Независимый бостонский альманах

НА ТЕРНИСТЫХ ПОВОРОТАХ ПУТЕЙ КВАНТОВОЙ МЕХАНИКИ

17-01-2010

Предисловие

Развитие физики в период конца ХIХ и начала ХХ вв. в связи с чередой открытий во всех её областях и с возникновением новых физических теорий: квантовой механики, специальной и общей теории относительности и т.д., вышло на принципиально новые рубежи. Глубочайшие теоретические прорывы, а также феноменальные результаты экспериментальных исследований оказались во многом впереди возможностей их осмысления в русле традиционных представлений. Более того, они зачастую противоречили естественной логике и ряду научных положений, выверенных многовековым опытом человечества. Автор настоящей статьи посвятил многие годы научным исследованиям и инженерной работе в области технической кибернетики, автоматизации и контрольно-измерительных приборов. Поскольку в опыте работы немалая роль принадлежала формальной логике, нетрудно заметить стремление автора сделать свои заметки в отношении затронутых вопросов философии современной физики, доверяя логике как единственному доступному в рассуждениях критерию истинности. Макс Борн писал в этой связи: "Основной источник трудностей заключается в том факте (или философском принципе), что мы вынуждены пользоваться словами общедоступного человеческого языка, когда мы пытаемся описать феномен не при помощи логического или математического анализа, но при помощи образов, апеллирующих к воображению. Язык человеческого общения возник на основе каждодневного опыта и не в состоянии превзойти это ограничение. Классическая физика ограничила себя концепциями данного типа; анализируя наблюдаемые типы движений, она приняла два пути представления их элементарными процессами: движущиеся материальные объекты или волны. Не существует других методов наглядного представления движений - мы должны применять их и в области атомных процессов, т.е. там, где классическая физика не работает." (1) Среди физиков имеются и другие взгляды. Например, видение Дэвида Финкельстайна (Инст. Технологий, Джорджия, США) таково, что математика это - тоже символика. "Наилучшее, что можно получить, пользуясь символами, это - глубокое, но не законченное описание." (2) Согласно Д. Финкельстайну проблема заключается не в том или ином языке, проблема это - язык сам по себе.
Традиционный философский объективизм позволяет апеллировать к проблеме соотношения относительной и абсолютной истин, не впадая в мистические тупики соотношения митоса (mythos) и логоса - тупики, в которых логос, как, впрочем, и остальные потуги познания и представления эмпирической действительности оказываются глубоко ошибочными в исходном. В настоящее время возникли весьма любопытные толкования проблем современной фундаментальной науки и, в частности, квантовой физики, как некоторых областей знания, которые создают такое представление, что это знание переходит в фазу самоотрицания. При этом уже не вызывает удивления то, что нашим физикам иногда предлагается принять как путеводные нити в лабиринтах разноцветные и весьма экзотические рецепты. Например, такой тезис, что результат их работы это - нечто, - не более, как детализация мировоззренческих основ и глубочайших философских постижений древних буддистских монахов, т.е. таких взглядов, при которых солипсизм Беркли следовало бы оценивать как один из наиболее плодотворных путей познания.

Состояние проблемы

"Это были мы, кто создавал частицы, с которыми мы экспериментировали?", - писал Джон Уилер (Принстон), - "Может ли материя каким-то странным образом оказаться приведённой в бытие участием тех, кто принимает участие?... Важнейший акт это - акт участия. Участник это - бесспорно новое представление, привнесённое квантовой механикой. Оно замещает классическое понятие наблюдатель, т.е. человек, который стоит в безопасном пространстве за толстой стеклянной стенкой и наблюдает, что происходит, не принимая участия в процессе. Из квантовой механики следует, что так не получается." (3) Невероятная постановка вопроса, однако, многие физики признают такую вероятность.
Данный вопрос можно переформулировать. Если физик-экспериментатор в процессе опыта оказывает влияние на образование новых элементов материи, которые, как показывают результаты наблюдений, могут возникать и исчезать непредсказуемо в процессе распада или образования свободных элементарных частиц, то вполне заслуживает внимания утверждение, что аи, этот экспериментатор, является участником сотворения материи. Необходимо также отметить, что и внутри атомных ядер в полях сильных взаимодействий, и в вакууме постоянно, с моментальными нарушениями законов сохранения происходят спонтанные превращения, возникновение и исчезновение виртуальных (т.е. существующих в исчезающе малых интервалах времени) элементарных частиц. Некоторые превращения происходят с исчисляемой вероятностью по различным путям взаимных преобразований и рекомбинаций. Расчёты вероятностей осуществляется на основе уравнения Шрёдингера и S-Матричной теории Гейзенберга, а также находят подтверждение в квантовой теории поля.
Если бы наблюдения экспериментатора, или по свидетельству некоторых физиков даже его идеи могли бы ввести в данный процесс новые, до тех пор не существующие связи, то можно было бы сказать, что экспериментатор участвует в процессе превращений элементарных частиц. Если же соответствующие связи существуют в природе и реализуются в соответствии с действием законов термодинамики и законов сохранения, а наблюдатель при этом манипулирует в пространстве конфигурации (preparation area = подготовительная зона) и констатирует результат, тогда, исходя из традиционных представлений, для утверждения о том, что человеку принадлежит участие в акте творения, не существует достаточных оснований. Человек при этом оказывается в своей обычной роли творца истории, а не материи. В качестве примера можно привести любую химическую реакцию. Примером из квантовой физики может служить атомный взрыв. Выделение энергии сопровождается дефектом массы, и при этом образуется целый ряд новых химических элементов. Человек не участвует в сотворении указанных элементов, но активизирует процесс их образования путём создания критической массы ядерного заряда. Квантовая механика, однако, представляет особую область науки, различные интерпретации которой не только трудно воспринимать концептуально, но более того, они во многом оказываются за пределами рациональных представлений.
Вопрос об участнике можно представить на примере, который изначально служил основным материалом для иллюстрации базовых проблем квантовой механики. Перед монохромным лучом света устанавливается перегородка с двумя щелями (опыт Томаса Янга, 1803г.). На экране при этом возникают характерные изображения интерференции, обусловленные волновыми свойствами света и состоящие из чередующихся освещённых и теневых полос. Однако, с учетом корпускулярно-волновой природы света попытки объяснить то, что различные освещённые области, в которые попадают фотоны при открытии обеих щелей, одной щели или без перегородки, существенно отличаются друг от друга, сталкиваются с центральной проблемой интерпретации квантовой механики. В данном опыте труднообъяснимым оказывается не только расположение областей регистрации элементарных частиц, но также роль человека в системе наблюдения, и что представляется парадоксальным, это - тот факт, что фотон обладает способностью взаимодействия с самим собой, проходя через обе щели и создавая дополнительный эффект интерференции. Те вероятности, которым соответствует попадание фотонов на экран, в результате взаимной конверсии их корпускулярно-волновых свойств оказываются реализованными только в области регистрации в момент наблюдения, придавая наблюдениям случайный характер, и предоставляя учёному и философу сомнительный, в смысле неопределённости информации, материал для корреляции между наблюдаемой системой (observed system or observable) и системой наблюдения (т.е. аппаратурой эксперимента - observing system). Проблема причинности во взаимодействии элементарных частиц с системой наблюдения, включающая роль наблюдателя в получении окончательного результата, сопровождается не менее существенной проблемой локальности. В зависимости от того - открыта или закрыта одна из щелей, в одном и том же месте на экране за перегородкой можно наблюдать либо освещённую полосу, либо тёмную область интерференции. Это должно означать, что фотоны, проходящие через одну из щелей, оказываются якобы осведомлёнными об открытии или закрытии экспериментатором другой щели. "Главная тайна квантовой механики, - каким образом происходит передача информации?", - пишет Генри Степ. "Откуда частица может знать, что существуют две щели? Как возникает информация о том, что происходит где-то ещё, создавая возможность устанавливать, что с наибольшей вероятностью должно происходить здесь?" (4)
Указанные вопросы оказываются критическими в проблеме интерпретации квантовой механики. Отправным пунктом в разрешении этих вопросов явилась так называемая Копенгагенская Интерпретация, которая была сформулирована в 1927 году на 5-й Сольвеевской Конференции по квантовой механике в Брюсселе Нильсом Бором, руководившим тогда Институтом Теоретической Физики в Копенгагене, и в то время его сотрудником - Вернером Гейзенбергом. Тогда в квантовой механике уже были разработаны статистические модели эволюции элементарных частиц в пространстве конфигурации. В указанных моделях сохранялся детерминизм математического анализа находящейся в изоляции наблюдаемой квантовой системы. В Копенгагене также предложили схему для решения возникающих при этом вопросов измерений в системе наблюдения, среди которых выделялась проблема причинности результатов.
Вероятность перемещения элементарной частицы, и в частности фотона, в пространстве конфигурации по любому из возможных путей описывается его волновой функцией, вычисляемой по уравнению Шрёдингера. Если при регистрации на экране частица оказывается в области, отвечающей некоторой вероятности, то согласно версии Гейзенберга во всех других областях волновая функция схлопывается, оказавшись равной нулю. Коллапс волновой функции, определённый В. Гейзенбергом как "редукция волнового пакета", и имеющий название Проекционного Постулата, означал переход этой функции в одно из собственных состояний (собственный вектор, который отвечает физическому состоянию) измеряемой величины, соответственно состоявшейся вероятности. Данная "редукция" рассматривалась как реальный физический процесс, поскольку волновая функция представлялась имеющей некоторую физическую реальность. При этом квантовая система оказывается нелокальной, т.к. волновая функция, позволяющая представить в соответствии с правилом М. Борна плотность вероятности для всех областей пространства и времени, в момент измерения исчезает мгновенно и одновременно везде, кроме того места, где она проявляется как существующая. Поздняя позитивистская версия Копенгагенской Интерпретации, при которой волновая функция признавалась всего лишь математическим инструментом, также обладала заметным изъяном, т.к. не поддерживала рациональный подход и физический реализм, согласно которому свойства физической системы должны существовать до измерения.
В любом случае здесь признавался факт завершения детерминированного процесса перемещения элементарной частицы и фиксации её в системе наблюдений, как случайного события, с участием наблюдателя и прерыванием причинности в производстве эксперимента.*)

