Независимый бостонский альманах

ЧЁРНАЯ МЕТКА КАТЫНИ

11-04-2010

Посвящается моей матери Софии Стефановне Лебедевой [Водовицкая-Форманчук]

Фильм Анджея Вайды со зловещим названием «Катынь» (его отца расстреляли в Катыни) был допущен на российское телевидение (канал «Культура») в начале апреля 2010 года, через два с половиной года после его премьеры в Польше и во всем мире. (см. здесь http://smotri.com/video/view/?id=v13661237835 )

Валерий ЛебедевЗловещность Катыни многократно усилилась утром 10 апреля, когда при заходе на посадку в Смоленске потерпел крушение самолет и погибла вся польская делегация по главе с Президентом Качинским, прибывшая на траурные мемориальные церемонии по случаю 70-летия Катыни. Я накануне закончил эту статью «Черная метка» Катыни. Оказалось - название менять не нужно. Наложение двух трагедий даст непредсказуемую интерференцию. Начинается мистика, инферно, дурной глаз, порча, черный шлейф мрачного преступления. Так это могло бы выглядеть с "польской стороны".

  • Проклятие Катыни!
  • Кошмар русской мести!
  • Самолет – русский ТУ-154, давно снятый с полетов во всем мире. Ремонтировали его в России в прошлом году.
  • Пилоты проходили обучение у русских. Диспетчеры – русские. Летел он в Россию, в Катынь!
  • Генетическо-животная злоба русских настигает поляков и через 70 лет!
  • Никакая не случайность! Точно рассчитанный предательский удар.

"Это проклятое место, - заявил бывший президент Александр Квасьневский в интервью польскому телеканалу TVN24. - У меня дрожь по спине идет. Сначала самый цвет Второй Польской Республики был убит в лесах под Смоленском, а теперь интеллектуальная элита Третьей Польской Республики погибла в этом трагическом крушении самолета на подлете к аэропорту Смоленска". [http://www.inosmi.ru/europe/20100410/159163777.html]

Создана комиссия по расследованию новой катынской катастрофы под председательством Путина. Одним словом, очередной международный скандал огромного масштаба. Конечно, невероятное стечение обстоятельств. Самолет летел в Смоленск на мемориальное собрание , в нем - президент Лех Качиньский с супругой, глава Генштаба Польши Франтишек Гонгор и все командование польских вооруженных сил, глава Национального банка Польши Славомир Скшипек, кандидаты в будущие президенты, лидеры партий, депутаты, сенаторы, генералы, в общем – польская элита (см. список http://www.newsru.com/russia/10apr2010/spisok.html). Все 97 человек погибли. А ведь после нескольких предыдущих тяжелых авиакатастроф в Польше было принято решение не летать командующим военных частей вместе. Это тем более касается командующих разных родов войск. И вот снова связанная с Катынью огромная национальная катастрофа. Снова жертвы Катыни. Отрицатели виновности России в деле о расстреле польских офицеров могут торжествовать: получите один день траура в России, но ценой 7-дневного в Польше. Хотя вина диспетчеров очевидна: в таких условиях и при таком высоком статусе гостей, при их сверхщепетильной миссии нужно было запретить посадку, а не "советовать", да "рекомендовать" посадку в Москве или Минске.

Выходит Россия (с точки зрения поляков) – черная дыра, она приносит смерть при попадании в нее. Неведомо сколько лет понадобится, чтобы затянулась и эта рана.

Россия , фактически, ни причем. Мистически – при всем. Не было бы 70 лет назад катынских расстрелов, не летел бы сейчас президент Польши на траурное собрание. И не погиб бы в авиакатастрофе. И не было бы вместо запланированного «того траура», нового, неожиданного и незапланированного. А почему президент не прилетел с премьером Туском на митинг в Катынь 7 апреля? Да у Туска какие-то сложности с президентом Качинским. Президент не хотел быть рядом. Не интриги ли это Кремля? Туск к тому же претендент на следующих выборах президента. Так что только по отдельности и в разные дни. И вот этот «разный день» настал. Выходит – не признавала Россия расстрела поляков в Катыни – плохо. Признала, начала проводить траурные митинги, пригласила президента Польши и высокопоставленных гостей – стало еще хуже. Не лучше ли держаться от такой страны подальше? – может подумать простой поляк.

Еще накануне этой катастрофы Вайда был поражен и растроган разрешением показа своего фильма в России, он признался, что вообще не ожидал, что кто-то в России увидит его фильм, и был счастлив, что его дали на ТВ.

Конечно, показали после двух лет замалчивания не случайно. Тому предшествовала договоренность о проведении траурных торжеств на месте Катынского мемориала с приездом туда премьера Польши Туска и премьера России Путина. Как отмечает газета «Polska», фильм «не мог быть показан без личного согласия Владимира Путина. И хотя он прошел на имеющем малое распространение канале, что означает, что массовая аудитория его не увидела, до российских элит он точно дошел. А именно они в большой степени будут формировать российское общественное мнение». ( http://www.inosmi.ru/history/20100407/159083605.html )

Да и пора уж: наступило 70-летие со времени массового расстрела польских офицеров. Расстреливали их не только в Катыни, а еще в 7 лагерях и тюрьмах (с Катынью – в 8), причем в некоторых (например, в Медном) даже больше, чем в Катыни, но именно это слово стало символом злодеяния.

Название это известно давно, еще с военных лет. Произошло оно от сокращенного названия Катынского леса, деревни с названием «Катынь» нет. Сами массовые захоронения находятся у деревни «Козьи Горы». Лагерь же, узники которого были расстреляны в Катынском лесу назывался Козельским. Слово «Катынь» как обозначение массовых убийств применила международная комиссия 1943 года (под эгидой немцев), так как кат – по-польски означает палач, а Катынь – можно перевести как "палаческое".

В 1943 году комиссия под руководством доктора Бутца, организованная немцами, установила, что обнаруженные массовые захоронения – дело рук НКВД. Более точно: 28-30 апреля в 1943 года в Катыни работала Международная комиссия в составе 11 специалистов судебной медицины из Бельгии, Болгарии, Финляндии, Италии, Хорватии, Голландии, Словакии, Румынии, Швейцарии, Венгрии, Франции и Чехии. На трупах было найдено 3184 документа (письма, открытки, обрывки советских газет), самый поздний из которых датирован 6 мая 1940 года. Один из найденных документов — дневник майора Адама Сольского, в котором описано, как его вместе с другими заключенными пересадили из вагонов в машины и привезли в какую-то местность, напоминающую дачную, — на этом дневник обрывался. У ряда убитых остались золотые вещи (кольца, зубы) — немцы же никогда не оставляли золота у расстрелянных. По степени разложения трупов международная комиссия сделала вывод, что погребение их состоялось не позже лета 1940 года. У значительной части трупов руки были связаны веревками советского производства.

Выводы доктора Бутца и международной комиссии прямо обвиняли СССР. Польская комиссия Красного Креста также сделала вывод о вине СССР.

Причем польские представители подписали это заключение. Менее чем через год, в начале 1944 года советская комиссия генерала и главного хирурга Красной Армии Бурденко установила, что убийства – дело рук немецких карателей. Польские представители (уже другие) подписали и это заключение . Обе точки зрения были высказаны на начальных слушаниях Нюрнбергского процесса, но разбираться Сталин запретил и этот вопрос вообще далее в трибунале не поднимался.

В Польше никто не сомневался в виновности советов. Не потому, что верили немцам: немцы и сами расстреливали польских офицеров. Но не в Катыни. И не столько. Всего около 3 тысяч. А в советских лагерях было расстреляно 21857 поляков, из них 4421 польских офицеров – только в Катынском лесу. Поляки потому не сомневались в виновности коммунистов, что письма от пленных перестали приходить родственникам в марте 1940 года. На эксгумированных немцами трупах были обнаружены советские газеты от марта 1940 года и неотправленные письма, записки, дневники, датированные не позже апреля1940 года. С какой стати некие польские офицеры стали бы носить с собой газету «Пролетарская правда» от 25 марта 1940 года, письма, датированные теми же числами и ожидать вместе с письмами и газетами в карманах прихода немцев через полтора года?

Такие вот, например, записи, сделанные в дневнике 32-летнего поручика Вацлава Крука.

"7 апреля. Способ отправки вселяет лучшие надежды. Утром я помылся в бане и постирал носки и платочки. 8 апреля. На станции под строгим конвоем нас погрузили в тюремные вагоны. Если ранее я был настроен оптимистично, то теперь от этого путешествия не жду ничего хорошего. 9 апреля. Обращение с нами скверное. Не разрешают ничего. Выйти в туалет можно лишь тогда, когда это вздумается конвоирам. Со вчерашнего дня живем порцией хлеба и воды".

На этом записи, найденные в одежде убитого офицера, заканчиваются.

Все записи в дневниках и в неотправленных письмах были оборваны пулями чекистов.

Известный английский историк Александр Верт (однако же сын русской эмигрантки) в своем исследовании «Россия в войне. 1941 - 1945» при всей симпатии к России все же написал, что катынское дело темное и позиция СССР здесь весьма уязвима. Строчки эти по странному промаху цензуры, пропустили в русский перевод 1967 года, но с примечанием, что тут историк не разобрался, подпал под влияние, льет воду и пр. Лить воду Верт перестал через год – после ввода советских войск в Прагу он был так разочарован, что покончил с собой.

