Независимый бостонский альманах

ДИАЛОГ О Физиологии Сверхчеловека и "Русском Гулливере"

07-03-2011

МЕСЯЦ: Разделение работы духа (или в общем смысле, культуры) на диониссийство и апполонизм соблазнительно, по крайней мере, появляются категории, с которыми можно работать, но, мне кажется, что и сам Ницше, введший их в обиход новоговремени? часто придавал им противоречивые значения. Условно говоря, за Дионисом мы привыкли видеть иррационально-трагическое, чувственное, исступленное, а в тени Аполлона: разум, мир чистых классических форм, короче - рациональное. Символы вольно или невольно упрощены, согласно современной Ницше, видимо, Шопенгауровской философии, хотя до жутковатого разделения на "физиков" и "лириков" еще далеко. Если у нас есть цель - то, она может быть сформулирована, как возвращение к единству, к цельному типу человека. Да? Или Вы против? И в этой связи, мне что-то подсказывает, что опираться в этом деле на категории современной философии, лишенной религиозной основы, нельзя. Мистерии, инициации, таинства - безвозвратно утраченные способы реализации человеческой жизни - могли показаться безумием лишь со стороны: в конце концов, свальный грех, пьянство и прочее это, так сказать, фольклорные формы культа, в принципе призванного пробудить тебя к высшему существованию, перейти на иной энергетический порог, а вовсе не "оттянуться на карнавале". И в этом смысле Апполон очень даже к месту, и представляет собой стабильность, контороль, соблюдейние четкости ритуала. Я даже не про историю религий говорю: мне просто слишком опротивел образ "размазанного", пьяного поэта, не отвечающего за базар. И при упоминании диониссийства в отечественной культуре возникает естественный вполне скепсис... Впрочем, я не читал Вашей книжки, Анатолий. Но ведь и в этом есть плюс: проговорив любимые идеи вслух в ритме досужего трепа мы, вероятно, сможем выскочить на новые формулировки...
ЛИВРИ: Дионис - Божество тотальное, более того - единственное выжившее из прочих богов, но скрывшееся во мраке - своей стихии! - подобно всякому ловчему, расставившему капканы на души. Дионис - величайший философ, и музагет, как обучал - безуспешно! - будущих филологов Ницше в 1876 году. И чем глубже я погружаюсь в изучение Элевсинских таинств, - сиречь, в познание вечного возвращения сухой "ипостаси Бога" - как называл Деметру Тирезий раскаявшегося, т.е. возненавидившего демократию Еврипида, - тем более убеждаюсь, подобно Макробию, в единстве Божества, несмотря на множество имён его.

Никогда не позабыть мне чувства перманентного изумления моего детства: политики, поэты, учёные, философы... виделись мне чудовищными шарлатанами, к тому же чрезвычайно дурно играющими свою роль. Более того: они так свыклись с непроницательностью подслеповатых простофиль - их зрителей - что не способны даже профессионально обдурить ставшее нынче столь неприхотливым " человечество ". Однако, в отрочестве мне думалось, что все эти создания - лишь преддверие к чему-то подлинному, имеющему действительную ценность, реально существующему. Стоит подождать, выучиться, перебраться в другую - более "цивилизованную"! - страну, и всё станет на свои места: "человечество" раскроется, подобно розе, всякий индивидуум окажется приемлимым на запах, цвет, вкус - "человека" можно будет как минимум вынести без отвращения.