*) Проблема отхода от рациональных позиций вызывала заметное беспокойство в научном сообществе и в первую очередь среди учёных самой копенгагенской группы. В. Гейзенберг писал тогда, - "Когда новые группы физических явлений изменяют нормы восприятия..., даже наиболее выдающиеся физики испытывают серьёзные затруднения. В связи с потребностью изменить образ мыслей может возникнуть ощущение, что земля уходит из-под ног... Я думаю, что трудности здесь едва-ли могут быть преувеличены... Можно только поражаться тому, что такая революция в науке действительно возможна." (5). В связи с этим В. Гейзенберг также указывал, - "Копенгагенская Интерпретация квантовой теории никоим образом не является позитивистской..." (6), и, как отмечал академик В.Л. Гинзбург, точка зрения В. Гейзенберга "ни в коей мере не противоречит материалистическому мировоззрению..." (7). Тем не менее, В. Гейзенберг откровенно признавал эмпиризм своей позиции: "Термин "так происходит" ограничивается эмпирически (in observation)..." (8) "То, что мы наблюдаем, не есть сама природа, но природа, раскрытая для наших методов исследования." (9)

С таким решением проблемы не был согласен до конца своей жизни Альберт Эйнштейн. Он утверждал, что квантовая механика "либо неполна, либо нелокальна". Нелокальность он не принимал принципиально. Соответствующие телескопические эффекты, или дальнодействие, т.е. то, что А. Эйнштейн называл "отстранённое действие привидения", он считал явно за пределами физической науки. Позиция А. Эйнштейна по данному вопросу, позже получившая название локального реализма, включала требование локальности и соединялась с рациональным представлением о том, что характеристики / параметры объектов имеют объективное существование по отношению к тем измерениям, которые могут быть выполнены, до того, как эти измерения сделаны.
Локальность, согласно А. Эйнштейну, могла быть достигнута только за счёт подтверждения неполноты квантовой механики. Мысленный эксперимент А. Эйнштейна, Б. Подольского и Н. Розена (ЭПР парадокс) (10), который предназначался для доказательства данной гипотезы, на самом деле до настоящего времени обычно рассматривался как основной определитель методической нелокальности квантовой механики. В указанном эксперименте авторы рассматривали возможные результаты измерений динамических переменных взаимодействующей пары элементарных частиц, удалившихся друг от друга. При этом измерения, производимые с одной из них, должны были оказать влияние на результат измерений с другой. А.Эйнштейн, декларируя локальность, допускал наличие в данной квантовой системе некоторых, не определённых методами квантовой механики, дополнительных переменных, которым он дал название "скрытые переменные". В отличие от Н. Бора и В. Гейзенберга А. Эйнштейн считал, что волновая функция описывает состояние не одной, но множества ("облака") частиц с неизвестными координатами, и их динамические переменные, зарегистрированные в системе наблюдения, принадлежат всему статистическому ансамблю. Скрытые Переменные А.Эйнштейна относились к физическим координатам отдельных частиц, однако, скрытость здесь была принципиальной: с учётом соотношения неопределённости локализация указанных координат была невозможна. Позже он не возвращался более к этой идее, и в квантовой механике достаточно долго преобладала Копенгагенская Интерпретация.
Если в классической физике вероятностями оцениваются события, описания которых в силу недостаточности знания не допускают более точной формализации, то согласно Копенгагенской Интерпретации, вероятностный характер предсказаний квантовой механики - принципиально неустраним, и результат измерения - не детерминирован. Н. Бор активно оппонировал А. Эйнштейну. Тогда состоялся известный многолетний спор этих титанов науки, который временами принимал достаточно острый характер. В то время как А. Эйнштейн пытался установить, что происходит в реальном мире, за пределами математического аппарата квантовой механики, Н. Бор интересовался самими уравнениями и результатами расчётов вероятностей, не придавая значения тому, что происходит в лежащих за ними недрах микромира.
А. Эйнштейн писал Н. Бору: "Я убеждён, что Бог не бросает кости". Н. Бор отвечал: "Эйнштейн, не указывайте Богу, что делать". Н. Бор окончательно отказался от классического принципа причинности, полагая, что в процессе наблюдения причинные связи прерываются. Пользуясь свободой выбора, наблюдатель может принять одну из возможных "экспериментальных манипуляций" (11) и, в частности, установив цель постановки эксперимента, и определяя либо момент частицы, либо её координату, вносит при этом новый фактор в состояние квантовой системы.
В отношении проблемы нелокальности, А.Эйнштейн выдвигал ещё один существенный аргумент против признания редукции волнового пакета В. Гейзенберга. Мгновенный коллапс волновой функции во всей области наблюдения не удовлетворял тем положениям специальной теории относительности, согласно которым одновременность событий может рассматриваться только по отношению к объектам, находящимся в общей системе отсчёта. Это допущение (одновременность квантовых явлений во всех точках пространства) оказывалось неприемлемым, и мгновенный коллапс оставался неподтверждённым.
Не был согласен с представлениями копенгагенской школы также Эрвин Шрёдингер. Он отрицал коллапс волновой функции и её редукцию к единственной из возможностей статистического пакета (к той из них, которая становилась действительной в системе наблюдения). Э. Шрёдингер считал, что та возможность, которая реализуется в эксперименте, принадлежит всему ансамблю возможных траекторий. Каждую из этих траекторий, создающих некоторый "виртуальный ансамбль", он рассматривал как фиктивную. Во взглядах Э. Шрёдингера сохранялся индетерминизм, в том смысле, что квантовая система в его интерпретации оказывалась нелокальной. В то же время он находился на стороне метафизического реализма, полагая, что даже если результаты какого-либо возможного измерения не существуют до момента измерения, это не означает, что они создаются наблюдателем. Согласно Э. Шрёдингеру физическая переменная, свойство, не зависящие от сознания, может иметь тенденцию (disposition)*, т.е. отвечать на

*) Свойство может быть диспозиционным, т.е. оно может быть тенденцией, в том смысле, что воздушные шары имеют тенденцию, склонность взлетать, даже если они никуда не летят в реальных обстоятельствах. 

