Независимый бостонский альманах

А Я ГЛЯЖУ, НА НЕЙ ТАКАЯ БРОШКА

20-03-2011

Известно высказывание Оскара Уайльда о том, что роман должен быть бессмысленно очаровательным, как персидский ковёр.

Небольшой рассказ Надежды Кожевниковой "Брошка", как , впрочем и многие другие её вещи, до странности схож с пространством романа, но в его, скажем так, концентрированном, и оттого жгучем, прожигающим огнём неизжитой ностальгии, изводом.

Итак, допустим, мы установили некое родство "Брошки"с романом, но в чём сходство с ковром? Мне это сходство видится в своеобразном узоре, созданном , по выражению Сартра, "спрессованным временем". Узоре, образованном скорее цветными пятнами, чем строгими линиями , но в то же время создающим некие образы и ощущения.

Однако образы эти не образы живых людей, природы и событий. Автор скользит над своими героями и их жизнью. И события, с ними связанные, читаются с лёгкой грустью, как собственные воспоминания, казалось бы, давно изжитые, затёртые грубым наждаком беспощадных лет и зашлифованные тонкой шкуркой мнимых и не слишком мнимых достижений.

"Мы играли в лапту. Стоит отметить, что учась в привилегированной музыкальной школе, там успехи меня занимали не меньше, если не больше, чем подвиги, одобряемые моими дворовыми товарищами. Я самостоятельно тренировалась на даче летом как половчее словить мяч, прыгать, не задевая через веревку, и та, дворовая аудитория, по требовательности, строгости не уступала экзаменаторам в нашей элитарной школе. Успех, любой, во всем, меня тешил. Румяная физиономия с ямочками маскировала лютую жажду побеждать всегда и во всем."

Это сама Надежда Кожевникова, от лица которой ведётся рассказ, единственный характер, среди прочих, - странного паренька Вити, крутого по тем временам, третьегодника Кольки, её собственной матери и загадочной номенклатурной фигуры витиного отца , данных силуэтом, и составляющих присутствующий и одновременно уплывающий в прошлое фон повествования.

Но о чём же само повествование, неужто об известном по многим более или менее талантливым литературным текстам дворовом детстве "интеллигнтного ребёнка из хорошей семьи" и неприятном эпизоде с украденной, тайно влюблённым в героиню Витей, брошкой?

Нет, конечно. Это миниатюрная повесть о невозвратимой поре неведения о взрослых, так называемых, ценностях, когда пара грошовых, но признаваемых в замкнутой и ритуализированной посильнее иного тайного общества детской среде, значков с "выгодой" обменивалась на драгоценную брошь и о первых в этой среде трещинах, в которую эта брошь
уплывала по вполне реальной цене.

И ещё, как пишет Н. Кожевникова, о "странных мотивах движущих людьми, чтобы лгать"

Хотя, при ближайшем рассмотрении, мотивы эти вовсе не кажутся странными.

Это ложь героини, - ложь из самого сильного детского страха, страха потерять друга.

Это ложь от страха стыда и наказания мальчика Вити, это привычная, в его не по годам сложной жизни, ложь Кольки, это ложь "несознанки" его матери "мужеподобной дворничихи, в телогрейке" и наконец беспомощная ложь ради крох человеческого внимания, состарившейся витиной мамы.

Отчего люди лгут? Ложь это убежище от жестокого мира. Убежище ненадёжное, временное,
но кто раздумывает, когда надо спасаться или спасать!

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?