Но я объездил весь мир, жил на всех континентах планеты, работал в странах семи различных культур, преподавал в двух французских университетах - все куклы восковые! Тогда настала необходимость выбора: с кем я? С бездушными, едва телесными марионетками и их бесталанными режиссёрами или же с Другим? И я решил сохранить, изощрив их до смертоносности, мой взгляд, дикую звериную душу, выловленную для меня Богом в самых заповедных источниках мироздания. Но для сего надо было поверить Богу, беззаветно отдаться ему. И Дионис - все его ипостаси - дал мне в дар тотальную мудрость, именно из-за неё еху столь боятся меня, испытывают ужас при одном моём приближении, жаждут физически убить меня, уничтожить моё дионисическое творчество. Дионису обязан я всем - вплоть до банальнейших сиюминутных элементов, как то: сегодняшним местом в Университете Ниццы-Sophia Antipolis, или публикацией Набокова ницшеанца по-французски в Париже - в издательстве (верх комизма!), находящемся против Сорбонны, "Hermann" http://www.fabula.org/actualites/article40024.php , - или американской премией им. Марка Алданова за повесть Глаза - подлинный гимн Митре, этой солярной ипостаси единого Бога, повести, которую ни один журнальный редактор, запуганный или проплаченный "из Сорбонны", не посмел опубликовать в течениe восьми (8!) лет.

Весь этот позор сократического университета преподаю я теперь по всему миру как славист из Университета с Лазурного Берега http://annuaire.unice.fr/index.php?pname=Livry&base=ou%3Dpersonnel%2Cou%3Dpeople%2Cdc%3Dunice%2Cdc%3Dfr&action=list_persons&mode=standard&look=portail , и преподаю с именами, датами, названиями изданий. Безжалостно вводя университетское отребье в университетские же анналы, делая из чванливых чандал "перманентных Пенфеев", тотчас призывая "Агав" из других университетов, чтобы они разорвали своих же родственничков. Ибо Дионис - величайший комический поэт! Из моей жизни создал он произведение, выставляя, подобно другому своему вакханту, Гоголю, "мудрецов" на вечное посмеяние, иммобилизируя учёный сброд, чтобы любой ценитель сатирической драмы смог хорошенько рассмотреть, досконально и научно проанализировав излишне "разумную" чернь, состоящую из профессоров-доцентов, мотов-наследников да продажных, но недорогих параноиков-редакторов.

Моя Физиология Сверхчеловека - анализ нового, высшего, ибо выжившего после прикосновения Бога Живаго, человекообразного существа, этого хрупчайшего создания будущего, смысла Вселенной. Разбор этот строится и на личном опыте общения с Богом, и на образах русской литературы - произведений прозаиков и поэтов, также повстречавших Диониса.
М. Мне нравится, что Вы, по существу, вновь поднимаете тему преодоления человека, говорите о качественном изменении человеческой природы. Социалдарвинизм и ксенофобия, к счастью, обществом отвергнуты, но это вовсе не значит, что путь просветления и т.п. невозможен. Мне трудно говорить о Дионисе, как о "реальном" божестве. В конце концов, что мы об этом знаем? Гомер? Фукидид? Мифы? Единственный более-менее подробных источник - одна из поздних пьес Еврипида. Таинства - вещь тонкая, тут без наставников и носителей традиции не обойтись. Иначе - Голливуд, имитация, игра+ Декаданс, одним словом. Я это к тому, что если вода на ваших глазах не превращалась в вино, а реки вином и медом не наполнялись, то, значит, вы еще - в литературе, кинематографе, воображении. "Не верьте, пока не проверите". По мне культ Диониса - одна из форм шаманизма, видимо, одна из наиболее высоких его форм. Немного смущает массовость ритуала: за коллективной исступленностью я выхода не вижу. Снятие покровов, единение жизни и смерти, освобождение от нелепых запретов - это лишь одних из первых этапов, что ли+ В том то и интрига, что цель у всех одна, но каждый доходит до нее своим путем. Мне более понятны практические вещи, предлагаемые, например, суфизмом. "Не обижайте, и не обижайтесь", "избавьтесь от эго" - и прозреете+ Вот это - понятно. На этом фоне "возлюбите ближнего своего" звучит чуть ли не высокопарно. Впрочем, в одном из манифестов "Русского Гулливера" я к элевсинским мистериям обращался. В "Алмазной сутре Гулливера" (пусть и в шуточной форме) говорится о связи религиозных прозрений с употреблением психотропов. Это действительно научный вполне момент. То, что разные вещества вызывают в нас конкретные вполне видения, говорит о том, что их употребление вполне могло участвовать в создании религиозных образов. Еще раз повторюсь: меня больше интересует практическое применение разного рода традиционных знаний для "собирания себя" или, наоборот, для "избавления от себя". Мы сейчас на исключительно профанном витке развития, очень неосмысленном, несмотря на удивительные прорывы в области технологий и обмена информацией. Это промежуточная такая стадия, когда "дух опередил себя в накоплении материальных благ, которые лишь ожидают власти, способной их упорядочить, классифицировать, расставить по росту и ранжиру". Об овладении этой властью и стоит говорить. Остальное - абстрактно, литературно, культурно и т.п. Проявления светской культуры меня с некоторых пор почти перестали интересовать.
Л . Один французский классик воcкликнул некогда на страницах своих олимпийских воспоминаний : "Слава гомеридам!". И "гомерид" для нас, сегодняшних приверженцев классицизма, это не только эрудит, цитирующий Илиаду в подлиннике, но в первую очередь - философ-экзегет, познавший древность вряд ли доступную благодаря чтению литературных источников (однако прошедший чрез необходимую стадию чтеца - и чтеца вслух!), и вернувшийся к Гомеру, как к высшей форме наложения "человеческой" печати на мир. Подобными "гомеридами" стали те "язычники", связь с коими не утрачена нами и поныне: Порфирий, Ямвлих, Юлиан... И что любопытно, все они обращаются, прямо или косвенно, к первопророку, к перво-Гомеру - к Заратустре, тому, кто исследовал границы "Человечья", напитал себя пыльцой мудрости, существующей только в Аиде, - "гомериду" - Мандельштаму, например, были знакомы подобные экспедиции. Перс Заратустра - поклонник "солнечного Дионисизма" произвёл синтез доступного и недоступного. И ныне, т.е. в последние десять-пятнадцать веков, каждый, кто способен отказаться от сократизма - достаточно силён, чтобы отринуть рефлекс "доказательств", - так или иначе возвращается к Заратустре.