те или иные измерения определёнными значениями с некоторой вероятностью.
Э. Шрёдингер не поддерживал ту точку зрения, что переход от возможного к действительному осуществляется при регистрации измерений внутри квантовой системы, а сам наблюдатель оказывается составной частью системы наблюдения. А. Эйнштейн также,
отказываясь согласиться с зависимостью результатов эксперимента от присутствия наблюдателя, спрашивал :" Вы и вправду думаете, что Луна существует лишь, когда Вы на неё смотрите?"
По отношению к принципу суперпозиции квантовой механики, согласно которому квантовая система существует единовременно во множестве состояний, не совместных с точки зрения здравого смысла, Э. Шрёдингер придумал знаменитый мысленный эксперимент про кота Шрёдингера, который демонстрировал парадокс перехода от микросистем к макромиру. Кот Шрёдингера в одно и то же время оказывался и живым и мёртвым до тех пор, пока наблюдатель не убеждался - жив кот, или мёртв.
Таким образом, дуалистическая природа света, а также принцип неопределённости Гейзенберга и участие экспериментатора в инструментальных зонах (подготовительной и измерительной) вносят концептуальное противоречие в классический принцип инвариантности природных процессов, строго обусловленных законами термодинамики. В то же время, в современной физике статистические расчёты квантовой механики рассматриваются как единственное и законченное представление квантовых процессов, при котором в особом положении оказывается само измерение, хотя ясно не определяется, что оно означает, и каковы его отличительные черты.
Статистические оценки, и статистическая модель микромира, в частности, по смыслу не предназначены для рассмотрения механизмов взаимодействия или преобразования элементов материи. При этом следует иметь в виду, что структурная картина любых частей микромира в полном объёме непредставима теоретически, в силу соотношения неопределённости, и поэтому полностью детерминированных моделей в квантовой физике просто не могло существовать. Тем не менее, опираясь на идеи А. Эйнштейна в отношении скрытых переменных и принципиально отказавшись от локальности квантовых систем, Дэвид Бом в 1952 г. предложил собственную интерпретацию, в которой он декларировал наличие "ведущего поля", объединяющего первоначально "спутанные" частицы, и таким образом система оказывалась детерминированной (12). Согласно академику В.Л. Гинзбургу, однако, "всё еще ищут какие-то скрытые параметры, использование которых все же позволит вернуться к классическому строго детерминированному описанию дифракционных и других экспериментов....Они (скрытые параметры), по крайней мере, до сих пор, не привели абсолютно ни к каким положительным результатам." (13)
В классической физике отсутствуют предпосылки для того, чтобы считать, что человек способен создавать новые связи в природе. Тем не менее, как отмечалось, за счёт того, что квантовая механика оперирует вероятностями взаимодействия наблюдаемой системы с системой наблюдения, экспериментатора, который наблюдает единственную реализацию этих вероятностей - окончательно состоявшуюся, т.е. выделяет одно из взаимоисключающих состояний системы, многие исследователи считают участником квантовых взаимодействий.
Подтверждение такому взгляду нашлось в теории, развитой в работе Хью Эверетта, родственной гипотезе виртуального ансамбля, и получившей дальнейшее развитие впоследствии в трудах Б. С. ДеВитта. В 1957 году под руководством Дж. Уилера в Принстоне Х. Эверетт защитил докторскую диссертацию (14), в которой он в дополнение к основному математическому аппарату квантовой механики предложил "Универсальную Волновую функцию". Эта функция подчиняется уравнению Шрёдингера для вселенной, которая является квантовой суперпозицией нескольких (или неопределённого множества) параллельных вселенных, и представляет полностью обратимую и детерминированную эволюцию состояний. При взаимодействии данных состояний с окружающей средой в системе измерений рассматривается эффект "декогеренции", который в результате процесса проникновения в систему информации об окружающей среде приводит к тому, что квантовая система необратимо "запутывается" и смешивается с окружающей средой. Пока не проведено измерение, невозможно установить, в какой именно из всех вселенных осуществляется эксперимент. В момент измерения происходит необратимое "расщепление вселенных". Волновая функция Х. Эверетта не претерпевала недетерминированного коллапса в системе наблюдения, и она признавалась "реальной" на всём пространстве вычисляемых вероятностей. Один из философских выводов данной интерпретации заключался в том, что наблюдатель присутствует в каждой из возможных реальностей, причём он оценивает только своё существование реальным, в то время как остальные миры для него это - не более чем математическая виртуальность. Эти миры соотносятся статистически, и события нашего реального мира не сохраняют связи с тем, что происходят во всей совокупности миров, и в этом смысле являются случайными. Эта теория согласно Б.С. ДеВитту позже получила название Многомировой Интерпретации (ММИ=MWI). В выдержках из работ Х.Эверетта можно найти любопытную метафору (15), которая картинно иллюстрирует идею эволюции наблюдателя во множестве реальностей, как некой мифической разумной амёбы с хорошей памятью. После множества делений конечные варианты данной амёбы не склонны признавать, что они - одно и то же, и, согласно автору, возможно, что весь их ансамбль целиком правильнее было бы назвать "амёбой".
Ниже мы рассмотрим некоторые дополнительные аспекты, которые заметно добавили популярности данной теории. Здесь, однако, мы отметим, что далеко не каждый физик готов с ней согласиться. Британский физик Р. Стритер, профессор Королевского Колледжа в Лондоне пишет: "Идея Универсальной Волновой функции не имеет смысла. Мы даже не знаем, какие переменные образуют эту функцию... Мы раскрыли законы природы на основе воспроизводимых экспериментов. Теория требует разделения между наблюдателем и системой, и детали измерительного комплекса не должны возникать в теории системы." (16)
Участие экспериментатора в образовании новых частиц и неясность в отношении причинности при исследовании субатомных процессов обуславливают положение, при котором статистические методы квантовой механики приобретают определённый метафизический смысл. Представляется так, что если некто в состоянии перераспределить вероятности образования новых элементарных частиц и наблюдать неожиданные результаты в системе измерения, то данный субъект становится непосредственным участником их сотворения. При этом прекращает действовать классический принцип, который определяет соотношение теории вероятностей с практикой, и согласно которому математическая статистика является всего лишь практическим инструментом исследования сложных систем, позволяющим исключить из рассмотрения, но не отменить множество связей, либо недоступных для рассмотрения, либо в силу их множественности делающих задачу детерминированного исследования неосуществимой.
Многие факты изучения физических закономерностей на субатомном уровне и прежде всего невозможность одновременного определения пространственной локализации и импульса элементарной частицы указывает на неопределимость полного состава её структурных связей. (Здесь можно отметить также, что квантовая теория поля, также как квантовая механика, изучает поведение квантовых систем с бесконечно большим числом степеней свободы.) *

