Независимый бостонский альманах

МАМЗЕЛИ УДАЧИ

08-04-2012

"Народ к разврату готов"
(кф-м "Калина красная").
"Я в мораль не верю, никогда
не верила и вряд ли поверю.
Мое сердце свободно, как туалет,
уже неделю-другую" (ВГГ)

Валерия Гай Германика родилась в 1984 году в Москве (28 лет). Отец художник и журналист, теоретик бульварной прессы Игорь Дудинский (Дуда). Оставил семью, когда Валерии был один год, до последнего времени ее не видел. Говорят, женат 15-й раз, хотя сам он давно сбился со счета.

МАМЗЕЛИ УДАЧИИмя Валерии (она на фото слева) выбрала бабушка, которая очень любила роман Рафаэлло Джованьоли "Спартак", в честь жены римского диктатора Луция Корнелия Суллы. Она сама называет себя Лерой, притом что дала "себе" два имени в паспорте: Лера и Гай (мужское имя).Валерия Гай - это имя, а Германика - фамилия.
По образованию кинолог, селекционер-зоотехник, специалист по случке собак - окончила факультет зооинженерии Тимирязевской академии. По случке собак не работала, сразу перешла к гоминидам. Кинематографическую карьеру Германика начинала в 19 лет с должности оператора на порно-студии.

В 2005 году полгода проучилась в независимой школе кино и телевидения "Интерньюс" (мастерская М. Разбежкиной).

Снимает ручной камерой, без планов, как если бы снимал любитель-новичок.

Если нужно показать спину, то идет вокруг героя. Если приблизить, то не пользуется трансфокатором, а подходит пешком. Кадр трясется и дрожит.

Как бы поток сознания. Вроде некто пишет без точек, запятых и точек, "как слышится". Эта "режисерская находка" считается любителями телесного низа новой формой кино. Содержание - разговоры о сношениях и их показ.

Член Гильдии кинорежиссеров России.

Валерия Гай Германика не раз публично признавалась, что она гордится своим "духовным братом" тинтобрассовским Калигулой . "Гай Германика не работает с монтажом, так что получается настоящий поток сознания, и это реально очень круто" (А. Козлова).

В мае 2010 года её доставили в НИИ им. Склифосовского с диагнозом "передозировка психотропного вещества". В прессе тут же заговорили о неудачной попытке самоубийства. Врачи до сих пор скептически вспоминают этот случай, утверждая, что это были далеко не две таблетки, а упаковка лекарственного препарата донормила, от которого довольно сложно умереть.

Валерия Гай Германика уверена в себе и своей уникальности более чем на сто процентов. Она утверждает, что актёры - её пластилин, её глина, её связь с внешним миром. И никому из них она никогда не позволит выразить собственное мнение. На площадке Германику называют "майн фюрер".

Режиссер скандальной "Школы", снятой с показа на Первом канале в прайм-тайм (оставили только почти ночной показ)..

С 12 марта Первый начинал показ нового 16-ти серийного опуса Валерии Гай Германики "Краткий курс счастливой жизни" (ККСЖ, первоначальное название - "69"). Сама Валерия Гай Германика просит свой сериал эротикой не называть. По ее словам, это экзистенциональная мелодрама.

Ничего скандального в своей работе режиссер не видит, а то, что актрисы раздеваются и совокупляются перед камерой, считает обыденностью.

Снять историю о среднестатистических жительницах мегаполиса пришла в голову руководству Первого канала. Продюсер - Константин Эрнст. Написать сценарий они предложили писательнице Анне Козловой, которая до этого издала несколько книг о женских судьбах. "Могу работать за идею и при этом дико талантливая", - скромно комментирует Валерия.

"Краткий курс счастливой жизни" - кино совсем другое, нежели "Школа": в нем нет чернухи и насилия, все заменено сексом .

Сама режиссер считает его новой вехой своего творчества, так как впервые рассказывает не о подростках, а о взрослых женщинах. Хотя большой разницы между ними она не видит:
- Есть баба - главная героиня, есть ее парень - главный герой, и есть их друзья. Вот и все - раскрывает свой замысел "Гай Германика".

*****************

МАМЗЕЛИ УДАЧИСценарий Германики (на фото с камерой) условен, как случайные обстоятельства места и времени. Поэтому мы должны оценивать данное автобиографическое "порно - дефиле" не с художественной точки зрения, а с позиции подглядывания за жизнью слабоумных подростков в борделе, что вообще ставит нас в неприятную и неприглядную ситуацию .Русская интерпретация американского сериала "Секс а большом городе".

Лера не была бы Лерой Калигулой, если бы она не перетрахала всех героев между собой, превращая мир людей в филиал борделя, сумасшедший дом и порностудию.

В сериале сношаются все, по случаю и без: начальники, подчинённые, соседи и случайные знакомые- менты и граждане, пришедшие к ним за помощью- перверсивные психотерапевты и их слабоумные пациенты.

Свально совокупляются образованные и безграмотные, умные и тупые, маньяки, актрисы и персонажи, бабки, мамки и детки. Лишены секса только мужья с жёнами, за особыми исключениями, которые показательно подтверждают правила, установленные Германикой в жизни и сериале.

А чтобы вы "не перепутали" пороки и добродетели, сериальные "шлюхи" даны в образе аппетитных, милых и вечно несчастных барби, готовых на сострадательный секс с первым встречным, задолго до его первых слов о себе. А персонажи с (как бы) нравственной ориентацией представлены в альтернативном образе уродов и ретроградов.
Чего, например, стоит Катино материнское напутствие 14-летней дочке, занимающейся "спортивным" сексом с 16 летним сыном соседа и готовой отказаться от непристойных отношений ради материнского уважения: Маш, не глупи. "Такими мужиками (делающими кунилингус) не разбрасываются".