Интересно, что Вы заговорили о суфизме. Но ведь большинство основателей этой секты - как и большинство исламских поэтов - были... персами. Возможен ли суфизм без Газали, например? И где кончается у суфийцев "ислам" (для меня - плагиат плагиата плагиата), и где заговаривает в них "логос расы"? А "воин" - Халладж, вещает ли он языком араба-Муххамеда, или же голос зароастрийца деда - а вместе с ним поколений предков, поклонников дионисическо-митраической мудрости, - прорывается в его "суфизме"?

Познание - процесс хрупчайший. И, слава моему Богу, от знания он не зависит нисколько. Даже эта евангельская банальность, во имя коей и по сей день свершается столько унизительных для "человечества" насилий над духом - есть продолжение античной персидской истины, некогда, выгравированной на храме Аполлона в Дельфах. Ведь Ноцри убеждает не просто "возлюбить ближнего своего". Он советует любить оного "как самого себя". А разве возможна любовь "человеческая" (?????), а тем паче любовь Божественная (?????), без знания предмета любви, - если, конечно, речь не идёт о проституции?

К познанию самого себя призывает толпы Галилеянин! Но здесь-то, по-моему, и допускается им промах, промах оптимистический, воистину и во всех смыслах сократический - Иисус "сократизирует" дух "человеческий", пенетрирует его через отверстие, изначально не предназначенное для данного акта. Ибо - и тут я цитирую - люди не равны! Да и можно ли требовать от торговцев свиньями, от программистов, от девиц лёгкого поведения, или же, например, от моих коллег по университету Ниццы, или от прошлых из Сорбонны, познать самих себя?! Да они вызовут полицию! Засудят Вас!