*) Если представить бильярдный стол, закрытый непроницаемой крышкой, и единственным способом исследования вопроса, есть ли на нём бильярдные шары, предположить закатывание в стол других шаров, то мы и получаем ту самую проблему, для решения которой привлечён метод квантовой механики. Пока вброшенный шар проходит сквозь стол без изменения траектории, предсказуемо мы можем сделать вывод о том, что на траектории шара других шаров нет. Если в результате взаимодействия шаров на столе мы получаем выкатившиеся несколько шаров с различными конечными импульсами и точками, в которых шары покинули стол, то мы можем лишь предполагать о том, каким образом происходило взаимодействие в системе. Если же лузы в бильярдном столе ограничивают возможность шаров покидать стол (энергетический барьер), то система запутывается ещё больше. Подобный пример с бильярдом очень наглядно демонстрирует те трудности, с которыми сталкиваются исследователи, разрабатывая инструменты квантовой механики. (ru.wikipedia.org/wiki/Волновая_функция)

Перемещаясь по индукции к универсальным представлениям, мы можем прийти к вероятностной картине мира, которая в свою очередь является моделью, а также инструментом, позволяющим вывести любой объект исследования из неопределённости, недоступной для детерминированного описания, и перейти от его полного структурного исследования к функциональному или микроструктурному. При переходе к макросистемам движение космических тел происходит в гравитационных полях и рассматривается в соответствии с общей теорией относительности, которая в отличие от квантовой механики оперирует непрерывными количествами.
Здесь можно остановиться перед одиозным вопросом, никогда не исчезающим из бытового и религиозного сознания, - является ли вселенная механической машиной с предначертанной траекторией движения в пространстве и времени, и естественно следующим отсюда вопросом о свободе воли. Независимо от того, что онтологически каждый квази-изолированный объект должен иметь функциональную траекторию, определяемую внешними условиями, а также начальными условиями и мировыми константами, первоначальный вопрос о её детерминированности имеет сугубо гносеологический характер. Это - не более чем вопрос наличия соответствующей концепции. В природе не существует той изоляции, которую мы можем допустить гипотетически в постановке задачи. В отношении микрообъектов Г. Степ отмечает, что "...элементарная частица не есть независимо существующая неделимая сущность. Она скорее - сеть связей, которые простираются вовне, к другим объектам." (17) Также в природе не существует изолированных макрообъектов ввиду того, что таковые в соответствии с общей теорией относительности перемещаются внутри глобального пространственно-временного континуума, а функции состояния этих объектов (температура, давление и пр.) прежде всего, зависят от процессов на микроуровне. Поэтому концептуальные подходы к вопросу детерминизма любых реальных систем, изолированных условно, оказываются несостоятельными ввиду бесконечного количества нераскрытых связей на всех уровнях взаимодействий, т.е. сталкиваются с неформализуемой, нерегулярной бесконечностью. Этот факт указывает на принципиальное отсутствие возможностей для корректного решения поставленного вопроса в рамках традиционных представлений - дурная бесконечность не может быть объектом структурного исследования.
Лапласовский механический детерминизм был отвергнут в научном сообществе, стремящемся отгородиться от примитивного фатализма, которым неизбывно страдала данная модель. После этого движение и развитие на всех уровнях вселенной принято было рассматривать в соответствии с вероятностной картиной мира. Однако, в последнее время, несмотря на отсутствие видимых шансов быть признанной, гипотеза супердетерминизма возрождается к жизни как один из возможных выводов теоремы Белла.
Исследуя проблемы локальности квантовых взаимодействий и, в частности, нелокальность в теории Дэвида Бома, Джон Белл пришёл к выводу, что наличие скрытых переменных не может воспроизвести все предсказания квантовой механики. Он вывел систему неравенств, ограничивающих возможность существования тех скрытых переменных, которые могли бы составлять приоритет идей локального реализма. Подтверждая нелокальность квантовых систем, теорема Белла сыграла роль троянского коня в системе общих физических представлений. Оказывалось, что зарегистрированные динамические свойства элементарных частиц могут вообще не существовать до измерения. Начиная с 1972г., различными группами учёных осуществлялась экспериментальная проверка неравенств Белла. Эти эксперименты подтвердили правильность его теоремы. В качестве примера можно привести опыты У. Титтела. Там в двух интерферометрах на расстоянии 10.9 км. была получена "определённая нелокальная корреляция в поддержку нелокальных предсказаний квантовой механики и обеспечено свидетельство того, что запутанность между фотонами может поддерживаться на больших расстояниях." (18)
Несмотря на всю убедительность теоремы Белла для физического сообщества, существуют определённые критические взгляды, в соответствии с которыми результат каждого произведённого эксперимента, демонстрирующий нарушение неравенств Белла, может быть обусловлен недостатками в постановке или в производстве эксперимента. Аппаратура также может быть несовершенной. Такие проблемы называют проколами (loopholes). Наиболее серьёзный из них встречается, когда частицы не во всех случаях регистрируются в обеих экспериментальных зонах. Возможно также, что квантовые корреляции (результаты экспериментов) оказываются искусственными, если измерения зависят от комбинации всевозможных посторонних параметров и настроек системы наблюдения. С целью получения доверительных результатов с 2004 г. проводятся повторные эксперименты (http:\\eprintweb.org/S/authors/All/ga/Garcia-Patron). Однако, некоторые исследователи считают, что существует логическая возможность, что квантовая физика сама по себе не допускает, чтобы тест без проколов оказался возможным. (Peter G.Gill - University of Toledo, Ohio; David J.Santos - Universidad de Vigo, Spain),
Если теорема Белла впредь не получит достойного опровержения, то конкурентами указанной выше гипотезе супердетерминизма окажется кажущаяся фантастической теория множественности параллельных миров, или же очень неохотно воспринимаемая физиками идея о мгновенном взаимодействии элементарных частиц со сверхсветовой скоростью. В конспекте существующих альтернатив популярной оказывается также никакая интерпретация, согласно которой построение модели реального мира - вообще невозможно. Афоризм Дэвида Мермина: "Заткнись и считай!", который часто ошибочно приписывают Ричарду Фейнману или Полю Дираку, прекрасно характеризует простое прагматическое решение проблемы.
В 90-е гг. Значительную популярность приобрела, так называемая Модальная Интерпретация. Возможный путь для того, чтобы преодолеть дуализм причинных процессов, свойственный представлениям Гейзенберга, Паули, Дирака и фон Неймана, был предложен Бастианом С. Ван Фраассеном в 1972 г. (19) Его предложение заключалось в отказе от Проекционного Постулата в квантовой механике соответственно тому, как это было сделано в Многомировой Интерпретации. Однако, имелось существенное отличие, которое было основано на том, что согласно Б.С. Ван Фраассену квантовая система обладает двумя различными состояниями - динамическим состоянием и состоянием-свойством (dynamic state and value/property state). Динамическое состояние это - стандартное состояние квантовой системы, которое представляется вектором или матрицей плотности в Гильбертовом пространстве и для изолированной системы подчиняется уравнению Шрёдингера. Состояния-свойства включают физические характеристики подсистем, существующие независимо от измерения. Состояниям-свойствам ставятся в соответствие вероятности, зависящие от времени, а система наблюдений обнаруживает одно из этих состояний-свойств, т.е. одно из возможных значений измеряемой величины, которые как возможности существуют до измерения. Существенным аспектом здесь является то, что динамическое состояние никогда не претерпевает коллапса в процессе его эволюции, и индетерминизм системы сохраняется только в смысле статистического характера полученных результатов. Случай не привносится в природу наблюдателем, он объективно присущ ей.
Согласно Модальной Интерпретации волновая функция определяет спектр возможных состояний-свойств, но результаты измерения, как в ММИ Эверетта-ДеВитта, не создаются её переходом в собственное состояние, и квантовое состояние системы не реагирует на акт измерения. По аналогии с отдельными этапами теории Х. Эверетта, существуют оценки Модальной Интерпретации как одномировой интерпретации данной теории (20). В то же время наиболее близкими к Модальной Интерпретации оказываются взгляды Э. Шредингёра, который считал, что квантовая система существует в пределах возможного, в виртуальном пространстве. Несмотря на то, что Б.С. ван Фраассен считал, что скрытые переменные присутствуют в любой интерпретации, и даже в копенгагенской, где этой скрытой переменной является сам наблюдатель (21), в то же время он обозначал свою философию как "конструктивный эмпиризм", - считая, что в отличие от "реалистического эмпиризма" цель научной деятельности это - изобретение, а не открытие, т.к. изобретения оцениваются с точки зрения эффективности, а не истинности. Тем не менее, несмотря на свою "антиреалистичность", Модальная интерпретация сделала значительный шаг в сторону реалистического взгляда на проблемы квантовой механики и частичное восстановление утраченного рационализма.
Следует иметь в виду, что автор настоящей статьи не стремился к всеобъемлющему анализу состояния проблемы и пытался лишь представить краткий обзор данной темы в терминах наиболее близких широкому кругу читателей. Необходимо также учесть исключительную сложность и многогранность этой проблемы, как в философском плане, так и с точки зрения современной физической науки. Проф. МГУ А.А.Печенкин писал, - "Мы... подчеркиваем не только множественность интерпретаций, но также множественность классификационных принципов, позволяющих упорядочить эти интерпретации. Мы показываем, что интерпретации квантовой механики не удается построить в линейку. Здесь перед нами более сложная многомерная картина." (22)

