Независимый бостонский альманах

КЛУБЫ С АРО-МАТОМ

27-08-2011

Ныне юмор и хороший слог исчезают и ругательства заместо остроты принимаются.
Ф.М.Достоевский

Не только на вкус и цвет, нет уже товарищей и на запах.

Когда-то люди уверенно отличали затхлое от свежего, вонь от благовония.

Потом что-то произошло, и всё это: вкус, цвет, запах и всё вообще, что хорошо, а что плохо, - всё стало определяться модой.
Сейчас, например, на "цивилизованном Западе" широко распространилась мода на дурной вкус и дурные запахи.

Ещё недавно (в прошлом веке) всякого рода пошлости и непристойности произносились с оглядкой и вполголоса, а письменные и рисованные - царапались тайком, по тёмным углам и преимущественно на стенах уборных (потому и ассоциируются теперь с сортирным духом).

Теперь же влечению ко всякого рода непотребностям покорны на Западе все возрасты и оба (или сколько их там?) пола - независимо от степени образованности, профессионального уровня и общественного положения. Единственное условие: быть персоной, приобщённой к передовой западной цивилизации (сокращённо - цивилом).

Человеку непривычному, заходя на какой-нибудь гостевой сайт (Бука не исключение), приходится сегодня плотно затыкать нос и зажмуривать глаза от терпкого сортирного духа и неприглядного вида.

Клуб с ароматом отхожего места - это нововведение современной, самой передовой и прогрессивной - западной интеллигенции (Восток и в этом отстал безнадёжно от Запада).

Чего только ни нюхала, чего ни пробовала на вкус в разные времена и в разном возрасте передовая интеллигенция - от табака и морфия с кокаином до клея и растворителей, и вот - остановилась на аромате кишечного газа и тухлых яиц (запах сероводорода, кто не знает).

И если кому-то из отставших от моды товарищей дух такой кажется ещё неприятным, то продвинутым товарищам он просто жизненно необходим: существование без этого модного "ароматизатора" представляется им пресным и скучным, а речи без ароматных слов - недостаточно выразительными и убедительными.

Если нет почему-то возможности воспроизвести этот дух в натуральном виде, товарищи эти компенсируют недостающее зловоние бесконечными задушевными разговорами "с душком". О чём бы и на каком бы "форуме" ни велась беседа - она тут же сводится к окологенитальной тематике, а разговор без матерной приправы всерьёз уже и не воспринимается.
И не какие-то это золотари-ассенизаторы, не бомжи с помойки - нет: так беседуют теперь между собой люди интеллигентные: дипломированные инженеры, остепенённые учёные - высокообразованные высоколобые интеллектуалы. Культурная элита.
Культурная элита сегодня свободно изъясняется по фене и на олбанском, легко перемежает матерщину с глубокомысленными рассуждениями об экономике и политике, с дискуссиями о популярной и непопулярной музыке.

Пусть себе старомодные чистоплюи продолжают нюхать цветы и слушать орган - не товарищи мы этим товарищам. У них своя компания, у нас своя.

Компания немалая - чуть не пол- земного шара балдеет, тащится и расслабляется теперь таким незамысловатым образом - на манер подворотной шпаны, уличных гопников и уголовников. Весь "цивилизованный Запад" решительно переходит на язык, в котором выражения, типа "bool shit", "you bitch" или "fuck you" являются чуть ли не милым общепринятым приветствием, а качество литературы определяется удачным её сбытом ("bestseller").

Продолжая аналогию с сероводородом, вся нынешняя поп-гоп-культура Запада - это, по существу, тот же дурнопахнущий, травящий душу, бесцветный (и самой этой своей бесцветностью опасный) кишечный газ. Импортный поп-рок-шлягер, как и отечественный полууголовный "шансон" (духовная пища цивила) - это, по сути, продолжение той же приблатнённой (а ля Одесса-мама) культуры, выражаемой лишь другими средствами. И выражают они те же плоские "мысли", и те же неопрятные "чувства". Под стать цивильной музыке и литература - как импортного, так и отечественного разлива - с неизбежной её порнухой, "гламуром" и смакованием матерщины самого модного аромата.
Удивительным образом вкусы и духовные потребности "новейшей цивилизации" полностью совпали со вкусами самых последних отбросов общества.

Цивила можно отчасти понять: столько лет отдано им борьбе за свободу вообще и свободу слова в особенности, столько времени принуждали родители будущего носителя прогресса подавлять естественное желание затявкать, загавкать, захрюкать полнокровным матом! И - вот оно, сбылось! Хоть маму родную обматери: ничего тебе не будет! Ну, а раз так, раз ничего мне за это не будет...

Мат (особенно в женс
ком исполнении) стал признаком крутости, раскованности, продвинутости, широты взглядов. Более того - приобщённости к определённому избранному кругу, пропуском в элитарный клуб.

Кажется, ни в одной из культур прошлого и настоящего акт воспроизводства рода не вымазан таким количеством сквернословия, зубоскальства и языкоблудия, как в этой новейшей, западной.

И когда большие дяди и тёти прибегают сегодня к ненормативной лексике, движет этими повзрослевшими детками, уже не естественный интерес к эросу, не влечение к сексу и не зуд похоти даже, а тяга именно к непристойности, скабрёзности, к этакой грязненькой похабщинке, которыми окутан сейчас этот здоровый инстинкт публикой с нездоровой психикой и уродливой нравственностью.