Именно для таких прежде и существовал организованный полисом оргиазм под надзором старейшин. После подобной экстатической ночи им - в течение определённого срока, естественно! - не жаждалось разорвать на части таких как я (ницшеанец Набоков, например, в Приглашении на казнь пытается выразить животный рефлекс "кукол", - а этот антидемократ смело отнимает у них "человеческое" достоинство, - разодрать Цинцинната на куски).

Для других же, избранных, хорошо родившихся и уберегшихся от скверны, неподвластных ни зависти, ни гордыне, для самодостаточных, не нуждающихся ни в карьере, ни в чинах, дабы увериться в собственной значимости, - и существовали Элевсинские мистерии, а познание смысла Вселенной, поэтапное посвящение в таинства, телесное погружение в них, занимало десятилетия.
М. Плагиат плагиата плагиата? Существуют ли религии, которые чисты и первичны? По-моему, все, что мы видим в обозримом прошлом - наложение одних воззрений на другие, продукт преемственности. Идея единого центра зарождения духовности (условно говоря, Полярная гора) - гипотеза, не лишенная оснований. Генон уверен, что это произошло вообще до появления человека. Красиво, да? Хочется верить. И в этом смысле, процесс разделения людей на религиозные концессии - процесс инволюционный, деградация. Йоги в Непале вполне доходчиво смогли мне объяснить, что отсутствие верований и культов в Золотом веке - наиболее высшая и всеобъемлющая форма духовности. Все были брахманами и царями - идеальное общество (пусть и непонятно, как живет и работает). Для греков и Дионис поначалу казался иноземцем: "чужестранец и чародей+ Вся в золотистых кудрях голова+" . Мне всегда было интересно, откуда родом Мельхиседек, которому и Авраам должен платить десятину, откуда приходят к младенцу Христу цари-волхвы+ Более того, где-то там я пытался найти точку опоры, видя в их образах намек на что-то изначальное. Вы правы, когда говорите, что суфизм - религия по существу индоевропейская+ и никогда не спящий воин Митра+ и понятия малой и великой священных войн - оттуда же+ Я вот о чем хотел бы Вас спросить. Философы, начиная с Ницше (и теософы, конечно) видели серьезные противоречия в левантийском подходе к религии и индоевропейском (арийском). Начало и середина прошедшего века кишат исследованиями и рассуждениями на этот счет, но после кровопролитнейшей мировой войны по понятным причинам затихают. В детали вдаваться не стоит: помню, одним из ключевых моментов дискуссии было понятие греха, в том числе первородного. Основная мысль заключалась в том, что христианство навязывает нам комплекс вины, в то время как дальневосточная (ну или индуистско-буддистская) смотрит на грех с позиций баланса космических сил или кармических перерождений. Людей смущало, что в прошлом мы зажаты грехопадением и изгнанием из рая, а в будущем - Страшным судом. Линейная концепция времени, почти равнозначная эволюции и прогрессу, еще больше загоняла европейскую цивилизацию в примитивизм. У меня такой вопрос? Существует ли контрапункт семитского и арийского подхода к реальности? Или это философские абстракции? Можем ли мы говорить о "иудеохристианской цивилизации" как о цивилизации обывательской, торгашеской, в противовес чудом сохранившимся цивилизациям героическим? Или термины безнадежно устарели и новый глобальный порядок совсем не об этом? Мне порой кажется, что противоречия эти были высосаны из пальца и реальная ситуация гораздо сложней и запутанней+

 

Л.В рассуждениях о религиях мне часто помогает опыт энолога. Воспользуюсь им и на этот раз: виноделие и его продукция известные нам сейчас - результат технических новшеств недавних времён. Поэтому и гомеровские герои, и Людовик XIV пили вино "brut" : в чашу наливался чистый виноградный алкоголь, затем смешиваемый с водой. Содержимое выпивали обычно до четверти, снова добавляли туда воды, - и так до тех пор, пока вино не исчезало quasi полностью.

Обыкновенный смертный, - тот, кто по Набокову, видит звёзды лишь выходя ночью помочиться, - тщеславно довольствуется разбавленным до розоватой прозрачности Словом Божьим. И слава Богу!