Катынь стала черной меткой всем советским. Да и русским. Катынь все эти десятилетия остается самым больным местом взаимных отношений. Противоракетные комплексы США на территории Польши – дальние последствия тех бессудных расстрелов.

И все эти десятилетия правители СССР всеми силами пытались изменить общественное мнение – в первую очередь, в Польше. И в мире. Хотя, конечно же, всё знали. Ради цели замести следы была придумана акция по увековечиванию памяти сожженных заживо жителей небольшой деревни в Белоруссии (149 человек) под названием Хатынь. Почему именно эта деревня? А – из-за названия. Звучит да и пишется почти как Катынь. Что по-русски, что по-английски (Katyn – Khatyn). И таким образом, в подсознании миллионов было заложено: Катынь, а-а-а, знаем...Это там, где злодействовали немцы. Они уничтожали людей. А ведь в то время, в 1943 году немцы проводили карательные операции в десятках деревнях, которые (по их представлению) помогали партизанам. Но для символа выбрали Хатынь. Вот и Проханов во время передачи «особое мнение» 7 апреля этого года отчетливо произносил «Хатынь», утверждая, что нечего «нам» признавать там убийство поляков. Все, де, немцы, давно известно.

Между тем и в Хатыни со злодействами немцев несколько сложнее. Немцы – да, но... Справка:

В феврале-марте 1943 года в треугольнике Себеж — Освея — Полоцк в Белоруссии, а также в Псковской области, немецким командованием проводилась «антипартизанская операция» под названием «Зимнее волшебство» ( нем. Winterzauber) — в рамках которой, по-видимому, и была уничтожена деревняХатынь. В операции принимали участие бригада «Дирлевангер» и десять охранных шуцманшафт-батальонов, сформированных из коллаборационистов. Во время этой операции было разграблено и сожжено 158 населенных пунктов, в том числе вместе с людьми сожжены деревни Амбразеево, Аниськово, Булы, Жерносеки, Калюты, Константиново, Папоротное, Соколово, и др. Всего в ходе операции только в Белоруссии было уничтожено и сожжено заживо 3500 местных жителей. При уничтожении Хатыни упоминается 118-й охранный батальон (командир на момент трагедии – бывший кадровый майор Красной Армии Иван Шудря). Во время операции начальник штаба 118-го охранного батальона, бывший старший лейтенант Советской армии – Григорий Васюра ; командир взвода этого же батальона бывший кадровый лейтенант Красной Армии Василий Мелешко (расстреляны в 1975 году).

Вопрос прокурора бывшему советскому офицеру украинцу Васюре: «Судя по анкетам, большинство ваших подчиненных до этого служили в Красной Армии, прошли через немецкий плен, их нет нужды водить за ручку?» Васюра: «Да, служили. Но это была шайка бандитов, для которых главное — грабить и пьянствовать. Возьмите комвзвода Мелешку — кадровый советский офицер и форменный садист, буквально шалел от запаха крови. Повар Мышак рвался на все операции, чтобы позверствовать и пограбить, ничем не брезговали командир отделения Лакуста и писарь Филиппов, переводчик Лукович истязал людей на допросах, насиловал женщин: Все они были мерзавцы из мерзавцев.». Поджигал крышу сарая, а также солому белорус Лукович. Из пулемета по пытавшимся бежать стреляли украинцы Щербань и Катрюк.

Заметьте, что так аттестует своих подчиненных командир карателей Васюра.
(Из материалов процесса по делу Г. Васюры) Горелик Е. Убиение Хатыни: палачи и подручные. http://bdg.press.net.by/dsp/2003/03/2003_03_05.14/14_20_1.shtml

Между прочим, потому и процесс так затянули – аж до 1975 года, до того им всем просто дали по 10 лет. Но оставшиеся свидетели не молчали, они вопили о том, что Хатынь уничтожали русские и украинцы и не всех свидетелей удалось ликвидировать. Пришлось проводить процесс, но сам процесс тогда (в 1975 г.) запретили освещать в прессе – куда же денешься от фамилий?

Таким образом, намечается что-то общее между Хатынью и Катынью – и здесь и там расстрелы и убийства производили советские офицеры. Была и разница: одним русским-украинцам отдавали приказы немцы, а другим – русские и украинцы. Впрочем, на результатах это никак не сказывалось.

Вернемся к Катыни. Мемориал под Смоленском в память о погибших польских офицерах был создан еще в 1978 году. И на нем было написано, что он посвящен полякам, расстрелянным гитлеровцами. Через пять лет вспомнили, что здесь же немцы расстреляли советских военнопленных. А еще черз 10 лет вспомнили, что в других лагерях расстреляли многих (сотни тысяч) других советских людей – причем уже не немцы, а свои. И, наконец, через 12 лет Горбачев вспомнил, что все же «тех поляков» расстреляли тоже свои – русские, украинцы и латыши из НКВД. Наконец, совсем пришел в себя Ельцин, который в 1992 году передал польской стороне оставшиеся документы по катынской бойне (документы передал начальник Росархива Рудольф Пихоя президенту Польши Валенсе).

Последующие события почти невероятны. О Катыни написано много. Так что кое-где я ограничусь обзором.

В 1939 году, в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа, Красная Армия перешла восточную границу Польши. Около 21 тысячи польских офицеров были взяты в плен. Точнее, там были не только офицеры (в том числе – резервисты), но и (в небольших количествах) профессура, чиновники, полицейские, помещики, фабриканты, ксендзы. Среди них были не только поляки. Исследователь советских репрессий в Беларуси Игорь Кузнецов уверен, что почти четверть расстрелянных НКВД в Катыни офицеров польской армии были белорусами и евреями.

Операция по уничтожению пленных начала готовиться еще в феврале 1940 года.

Среди пленных (нужно заметить, что в плен поляков взяли не в результате военных действий, которых между Красной Армией и польской не было, а «просто так», многих арестовали в своих квартирах) был проведен анкетный опрос, содержавший три варианта ответа относительно дальнейших планов заключенных лагерей: выезд на территорию Польши, оккупированную немцами, выезд в нейтральные страны, поселение в СССР. Все избравшие первые два варианта были обречены, а третий вариант выбрали в трех лагерях несколько десятков человек (в основном те, кого удалось завербовать в качестве осведомителей).

(см. подробнее Максим Петров Уничтожение пленных поляков в 1940 году www.secret-r.net/publish.php?p=162 )

Максим Петров пишет:

«Перед советскими властями в то время стояла и некая юридическая проблема: непонятно было, что с пленными делать в дальнейшем. Поскольку война Польше в сентябре 1939 года официально не объявлялась, то их статус как военнопленных был весьма сомнителен. Кроме того, поскольку Польша прекратила существование как государство, то польские офицеры не подлежали и послевоенному обмену пленными. Из условий содержания поляков в Козельске следовало, что рассматривались они не как «закоренелые классовые враги», и даже не как военнопленные, а скорее как «объекты перевоспитания» - иначе трудно объяснить такой казус как ноябрьский концерт с участием местных школьников (инструкции по обращению с военнопленными строжайше запрещали контакты местного населения с пленными) .
Не исключено, что советские власти готовы были либо освободить «перевоспитанных» шляхтичей, либо начать формирование из польских пленных «польской освободительной армии» на случай войны с Германией.
Но тут произошло непредвиденное: в НОЯБРЕ 1939 польское эмигрантское правительство, образованное во французском городе Анжере, ОБЪЯВИЛО ВОЙНУ СССР.
После этого ситуация с польскими офицерами изменилась кардинально: они перестали быть «пленниками необъявленной войны» и превратились в «классовых врагов».
Реакция «компетентных органов» не замедлила последовать: весь ноябрь 1939 г. в Старобельском, Козельском и Осташковском лагерях работали следственные бригады из работников центрального аппарата НКВД во главе соответственно с Е. М. Ефимовым, В. М. Зарубиным и Антоновым. Выводы уполномоченных оказались неутешительными: польские офицеры по-прежнему считают себя находящимися на военной службе своего правительства – стало быть, отпускать на все четыре стороны шляхтичей совершенно неразумно, гораздо лучше запечатать их в лагерях до той поры, пока политическая ситуация не прояснится.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что 3 декабря Политбюро ЦК ВКП (б) утвердило предложение НКВД СССР об аресте всех взятых на учет кадровых офицеров бывшей польской армии. /РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 26. Л. 119./
Таким образом эмигрантское правительство ПОДСТАВИЛО пленных просто ради красного словца (или "дипломатического демарша" - называйте как хотите).
А в СССР тем временем решали, что же со шляхтичами делать?»

Ну, и быстро придумали, благо к тому времени накопили огромный опыт по решению проблем «лишних для социализма людей».

5 марта нарком НКВД Лаврентий Берия по указанию Сталина предложил Политбюро:

"Дела о находящихся в лагерях военнопленных - 14 700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков, а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Укpаины и Белоpуссии в количестве 11 000 человек бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и пеpебежчиков - pассмотpеть в особом порядке, с применением к ним высшей меpы наказания - pасстpела".

Все этот настолько важно, что привожу факсимиле документа.

