Независимый бостонский альманах

ГОУ, КАНАДА, ГОУ!

13-12-2009

И так, кризис завершается! Так, во всяком случае, говорят, но как-то робко, будто бы спрашивая. Он назревал – как это стало понятно сейчас – довольно давно, но резко набрал обороты аккурат после аннексии грузинских автономий. Вполне возможно, что это не случайное совпадение, более того, в некотором смысле это события одного порядка, поскольку оба продемонстрировали последствия падения и попрания моральных норм.

Пострадал от этих последствий и я. Когда же лопнул мой нью-йоркский банк? До того, как лопнул банк зятя, или позже? Что? Нет, я не банкир, просто в нем лежали мои деньги. А зять работал в «Лимен Бразерс» электронщиком-компьютерщиком. Непонятно? Тогда давайте по порядку.

В конце 2007 г. доллар, если помните, сильно сдал и прогноз был тяжелым. Мы со своим русско-советским менталитетом вообще предпочитаем загробные почести, а уж доллар хоронить любим особенно. Не задумываясь о последствиях. Напрасно, похороны на соседней улице вовсе еще не означают праздника на вашей! Вот и в Киеве, помню, гордились укреплением гривни, а в Москве рубля. И лишь мудрая старая Европа хваталась за сердце, видя усиление евро…

Да еще я. С курсовыми потерями (такого еще не было – американский доллар упал ниже канадского собрата!) пришлось перевести сбережения в Канаду и купить от валютного греха подальше нечто стабильное и вещественное – квартиру в Монреале.

Тогда я и поделился своими впечатлениями о канадском банкинге и ипотеке в статье в киевскую газету: «…в Монреале с вами не будут работать, пока вы не докажете, что способны купить жилье. Как давно вы работаете и сколько зарабатываете? Справку, будьте любезны. Сколько у вас на счету в банке? Справку, пожалуйста. Какую сумму банк согласен выдать вам в кредит, на какой срок и под какие проценты? Справку не забыли? Какую квартиру вы желаете? Эту, за 320 тысяч? Сожалеем, мсье, но, согласно справкам, вы не можете позволить себе жилье дороже двухсот тысяч!»

В Нью-Йорке только улыбались, слыша о такой манере ведения бизнеса, но хорошо смеется тот, кто серьезно относится к делу! Кажется, американские банкиры не читали ту мою статью в «Зеркале недели». Зря. Прочти они, как работают канадские банки – глядишь, и кризис прошел бы в более мягкой форме.

Памяти братьев Лехманов

Это у вас в Америке они Лимен Бразерс, – как-то улыбнулись мне в Одессе, – а тут они были братами Лехманами. Но в прошлом сентябре компании «Lehman Brothers» было не до шуток. Она агонизировала.

Зять рассказывал, что чопорных, сдержанных британских банкиров нельзя было узнать. Они обходили этаж за этажом и не могли скрыть детского восторга, еще бы – им удалось задешево купить такую игрушку, о которой даже во сне не мечталось – в их руки перешел один из главных финансовых столпов мира! Четвертый банк Америки! Признанный лидер инвестиционного и брокерского бизнеса со штаб-квартирой в центре Манхеттена!

Увы, мои восклицательные знаки уже не помогут Лимену, хотя он еще скорее жив – банкротство на Западе не означает клинической смерти. «Барклайз» купил не весь громадный «Лимен Бразерс». Кому сейчас нужен его обанкротившийся ипотечный сектор, привлекавший (лишь для того, чтобы выдать кредиты миллионам сомнительных заемщиков!) деньги со всего света и допривлекавшийся до 600 миллиардов долларов долга? Нет, британцы купили самое ценное – управление активами и брокерский бизнес братов Лехманов. Недорого, всего за 1 миллиард 750 миллионов долларов. Зять, несколько месяцев ходивший мрачнее тучи в ожидании увольнения (а увольняли сотнями!), как раз работал там, в этом подразделении. Он сразу воспрял и теперь благодарит бога, судьбу и «Барклайз».

В штаб-квартире компании, в небоскребе на 7-й Авеню, я впервые побывал в ноябре 2003г., в самом начале славных времен ипотечного бума. Посмотрел, как в Америке делают деньги, как в огромном зале на весь этаж, за сотнями компьютеров работает элита компании – брокеры. Долго потом хранил бейджик, как память о посещении прославленной финансовой империи.