Цивил уверен, что цинизм и нравственность сочетаемы, что он (цинизм) привносит даже некую пикантность в облик высокого профессионала.

Но когда глубокоуважаемое высоколобое общество спускается на площадной уровень, оно в духовном отношении ничем существенным от обычной шпаны не отличается.

Ну, какая же я шпана, если у меня диплом и степень? А такая вот и шпана - дипломированная и остепенённая.
Учёный с кругозором и моральным багажом шпаны лихо управляется с собственной совестью и нетребователен в выборе своих жизненных ориентиров и ценностей - точно, как и любая другая шпана.

Современный интеллигент стыдится всего возвышенного и не боится ничего низменного.
Поместил скульптор на выставке унитаз - концептуалист, нагадил художник в картинной галерее - хэппенинг! Понюхал известный артист в монологе принца свой грязный носок между "быть" или "не быть" -перформанс!
Когда малые детки - по неумению или баловству - пачкают вокруг себя, это терпимо, так как временно и неумышленно. Но когда деточки выросли в дяденек и тётенек, такая пачкотня уже не озорство, не ребячьи выходки, это уже устойчивое патологическое стремление людей определённой субкультуры ко всему гадкому и уродливому - низменному.
Это всеобщее (всезападное) параноидальное стремление ко всему гадкому, шокирующему, отталкивающему и возглавила современная интеллигенция.

Лозунг цивила-интеллигента: не верьте в высокое и чистое! Всё кругом и все кругом - дерьмо: и я, и вы, - все! Хрюкайте вместе с нами, полоскайтесь с нами в общей сточной канаве!

К дурнопахнущей этой атмосфере наступает (наступило уже?) стойкое привыкание: всё больше и всё большему числу цивилов и цивилих с подрастающими цивилятами всё это уже нравится - воспринимается ими как должное и неизбежное, ощущается как желанное и необходимое.

Похоже, такой патологический поворот от естественного и прекрасного к пакостному и противоестественному - признак общественного нездоровья.

Может, это и есть давно ожидаемый вечер - "закат Запада" ("Der Untergang des Abendlandes" )?
Матерная культура - не просто сытая отрыжка невоспитанных цивилов, в ней реализуется уже какая-то глубинная потребность этого общества к извращению вкуса, к искажению системы ценностей.

Бранные слова есть во всех языках, но самые бранные - матовые - приберегаются всё же к обстоятельствам исключительным - для употребления в ситуациях крайних, тупиковых - "матовых".

Уж не в такую ли ситуацию загнал себя теперь просвещённый Запад?
Может, это само общество, отцветая, исходит теперь чем-то смердящим, а запах сероводорода и есть запах её увядания, отцветания?
Может, это и есть теперь - дух Запада? Может, так Запад испускает дух?

Один из великих властителей дум рекомендовал когда-то согражданам: "Пусть каждый по-своему будет греком, но пусть он им будет".
Наивный лирик! Ни на фиг цивилам не нужны эти отсталые греки с их пресловутым катарсисом, с нудным их глубокомыслием и старомодной тягой к прекрасному.

Да, предки наши могут выглядеть наивными, могут казаться отсталыми, но они никогда не были такими агрессивно-демонстративно-пошлыми. В их жизни было то, чего начисто лишил себя сегодняшний Запад - благородство, величие, святость.

Негодяи были, конечно, и тогда, но... В древности негодяй мог сжечь храм, но не мог бы в нём нагадить.

Напоминанием о былом нашем величии остались из великих Чудес света лишь несколько египетских пирамид. Тридцать веков смотрят на нас с высоты этих пирамид. Смотрят и недоумевают: вы ж цивилизованные люди, вы ж так много знаете, так много умеете, вы ж и умные, и богатые - что ж вы такие...

свинообразные? Что ж вы такие все жвачные и хрюкающие?
Смотрят и думают - да когда ж вы, яйцеголовые и толстозадые, уймётесь, когда догадаетесь, наконец: не к добру
это обилие помоев вокруг и внутри вас?
Смотрят и сокрушаются: ну, будьте ж вы... поопрятнее. Вам ведь и дальше здесь жить.

Но долго жить цивилы, похоже, и не намерены. Может быть, не всегда и не напрямую связана сегодняшняя их словесная и прочая несдержанность с упорным их чадонедолюбием, но именно она, нынешняя культура Запада воспитывает сознание, результатом которого явилось стабильное "недопроизводство потомства".
Выслушав известное предостережение не выплеснуть вместе с грязной водой ребёнка, цивил предпочтёт сегодня выплеснуть ребёнка, оставив себе грязную воду.

Что-то в западном королевстве неладно. Слишком уж запахло серой. И промышленные выхлопы, и транспортные, и дожди сернокислые, а ещё тут и словесный этот сероводород.

Библия прямо увязывает серные ароматы с присутствием нечистой силы (а церковь предлагает даже конкретные методы избавления одержимых от этого нечистого духа).

И медицина предостерегает: сероводород не просто вреден (приравнен санитарными нормами к хлору и парам ртути), а ещё и коварен. Опасность - в привыкании к нему: сортирный дух быстро перестаёт нами ощущаться, не переставая быть вредоносным.
Существуют даже нормы предельно-допустимой его концентрации - среднесуточные и максимально-разовые.

Может, есть ещё время у Запада перебить этот злой дух запахом карболки с негашёной известью?
Жаль ведь: какая-никакая, а тоже - цивилизация.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?