Но он существует. Цельный. Неразмешенный человечинкой и Хроносом - Логос! Этот исконный мерцающий Хаос, - чреватый звездой-танцовщицей, - который, согласно Гераклиту, никогда не возникал и никогда не исчезнет. Достигнуть контакта с ним возможно той самой, лёгкой, - "крылатой", написал некогда Платон, - игрой математики и хмеля. А для этого необходимо прийти к Богу. Свершить конкретный путь к нему, выучить язык Бога, суметь писать на божественной идиоме. Дионисическим стилем! Ибо, как верно заметил автор Египетских мистерий : Боги - консерваторы-домоседы. Туризм презирают. Иноземными наречиями брезгуют. И из личного опыта могу добавить : Боги - создания жестокие, более того, злорадные, а на "человека" им буквально наплевать. И я их понимаю, у них и без "людей" развлечений предостаточно.

Нет лучшего судьи в вопросах божественных и "людских", чем поэт. Самым арийским русским поэтом прошедшего столетия был Мандельштам. А во Вселенной не найти более мощной созидательной батареи, чем семит, отбросивший понятие "греха", - преступный семит! семит, получивший путём насилия над собой, дар Прометея, дар буквально вытекающий из имени титана, - поверивший в арийского Бога. Ибо только при содействии подобных перебежчиков "человечество" и может подкрасться к истокам Логоса. А он, этот Логос - ариец. Мандельштам знал это и восхвалял праарийскую первозданность Логоса :

"А я пою вино времён -

Источник речи италийской -

И в колыбели праарийской

Славянский и германский лён!" (Мандельштам, Зверинец).

Когда осмеливаешься встать на путь достижения такого криминального идеала, ни в коем случае нельзя полагаться на "объяснения" или "доказательства". Необходим волче-артистический нюх. И Мандельштам хищно, сиречь сверхчеловечески, чуял разницу меж "арийским" и "семитским" - более того, созидательный рефлекс Мандельштама оказался настолько мощным, что ему во что бы то ни стало понадобилось написать об этом, расчленить "человечество" пером поэтического теолога, говоря по-латински - дискриминировать "людской" род :

"Разве я мог не заметить, что в настоящих еврейских домах пахнет иначе, чем в арийских. И это пахнет не только кухня, но люди, вещи и одежда. До сих пор помню, как меня обдало этим приторным еврейским запахом в деревянном доме на Ключевой улице, в немецкой Риге, у дедушки и бабушки." (Мандельштам, Шум времени).

И я согласен с поэтом. Ибо пьём-то мы с Мандельштамом из одного родника, который мы случайно выискали в Европе - на континенте, коему ветхозаветный Потоп придал, ежели верить тому же Мандельштаму, арийский профиль :

"Тыча в океаны и материки ручкой пера, он составлял маршруты грандиозных путешествий, сравнивая воздушные очертания арийской Европы с тупым сапогом Африки и с невыразительной Австралией." (Мандельштам, Египетская марка).

А что самое развесёлое - подлинная gaya scienza такой поэтической экзегезы, - я не только преподаю сейчас эту вакхическую неполиткорректность во французском Университете, в Ницце, но и через несколько лет я приучу всех видеть в Мандельштаме дионисического иудея, - как прежде я выдресировал набокофилов поклоняться их кумиру-ницшеанцу.