Банк перебрался в этот симпатичный небоскреб в начале 2002 г., а купил его вскоре после катастрофы 11 сентября 2001г. В тот день старый офис, располагавшийся в Международном финансовом центре – буквально напротив башен-близнецов торгового центра, – сильно пострадал. Зять (вечно эти русские лезут в самое пекло) спасал в полуразрушенном здании самое ценное для работы их отдела – жесткие диски компьютеров, и даже получил сертификат, нечто вроде почетной грамоты от городских властей за участие в ликвидации последствий теракта.

После этого и «Лимен» и многие другие большие компании обзавелись резервными центрами, куда можно перенести деятельность в случае каких-либо проблем со штаб-квартирой. Когда ты ворочаешь сотнями миллиардов, такая предосторожность просто необходима. Там в операционных залах также стоят сотни компьютеров, на них подается текущая информация, но кроме техников нет ни одного человека.

Все это, конечно, познавательно, но как же случилось, что финансовые столпы Америки, несмотря на такую похвальную предусмотрительность, стали качаться и рушиться? На них ведь весь мир, как показала практика нынешнего кризиса, держится!

C моей консервативной точки зрения объяснение следует искать в сфере морали, как личной, так и корпоративной и даже общественной. Ведь, в конце концов, стабильность финансовой системы, стоимость и ликвидность активов и, соответственно, индексы мировых бирж, всех этих Доу Джонсов и Никкеев, Нэсдаков и РТС, даже количество реальных денег в мире – все это вопрос доверия к самой системе и ее основе, к банкам и принципам их работы, а оно тесно связано, как бы наивно это ни звучало, с моральным уровнем руководителей финансовых корпораций, точнее, с той его степенью, до которой позволяет им опуститься общество и его контрольные и регулирующие органы.

Если верхушка этих корпораций из года в год смелеет (можно даже сказать – откровенно наглеет) и награждает саму себя все более щедрыми выплатами и бонусами, подстраховывает себя все более увесистыми «золотыми парашютами», если речь начинает идти о миллиардах, пущенных на эти цели, то не пора ли было обществу перестать шумно восторгаться суперуспешностью своих финансовых топ-менеджеров? Не следовало ли ему насторожиться и задать простой, но резонный и всегда своевременный вопрос: откуда деньги?

В конце 2007 г. всем сотрудникам «Лимен» выплатили премиальные, подарок к рождеству. Разумеется, в соответствии с положением на служебной лестнице. Зятю перепало девять тысяч, правда, после вычета налогов на руках осталось пять. Не так уж много, тринадцатая, так сказать, зарплата, если кто еще помнит это выражение. Но, учитывая, что в компании работало 26 тысяч человек, и что верхушка получала под елочку уже миллионы или десятки миллионов, то сумма набежала изрядная, речь шла о шести, по-моему, миллиардах! Теперь вспомните, за сколько «Барклайз» купил ключевые позиции «Лимена»? Кстати, на приводимом снимке запечатлен центральный офис компании в конце сентября 2008 г., когда снизу на фасаде уже появились надписи «Барклайз» (англичане начали именно с этого), но сверху еще не успели снять буквы «Lehman»…

А ведь ипотечный кризис был в самом разгаре, рушился сектор вторичного кредитования, и не требовалось большого ума, чтобы понять, чей грядет черед. Разумеется, главных игроков, тяжеловесов, сеятелей финансовой нивы, основных кредиторов.

Это-то и поражает больше всего – как такое могло случиться в Америке? Как можно было гордиться высочайшим уровнем американских финансовых управленцев, институтов, банковской элиты, искусством аланов гринсбергов и ежегодными нобелевскими премиями по экономике – и раз за разом наблюдать, как сия «элита» надувает один мыльный пузырь за другим, а те регулярно лопаются? Сотрудники прогоревших по вине проворовавшегося руководства компаний теряли свои пенсионные вклады, вложенные в акции этих же компаний, но, несмотря на все более ясные признаки не то профессиональной несостоятельности, не то полного морального разложения аппетиты топ-менеджеров год от года росли!

Напрашивается сравнение с пресловутыми «финансовыми пирамидами», на которых погорело много жителей России и Украины. Но то неопытные в таких играх дилетанты, а тут в ипотечную пирамидку увлеченно играл весь видавший виды финансовый мир!

Весь мир – и не надо всех собак вешать на Америку, как любят это к месту и не к месту делать Путин с Медведевым, пытаясь остаться в стороне. Именно при президенте Путине российские государственные деньги также крутились в этой сомнительной рулетке. Что-то я такое помню из летних заявлений главного банкира России – о крупных средствах, вложенных в проекты обанкротившегося затем инвестиционного банка «Мерил Линч», и о полученных по ним доходах. Не знаю насчет российских доходов, там как всегда «темна вода во облацех», двойная и тройная бухгалтерия, но вообще-то инвесторы здорово пострадали от банкротства «Лимен» и «Мерил», особенно Япония и Китай.

