Независимый бостонский альманах

ДВА УДАРА

27-08-2011

Ниже последует рассказ о событиях в моей жизни, произошедших около 22 лет тому назад, явившихся, как я твердо полагаю, первотолчком к тому тяжелому положению, в котором я нахожусь в настоящее время и которое не боюсь назвать своим несчастьем.
Пишу эти заметки в предположении, что кто-нибудь из моих потомков проявит интерес к моей персоне после того, когда меня уже не будет на свете, и воспримет это как урок для себя. В особенности если будет водителем автомобиля.

***
4 августа 1988 года, в жаркое солнечное утро, мы с моим другом Володей Лохматовым, отправились в давно запланированную двухнедельную поездку в Астраханскую область, в район реки Ахтубы. Годом раньше мы с ним и своими домашними побывали там, прожив примерно пару недель на берегу реки Кокцетмень, соединяющей Ахтубу с Волгой, и вернулись оттуда с самыми наилучшими впечатлениями и твердым желанием вернуться в эти места на следующий год.
Выехали мы на своих машинах: я - на "Запорожце" последней модели, Володя - на "Жигуленке-"Копейке". На Володином борту находилась Володина дочь Ирина и его будущий зять В. Ашанин, на моем - мой зять Вася Павленко (первый муж Тани). Обе машины были полностью загружены продуктами и снаряжением - надувными лодками, палатками, инвентарем и рыболовными снастями.
Выезжали мы в отличном настроении, с каким-то радостным ликованием в душе, предвкушая все ждущие нас пестрые дорожные впечатления. Я шел первым, Володя - следом за мной. Отъехав от Пензы, свернули на саратовскую бетонку и двинулись на юг.
ДТП произошло вблизи поворота на Кондоль. Я шел на скорости 80 -90 км/час. Впереди меня ехала какая-то грузовая машина. Желая обогнать ее, я направился по свободной встречной полосе, подав сигнал обгона. И вдруг неожиданно водитель грузовика подсек меня, также направив свою машину влево и начав тормозить. Поняв, что дальше я на своей скорости могу врезаться в его левый бок, я мгновенно повернул, затормозил и стал обходить его по правой освободившейся полосе и с ужасом увидел, что грузовик вновь резко поворачивает направо, закрывая мне путь. В этой ситуации, избегая столкновения, я резко затормозил, двигаясь правой парой колес по обочине, совершенно сухой. Дальнейшее длилось всего несколько секунд: из-за блокировки колес машину резко занесло вправо, и она полетела с профиля дороги, перевернулась через крышу и грохнулась на сжатое кукурузное поле, встав опять на колеса.
Мгновенно к нам подъехали водители двух легковых машин, ехавших во встречном направлении. Помню, как они закричали : "Вон он, вон он, гад, уходит!". Мы увидели, как водитель грузовика, свернув вправо на отходившую от трассы проселочную дорогу и пересекши поле, гонит машину вдоль лесозащитной полосы на бешеной скорости в столбах пыли.
Подьехал Володя и, увидев случившееся, сказал мне: "Слава, не горюй, но машины у тебя больше нет!".
Нам удалось выйти как-то открыть двери и выйти из машины. От травм нас спасли ремни безопасности, которыми мы были пристегнуты.
Зрелище было ужасающим Крыша машины, передок и стойки искорежены, стекла разбиты. На полу разлилась лужа вылетевших из кассет разбитых яиц, смешавшаяся с какими-то рассыпавшимися крупами или рожками; все уложенные на свободное заднее сидение предметы были разбросаны по сторонам.
Стало ясно, что произошло. Водитель грузовика, видимо, поняв, что расстояние до нужного ему места съезда на проселок он прозевал и, чтобы не делать крутого и небезопасного поворота вправо, затормозил и для увеличения радиуса поворота свернул на встречную полосу, а затем повернул направо и закрыл мне возможность двигаться по своей полосе. Он видел, как кувырком полетел мой "Запорожец", но трусливо скрылся с места аварии.
Посовещавшись, мы решили, что делать дальше. Володя со своими спутниками поехал в кондольское ГАИ, чтобы вызвать инспектора, и вскоре вернулся в сопровождении старшего лейтенанта на "Газике". Далее, оставив Васю у разбитой машины, мы поехали в Кондоль давать показания, где написали объяснительные записки о случившемся.
В это время Лёля находилась в Воскресенске, откуда Марина с Виктором намеревались приехать в наш стан на Ахтубе, а она - остаться с внуками в Воскресенске. С местной почты я дал им телеграмму, что из-за неисправности машины эту поездку желательно отложить.
С глубокой благодарностью до сего времени вспоминаю инспектора, не оставившего нас в беде. Сначала он отыскал где-то (в рабочее время!) машину с подъемным краном и приехал с ним на место аварии. Затем стал ловить попутную порожнюю машину, чтобы погрузить на нее наш "Запорожец". После нескольких попыток ему удалось, наконец, остановить трейлер с длинной пустой платформой, ехавшим откуда-то в нашу область за сельхозмашинами. С помощью подъемного крана в кузов погрузили исковерканную машину, закрепили ее, мы с Васей сели в кабину с водителем и поехали в Пензу. Володя со своими спутниками простились с нами и продолжили путь на Ахтубу.