Нелокальный антиреализм

В течение нескольких последних десятилетий начали приобретать популярность взгляды ряда авторов, таких как известный учёный Д. Бом, а также С. Ретиво, Л.Уайт, Ф.Капра и др. Эти авторы находят и анализируют определённые параллели - "сходство между представлениями современной физики и идеями, к которым ещё тысячелетия назад путём созерцания пришли восточные мудрецы." (25) В упрощённом виде эти взгляды представлены в работе Г. Зюкэв (23). В. Лебедев резюмирует их взгляды так: "Современная физика, подойдя столь поздно (своим умом) к глубокой мудрости Востока (в основном к буддизму)..." должна будет перестроиться "в своей гносеологии на методы и концепции буддистского познания истины." (25)
К наиболее значительным достижениям науки древнего мира можно отнести атомистические представления Демокрита и Платона, а также в индуизме (параману, школа Вайшешика), не имеющие, однако, никаких теоретических или эмпирических подтверждений. Античные греки представляли микромир состоящим из пустоты и неделимых непроницаемых частиц - атомов, (напр., Платоновских тел - правильных многогранников), взаимодействующих друг с другом. В литературе давно отмечалось также сходство древнеиндийской теории причинности (пратитья самутпада) с детерминизмом Демокрита и с диалектикой Гераклита. В дополнение к этому "диалектический материализм" древней Индии включал понятие смертности богов и отрицал акт творения и существование души. Эти, прогрессивные для своего времени, представления вполне определённо соответствовали уровню знаний древних философов. С другой стороны, в наше время в глубокомысленных предсказаниях буддистских отшельников усматривается предвидение наиболее продвинутых философских концепций современной науки и квантовых систем в частности. Действительно, современная физика располагает таким количеством и качеством фактов, не находящих удовлетворительного объяснения, что открытия возникают не только в рамках естественных наук, но также на широчайшем поле различных верований, мистических практик и откровенного шарлатанства. Загадочных фактов существует немало и для многих из них попытки их логического осмысления оказываются безуспешными. В качестве примера можно привести так называемый парадокс близнецов специальной теории относительности, который предполагает, что часы в кабине сверхскоростного космического корабля по возвращении на землю должны отставать по отношению к земным часам, т.е. космонавт в этом корабле должен вернуться на землю более молодым, чем его близнец, который оставался на земле. Однако, с точки зрения той же самой теории перемещение тел в пространстве носит взаимный характер, и согласно логике, кто из двоих близнецов должен оказаться моложе это - вопрос относительности. Парадокс! Возможно, что проблемы здесь и не существует, поскольку специальная теория относительности рассматривает движение только в инерциальных системах, а космический корабль таковой не является. Слово за физиками. Проблемы квантовой механики также далеко не исчерпываются теми, о которых упоминалось в предыдущем разделе. Наиболее иллюстративной из них является проблема спина элементарной частицы. Спин определяется в условных единицах углового момента, соответствующих спину фотона, принятому равным единице. Здесь начинается проблема. Фотон не имеет массы, т.е. его масса равна нулю. Что же представляет собой спин фотона, если угловой момент частицы определяется в зависимости от массы, размера и скорости её вращения? Ответ даёт М. Борн,- характеристика субатомной частицы "включает идею спина без наличия чего-либо вращающегося..." (26) Там же он называет эту концепцию "довольно непонятной (rather abstruse)". На самом деле, понять это не легко. В данном случае недоумение связано с задачей идентификации некоторой физической реальности, не существующей в опыте бытия, когда, в отсутствие прямых аналогий, данной реальности присваивается характеристика/название, наиболее близко соответствующие реальному опыту. Легко представить, что когда семантическая проблема ассоциируется с проблемой освоения абстрактной реальности, тогда открываются двери для всевозможных спекуляций. Если же задачи такого рода возникают в ходе научных исследований, то для специалиста существует стандартное решение, которое однажды сформулировал Джон фон Нейман в частной беседе с учёным, признавшимся, что он не понимает некоторых математических выкладок. Он сказал: "Молодой человек, в математике Вы не должны понимать вещи, Вы просто должны к ним привыкнуть." (27)
Для иллюстрации целесообразности отказа от рациональности научной методологии в пользу философского агностицизма, а в квантовой механике в соответствии с терминологией её интерпретаторов, скажем, - в поддержку "нелокального антиреализма", применяются не только древнеиндийские сутры. Также в приложении к феноменологии, не имеющей подтверждённой теоретической основы, возникают множественные наукообразные теории, опровергающие научный метод и, соответственно находящие свой философский депозит в бездоказательности, богоискательстве, и в худшем случае в крайнем субъективизме и солипсизме. Здесь мы найдём и биоэнергетику, и информационное поле вселенной, и торсионные поля, и т.д.
В отношении квантовых систем следует отметить также, что в силу их специфики неприемлемой оказывается классическая логика, и поэтому в качестве составной части квантовой механики появились работы Гарретта Биркофа и Джона фон Неймана и затем Ханса Рейхенбаха по созданию так называемой квантовой логики. В системе Биркофа-Неймана (28) теряет силу дистрибутивный закон классической булевой алгебры. В логике Рейхенбаха не работает закон исключённого третьего и наряду с истинностью и ложностью в ней присутствует третье высказывание - неопределённость, имеющая истинный статус (29). Данное положение и некоторые иные феноменологические характеристики квантовой механики, а также теории относительности, на самом деле имеют вполне конкретные, сугубо формальные, но не смысловые параллели с некоторыми тезисами, касающимися сути буддизма. Рассмотрим некоторые из них.
- Существует позитивистское представление о том, что реальная квантовая система - не субстанциональна. Этот взгляд отталкивается от парадигмы полноты квантовой механики как единственно верной теории, представляющей субатомную реальность. Восприятие экспериментатора, идеальное по своей природе, связано с этой реальностью через посредство системы измерения и субстанциональной в пространстве конфигурации волновой функции, описывающей чистое состояние квантовомеханической системы, имеющей протяжённость в пространстве. Поскольку структурная информация о наблюдаемой системе оказывается принципиально недоступной, её материальная составляющая отсутствует в опыте. Поэтому субстанциональность системы считается неопределимой. "Субатомная реальность находится за пределами сенсорного восприятия и рационального осмысления, а в существующих теориях рациональность раздвинута так, чтобы включать то, что раньше рассматривалось как нонсенс, или в лучшем случае как парадокс." (30) Копенгагенская Интерпретация утверждает, что та реальность, которая находится "за сценой,... не является такой, какой она выглядит... в нашей мысленной конструкции... Не только физики считают, что мир таков. Они - только новые члены большего сообщества: индуисты и буддисты также придерживаются подобных взглядов". (31)