Обратите внимание, что в составе тройки НКВД сначала значился сам Берия, но был вычеркнут и заменен на «Кабулова». На самом деле его фамилия – Кобулов Богдан Захарович. Но так – в документе. В виде особой пикантности скажу, что впоследствии Кобулов и Меркулов были расстреляны (вовсе не за Катынь) лично их заместителем по МВД Луневым, который (SIC!) одновременно, был членом Специального военного присутствия, приговорившего Меркулова и Кобулова к смерти. Такого даже в Китае не бывало!

В тот же день, 5 марта Политбюро согласилось с доводами наркома, которому приказал написать записку тов. Сталин: "Дела рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания - расстрела. Рассмотрение дела провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения".

Факсимиле:

С 16 марта центральный аппарат НКВД вел интенсивную работу по составлению справок (на основе следственных дел, поступавших из лагерей и тюрем) на пленных и заключенных, по которым «тройка» (Особое совещание при НКВД СССР) должна была принимать решения об их участи. С этого же дня всем пленным запретили переписку с семьями. Берия издал приказ о начале «разгрузки» (то есть, о расстрелах пленных) Старобельского, Осташковского и Козельского лагерей 29 марта.

В трех лагерях к началу «разгрузки» находились 14.628 человек.

Выжить удалось только 400 узникам: кого-то из них намеревался использовать в своих агентурных играх НКВД, за кого-то просили влиятельные европейские общественные и политические деятели. Выжил и впоследствии первый секретарь ПОРП генерал Ярузельский.

В конце марта НКВД закончил разработку плана по вывозу узников лагерей и тюрем к местам расстрела. Заключенных из всех украинских тюрем везли на расстрел в Киев, Харьков и Херсон, из белорусских - в Минск. Для уничтожения обитателей Осташковского лагеря приготовили Калининскую тюрьму, заранее освобожденную от "посторонних" зеков. Одну из камер обшили войлоком, чтобы не были слышны выстрелы. Одновременно неподалеку от Калинина, в поселке Медное, экскаваторы вырыли несколько огромных ям.

Такие же ямы выкопали и рядом с деревней «Козьи Горы», теперь известной как Катынь, неподалеку от Смоленска. С начала апреля военнопленных - поляков, белорусов, украинцев и евреев - начали вывозить на расстрел эшелонами по 350-400 человек. Чтобы усыпить бдительность жертв, им сообщили, что в ближайшее время их отправят на родину.

С начала апреля до середины мая 1940 года были казнены более 20 тысяч человек. Из них в Катыни - более 4 тысяч. Поляков расстреливали из пистолетов германского производства «Вальтер», как более надежных, чем советские ТТ. Эти «Вальтеры» были проданы в 20-х годах Польше, а затем захвачены в сентябре-октябре 1939 года советскими войсками.

Как это происходило ? Приведу кое что из документальной работы Максима Петрова:

СГВП установила, что применительно ко всем трем лагерям действовала одна и та же схема уничтожения людей. Маршрут смерти начинался в лагере (пленных вывозили поездом, по одному – два вагона в день), проходил через внутреннюю тюрьму НКВД (сюда их доставляли со станции в автобусах или на крытых грузовиках) и заканчивался в ямах, отрытых экскаватором в лесу за городом. Из камер поляков поодиночке приводили в «красный уголок» (Ленинскую комнату). Здесь сверяли данные о нем (фамилию, имя, год рождения), чтобы не случилось ошибки. Удостоверившись, что это тот самый человек, который указан в списке смертников, ему связывали руки за спиной и вели в подвал, в расстрельную камеру, где стреляли в затылок. Потом через другую дверь тело выносили во двор, где грузили в грузовики. Дверь камеры смерти была обшита кошмой, поглощавшей звуки. В подвале грохотала вентиляция, у выхода из подвала стоял грузовик с включенным мотором.

В расстрелах в Калинине участвовали около 30 человек – вся комендантская команда, надзиратели внутренней тюрьмы, шоферы и сам Блохин. Майор привез с собой двух экскаваторщиков и целый чемодан немецких пистолетов «Вальтер-ПП» .

В первый день расстрелов он зашел в кабинет к Токареву и сказал: «Ну, пойдем». Токарев вспоминал: «Мы пошли в подвал, и я увидел весь этот ужас. Блохин надел свое спецобмундирование – кожаную коричневую кепку, кожаный коричневый фартук, кожаные коричневого цвета перчатки выше локтей. Я увидел палача».

Трупы вывозили на рассвете. Грузовых машин было 5-6, трупы в кузовах сверху накрывали брезентом. После завершения казни Блохин приказал водителям сжечь брезентовые полотнища. Кровь с кузовов смывали ежедневно. Трупы в Медном сваливали в ямы как попало. Закапывал их тот же экскаватор «Комсомолец».

В первую ночь расстреляли 300 человек (по инструкции НКВД расстрелы и вывоз тел производились только по ночам – В.Л.). Заканчивали при восходе солнца, торопились. Поэтому Блохин приказал, чтобы больше 250 не привозили. После каждой ночи расстрелов Токарев сообщал В.Н. Меркулову: по такому-то наряду исполнено (т.е. расстреляно) столько-то. 5 апреля он, в частности, отправил шифровку: «Первому наряду исполнено №343». Именно столько 3 апреля было отправлено пленных из Осташкова в Калинин.

Окончив очередной расстрел, Блохин выдавал исполнителям спиртные напитки, которые покупал ящиками, в том числе на деньги, изъятые у жертв. Токарев сказал на допросе: «Когда это грязное дело закончили, москвичи устроили в своем салоне банкет, настойчиво приглашали меня, я не пошел».

Офицеров из Старобельского лагеря расстреливали в Харьковской внутренней тюрьме НКВД по улице Дзержинского. В расстрелах принимали личное участие начальник УНКВД Харьковской области майор госбезопасности П.С. Сафонов, его заместитель капитан П.Н. Тихонов и комендант УНКВД старший лейтенант Т.Ф. Куприн.

Технология казни была такой же, как в Калинине. Пленным связывали руки за спиной и выводили в расстрельную камеру, где стреляли в затылок. Тела казненных отвозили в пригородный лес (ныне это 6-й район лесопарковой зоны Харькова, в полутора километрах от села Семихатки). Как в Катыни и в Медном, здесь с середины 20-х годов находилось место захоронения трупов людей, расстрелянных органами ГПУ–НКВД.

В Смоленске после первой массовой экзекуции в Катынском лесу остальных пленных тоже расстреливали во внутренней тюрьме. Бывший сотрудник Смоленского УНКВД П. Климов рассказал следователям СГВП о том, как это происходило: «В маленькой подвальной комнате был люк, канализационный. Жертву заводили и открывали люк, голову клали на его край и стреляли в затылок или в висок, по всякому… Стреляли почти каждый Божий день с вечера и вывозили в Козьи горы, а возвращались к двум часам ночи»…

26 октября 1940 года Берия издал секретный приказ о награждении работников НКВД месячным окладом за успешное выполнение специального задания. В списке 143 фамилии – офицеры госбезопасности, коменданты, надзиратели, вахтеры, шофера. Награду они заслужили. Митрофан Сыромятников, старший по корпусу харьковской внутренней тюрьмы НКВД в 1939-40 гг., сказал на допросе в СГВП: «Мы не управлялись, спали всего по три часа». Ему можно верить: он грузил трупы в машины, заматывал шинелями головы убитых, чтобы не кровоточили, засыпал могилы землей….

Сцены казни точно воспроизведены в фильме Вайды «Катынь» (см. Сцены расстрелов )

Катынь (Анджей Вайда) - сцена казни польских офицеров (финал)

Вот еще особенность: расстрелы польских офицеров производились, так сказать, персонально. Каждому – отдельная пуля в голову. А почему бы не применить стахановский метод и не расстрелять из пулемета сразу целую шеренгу на краю рва? Потому что офицеры. Могут оказать активное сопротивление. Кто-то вдруг убежит. Лови его потом. А не поймаешь – крайне нежелательная огласка. Впрочем, своих тоже всегда расстреливали штучно. В то время как немцы любили косить из автоматов. Они были впечатлительны и набрать столько добровольцев для персональной палаческой работы не могли. А наших исполнителей «особых поручений» - сколько угодно. Опять же, и безработицы нет, все при деле.

"Разгрузка лагерей" совпала по времени с нацистской операцией по уничтожению элиты в самой Польше. 30 мая, через три недели после начала германского наступления в Западной Европе, гитлеровский генерал-губернатор Польши Франк заявил: "Мы должны использовать представившийся момент. Мы обязаны думать о том, чтобы за счет немецких жертв не поднялась польская нация. Я совершенно открыто признаю: это будет стоить жизни нескольким тысячам поляков, прежде всего из руководящего слоя польской интеллигенции.

Фюрер выразился так: то, что мы определили как руководящий слой в Польше, нужно ликвидировать". Реализацией предложений Гитлера на практике занимались СС и гестапо. Аресты польской интеллигенции, названные "акцией АБ", начались 1 марта. Как сообщал 1 июня 1940 года в Берлин бригаденфюрер СС Штрекенбах, до конца мая были арестованы около 3 тысяч поляков. Все они получили смертные приговоры нацистских военно-полевых судов. То есть, казни поляков немцами и русскими происходили в одно и то же время!