Вернемся, однако, к «профессионализму» американских финансистов. Банков здесь, как известно, много, но в Нью-Йорке роль нашего Сбербанка играет «Вашингтон Мюшиэл» или сокращенно «WaMu». У него множество отделений и он специализируется именно на вкладах населения. Там и я держал небольшую сумму. Так вот, и этот банк в сентябре лопнул! Через день или два после Лимена.

Вкладов населения банкирам показалось мало, и они открыли новый отдел – по выдаче рискованных, но перспективных кредитов. Набрали прогрессивно-агрессивную молодежь с новыми взглядами, обратили внимание на модный ипотечный сектор – и начали раздавать кредиты направо и налево, воистине – кому ни попадя. Молодежь свысока посматривала на замшелых консерваторов из традиционных отделов, получала зарплаты далеко за сто тысяч долларов, руководство уже планировало раздать бонусов на 10 миллиардов(!) – это едва ли не больше капитализации самого «WaMu», но праздник неожиданно завершился банкротством.

Хорошо, что банк был тут же перекуплен одним из зубров, «Чейзом», кажется, и деньги вкладчиков, в том числе и мои, не пострадали. Да, государство страхует вклады до ста тысяч, но если бы на «WaMu» не нашлось покупателей, возвращать свои деньги пришлось бы не один месяц. Кстати, в этом банке работает один мой молодой знакомый – он также управлял чьими-то активами, профессионально размещал их и вкладывал деньги в перспективные акции. Сейчас чуть не плачет, жалуется, что если так пойдет, то его профессия не будет никому нужна, и что он уже вынужден прятаться от недавних клиентов, требующих вернуть им их деньги!

Учет и контроль, господин Гиматов!

Так вот, повторяю, кризис ликвидности – это кризис доверия. Если топ-менеджеры фактически запускают руку в капиталы клиентов, доверенные им в управление (а в их умении делать деньги чуть ли не из воздуха сейчас многие сомневаются), то им перестают доверять даже наивные американцы. Да эти менеджеры и сами знают себе и коллегам цену, перестают верить друг другу – и падение финансовых индексов как раз показывает степень взаимного недоверия. Иными словами, все последние годы эти жулики дружно раздували очередной мыльный пузырь, теперь он лопнул и наступил момент истины, когда стала ясной реальная стоимость компаний и их акций.

Многие начинают понимать, что такие кризисы – большой минус либеральной американской экономической системы. Которая и через восемьдесят лет после Великой депрессии все еще допускает подобные опаснейшие провалы и рядовым налогоплательщикам, тому же сантехнику Джо, как сейчас модно выражаться, приходится оплачивать корпоративные чудеса!

Но это вовсе не значит, что надо следовать ошеломляюще-революционному предложению Мансура Гиматова и вообще отказаться от денег! Во-первых, их будет просто жаль, даже с научной точки зрения, ведь идея денег – одна из интереснейших идей, до которых додумался человек. Во-вторых, идея эта – фундаментальная. Базисная. Аксиоматическая. Именно она лежит в основе процветающей западной цивилизации. Это ее краеугольный камень. Основа основ. Откажись от нее – и рухнет все здание.

Тем более что практика это уже показала и доказала. Уже пытались! На заре советской власти. И что? А то, что ничего не получилось, деньги оказались сильнее и их, пусть и в достаточно условной форме (вспомните как свои советские зарплаты, так и то, что далеко не все можно было на деньги купить) пришлось впустить в плановое социалистическое хозяйство. Они и там доказали свою полезность. И бесполезность советского строя…

Так что идея Гиматова кажется мне непродуманной и даже прямо опасной, радикальный социализм такого рода – слишком уж сильное средство от человеческой глупости, как гильотина от насморка!

Дело не в деньгах, а как всегда в людях, и если уж душа так взыскует социализма, то кое-чем и он может быть полезен. Например, жестким учетом и контролем! Нет, нет, я не о заветах кровавого кремлевского мечтателя, а о хорошей финансовой практике северного соседа.

Вперед, Канада!