- В основе квантовой механики лежат двенадцать законов сохранения, которые формируют принципы управления физическим миром. Это законы сохранения массы-энергии, момента, спина и сохранения определённых групповых свойств элементарных частиц. Различные законы сохранения имеют общие качества (обратимость, инвариантность), которые с учетом таких свойств пространства как неизменность во всех его точках (гомогенность) и направлениях (изотропность), создают то, что в физике называют законами симметрии. "Нечто является симметричным, если его некоторые аспекты остаются неизменными при различных, изменяющихся условиях. Например, одна половина окружности отражает другую половину независимо от того, как её разрезать... У китайцев имеется сходная концепция. Одна сторона окружности называется "инь", а другая сторона - "янь". Там где инь, там и янь... Там где день, там и ночь. Там где смерть, там и рождение. Концепция инь-янь, которая - очень древний закон симметрии, это - иной способ сказать, что вселенная это - единство, которое находит свой собственный баланс внутри себя." (32)
- Внутри атомного ядра постоянно возникают и моментально исчезают с мгновенным нарушением закона сохранения массы-энергии так называемые виртуальные элементарные частицы. Также они могут возникать и в вакууме, в любой точке вселенной. Р. Фейнеман так описывает движение частиц: "То, что выглядит, как реальный процесс, иначе может рассматриваться как процесс виртуальный, который происходит в течение более длительного времени... Можно представить, что сначала фотон не существовал, затем открылся источник света, затем свет распространился и, наконец, оказался абсорбированным. С этой точки зрения процесс - виртуален, т.е. мы начали в отсутствие фотонов и закончили без них..." (33) "Согласно теории буддизма реальность виртуальна по своей природе. То, что выглядит как реальные объекты ..., фактически - преходящие иллюзии, которые обусловлены ограниченностью знания. Иллюзии заключаются в том, что части общего виртуального процесса это - реальность. Просветление это - такой опыт, в котором вещи, включающие Я, представляют собой переходные виртуальные состояния,... моментальные связи между иллюзиями прошлого и настоящего, раскрывающие иллюзию времени." (34)
- Дзен буддизм имеет технику, называемую "коан". Это - загадка, головоломка, не решаемая логически. Например, "каков будет звук, если хлопнуть в ладоши одной рукой?". Вообще-то, это - бессмыслица, но "парадоксы - типичны для буддистской литературы. Парадоксы это - места, где наше рацио упирается в собственные ограничения." (35) Для сравнения можно обратиться к парадоксам квантовой механики таким, как частица с отсутствующей массой (фотон), или чудеса произвольного взаимопревращения элементарных частиц -, например, отрицательный пи-мезон, сталкиваясь с протоном, распадается, образуя в результате ряда конверсий отрицательный пи-мезон, протон, а также дополнительно отрицательный и положительный пи-мезоны; это как если бы столкнулись два игрушечных автомобиля и, разлетевшись на части, они бы восстановились заново и плюс к этому возникла бы ещё пара автомобилей. "Физика наполнена коанами, т.е. картинами частиц без массы. Является ли совпадением то, что буддисты, рассматривающие реальность внутри себя тысячу лет тому назад, и физики, исследующие внешнюю реальность тысячу лет спустя, - и те и другие обнаружили, что понимание включает преодоление барьера парадокса?"(35), - задаёт вопрос Г.Зюкэв и продолжает,- "Индуистская мифология фактически является широкомасштабной проекцией в психологическую реальность научных открытий микромира. Индуистские божества Шива и Вишну постоянно пребывают в кружении и пляске создания и разрушения вселенных..." (36) "Квантовое представление о том, что все частицы существуют как различные комбинации других частиц, это - опять-таки буддистское видение. Согласно Сутре Цветочной Гирлянды (The Flower Garland Sutra) каждая часть физической реальности состоит из других частей. Там сказано, что в небесах Индры имеется сплетение жемчужин, так расположенных, что если глядеть в одну из них, то видны все остальные. Точно также каждый объект в этом мире не существует сам по себе, но включает каждый иной объект и фактически есть всё остальное." (34)
-Слова Эйнштейна: "Энергия имеет массу и масса представляет энергию" (37) для приверженца идей индуизма и буддизма представляется продолжением западной религиозной культуры, в которой дихотомия материя-энергия уходит, по крайней мере, в Старый Завет, где сказано, что Господь сотворил человека из глины (материя) и вдохнул в него жизнь (энергия). "На Востоке, однако, никогда не было ...путаницы между материей и энергией. Материальный мир это - мир относительный, иллюзорный... Каков он есть реально, невозможно представить в вербальной форме, но в попытках его объяснить восточная литература постоянно говорит о переходящей энергии и переходных непостоянных формах. Это - поразительно похоже на картину физической реальности, отвечающую физике частиц высоких энергий. Буддистская литература не учит чему-либо новому об окружающем мире, но говорит о пелене незнания, окутывающей нас. Возможно, что благодаря этому, неожиданное удовлетворение принёс тот несообразный факт, что масса является только формой энергии." (38) "Известно, что развитие физики высоких энергий и космологии привело к идее эволюции вселенной, идее глубокой связи Метагалактики с происхождением элементарных частиц, связи их устройства с мировыми константами, с устройством Метагалактики. Однако, по Ф.Капре оказывается , что это было давно известно индийским мудрецам." В другом месте Ф.Капра находит параллель между физическим вакуумом и его упоминаниями в Упанишадах, "где утверждается, что... Брахман (буддистская шуньята) это - пустота... Радость воистину - то же, что Пустота. Пустота воистину - то же, что радость." (25) Не меньшую креативность проявляет Д.Бом. Он "идёт далеко вглубь мозга и полагает, что мышление как-то связано с квантовомеханическими процессами в атомах, из которых состоят нейроны, и потому с помощью медитации ... можно получить знание о тайнах микромира..." (39) Г.Зюкэв уточняет: "Если наиболее фундаментальные функции нашей психики... являются квантовыми по природе (глаз, привыкший к темноте, может различать отдельный фотон), тогда регулярные представления о пространстве и времени, возможно, к ним не применимы вовсе (также как, мы знаем, они не работают во сне)." (40)
- В соответствии с общей теорией относительности "то что, что мы считаем планетой с её собственным гравитационным полем, которая вращается вокруг солнца по орбите, созданной его притяжением, на самом деле является так называемым искривлением пространственно-временного континуума, находящим свой простейший путь через пространственно-временной континуум в окрестности так же названного искривления пространственно-временного континуума. Там нет ничего, кроме пространства-времени и движения, и они в свою очередь - одно и то же. Здесь мы видим совершенное представление в исключительно западных терминах наиболее существенного аспекта Таоистской и Буддистской философии." (41) "Относительность временных интервалов иллюстрируется следующим положением буддизма: В этом духовном мире нет деления времени на прошлое, настоящее и будущее, поскольку они сжимаются в единый момент настоящей жизни в её истинном смысле." (39)