Все очень похоже, но есть, есть разница между расстрелами польских офицеров и интеллигенции Гитлером и Сталиным. Первый приказал уничтожить 3 тысячи человек, причем им хотя бы объявляли обвинение и приговор. Второй – 21 тысячу, притом без всякого объявления не только обвинения, но и приговора.
Пытаясь замести следы, НКВД делал все, чтобы места расстрелов остались неизвестными. До Медного под Калининым немецкие войска не дошли. А польских трупов – более 6 тысяч. Что делать? Ничего. Молчать. Захоронения под Харьковом тоже не были определены как польские: там помимо пленных поляков НКВД расстрелял еще и десятки тысяч советских граждан. Вот про них еще можно было говорить, и то только в позднюю перестройку.

В общем, Катынь стала бомбой замедленного действия. Могла произойти утечка информации. И тогда – огромный международный скандал. И вот тут борец с культом личности, дорогой Никита Сергеевич (Хрущев) принимает решение, которое в этом деле все определяет до сих пор. Нижеследующий документ столь важен, что я его даю в факсимильном исполнении, в рукописи, написанной в 1959 году тогдашним председателем КГБ при СМ СССР А.Н. Шелепиным. Он был так секретен, что напечатать его не рискнули даже дать машинистке. Она же может смысл запомнить. Придется ее ликвидировать, а она, допустим, жена или любовница начальника отдела НКВД. Кадры нужно беречь.

Записка председателя КГБ при СМ СССР А.Н. Шелепина от 3 марта 1959 г. №632-Ш с предложением ликвидировать все дела по операции, проведенной органами НКВД в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.

Проект
Совершенно секретно

Постановление Президиума ЦК КПСС

от____________1959 года

Разрешить Комитету Государственной Безопасности при Совете Министров СССР ликвидировать все дела по операции проведенной в соответствии с Постановлением ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года, кроме протоколов заседаний тройки НКВД СССР.

Президиум ЦК утверждает записку. А Хрущев дополнительно к этому по телефону приказывает Шелепину сжечь всё, включая протоколы. Он сам был причастен к операции по «разгрузке» тюрем западных областей Украины, расстрелы узников которых оформлялись протоколами этой тройки. Но что-то не сработало и эти протоколы остались.

А вот все личные дела расстрелянных уничтожаются. Равно как и фамилии членов команды по экзекуции – а ведь это сотни исполнителей – охрана, конвоиры, учетчики, шофера, расстрельщики, копатели и зарыватели рвов с телами. Более того, уже в 70 годы полностью уничтожаются ямы с телами: после случайных находок детьми польских эмблем и значков, места захоронений окружают плотным забором, затем в ямы закачивают негашеную известь и все растворяется (кое где недосмотрели и останки нашли в 1991 году) . На месте ям в Катыни, под Харьковым, в Медном и прочих местах построены дачи, пансионаты и коттеджи для работников НКВД. После войны в Катынском лесу (в Козьих Горах) находились дачи Смоленского областного управления КГБ. Окрестности Медного – это территория дачного поселка Калининского областного управления КГБ. В 6-м квартале лесопарковой зоны Харькова был создан пансионат КГБ. Своего рода большевистские храмы на крови.

Так что теперь и никакой анализ ДНК невозможен. Остались только списки с ранее идентифицированными 22 телами. Но шум после сенсационного признания Горбачева нарастает.

В 1990 году Главной военной прокуратурой СССР было возбуждено уголовное дело № 159. В ходе ведения дела, действия ряда высокопоставленных должностных лиц СССР были квалифицированы по п. «б» ст. 193-17 УК РСФСР (1926 г.), как «превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств». Следствие достоверно установило гибель в результате исполнения решений «тройки» 1803 польских военнопленных и установило личность 22 из них. Следствие идет 14 лет и никуда не приходит. Поначалу потому, что придется признать виновным все бывшее руководство СССР, а не только тех, кто стрелял в затылок. Они же только «выполняли приказ» и (предположим) могли не знать – кого и за что. Может, убийц да шпионов.

В конце концов в 2004 году Главная военная прокуратура России объявила о прекращении расследования «катынского дела». Из 183 томов дела, польской стороне было передано 67, так как остальные 116, по словам военного прокурора, содержат государственную тайну. Главной гостайной были как раз имена карателей. Конечно, узнать их не составляло бы большого труда... Но – они же государственные люди, служили «нашей власти». Многие тогда были еще живы. Опять же, вопросы гуманизма: у них дети и внуки, они будут переживать.

Прокуратура также не нашла оснований для признания убитых жертвами репрессий и прекратила дело об их реабилитации. 22 мая 2008 года родственники катынских офицеров обратились в Хамовнический суд Москвы с просьбой отменить решение ГВП и реабилитировать расстрелянных польских офицеров. 27 мая Хамовнический суд отказался принять просьбу о реабилитации офицеров, а 5 июня отказался рассматривать жалобу на решение о прекращении расследования. 25 ноября Мосгорсуд признал законным отказ реабилитировать польских офицеров. Защита родственников погибших обратилась в Страсбургский суд по правам человека, где этот вопрос и ждет своего часа.

В чем главная коллизия? В том, что уничтожение материалов по Катыни позволяет любым родственникам отвечать так:

Вы говорите, что ваш муж (отец, брат, дядя) расстрелян в Катыни. А как вы это можете доказать? Говорите, он писал вам оттуда до апреля 1940 года? Ну и что? Может быть, он потом умер. Или бежал и до сих пор скрывается, не хочет платить алименты. Списков-то расстрелянных нет. Точнее, они есть, но в виде перечня имен заключенных, отправленных из лагерей. Но юридически доказать, что это те самые люди, которых затем расстреляли – невозможно.

Вот у нас установлена гибель в результате исполнения решений «тройки» 1803 польских военнопленных , то есть, мы теперь знаем что это трупы польских офицеров. Но только 22 из них мы знаем поименно.

Предположим, один из жалующихся (такое невероятное совпадение) – внук одного из этих 22. Все равно мы не можем его реабилитировать. Следственных дел-то нет! А может быть ваш дед был убийцей? Может быть, он убил своего же товарища в лагере? Тогда все по закону. А может, он был диверсантом? Шпионом? Тогда тоже по закону.

Эта логика точно соответствует той, что излагал Каганович в конце 80-х годов прошлого века в своих откровениях историку доктору исторических наук А.Н.Колеснику. Историк так передает слова Кагановича: «были также расстреляны уголовники из числа польских военнопленных, совершившие на территории СССР тяжкие общеуголовные преступления уже после своего интернирования в сентябре-октябре 1939 г. – групповые изнасилования, разбойные нападения, убийства и т.д. (Дословно Л.М.Каганович сказал: «…ёбари, бандиты и убийцы...». С помощью технических спецсредств эту беседу также записали сотрудники КГБ СССР, негласно осуществлявшие слежку за Л.М.Кагановичем. http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=936).

Кроме политики и нравственности дело еще и в материальной компенсации за смерть близкого. Это вообще мировая юридическая практика. Польские адвокаты исходят из «расценок» страховых компаний за погибших в авиационных катастрофах – 1 миллион за человека. Умножаем 1 миллион на 21 тысячу. Получаем 21 миллиарда долларов.

Вот это – не отдадут ни за что. Это – кровное. Свое. За это нефть проливали. И наказывать нам некого и не за что.

11 марта 2005 года главный военный прокурор Савенков на своей пресс-конференции объявил государственной тайной персональный состав виновных. Постановление о прекращении уголовного дела и некоторые документы, встречающиеся в 36 томах уголовного дела, имеют гриф «секретно» и «совершенно секретно». В 80 томах встречаются документы с грифами «для служебного пользования». На этом основании 116 томов остаются секретными полностью, хотя в 67 томах никаких грифов нет. Осенью 2005 года с этими 67 томами были ознакомлены (без права копирования) польские прокуроры.

Вместе с тем содержание документов от 5 марта 1940 года, а также записка Шелепина были известны всем послесталинским генсекам ЦК КПСС (Н.С. Хрущеву, Л.И. Брежневу, Ю.В. Андропову, В.У. Черненко, М.С. Горбачеву) и всем председателям КГБ СССР (И.А. Серову, А.Н. Шелепину, В.И. Семичастному, Ю.В. Андропову, В.В. Федорчуку, В.М. Чебрикову, В.А. Крючкову).

У России сейчас есть политическое признание в совершении Катынского преступления. Это сделали Горбачев, Ельцин, теперь – Путин. Есть документы – решение Политбюро о расстреле, акты о проведении казни, есть решение об уничтожении следственных дел. Есть соболезнования и даже нечто вроде извинений. А вот юридических последствий – никаких. Ни один преступник не наказан и ни один родственник не получил компенсации. Зато много псевдоюридических отговорок: той страны (СССР), знаете ли, давно нет. И те виновные давно мертвы. Вот Берия, например. Или Меркулов с Абакумовым. Кто расстреливал – не известно (якобы), но и они вряд ли живы. Мы бы сейчас обязательно посадили Берию, пусть ему и было бы 110 лет. Но, увы, нет такой возможности. И даже его сына, симпатичного Серго Лаврентьевича, который отрицал всякую причастность своего отца к расстрелам – тоже. И он умер. Если вы будете жить очень , очень долго, вы сможете даже дождаться, что и мы умрем. Тогда уж точно, спрашивать будет не с кого.