М.: Да, Мандельштам - поэт всеобъемлющий, высотный, широтный, глубоководный. Думаю, что для его художественного видения правды левантийской или арийской попросту не существует. Религии разъединяют людей, хотя в основании, скорее всего, все-таки имеют один корень. У людей верующих больше шансов найти общий язык, чем у, все больше наглеющих, безбожников. "Глобальное почвенничество или поэзия в действии" - проект "Русского Гулливера", призванный объединить все священные места мира в надежде обретения некоей интегральной духовности. Не вдаваясь в детали: вот уже несколько лет я перевожу камни из одной святыни к другой, создаю реальный фундамент из фрагментов грунта и камней, на которые ступали ноги пророков. Так были перевезены камни с Синайской горы Моисея к монастырю Нама Будда (там Гаутама кормил тигрицу собственной плотью), потом - Стоунхендж, Каркакский храм в Луксоре, Венеция, Париж, христианские катакомбы в Салониках, Кельнский собор (там покоятся останки царей-волхвов, пришедших к младенцу-Христу), индейские пещеры в Северной Америке, и так далее. Это не совсем в стиле современного искусства, хотя подход близок. Люди молились в этих местах тысячи лет, это не просто камни, найденные на обочине шоссе, и объединение этих почв должно, на мой взгляд, вести к положительным изменениям в мире. Например, в тот день, когда камень с Синая был оставлен в Гималаях, арабский журналист метнул ботинком в господина Буша-младшего - вечером видели по телеку в Катманду J+ Тогда и решил, что мы на правильном пути. Вы, Анатолий, в большей степени литератор, чем я. Вы - поэт, гомерид, классицист. Неожиданная позиция, заслуживающая уважения. Вы находите опору в греческих мистериях, моя душа поселилась в Северной Европе времен Великого переселения народов. Я написал с десяток поэтических и прозаических книг, но главной работой стала "Норумбега", отправной точкой которой стало наследие "варваров" (кельты, скандинавы, славяне, северо-американские индейцы), миф о "благородном дикаре", описанный М.Элиаде, сопрягающийся со "скифской традицией" в отечественной литературе. Контрапункт "цивилизация-варварство" актуален в настоящее время, и становится чуть ли не основной движущей силой истории+ Сочетание стихов и эссеистики, фактов и вымысла, что-то вроде создания утопии или мифа, обращенного в первобытное прошлое человечества... Мы, люди "абсолютной цивилизации", слишком эгоцентричны, самонадеянны и не готовы всерьез обратиться к опыту других культур. Тем не менее, в истории родных Европы и Евразии или даже в своей собственной жизни могут быть скрыты новые, незнакомые, но реально существующие версии бытия. В конце концов, у основания нашей истории все равно лежит миф, держащийся не на подтвержденных фактах, а лишь на достоверности поэтического слова: будь то легенда о Вавилонском столпотворении или поэма о падении Трои (Зиккураты достроены, Троя не сожжена). Весь мир сегодня вестернизирован, он западный, читай: греческий. Не даром Хайдеггер говорил, что для того, чтобы начать новую историю, уже не греческую, мы должны еще раз внимательно переосмыслить греков, те, кто этого не делает, не имеет никаких шансов выбраться из западного проекта, как бы критически они к нему не относились. Таким образом, пиар-проект Гомера оказался у истоков не только собственно греческого мира, он есть краеугольный камень всей современной цивилизации, Гомер, наверное, сам того не зная, запустил процесс, которому вот уже почти 3 тысячелетия следует человеческая история. Такова сила поэзии, ее великая власть, побеждающая все "реальные факты", о которых помнят только забытые чудаки вроде Диона Христостома, который и сам-то принадлежит к уже развитому греческому миру, эпохи эллинизма, то есть, без Гомера бы и не возник. Боюсь, что наша цивилизация нуждается в изменении (смещении) "точки сборки" - мы забрели в тупик, хотя находясь в России или Америке с их неосвоенными просторами, это еще не так сильно бросается в глаза+
А.Л. Перенесение камней по Земле - как воссоздание на планете единого, тотального Элевсина - перманентное богослужение, длящееся годами, - десятилетиями даже, если, как говаривал один персонаж Достоевского, Вы выдержите. Возможно таким образом нынче возрождается жречество? - жречество надграничное, сверх-эллинское, ведь не даром Юлиан Флавий Второй писал Соллюстию и себе в утешение : "Я <последователь персидского Митры, следовательно> - кельт, а потому - грек.".