Почему мы не усматриваем смыслового подобия буддизма с физикой и, в частности, с квантовой механикой? Здесь мы можем перечислить ряд существенных признаков, разделяющих эти две культуры настолько, что в смысловом отношении мы обнаружим скорее не их сходство, а прямые противоположности. Сравнению и определению различий в данном случае подлежат философские аспекты науки и основополагающие представления буддизма, т.е. фактически необходимо сопоставлять научные положения с психологией и взглядами участников данного философско-религиозного направления, в котором рациональное отношение к реальности не рассматривается как эффективный путь её осмысления.
Главным признаком, отделяющим основные положения древнеиндийских верований от фундаментальной науки, является уровень современного научного знания по сравнению с общими представлениями о структуре мироздания двух-трёхтысячелетней давности, которые могли быть доступны индийскому мудрецу. Эти представления были до такой степени примитивны, что, рационально оценивая возможности этого мудреца и учитывая логику истории, мы должны будем признать, что его знание никак не могло приблизиться к реальному пониманию основных физических процессов и тем более закономерностей микромира.
В научном сообществе в отличие от сторонников буддистской философии, проникающих в субатомную структуру исключительно за счёт всеобщей осведомлённости Будды, до настоящего времени в силу естественных причин отсутствует определённое представление о структуре микромира. Невозможным представляется не только увидеть элементарные частицы, но также буквально соразмерить представление об элементарных частицах с общечеловеческим опытом. Методы измерения на макроуровне и статистические методы анализа позволяют пользоваться моделями, доступными для функционального описания и манипуляций с целью более или менее адекватного представления о микромире. Научные поиски в области квантовомеханических процессов, во многом имеют тот прагматический характер, который определяется потребностями ядерных исследований или глобальных проблем космологии, но основные принципы своего существования человек всё же находит в своём собственном органическом макромире. Буддистский способ существования в отличие от вектора научных исследований имеет обратное направление - к полному отказу от рационального взгляда на мир. Живая жизнь это - путь страданий, причиной которых являются желания и незнание (авидья). Борьба со страданием бесполезна, она может только увеличить страдание. Основным тезисом, который окончательно отделяет систему взглядов буддизма от научного знания, является само определение знания. Знание в позитивном смысле слова с точки зрения буддизма знанием как таковым и не является. Более того, рациональный взгляд на вещи в буддистской доктрине сам по себе является помехой истинному знанию, которое определяется как путь к высшей истине - к нирване.
Буддистская цель существования - нирвана, будучи определённым психическим состоянием, не позволяющим соотнести это состояние с опытом реальной жизни, не имеет конкретного описания за пределами субъективных ощущений, как, впрочем, и иные неосознанные состояния человеческой психики. Эта цель, не содержащая никаких рациональных элементов и позволяющая составить о себе лишь некоторое смутное представление, является высшей истиной буддизма. Она не допускает объективных оценок, т.е. является полностью эфемерной категорией, родственной наркотическому опьянению или состоянию глубокого самогипноза (что буквально отвечает пониманию подлинного знания в буддизме, утверждающего абсолютную иллюзорность реального мира). Целеполагание в жизни буддиста отталкивается от нирваны, венца существования, не подлежащего осмыслению. Пратитья самутпада - двенадцатичленная последовательность земного страдания начинается от причины причин - незнания (авидья) и повторяется в системе перерождений (сансара) индивидуума. Находясь за барьером, на котором заканчивается причинность жизненного потока (сантана), буддист до перехода к нирване пребывает, однако, в реальной, наполненной страданием, жизни, где он преследует низшие цели - четыре благие истины (пятая - спасение, сама нирвана), последовательно их преодолевая. Буддист, достигший святости, после окончательного завершения в паринирване, т.е. в необратимом угасании, "восьмеричного" (24) земного пути, принципиально доступного любому человеку, достигает высшей истины и становится Буддой.
Философско-религиозные концепции буддизма, также как и его ранних предшественников, - индуизма и брахманизма, естественно никак нельзя соразмерять с логикой и её законами. Для буддистских архатов эти законы не существовали - они просто не были известны, и поэтому доказательства концептуальных положений отсутствовали, как таковые. Не зная закона исключённого третьего и дистрибутивного закона бинарной логики, можно было воспринимать весьма убедительными такие, достаточно поэтичные приёмы изложения, как, например, ученицы Будды - мудрейшей Хемы в беседе с царём Пасенади. На вопросы царя, - как там себя чувствует Будда, татхагата, одним из ответов был следующий: "Он глубок, неисчерпаем, бездонен, как великий океан. Что Совершенный существует после смерти - неверно, что Совершенный не существует после смерти - также неверно, что Совершенный ни существует, ни не существует после смерти - также неверно... И Пасенади, царь Косалы, выслушал речь монахини Хемы с радостью и одобрением, встал со своего места и отступил от неё..." (42)
Очень трудно соотнести с логикой также некоторые основные положения буддизма. Если основным признаком живой жизни является страдание, то такие позитивные ощущения, как радость, любовь, счастье, ради которых человек придаёт наибольшее значение в жизни мечте и надежде, буддизм относит к иллюзиям, составляющим объективацию психики: внешний мир иллюзорен и представляется существующим невежде. Этот взгляд, однако, сам по себе есть не более чем ментальная конструкция, концепция. Как же оценить, насколько она верна? Логика, по определению, это - отражение реальности бытия, т.е. того, что постижимо в опыте. В нашем мире едва ли можно было бы найти человека, который, например, согласился бы терпеть невыносимую физическую боль и отказаться от обезболивания, поскольку в соответствии с данной концепцией причина страданий это - желание избавиться от боли, а собственное тело, и также доктор, и его лекарства является не более чем иллюзией, и борьба с болью должна только её увеличить. Также большинство людей не пожелает отказаться от такой иллюзии, как семья, от своих оптимистических ожиданий, не захочет отказаться от труда, образования собственного и своих детей. Более того, если скептически настроенной половине человечества предложить перерождение после смерти, от которого путем трудновыполнимых приёмов медитации отказывается просветлённый, то, скорее всего, эта несчастная половина пополнит ряды оптимистов, и последние архаты отправятся в то путешествие, о котором Е.И. Парнов сказал, что это - "безумие, которому можно научиться." (43)*) Будда призывает просветлённых архатов стать "ботхисатва", т.е.