В свежем номере эстонской газеты «День за днем» в статье «Символическая Катынь» сказано:

Были свои, хоть извращенные и преступные, но резоны для коллективизации, шпионских процессов 1937-1938 годов, депортаций целых народов. Мотив же, по которому надо было «поставить к стенке» 20 тысяч поляков, в документах и мемуарах не отражен и историкам до сих пор не известен. [http://rus.ruvr.ru/tag_5337057/]

Вопрос интересный.

На него ответил Путин, выступая 7 апреля на мемориальных мероприятиях в Катыни, в которых также принял участие глава польского правительства Дональд Туск.

Путин говорил правильные слова.

"Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. Их жертвами становились целые сословия: казачество и священники, простые крестьяне, профессора и офицеры - в том числе царской армии, которые пришли на службу в Советскую Армию, и их не пощадили - учителя и рабочие. Логика была одна - посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться . Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана четкая политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит ревизии. Нашему народу, который прошел через ужасы Гражданской войны, насильственную коллективизацию, массовые репрессии 30-х годов, хорошо понятно - может быть, лучше, чем кому бы то ни было - что значит для каждой польской семьи Катынь, Медное, Пятихатка. Потому что в этом скорбном ряду - места массовых расстрелов советских граждан: Бутовский полигон под Москвой, Секирная гора на Соловках, расстрельные рвы Магадана и Воркуты, безымянные могилы Норильска и Беломорканала. Катынь неразрывно связала судьбы. Здесь, рядом друг с другом, как в братской могиле, они обрели вечный покой, но не забвение. Потому что не может быть стерта память о мученической смерти невинных жертв и спрятана память о преступлениях и палачах". См. http://edinros.er.ru/er/text.shtml?13/0561,110028

Было сказано и много других правильных слов. Но все в виде неких абстракций. Какие-то палачи. Какие-то миллионы жертв. На фоне этих сваленных в одну яму миллионов говорить о 21-й тысяче неуместно. Мюллеру, любившему конкретность, это бы очень не понравилось. Он всегда интересовался: кто, где, когда, что именно передал. А здесь – никто и никому. Нет имен, нет обвинений, нет исполнителей. Ничего нет. Однако же, Путин высказал еще одну правильную мысль: не следует смешивать тоталитарный режим и российский народ. Народ ни в чем не виноват, а того режима также нет. Денег для компенсаций, впрочем, тоже нет.

Но вот теперь мы подходим к заданному выше вопросу: зачем эта экзекуция понадобилась Сталину?

Выступая на совместной пресс-конференции после переговоров с Туском, Путин рассказал о своей встрече с историками, на которой узнал, что военной операцией в советско-польской войне руководил Сталин (но больше - Троцкий). Тогда Красная армия потерпела поражение, в плен были взяты множество бойцов и, по последним данным (по словам Путина), от голода и болезней в польском плену умерли 32 тысячи бойцов.

И далее сказал: «Нет рационального объяснения тому, почему часть польских военнослужащих была расстреляна, а часть - сослана в Сибирь. Непонятно, зачем это было сделано. Полагаю, это мое личное мнение, что Сталин чувствовал свою личную ответственность за трагедию и совершил этот расстрел, исходя из чувства мести".

Это – старая версия. И очень недалекая. Сталин, конечно, был невероятно мстительным тираном. Но его личная месть распространялась на его политических противников. Или на нелояльных партийных и военных бонз из его окружения. Пусть даже только на потенциальных. А тут – какие-то молодые польские офицеры... При чем месть?

Да, Сталин был мстителен, как тысяча фурий. Но он еще был прагматичен. Поэтому даже с местью никогда не спешил, а ждал, когда она станет политически выгодной.

Итак, зачем все-таки Сталину понадобилась экзекуция польских офицеров?

Заключенные по главной логике советов, должны быть перевоспитаны. Перевоспитание возможно только трудом. То есть, зэки должны работать на великих стройках социализма, из коих наиважнейшая – лесоповал. Однако польские офицеры заражены польской гордостью и шляхетской спесью. Они в своем гоноре вовсе не думают, что им следует перевоспитываться в коммунистическом духе. И работать не хотят, причем ссылаются на Женевскую конвенцию о статусе военнопленного, согласно которой пленные не обязаны работать. Тем более, что они даже и не военнопленные (СССР не объявлял войну Польше), а просто как бы интернированные. Итак, вместо того, чтобы приносить пользу делу строительства социализма, поляки наносят вред, ибо требуют расходов на свое содержание и охрану. Более того, они представляют потенциальную опасность, так как люди это военные, знакомые с оружием, к тому же у них уже имеется внутренняя структура и субординация. Не ровен час – сорганизуются и восстанут. Или побег устроят. Много хлопот... В общем, как с товаром, который стало невыгодно хранить. Только место занимает. Вот и было принято вполне прагматичное решение о «разгрузке лагерей».

Потом, когда Гитлер напал на СССР, стало ясно, что польские офицеры очень бы пригодились в качестве союзников против Германии. Пусть и с некоммунистическими взглядами. Тому пример генерал Андерс, взятый в плен Красной Армией. Он наотрез отказался работать с коммунистами, но был по просьбе Черчилля освобожден Берией и отправлен командовать польскими силами (армия Андерса) на Востоке – через Иран в Египет, потом активно участвовал в освобождении Италии. В своих мемуарах «Без последней главы» Андерс пишет о встречах с Берией и Сталиным. Андерс не раз спрашивал их о судьбе польских офицеров в советских лагерях. Берия отвечал, что офицеров нет, поскольку «мы совершили большую ошибку, поспешили» и пояснял – поспешили с передачей их немцам.

На встрече Сталина с Сикорским и Андерсом в декабре 1941 года Андерс снова спросил Сталина о судьбе польских офицеров, которые могли бы укрепить формирующуюся союзную армию Андерса. Сталин не предлагал искать «отпущенных поляков» у немцев, ибо знал, что Армия Крайова Сикорского имеет в оккупированной Польше сильную разведку, и обман мгновенно обнаружится. Поэтому он издевательски ответил, что их нет, они убежали. Куда? – поразился Андерс. - Ну, например, в Маньчжурию, там ищите – «шутливо» посоветовал вождь. Полякам стало ясно, что Сталин не желает обсуждать данную тему и никаких офицеров Андерсу не даст. В то время Андерс и представить не мог, что этих офицеров давно нет в живых.

Нынешнее признание Путина после многих лет хвалебных слов о Сталине было воспринято на Западе с энтузиазмом. Хотя и с критикой за расплывчатость и за отсутствие конкретных шагов. И без обещания передать польской стороне все еще засекреченные материалы по катынскому делу. Тем более, без обещания компенсации.

Зато среди «поцреотов» возник вопль негодования. Член общественной палаты Максим Шевченко назвал заявление Путина «глупостью». Проханов сказал, что Путин повторил выдумки про фальшивки – письмо Берии и решение Политбюро о расстреле польских офицеров. Вся блогосфера «патриотов» оказалась снова забита криками об измене, о том, что документы о ликвидации были подделаны А.Н. Яковлевым и Горбачевым, что никаких поляков советские не расстреливали, а если и расстреляли кого-то, то только своих. А своих – можно, пусть и в 40 раз больше, чем поляков. Это наше внутреннее дело и мы никому в него лезть не позволим.

В общем – шабаш манкуртов, духовных детей нераскаявшихся убийц и настоящих отбросов. Будем думать, что в России таких меньшинство.

(Ответ поцреотам – здесь [http://www.inosmi.ru/history/20100407/159074721.html] )

ПРИЛОЖЕНИЕ

Судьбы некоторых действующих лиц

Лаврентий Берия.
23 декабря 1953 года дело Берии было рассмотрено Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР под председательством маршала И. С. Конева. Все обвиняемые были приговорены к смертной казни и в тот же день расстреляны. Причём, Л. П. Берию расстреляли за несколько часов до казни прочих осуждённых в бункере штаба Московского военного округа в присутствии генерального прокурора СССР Р. А. Руденко. По собственной инициативе первый выстрел сделал из личного оружия (из парабеллума) генерал-полковник (впоследствии Маршал Советского Союза ) П. Ф. Батицкий .

Богдан Кобулов
Армянин, родился в семье портного. С  1931 года  — на руководящих постах в Секретно-политическом отделе ГРУ.
В 1940 входил в состав тройки, занимавшейся подготовкой и утверждением расстрельных списков пленных польских офицеров. С 25.2.1941 зам. наркома государственной безопасности СССР. Был одним из самых жестоких сталинских следователей и, обладая садистскими наклонностями, уже будучи в высоких чинах пытал в своем кабинете заключенных.
После смерти И.В. Сталина Берия, безгранично доверявший Кобулову, вызвал его в Москву и сделал своим 1-м зам. в МВД СССР ( 12 марта   1953 года ) .
27 июня  1953 года Кобулов был арестован вместе с Берия по обвинению в шпионаже и заговоре с целью захвата власти. Расстрелян по приговору специального судебного присутствия Верховного суда СССР в декабре 1953 года.

