке. Еда – щи, хлеб и квас. Я пишу эти строки на компьютере в Нью-Йорке, пятикомнатная квартира тесновата для нас, телевизор принимает сотни каналов, мобильный телефон удобнее, чем стационарный. Большие перемены!

Но почему неспешное до того развитие сменилось чуть ли не вертикальным взлетом? Какой фактор оказался решающим? Процесс канализации мира, прерванный падением Римской империи, не замер. На сводах античных коллекторов устоял маяк цивилизации. Неотложные нужды вынуждали расширять эту всемирную сеть, она же, в свою очередь, меняла мир! И меняла в сторону демократизации. Нет ничего более демократичного, чем общественные туалеты!

Я уже говорил, что классификация цивилизаций удивительно естественно вытекает из новых постулатов. Доунитазные, к примеру, цивилизации делятся на раннеканализационные (Египет, Шумер, Хараппа), и классические канализационные (Рим и почти все страны Западной Европы в ХVIII-ХIХ веках). Древний Китай и Египет, кроме того, были раннебумажными цивилизациями. Простая и логичная классификация, читатель и сам способен ее доработать и применить к истории своей страны. Я же лучше приведу еще один пример, он дополнит ее категорией псевдоцивилизаций.

Почему цивилизация так и не дошла до села моего деда? Потому что его угораздило жить именно в такой «псевдо»! Внешне они выглядят похожими на цивилизации современного типа, но за этим фасадом пустота, которую не могут заполнить никакие технические успехи. Нет главного, нет развитой канализации, а без этого ни балет, ни полеты в космос не спасут. Засранцам вообще нечего делать в космосе.

Я помню постоянный стыд руководства заводов, на которых работал, когда приезжала иностранная делегация и возникала необходимость посещения туалета. Это были те еще туалеты! Цивилизацией там и не пахло, хотя вообще-то амбре было мощным. Делегация уезжала потрясенная, и никакие балеты и ракеты уже не спасали.

Советская пропаганда объясняла высокомерную брезгливость иностранцев патологической ненавистью Англии к русским. Как будто остальные народы нас страстно любили! Но с туалетами все оставалось по-прежнему. Мы оставались все теми же варварами, хищно взирающими из своих лесов на сверкающее фаянсовое великолепие! Отправив человека в космос, мы так и не смогли запустить в массовое производство приличный унитаз. Даже советская элита вздыхала по финским унитазам и чешской сантехнике.

Поэтому СССР есть не что иное, как раннеканализационная, добумажная деспотия рабовладельчески-фашистского типа. Ассирия с танками вместо колесниц. Псевдоцивилизация. Гумилев сказал бы – химера! Я помню московские вокзалы и взмыленных провинциалов с гирляндами рулонов туалетной бумаги на шее – лишь метрополия сверхдержавы обеспечивалась этим чудом в 80-е годы ХХ столетия! Его распад был предрешен: не было развитой канализации, искушений культуры, ничего не связывало регионы огромной империи, кроме грубой силы. Но на штыках долго не усидишь, это вам не унитаз!

Заключение

Итак, цивилизация начинается с унитаза! И мне очень хочется в это верить. В то, что она только начинается и впереди – прекрасный новый мир. Общественные туалеты консолидируют и демократизируют общество. Там встречаются президенты и электорат, кинозвезды и их поклонники, высоколобые профессоры университетов и их студенты. Они плывут под водой на атомных подводных лодках, и вращаются вокруг нашей голубой планеты на орбитальных станциях! Кстати, неисправность санузла на МКС чуть было не поставила точку на ее полете.

Но я боюсь, что цивилизация может унитазом и завершиться. Мы потратили много времени на создание минимальной культуры общества, и у нас осталось мало природных ресурсов для рывка за пределы Земли. Да и осталась ли у нас еще и воля к этому? Далее, создав массовую цивилизацию, мы так и не смогли создать массовую культуру! То, что сейчас носит такое название, относится скорее к массовости, чем к культуре.

А она все более необходима, иначе можно утратить цель стремлений. Унитаз не является таковой, он лишь средство. Но именно на него работает большинство человечества. Увы, начав когда-то с канализации, мы рискуем ею и закончить. Трижды мы были в такой ситуации: в первобытных лесах, в пещерах, и в средневековой Европе. И каждый раз приходилось выбираться на простор, чтобы не задохнуться в собственной «культуре»!

Сейчас нам тесно на нашей планете. Не пора ли снова взглянуть на звезды? Я не знаю, будут ли цвести яблони на Марсе, но уверен, что первой задачей там будет поиск места для установки унитаза. А уж если он установлен, то скоро вокруг него вырастет город! Это мы уже доказали. Земля – колыбель канализации, но человечество не может вечно жить в колыбели. Пора! Пора, друзья, вынести наши главные достижения в космос. Вселенная велика, хватило бы времени. На этом я с сожалением завершаю исследование. Многие факты, наблюдения и умозаключения остались за его тесными рамками, но ведь стоит поберечь время и терпение читателя, а возможно и его домочадцев, которые стуком в дверь туалета дают ему понять, что он не одинок в этом читающем мире!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?