Однако, подобное активное боголюбие, заговаривая на "людском" языке, должно обращаться к избранным, а нынче элита эта труднонаходима. Существует известный в античности анекдот об упомянутом Вами Дионе из Прузы, когда во время триумфальной процессии, Траян, повернувшись к "полуфилософу" (как назвал Диона Виламовиц) соизволил сказать ему : "Ты мне нравишься, Дион, хоть я никогда и не понимаю, что ты болтаешь." - можно подумать дело происходило в Сорбонне, году эдак в 2011!

Слишком много развелось императоров, милостиво кощунствующих, мешая единственно правильному проведению Мессы - как бы не назывался Бог. Теперь они всюду, например - в Университете, - где производится подлинный противоестественный отбор : побеждает тупость, бескультурие, протитуция, царствует наглый пованивающий душой и из-под мышек плебей докторской степени, после коего "хоть Потоп". В этом Университете - на Лазурном Берегу - нынче снова преподаю я, - как естествоиспытатель, ходящий средь французских гиен-профессоров. Именно этот плебс и навёл меня некогда на мысль о самоуничтожении той многовековой диалектической бесполезности - "науки" - самоуничтожение, без коего невозможно вселенское богослужение, столь желанное поэтам.

Подтолкнуть смертельно больную "науку", ускорив её летальный исход, и призвана моя Физиология Сверхчеловека ("Алетейя", Петербург, 2011). В этой книге высказываю я те странные, хрупкие мысли, доступные разве что после долгого поста. Например о "Сверхчеловеке-долгожителе", когда изящное, чудом оказавшееся на Земле существо, вместо того, чтобы бесследно сгинуть - чего ожидает, потирая передние лапы, "учёное" отребье, - не только выживет, но и переиначит мир на свой лад. Сколько редчайших случаев и божественных вмешательств необходимо для этого? Какими путями ходит Бог-акушер, выискивающий и находящий сверх-плод в чреве своей матери Земли? О чем говорят боги меж собой, а также со своими почти-"человеческими" любимцами? Об этом повествует моя Физиология Сверхчеловека.

http://www.ozon.ru/context/detail/id/5648823

М.: Заинтриговали. Чем больше практических идей в этой сфере, тем полезнее книга. Интересно, насколько различается физиология Вашего сверхсущества от физиологии йогина или кастанедовского воина. Сверхчеловек это бодхисатва, да? После появления американских "суперменов" я как-то этим термином перестал пользоваться. Юнгер вообще предлагал назвать этого юберменша - "рабочим", в чем кроме "скромности" присутствовал и аристократический, офицерский аспект+ В общем, в обществе идущем по пути все большей аморфности крайне важно знать, как устроена устойчивая форма, изучить ее физиологию и т.п. Я перечитал наш разговор, и знаете в чем он меня убедил? В уникальности русского подхода к действительности и литературе. Ведь несмотря на кажущуюся экзотичность тематики, мы очевидно находимся в контексте этой традиции+ Безоглядность, варварская открытость, способность к перевоплощению, оставаясь при этом самим собой, умение теоритизировать и фантазировать, начитанность, самостоятельность, в конце концов+ В общем, поиск смысла жизни на свой страх и риск - это же русские такие вещи. Слава Богу, что российская словесность не обуржуазилась до предела, как иногда кажется, а продолжает традиции начала 20-го века, по существу. Все, постмодернистская блажь закончена. И хотя по эфиру еще шныряют комиссарики-беллетристы вроде Быкова и Веллера, призывающие жить "как все нормальные люди", погоды они не делают. Я надеюсь, что здоровым силам нашей литературы удастся преодолеть информационную блокаду со стороны буржуазного истеблишмента, и вывести нашу культуру на качественно новый виток. Удачи Вам, Анатолий. Будем на связи.

Анатолий Ливри, преподаватель русской литературы Университета Ниццы - Sophia Antipolis, философ, прозаик и поэт, лауреат премии им. Марка Алданова 2010 http://www.newreviewinc.com/?q=node/5

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?