Всеволод Меркулов
( 25 октября 1895 , Закаталы , Тифлисская губерния Российской империи , ныне территория Азербайджана ) — советский государственный и политический деятель, генерал армии ( 9 июля 1945 ). Руководитель ГУГБ НКВД СССР (1938—1941), нарком (министр) государственной безопасности СССР (1941, 1943—1946), министр государственного контроля СССР.
В 1913 году окончил Тифлисскую гимназию. В 1916 году призван в армию после окончания 3-го курса. В 1916 — 1917  гг. служба в императорской армии: юнкер Оренбургской школы прапорщиков, прапорщик запасного полка в Новочеркасске .
В 1918 — 1921  гг. делопроизводитель и учитель Тифлисского училища для слепых. С октября 1921 в органах ОГПУ.
В 1943 — 1944  гг. — возглавлял «Комиссию по предварительному расследованию так называемого Катынского дела ».
Арестован в связи с арестом Берии 18 сентября 1953 года (по другим данным в июле) Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР вместе с Берией и другими 23 декабря 1953 приговорен к смертной казни. Расстрелян. Лично заместителями министра внутренних дел Луневым и Китаевым

Леонид Баштаков
(1900, село Самовольная Ивановка Самарской губернии - 1970, Москва), один из руководителей органов государственной безопасности, генерал-майор (9.7.1945). Сын крестьянина. С 1915 работай конторщиком, счетоводом в Самаре, а в 1921-22 в Ташкенте. В сент. 1922 переведен в органы  ОГПУ , был счетоводом Особого отдела дивизии. С 05.03.1940 нач. 1-го спецотдела (учет и статистика) НКВД (позже - НКГБ) СССР. В 1940 входил в состав тройки, занимавшейся подготовкой и утверждением расстрельных списков пленных польских офицеров.
Звания: лейтенант ГБ 23.02.36; ст. лейтенант ГБ 25.07.38; капитан ГБ 25.03.39; майор ГБ 14.03.40; ст. майор ГБ 12.07.41; комиссар ГБ 14.02.43; генерал-майор 09.07.45.
Награды: орден Красной Звезды 26.04.40; знак «Заслуженный работник НКВД»19.12.42; орден Красной Звезды 20.09.43; орден Красного Знамени 03.11.44; орден Ленина 30.04.46; орден «Знак Почета»; орден СФРЮ «Партизанская Звезда 1 степени»; орден Боевого Красного Знамени МНР; 3 медали.
23.5.1947 вышел на пенсию. В 1949-51 нач. секретно-шифровального отдела Министерства геологии СССР, затем зам. нач. Главного управления геологических фондов.
Умер в почете в 1970 г.

Судьба некоторых палачей

Комендант Калининского УНКВД Рубанов сошел с ума.

Павлов, первый заместитель Токарева, застрелился.

Его личный шофер Сухарев, сказав шефу после одной из расстрельных ночей – «сегодня поработал здорово», тоже застрелился.

Спился и покончил с собой в 1950-е годы Блохин.

Комендант дач КГБ в Козьих Горах Карцев, по свидетельству его дочери, напившись, рыдал на могилах поляков. Он тоже покончил с собой…

Но подавляющее большинство счастливо жило на повышенных пенсиях. Никто из них не был привлечен ни к какой ответственности.

Документ №108
Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину и В.М. Молотову о награждениях сотрудников НКВД СССР1
18.04.1940
№ 1245/б
Сов. секретно
ЦК ВКП(б) товарищу СТАЛИНУ
СНК СССР товарищу МОЛОТОВУ
При выполнении органами и войсками НКВД заданий партии и правительства ряд работников самоотверженно и успешно выполняли возложенные на них обязанности 
(речь идет об участниках расстрела польских офицеров - В.Л.).

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В распоряжении газеты "Rzeczpospolita" оказались ответы российского правительства на жалобу, которую в Европейский Трибунал Прав Человека подали Витомила Волк-Ежерская и 12 других родственников польских офицеров, убитых в Катыни.
Годами они пытались добиться справедливости в российских судах. Им было отказано не только в реабилитации их близких, но даже в доступе к материалам законченного в 2004 году катынского расследования. Поэтому в августе 2009 года они пожаловались в Страсбург на нарушение Россией права на жизнь и унизительное обращение.

Москва ответила две недели назад. На 17 страницах официального документа, обращённого к Трибуналу, русские ни разу не употребили слова "преступление" или "убийство". Они пишут о "деле" или "катынском событии".

Они не предвидят реабилитации убитых, поскольку - как они объясняют - не удалось подтвердить обстоятельств задержания польских офицеров, характера предъявленных им обвинений и были ли эти обвинения доказаны. Нет даже уверенности - пишет российский суд - что поляки были расстреляны.

Москва утверждает, что трибунал не должен заниматься этим делом. Аргумент? Россия связана европейской конвенцией прав человека, то есть подчиняется юрисдикции трибунала только с 5 мая 1998 года.
- Власти Российской Федерации не были обязаны проводить расследование в связи с катынскими событиями, которые имели место в 1940 году, - читаем мы в документе.

Кроме того Москва не желает передавать Трибуналу, в частности, копию постановления о прекращении катынского расследования от 2004 года, поскольку оно "содержит тайны, раскрытие которых могло бы нанести ущерб безопасности страны". Полякам документ также не был передан.

7 апреля премьер Владимир Путин приедет в Катынь на мероприятия 70-ой годовщины преступления. Его решение принять в них участие комментировалось как дружественный жест по отношению к Польше. Как же оценить ответ Страсбургу?

- У российской стороны всё ещё нет доброй воли, чтобы выяснить катынское преступление, - считает Витомила Волк-Ежерская.

Никита Петров, историк российского сообщества "Мемориал".
- С 1991 года в России существует закон о реабилитации, который распространяется на все преступления, совершённые в СССР. Засекречивание решения о прекращении катынского расследования нарушает этот закон. В этом засекреченном документе есть информация о том, были ли расстреляны поляки. Если, конечно, Россия считает, что раскрытие правды о советском преступлении ей повредит, то это значит, что она воспринимает удар по престижу СССР как удар по собственному престижу. Говоря об "угрозе", она также может иметь в виду деньги - выплату компенсаций. Если это правда, Россия официально является сообщником преступников. Это ответ для тех, кто рассчитывает, что в Катыни Россия продемонстрирует готовность открыть правду.

Анджей Новак, историк, специалист по России.
- Если этот ответ российского правительства действительно настоящий - потому что цинизм его настолько велик, что прямо-таки трудно в это поверить - то мы имеем дело с исключительно шокирующей ситуацией. Она показывает двуличие Кремля. С одной стороны, пустые жесты, с энтузиазмом воспринимаемые впавшими в истерику, жаждущими хоть капли милости с кремлёвского стола польскими СМИ и правительством. С другой стороны, жёсткие, грубые факты. То же самое было во время мероприятий 1 сентября. Путин вызвал в Польше энтузиазм несколькими пустыми фразами, а в то же время в России шла кампания прославления пакта Риббентропа-Молотова. Мало того, поляки были обвинены в разжигании войны.
См. http://vlasti.net/news/83811

 

Виктор Левашов - Monday, April 12, 2010 at 08:38:54 (MSD)

Вот уж верно - черная метка. Мистика не мистика, но есть какая-то закономерность в том, что бедствия притягиваются туда, где накапливается слишком много темной человеческой энергии. Как на Гаити, как в свое время в Спитаке. Что, если не злоба, рванула в Нью-Йорке 9/11 и в московском метро? Теперь вот Катынь. Тут даже самый забубенный материалист поверит в Провидение.

Редактор (Валерий Лебедев)- Monday, April 12, 2010 at 20:32:44 (MSD)
То, что польских офицеров убили сотрудники НКВД следует вовсе не из комиссии 1943 года, которая работала под эгидой немцев. А из советских документов и результатов комиссий и судов , работавших в 90-х годах и в 2004. Следствием работы было признание этого преступления НКВД высшими лицами руководства СССР и России - Горбачева, Ельцина, Путина, Медведева.
Таким образом, русофобией является не это признание, а представление о русских, как о преступниках, солидаризирование с преступниками и убийцами. Другими словами, по таким представлениям - ублюдки и недочеловеки из НКВД - это и есть настоящие русские. А те, кто проклинает их - оказываются русофобами.
Недолюди из НКВД своих расстреливали не слишком спеша, по плану. Поэтому им приказывали раздеваться. Поляков стреляли срочно, в форме. В карманах оставались письма, записные книжки, газеты. Кто же знал, что в этих местах скоро окажутся немцы и что им местные жители сообщат о расстрелах? Липа комиссии Бурденко была столь явной, что , несмотря на требование Сталина, не была принята в качестве обвинительного факта Нюрнбергским трибуналом.

Поляков эти "настоящие русские" ликвидировали большевистскими темпами. Пятилетку выполняли за три года, а поляков - почти 22 тыс. - расстреляли каждого в отдельности за полтора месяца. Притом только ночами.

Дело не в том, что кто-то сказал что-то. Дело в статистике. В тысячах документов. В том числе и Смоленского архива, который попал в руки немцев.
В том, что в Медном (около Калинина) , где вообще не было немцев , обнаружено 6500 тел польских офицеров. С этим-то как быть?
Имеются списки пофамильно, отправленных из трех лагерей (Козельского, Осташково, Старобельского) между 1 апреля и 15 мая к местам казни, и далее нигде эти люди не упоминаются. Куда они делись? Убежали по дороге в Манчжурию, как сказал тов. Сталин Андерсу?
И есть письмо Шелепина Хрущеву с предложением уничтожить личные дела именно этих 14500 казненных из трех лагерей. И есть постановление президиума ЦК с решением об уничтожении этих дел. Именно на основании этого отсутствия дел ни один из расстрелянных до сих пор не реабилитирован, и ни одному родственнику не выплатили компенсацию.
Ну, и нахрена полякам такое признание и "покаяние"?