В Пензе я позвонил на работу своему заму, и он пригнал к стоянке подъемный кран, поднявший машину и перенесший ее через ограду на свое место.
В ближайшие дни из Воскресенска приехала Леля с Мариной, Виктором и внуками. Как ни сдержанно я сообщал в телеграмме о происшедшем, они сразу догадались, что случилась беда.
Далее для меня началась цепь сплошных забот. Прежде всего, я приехал на СТО, разыскал там одного из мастеров кузовного цеха (звали его Юрий Каляпин) и уговорил его поехать со мной и осмотреть машину. К моему удивлению, зрелище не произвело на него никакого впечатления. Он сказал: " Мы еще не такие машины восстанавливали!". Далее был составлен список повреждений для предъявления его в страховое общество для выплаты денег на ремонт (К счастью, машина была застрахована) Далее Юра помог мне составить перечень дефектов машины и назначил мне день доставки ее на СТО. Некоторых частей на складе СТО не было в наличии, но он успокоил меня, сказав, что все уладит и поставит имевшиеся у него.
Для перегонки в назначенный день прибыла машина для буксировки разбитого "Запорожца". Сесть в него я не решился, и за руль сел сотрудник нашего НИИ Кузнецов.
Сдача машины в ремонт начальнику цеха была для меня страшной нервотрепкой. Вспоминаю, как я сидел на жаре, пережидая обеденный перерыв в СТО, полуголодный и измученный предстоящими перипетиями сдачи, и курил одну сигарету за другой.
В конце концов машину - не без участия Каляпина - приняли и поставили на очередь во дворе СТО.
В ближайшие дни во время выхода в город у меня возникли жгучие боли за грудиной. В поликлинике установили, что у меня появилась стенокардия ("грудная жаба"), и вскоре я оказался в стационаре областной больницы. Скорее всего, причиной болезни явился полученный мною стресс. Это же подтвердила и мой лечащий врач.
Начались длинные "сердечные" процедуры, которым суждено было продлиться еще несколько лет, в течение которых я несколько раз попадал в стационарные отделения кардиологии в несколько разных больниц Пензы. Кроме того, за эти годы на фоне стенокардии к последней добавился еще один, не менее ненприятный недуг - мерцательная аритмия. Борьба с ней добавила много других лечебных процедур и дорогостоящих медикаментов. Я уж не говорю о тех тяжелых ощущениях, которые я испытывал, когда переносил приступы аритмии. Во время первых из них я думал, что пришла смерть, но потом как-то привык и не без тяжести переносил их.
8 января 2005 г. случился ишемический инсульт, при котором меня доставили в больницу, где в течение 2-х недель подвергся, как я понимаю, тривиальному пост-инсультному лечению. В течение последующего времени еще несколько раз побывал в стационарах без каких-либо положительных сдвигов. Нынешнее состояние подробно описано в упомянутых выше заметках. По имеющейся у меня информации можно твердо полагать, что оно останется неизменным до конца моей жизни.
У Васи на рентгене обнаружили трещинку в одном из шейных позвонков, и после лечения в больнице он проходил еще пару месяцев в гипсовом ошейнике. Сейчас вроде бы все прошло. Он работает в Пензенской филармонии, играя партию виолончели в местном симфоническом оркестре.
Машину мою на СТО восстановили. Она приобрела прежний облик, и я ездил на ней еще шесть лет без каких-либо аварий, пока не пересел на "Жигули" 6-ой модели, на которой благополучно проездил до 2004 года, пока не случился инсульт.
В течение нескольких последних лет я стал владельцем персонального компьютера, а затем подключился к Интернету. Из него я узнал, что наличие сердечно-сосудистых заболеваний является весьма благоприятной почвой для возникновения инсультов.
Сейчас живу с парализованной левой рукой, полностью лишенный возможности делать какие-либо привычные и любимые мной дела: выполнять различные тонкие слесарные и радиомонтажные работы (которые очень любил), водить машину, заниматься рыбалкой. Наконец, просто держать пинцет, вилку и другие предметы без того, чтобы все это не летело на пол.
Резко ухудшилось и общее самочувствие.
Не знаю, где сейчас находится тот подонок-шофер, из-за которого я потерял все основные элементы своей жизни. Бог ему судья! С другой стороны, остановись он на месте аварии - чем бы он помог мне избежать сегодняшних последствий?
Не снимаю и своей вины за происшедшее. В момент аварии я имел трехлетний стаж вождения автомобиля, - как говорят, срок - самый опасный с точки зрения предрасположенности к различным ДТП. В то время мне казалось, что я достаточно опытен.
Можно говорить, что не соблюдал необходимую дистанцию, не был достаточно осторожным, зная, кто едет впереди. Однако, вернуть случившегося уже невозможно…

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?