*) Здесь следует отметить, что согласно опыту сидельцев в застенках Лубянки, подобное умопомрачение достижимо также путём секретных голодовок - выбрасывания половины минимального необходимого количества пищи в течение пары месяцев, без необходимости следовать всю жизнь пяти благим истинам буддизма.

человеком, решившим стать буддой, поначалу отказавшись от собственного эгоизма, стать святым, желающим переродиться заново среди обычных людей, чтобы помочь и им достичь просветления. Даже на этом последнем пороге жизни среди людей, просветлённому, наверное, не следует задумываться о логике, поскольку ему не дано будет просветлиться до конца и ответить на вопрос, - зачем же отказываться от цели своего существования ради того, что происходит в иллюзорном мире, населённом фантомами, называемыми людьми.
Здесь весьма уместно указать, что многовековые достижения восточной мысли, которые, как мы отмечали, находились, в основном, за пределами научного знания, - чаще всего неприемлемы для европейской культуры просто в силу традиции. Это касается общественной морали, правил и уложений, и проявляется, прежде всего, во взаимном отношении личности и общества. В древнем Риме незаконным считалось убийство раба. Однако, во многих государствах современного Востока цена человеческой жизни остаётся ничтожной до настоящего времени. Чего стоит деятельность армии мусульман-шахидов, выходцев арабского Востока. В современной Японии, в стране высочайшего уровня развития, граждане до сих пор иногда совершают харакири, не говоря уже о массовых харакири японцев в конце последней войны. Для японского дзен-буддиста характерно "эстетизирование быстротечных состояний". В том числе для него и "жизнь тем прекраснее, чем она короче." (44) Придавая немалое значение красоте икебаны или сада камней, столь необходимых для сосредоточенной медитации, в отношении харакири сохранялся тот же главенствующий эстетический принцип. Для красиво совершённого харакири у самурая было своё особое обозначение - сэппуку.
В нашем же анализе существенно то, что восточной философии вообще не свойственен объективизм мышления, характерный для большинства европейских философских школ. Абсолютный солипсизм это - основа буддистского мировоззрения, это - иллюзорность реального мира, существования вещей, которые есть не более чем проекция психики человека, включая также и тело самого индивида, страдающего в этом мире мгновенно пролетающих фантомов. Реальным является только само страдание.
Несмотря на столь убедительную картину несовместности буддизма с наукой, многие доморощенные философы, а иногда даже вполне уважаемые, известные учёные зачастую оказываются неспособными увидеть явную линию водораздела между научным знанием и убеждённым отказом от рационального мышления в буддизме. Особое место в этом принадлежит той роли, которую здесь играет загадочность, или, выражаясь точнее, отсутствие общепринятой философский парадигмы, применимой для раскрытия проблемы квантовой физики. ( Соскальзывание в сторону мистики, а иногда в область шаманства или просто шарлатанства, было и остаётся характерным для философии естествознания во всех случаях, когда наука сталкивается с задачами, не находящими своего объяснения на соответствующем уровне развития научного знания.) Для развития адекватной философской теории, учитывая дуализм природы света, а также такой факт, что человеку буквально не дано заглянуть вглубь материи хотя бы в силу ничтожности субатомных расстояний в сравнении с длиной волны света, безусловно, потребуются новые методологические подходы, и, как об этом было сказано многократно, новый тип мышления. Однако, до поры, научное сообщество не сможет отказаться от рациональных основ естествознания и согласиться с тем, что фундаментальные науки нуждаются в теологических или иных мистических поисках для обоснования физических теорий. Дальнейшее развитие представлений об элементарных частицах современная наука, скорее всего, будет находить в усилиях содружества учёных и в обширных экспериментальных исследованиях, но никак не в опыте просветлённых отшельников-архатов.

Автор благодарит за помощь в написании данной работы
д.ф.м.н. М. Фогельсона
д.ф.н. В. Лебедева

Ссылки

  1. Max Born, Atomic Physics, New York, Hafner,1957,p. 97.
  2. David Finkelstein @ Esalen Conference of Physics and Consciousness, Big Sur, California, 1976.
  3. John A.Wheeler, K.S.Torne, and C.Misner, Gravitation, San Francisco, Freeman, p.1273.
  4. Henry Stapp, Are Superluminal Connections Necessary?, Nuovo Cimento, 40B, 1977,p.191.
  5. Werner Heizenberg, Across the Frontiers, New York, Harper and Row, 1974, p. 62.
  6. В. Гейзенберг, Физика и реальность, М., «Наука» (1989), с.88.
  7. В.Л. Гинзбург, К Столетнему Юбилею Квантовой Теории, с.8. (ufn.ru/tribune/article_2.pdf)
  8. Werner Heizenberg, Physics and Philosophy, Harper Torchbooks, New York, Harper and Row, 1958, p.52.
  9. См.(8), стр.58.
  10. А. Эйнштейн, Б. Подольский, В.А. Фок, Н. Бор, Н. Розен Можно ли считать, что квантово-механическое описание физической реальности является полным?УФН, том XVI, выпуск 4. 1935. С. 436-457.
  11. Н. Бор, Избранные научные труды. М.: Наука, 1971. Т. 2. С. 186.
  12. David Bohm. Phys. Rev. 85, 166 (1952)
  13. См.(7), стр.12, стр.6.
  14. Princeton University Press (1973), ISBN 0-691-08131-X Contains Everett's thesis: The Theory of the Universal Wave Function, pp 3-140.
  15. NOVA, Parallel Worlds, Parallel Lives, The Amoeba Metaphor, PBS (www.pbs.org/wgbh/nova/manyworlds/orig-01.html)
  16. Ray F. Streater,Various Causes in Physics and ElsewhereDept. of Mathematics, King's College, Strand, London WC2R 2LS.
  17. S-Matrix Interpretation of Quantum Theory, Lawrence Berkeley Laboratory preprint, June22, 1970 (revised edition: Physical Review, D3, 1971, 1303ff)
  18. Tittel, 1997: W. Tittel et al., Experimental demonstration of quantum-correlations over more than 10 kilometers, Phys. Rev. A, 57, 3229 (1997)
  19. Bas С. van Fraassen, 1972, "A formal approach to the philosophy of science," in R. Colodny, ed., Paradigms and Paradoxes: The Philosophical Challenge of the Quantum Domain. Univ. of Pittsburgh Press: 303-66.
  20. Richard A. Healey, The Philosophy of Quantum Mechanics: An Interactive interpretation. Cambridge Univ. Press, 1989
  21. Bas Van Fraassen, Quantum Mechanics. An Empiricist View. Oxford: Clarendon Press, 1991. P. 243.
  22. А.А. Печенкин, Три классификации интерпретаций квантовой механики, Философия науки. — Вып. 5: Философия науки в поисках новых путей. — М., 1999.
  23. Gary Zukav, The Dancing Wu Li Masters, Harper Collins Publishers, New York, 2001
  24. В.Лебедев, Почему Буддизм не Поможет Науке?www.lebed.com/1998/art624.htm, с.8
  25. См.(24), www.lebed.com/1998/art633.htm,, с.9
  26. Max Born, The Restless Universe, New York, Dover, 1951, p.206
  27. См.(23), с.232
  28. Garrett Birkoff and John von Neumann, "The Logic of Quantum Mechanics", Annals of Mathematics, vol.37, 1936
  29. Нans Reichenbach, Philosophic foundations of quantum mechanics – Berkley, Los Angeles, 1944.
  30. См.(23), с.96
  31. См.(23), с.91
  32. См.(23), с.177
  33. Richard Feyneman, "Mathematical Formulation of the Quantum Theory of Electromagnetic Interaction" in J. Schwinger (ed.) Selected Papers on Quantum Electrodynamics (Appendix B), New York, Dover, 1958, p.272
  34. См.(23), с.262-265
  35. См.(23), с.229
  36. См.(23), с.241
  37. Albert Einstein and Leopold Infeld, The Evolution of Phisics, New York, Simon and Schuster, 1961, p.197
  38. См.(23), с.174
  39. См.(25), с.10
  40. См.(23), с.247
  41. См.(23), с.201
  42. См.(25), с.5
  43. Е.И. Парнов, Боги Лотоса, М., 1980, с.111
  44. См.(25), с.8
Комментарии
  • Сергей - 28.10.2015 в 20:02:
    Всего комментариев: 1
    1.spooky action at a distance - это не «отстранённое действие привидения», а "призрачное действие на расстояние". Вы действительно живёте в США? 2. "Абсолютный солипсизм это — Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?