Приведу документ, из коего следует, что еще в 1990 г. членам ЦК все было известно.
(Хотя на самом деле было известно уже в 1940 и позже).

Записка В.М. Фалина М.С. Горбачеву о дополнительных сведениях о трагедии в Катыни
22.02.1990 

Рядом советских историков (Зоря Ю.Н., Парсаданова В.С., Лебедева Н.С.), допущенных к фондам Особого архива и Центрального Государственного архива Главного архивного управления при Совете Министров СССР, а также Центрального Государственного архива Октябрьской революции, выявлены ранее неизвестные материалы Главного управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных и Управления конвойных войск НКВД за 1939-1940 годы, имеющих отношение к т.н. катынскому делу.
Согласно этим материалам, на начало января 1940 года в лагерях Главного управления НКВД по делам военнопленных и интернированных в Осташкове Калининской области, Козельске Смоленской области, Старобельске Ворошиловградской области находилось около 14 тыс. бывших польских граждан из числа офицеров армии и флота, сотрудников полиции и жандармерии, военных и гражданских чиновников, различного вида агентуры, а также военного духовенства,
Все эти лица (приказ НКВД № 00117 от 1939 года) не подлежали освобождению и отправке на родину. Вопрос об их судьбе, рассматривался в несколько приемов. Имеются документы с резолюциями Берии и Меркулова ускорить следствие, подготовить материалы на бывших работников карательных органов и разведки к рассмотрению на Особом совещании при НКВД СССР.
В апреле-мае 1940 года содержавшиеся во всех трех лагерях лица были этапированы в распоряжение различных областных управлений НКВД. Списки составлялись централизованно и имели общую систему нумерации, каждый из них включал в среднем 100 человек, поступали регулярно, иногда по 4-5 списка в день. Об отправке ежедневно докладывалось в Москву. Из числа этапируемых предписывалось исключать агентов-осведомителей и лиц, представляющих оперативный интерес. В отличие от практики обычного перемещения заключенных начальникам лагерей давалось указание в карточках на убывающих делать отметки лишь в лагерной картотеке («убыл по списку № ... такого-то числа и месяца») без высылки учетных карточек в центр.
Перед началом акции было дано распоряжение о введении почтового контроля и об изъятии всей входящей и исходящей корреспонденции. Запрещалось давать какие-либо ответы на запросы о содержащихся в лагерях. Все лагерные сотрудники были предупреждены о «хранении в строгом секрете места отправки» контингента.
После завершения акции все «дела» на выбывших из лагерей интернированных были «закончены, надлежаще оформлены и сданы в архив I спецотдела НКВД». На новые контингенты, прибывающие в лагеря, предписывалось завести «по линии учета и режима абсолютно новые дела». Позднее материалы Козельского и Осташковского лагерей были высланы для хранения в Главное управление, а материалы Старобельского лагеря уничтожены. Лица, содержавшиеся во всех трех лагерях до апреля-мая 1940 года, в статистических отчетах в дальнейшем не фигурировали.
Козельский и Старобельский лагерь впоследствии использовались для содержания лиц польской национальности, вывезенных из западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики. Причем сведения о прежнем контингенте этих лагерей от них тщательно скрывались. Здания Осташковского лагеря в августе 1940 года были переданы краеведческому музею.
Таким образом, документы из советских архивов позволяют даже в отсутствие приказов об их расстреле и захоронении проследить судьбу интернированных польских офицеров, содержавшихся в лагерях НКВД в Козельске, Старобельске и Осташкове. Выборочное пофамильное сопоставление списков на отправку из Козельского лагеря и списков опознания, составленных немцами весной 1943 года во время эксгумации, показало наличие прямых совпадений, что является доказательством взаимосвязи наступивших событий.
Видимо, с наименьшими издержками сопряжен следующий вариант:
сообщить В. Ярузельскому, что в результате тщательной проверки соответствующих архивохранилищ нами не найдено прямых свидетельств (приказов, распоряжений и т.д.), позволяющих назвать точное время и конкретных виновников катынской трагедии. Вместе с тем в архивном наследии Главного управления НКВД по делам военнопленных и интернированных, а также Управления конвойных войск НКВД за 1940 год обнаружены индиции, которые подвергают сомнению достоверность «доклада Н. Бурденко» . На основании означенных индиций можно сделать вывод о том, что гибель польских офицеров в районе Катыни дело рук НКВД и персонально Берия и Меркулова.
Встает вопрос, в какой форме и когда довести до сведения польской и советской общественности этот вывод. Здесь нужен совет президента Р[еспублики] П[ольша], имея в виду необходимость политически закрыть проблему и одновременно избежать взрыва эмоций.
См. полностью http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/67949

Между прочим, международная комиссия Бутца 1943 года не скрывала ничего, даже того, что патроны были немецкого производства.
Цитирую: 

. В то время как газеты, извлеченные из могил 1-7, относились к периоду от марта до середины апреля 1940 г., - газеты, извлеченные из могилы № 8, относились к концу апреля - началу мая 1940 г. Доказательством могут служить куски выходившей на польском языке газеты "Глос Радзецки" от 26 и 28 апреля 1940 г. (Киев) с передовой статьей "Лозунги ко дню 1 мая", а также газеты от 1 мая и 6 мая 1940г.
Обмундирование на извлеченных трупах можно с полной уверенностью определить как форменную одежду польской армии. Установлены: польские орлы на пуговицах, войсковые степени, ордена и знаки отличия, полковые знаки, обозначения рода войск, фасон сапог, головные уборы офицеров и рядовых, портупеи и ремни, походные фляги, алюминиевые кружки, штемпеля на белье. Следует также подчеркнуть, что среди жертв находится много офицеров 1-го кавалерийского им. Ю. Пилсудского полка. Этот факт подтверждают, среди прочего, найденные в могиле № 8 погоны с буквами S. Р. (отборный полк легкой кавалерии).
На мундирах убитых были найдены также отличия за храбрость, как-то: серебряный крест "Virtuti Militari" - эквивалент немецкому "Ritterkreuz" (рыцарскому кресту) , польские ордена "Krzyz Zaslugi", "Krzyz Walecznych" и пр.
Почти во всех случаях установлено, что причиной смерти катынских жертв был выстрел в голову (в затылок). Входное пулевое отверстие в исследованных черепах указывало на выстрел из пистолета калибра меньшего, чем 8 мм. Этот вывод был подтвержден наличием многочисленных пуль и гильз, которые были найдены на месте преступления. Удалось даже установить точный калибр - 7,65, так как в могиле № 2 был найден оригинальный патрон "Geco 7,65 D." Поверхность этого патрона под действием гнилостной жижи была зеленовато-черного цвета, а у основания шейки гильзы он был покрыт жировой субстанцией (продукт трупного разложения) и зеленым налетом окиси меди. Это указывало на то, что с самого начала этот патрон лежал во внутреннем слое трупов. Кроме того, во многих случаях удалось найти и исследовать пули. Для казни применялись пистолетные патроны калибра 7,65, на что указывала маркировка торца гильз. Эти торцы во всех случаях были замаркированы штамповкой 'Geco 7,65 D.", что совпадает с маркировкой неиспользованных патронов.
Пистолетные боеприпасы этой марки, использованные в Катыни, многие годы производились на заводе Gustaw Genschow Co. в Дурлахе под Карлсруэ (Баден). В полученном от фирмы разъяснении указано на изменения в маркировке гильз пистолетных патронов за последние десять-пятнадцать лет. Маркировка патронов, найденных в Катыни, позволяет уверенно заключить, что боеприпасы, использованные для казни, были изготовлены в Дурхлахе в 1922-31 годах.
Вследствие Версальского договора, в Германии не было спроса на боеприпасы, и фирма Геншов экспортировала пистолетные патроны в соседние страны - в Польшу, в прибалтийские государства и в Советский Союз (в довольно значительном количестве до 1928 года, а потом в более ограниченном количестве). Итак, тот факт, что на месте катынского преступления найдены патроны и гильзы немецкой продукции, вполне объяснен. Не исключено, что немецкие боеприпасы происходили не только из непосредственных поставок Советской России, но также из военных трофеев, захваченных Красной армией в восточной Польше в 1939 году См. http://katyn.codis.ru/butz.htm

Надежда Кожевникова - Wednesday, April 14, 2010 at 06:17:38 (MSD)
Вернувшись из Лондона успела прочесть текст Редактора и считаю его исключительно смелым и провидчески справедливым. Тут важны не детали, а позиция. Надругательство власти над собственным народом предполагает любые злодейства по отношению ко ВСЕМ. Что им жизнь чья-то, одна или миллионы, арифметика проста была и осталась. Вот чем вызвано негодование - за всё, за всех, за наше прошлое. За чудовищный страх, держащий в тисках поколения наших сограждан. В рейсе в Лондон, десять часов, и оттуда же стольке же обратно, я прочла "Подсточник" Лунгиной - подтрясающую по пронзительности исповедь свидетельницы пережитого в стране на разных этапах. Мрак. Текст Валерия Лебедева- отзвук на той же ноте. Его зацепило не теперешнее, а давно наболевшее.
Это, я бы сказала, всхлип, человека, во что-то из всех сил желающего поверить, в страну, в её возможности, перемены и сильно, больно, трагически разочарованного. Это человеческий, писательский документ. Вот чем с нами поделился Редактор созданного им сайта.