Итак, покупкой квартиры в Монреале история не закончилась, пошла на второй виток (она, как известно, развивается по спирали) – и с канадскими банками мне пришлось столкнуться еще раз. Зря, зря над ними смеялись. Здоровая доля здорового консерватизма не испортила пока ни одного финансового блюда! В то время как банки всего мира рушатся и теряют капитализацию, канадские работают, как ни в чем не бывало. И в итоге прошедшего ужасного для всех года вышли на передовые позиции – Роял Банк, например, вошел в десятку самых безопасных банков мира, канадских банкиров приглашают на конференции, к их советам прислушиваются, к их опыту присматриваются, но, боже мой, как трудно иметь с ними дело!

Вот продала дочь дом в Нью-Йорке (конечно, китайцам, на них и кризис, похоже, не действует), опасаясь дальнейшего роста процентов по ипотеке. За пять лет с момента покупки дома заметно подросли в цене, так что хотя основная сумма вырученного ушла в погашение банковского кредита, кое-что удалось получить сверх. Не верьте сказкам московского TV об американской недвижимости. Да, во многих городах она подешевела, но только не в Нью-Йорке! Попробуйте сами купить жилье, а особенно снять его.

Так вот, появилась некоторая сумма денег, которую надо пристроить, но американские банки, во-первых, не внушают доверия, а во-вторых, процент по депозитам в них сейчас 1,25%. Странно! Такое впечатление, что во времена острейшей нехватки денег во всем мире только банки в них не нуждаются и привлекать вкладчиков не хотят...

Не понимаю! А зачем же они тогда нужны? Где берут средства на рекапитализацию, чтобы иметь, чем выдавать кредиты под свои сумасшедшие сейчас проценты? У Обамы? Так ведь нет. Осенью многие из них предвкушали государственную помощь – помните сотни миллиардов Буша? – и новые бонусы. Но стоило обложить бонусы реципиентов 90% налогом, как большинство банков тут же отказалось от помощи!

Или они решили капитально закуклиться и в таком виде переждать зиму кризиса? Чтобы потом развернуть крылья и взмахнуть ими? Боюсь, золотая пыльца, раз осыпавшись с крыльев, уже не воссияет снова. Тем не менее, американские банки, стоит им услышать о возможности привлечь деньги, и сейчас рвутся в бой и сражаются за потенциального клиента.

Не то банки канадские. Дела дочери там ведет мой сын – по доверенности. Что еще, казалось бы надо? Многое. Дайте телефон вашей сестры, мы хотим убедиться, что она реальный человек. Вас интересует величина процентов по депозитам? Сообщим через неделю на личной встрече. Не депозиты, а инвестиции? На личной встрече через неделю. И так далее и тому подобное.

Канадский банкинг с его жестким госрегулированием и более высокими требованиями к объему собственного капитала банков обошел по прибыльности американских конкурентов. В то время как американские банки терпят непомерные убытки, канадские банкиры продолжают фиксировать прибыль. Royal Bank of Canada, Toronto Dominion Bank, Bank of Nova Scotia и Bank of Montreal прочно обосновались в десятке крупнейших североамериканских банков!

Сам Барак Обама поставил их в пример: «Я считаю, что Канада наглядно продемонстрировала всему миру, что она хорошо управляет своей финансовой системой». С ним согласился и руководитель миссии МВФ Чарльз Крамер, который занимался оценкой канадского банкинга и признал, что Канада сохранила финансовую стабильность. «Банковская система Канады очень консервативна и чрезвычайно строго регулируется, поэтому ей удалось избежать проблем, которые подкосили системы других стран», — сообщил он. Поэтому сейчас у Канады нет необходимости поддерживать банки с помощью кредитов и поручительств. Тем не менее, правительство выкупило у банков надежные ипотечные кредиты, чтобы поддержать их способность выдавать кредиты и дальше.

В результате осторожной политики в сфере ипотечного кредитования доля рисковых кредитов subprime к моменту начала мирового финансового кризиса составляла в Канаде не более 5% от всех ипотечных кредитов. В США их число достигало 22%. Рейтинговое агентство Fitch пришло к заключению, что канадские банки в минувшем финансовом году по всем показателям выглядели лучше конкурентов.

Банки – основа бизнеса, поэтому и общие экономические показатели в гигантских странах-соседях различаются. На днях поступили сообщения о начале сокращения безработицы в США – она упала до 10%. Это хороший признак! Но в Канаде она начала сокращаться раньше и вообще не превышала 8,5%. Причем в консервативном Квебеке была существенно ниже, чем на процветавшем еще вчера западе страны.

Американцы посмеиваются над ней и называют ее спящей. Канадцы для них эквивалентны горячим эстонским парням. Но ей богу, в деликатной сфере сложных фигур финансовых танцев излишняя торопливость порой мешает плохому танцору. Так что вперед, Канада!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?