В катастрофе есть еще и мистика: Катынь. Правильно обозначено: черная метка. Несовместимость близких, казалось бы, народов, поляков и русских. Во мне эти крови есть и ощущаю их друг к другу враждебность. А кроме того- непредсказуемая судьба. Каждый раз, когда куда-то лечу, с самых ранних лет, думала: ну ладно, может быть и так или иначе. По молодости всё-таки себя жалела, а теперь - нет. Что-то там не так журчит, пассажиры в напряге, а я думаю: у меня была замечательная, счастливая жизнь- и, трусиха на самом деле, улыбаюсь.

Редактор - Wednesday, April 14, 2010 at 07:49:24 (MSD)
Надя, с приездом! Вас очень не хватало. За теплые слова - поклон.
Конечно, Катынь-2, некий знак свыше. Об этом много пишут и говорят даже материалисты. И сами поляки - Валенса, Туск, Коморовский. Впрочем, они как раз не материалисты.

Может быть, России нужно простить поляков.Как написал один ЖЖ-шник: "Россия не злопамятна - отомстит и забудет". Но скорее - полякам стоило бы простить Россию. Впрочем, это все абстракции. Даже русофоб, карликовый покойный Президент Качиньский на самом деле не был обижен на русских.На НКВД, государство, отъявленных большевиков, власть, на тогдашнюю (да и теперешнюю) элиту - да. Вовсе не только русскую. Вот что он должен был сказать на ритуальной церемонии в Катыни, но не успел (речь была написана):
"Сокрытие правды о Катыни – последствие решения тех, кто привел к совершению этого преступления – стало частью фундамента политики коммунистов и послевоенной Польши: краеугольной ложью Польской Народной Республики.
Катынь стала болезненной раной польской истории и на долгие десятилетия отравила отношения между поляками и русскими. Так сделаем же так, чтобы катынская рана могла наконец окончательно зажить и затянуться".

Редактор - Wednesday, April 14, 2010 at 20:27:05 (MSD)
Опровергать по сотому разу сторонников Фоменко, ревизионистов, отрицателей преступлений НКВД в Катыни, отрицателей теории относительности, строителей вечного двигателя и пр. не имеет смысла. Это давно сделано - можете легко найти в интернете.
Руководство СССР и России на самом высоком уровне не раз признавало преступление Катыни и возлагало его на Сталина, тогдашнее политбюро и НКВД. Первым это сделал Горбачев, что было очень трудно - еще существовал СССР. Затем - Ельцин. Теперь - Путин и Медведев. А также генпрокурор, суды разных инстанций и т.д.
Речь давно идет не об этом, а о переводе этого политического признания в чисто юридическую плоскость: нужна реабилитация всех казненных в Катыни (в широком смысле) поляков как жертв политических репрессий. Для этого формально были бы нужны учетные (личные) дела расстреляных, но они уничтожены в 1959 году по записке Шелепина и решению Президиума ЦК.
Однако имеются списки (пофамильно) отправленных из лагерей в апреле-мае 1940 года к местам казни. Сотни из этих фамилий совпадают с теми, кто был идентифицирован при эксгумации тел комиссией Бутца в 1943 г и 22 фамилии совпадают с теми, кто был обнаружен российской комиссией 1991 года.
Стало быть, что нужно делать? Нужно принять политическое решение о том, что все отправленные из лагерей поляки на расстрел (более 21 тыс) считаются с такого-то числа реабилитированными как жертвы политических репрессий.

 

Sharfss Алматы, - Thursday, April 15, 2010 at 18:28:03 (MSD)
В статье Редактора, посвященной Качиньскому, Катыни - масса подобных "мячиков", которые он именует документы и факты, и поистине с виртуозной скоростью и ловкостью Редактор мельтешит перед лицом изумленных зрителей всеми этими документами. При этом что то выпадает, что то появляется, ну к примеру шесть тысяч поляков в Медном(если я не ошибаюсь), тут же внимательный зритель кричит - не было там ничего! И Редактор быстренько выбрасывает Медное, и более о нем не заикается.

Редактор - Thursday, April 15, 2010 at 21:23:32 (MSD)

Все доказательства есть в статье. И есть в обсуждении в Гусь Буке.
Вы пишете: «к примеру шесть тысяч поляков в Медном (если я не ошибаюсь), тут же внимательный зритель кричит - не было там ничего». То есть, вы, оказывается, не помните. Тем не менее, утверждаете «тут же внимательный зритель кричит - не было там ничего». Кто это был? В каком смысле « не было ничего»? Что именно кричал этот неназванным вами читатель? Номер постинга, цитату.
В Осташковском лагере находились 6311 поляков. Имеются списки, согласно которым все они отправлены в Медное. Далее все следы этих пленных исчезают.
Вопрос: куда они делись? Ответ: они были расстреляны в Медном и там же закопаны.
Это явствует и из письма Шелепина:
«Всего по решениям специальной тройки НВД СССР было расстреляно .... в Осташковском лагере (Калининская область) – 6311 человек»
Медное – это и есть . Осташковский лагерь. Частично тела казненных были эксгумированы в 1991 году. Те, что остались после уничтожения тел негашеной известью в 70- годах.
Кстати, по степени разложения трупов международная комиссия сделала вывод, что погребение тел в Катыни состоялось не позже лета 1940 года. Это как говорится, медицинский факт.
Но тут есть идеологическая сторона, которая и для вас самая главная. Хорошо известно, что после передачи материалов Особой папки Горбачеву и записок Фалина и генпрокурора он был вынужден сделать очень тяжелое для него и его окружения политическое признание о вине политбюро. Напомню, что в 1990 году Горбачев был генсеком этого самого Политбюро (как структуры). Далее Ельцин по многим позициям был врагом Горбачева, он вырвал власть из его рук. Но по вопросу Катыни ему пришлось сделать такое же признание и принести извинение Польше. Наконец, Путин, вполне отчетливо проявляющего симпатии Сталину , во избежание политического скандала, только что еще раз признал вину СССР (Сталина, политбюро, НКВД) за Катынь (Катынь – в символическом смысле, туда входили 8 лагерей и тюрем, включая Медное). И вместе с Туском 7 апреля этого года преклонил колени на монументе польским офицерам в Катыни. Ну и Медведев признал, само собой.
Итак, вы выступаете против высшей власти в России. Причем, на чьей стороне? На стороне зомби и убийц из НКВД! Ибо вы обеляете их, утверждаете, что они никаких преступлений не совершали. Хотя комендант Осташковского лагеря (Медное) Блохин, каждую ночь лично расстреливающий поляков и по количеству казненных уже приближающийся к латышу Петру Магго (10 000 убийств), в конце концов покончил с собой.
Выходит, вы что, хуже Блохина?
P.S. Вассерман – сталинист. Это давно известно. Его ложь под видом «знатока» здесь, и во многих его прочих утверждениях, - убога. Я как-то месяц назад приводил примеры и цитировал его нелепости. Немцев в Калинине (в Медном) не было. Но дело и не в этом. В Катыни немцы были, а вот расстрелы производились в апреле-мае 1940 года. Точно также же, как и в Медном.

Trasher - Friday, April 16, 2010 at 02:42:19 (MSD)

Редактор, вы действительно не понимаете, что письмо Шелепина это фальсификация? Даже если не понимаете, указанных вам фактов о неточностях и неувязках в этом письме достаточно, чтобы порядочный исследователь более на письмо не с ссылался.

Редактор - Friday, April 16, 2010 at 03:17:47 (MSD)

Видите ли, ув. Трашер, вы весьма далеки от исторического мышления. И от логического. И, конечно, вы не знакомы с делопроизводством.
Давайте я вам объясню на пальцах. Документы не существуют изолировано. Помимо письма Шелепина с предложением уничтожить учетные дела на пленных поляков, есть решение президиума ЦК с этим решением. Затем - отчеты об уничтожении учетных дел. Есть воспоминания и допросы лиц, причастных к этой акции, в том числе самого Шелепина.
Но самое главное (ВНИМАНИЕ):
НЕТ самих учетных дел. Их нет в архиве, в котором они должны быть и в котором имеются аналогичные дела на всех других заключенных. Да еще и с грифом ХВ (хранить вечно).
Их исчезновение полностью объясняется запиской Шелепина и решением Президиума ЦК.
Надеюсь, теперь вам понятно?

Некоторые важные первичные документы

РАПОРТ ИЗ КАТЫНИ 1943 год Отчет Польского Красного Креста (для служебного пользования; фрагменты)

Отчет профессора медицины доктора Бутца (сокращенное изложение).

Документ по Катынскому делу, переданный польскими историками советской стороне в 1988 г.

ЛУБЯНКА. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР "Смерш". 1939 - март 1946

Информация Генерального прокурора СССР в Аппарат Президента СССР по факту гибели польских военнопленных 22.01.1991

Четвертый раздел Польши и катынская трагедия (Н.С. Лебедева )

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?