А чтобы не выглядеть голословной, мадам показала "мастер-класс" орального оргазма с соседом, с которым впоследствии регулярно трахалась на одной кровати, в очередь с дочерью и её бой-френдом.

Тема животного секса не сходит с уст всех героев сериала: от пятилетнего до пятидесятипятилетнего возраста. Причем, центральная тема сериала развивается во всяческих, непристойных и медицинских подробностях.

Содержание фильма, жизни и любви у авторов сериала сводится к минету и куннилингусу, как единственному счастью и сутью отношений двуногих гоминид.

МАМЗЕЛИ УДАЧИСам сюжет, подбор актёров и сценическая логика сериала подчинены одной цели: освобождению плоти от культурных вериг и созданию культа универсальной зоологической похоти, объединяющей героинь в одно стадо "апулеевских ослиц".

Неужели таким способом нам хотят предложить новую национальную идею? (самый пристойный кадр фильма).

Лерой непрерывно руководят и на съёмках у неё работает специальная команда, (которую она привела с собой) явно зная что делать и с кем, в лице Леры, имеет дело. Раньше у неё была постоянная связь с Разбежкиной. Сейчас чувствуется идеология Дуды (а есть ещё Е. Митта, Сорокин, Мамлеев етс.). Сериал в некотором роде - это богемный манифест. Андеграунд, как единственная правда жизни, честного и свободного человека. Вопрос один: руководитель Первого канала и продюсер сериала Эрнст не понимает, что реально рискует (а он сделал клакерами Леры и Путина и Медведева), или просто не понимает ситуации в полном объёме?
Может, для зрителей пришла пора (или ещё нет?) узнать, что оценка произведения искусства зависит не от чьих-то маргинальных и кинологических представлений о "правде жизни", а от художественного качества самого произведения, от культурных ценностей, которые оно (произведение) в себе содержит или убивает.

Яд - тоже правда жизни, но зачем же его принимать внутрь в неограниченных количествах, не имея противоядия за душой. А у общества нет противоядия против телевидения и его "правды жизни". Более того, актрисы, играющие Леру и самих себя, упиваются сериальной правдой жизни и гордятся своими ролевыми инсталляциями, как бесстыдным преодолением всего человеческого в себе.

И, глядя на оргиастическую совместимость актрис с режиссёрскими интроекциями, им безоговорочно веришь. Иначе бы они внутренне сопротивлялись насилию "майн фюрера" над своими человеческими ценностями и нравственными идеалами.

Фильм нереально мерзок, абсурден и нелеп, поэтому такого рода "каракули дауна" можно продать зрителю единственно, как физиологический гиперреализм в картинках, снятых через замочную скважину. Обвинения в эклектике и антиэстетизме "ККСЖ" в данном случае выглядели бы неоправданным комплиментом для добровольных участников этого орально-вагинального действа.
В соответствии с Лериными представлениями о режиссуре, сериальные марионетки играют случайные этюды, отдельные эпизоды и реплики, а не художественно заданный образ. В отсутствие режиссёрского замысла и сценарных концепций профессиональные "андроиды" не держат роль и периодически сбиваются на экранизацию Лериной биографии и восторженное клонирование девиантного образа. Актрисы напоминают отмороженных подростков, неумело изображающих взрослых и постоянно впадающих в тусовочный транс и подзаборный стёб.

В итоге, сериальные персонажи (от серии к серии, от эпизода к эпизоду) не обладают психологической узнаваемостью, культурной, интеллектуальной и нравственной определённостью. Потому что, действительно, в роли слабоумных и похотливых животных персонажи очень даже узнаваемы.
Современный зритель уже настолько малоумен, что обладает осколочным сознанием (мощи разума не хватает на цельность, логику, субъектность и второй план).

Причем, чем больше зритель - гуманитарий, тем более он разобран (что странно только на первый взгляд). Ибо, лица, взращенные в виртуальных (киношно-литературных мирах) обладают контрэкзистенциальным сознанием, осколочным форматом восприятия и имеют местечковый диапазон отождествления с героями (любой литературно-киношной иллюзии). Сознание "домашних хозяек" воспринимает реальность только в отдельных картинках и уже не способнно к синтезу, дискурсу и анализу. Под них меняются и телевизионные технологии, как новый синтетический (контрэкзистенциальный) наркотик, обеспечивая более глубокие формы чувственой зависимости и органического поражения мозга. Причём достучаться до сознания и останков разума "домохозяек" невозможно.

Сериал нафарширован осколочными режиссёрскими дежавю, лишёнными социально-нравственных измерений и психологической глубины. Одна сцена сменяет другую, как картинки в "калейдоскопе", не подчиняясь художественной логике и без сохранения сценарной связности событий.

Вместо конкретных "долгоиграющих" образов перед нами предстаёт толпа автобиографических "дронов", одержимых слабоумием, ненасытной похотью и злобой. На рабочем месте тёлки занимаются только тусовкой (брачными играми, обменом опыта), шоппингом и поиском самцов для спаривания. Невооружённым взглядом видно, что на большее они не способны.
Актёры сценически не самостоятельны, они служат пассивным фоном и безбожно подыгрывают альфа-партнёршам в ущерб сценарному образу, здравому смыслу и своей профессиональной репутации. Даже при видимой активности, особи мужского пола - добровольные жертвы и объекты сексуальных домогательств обезумевших от вожделения самок.

На экране идёт постоянная охота на самцов, как бабников, так и сосунков...

Женские типажи даны утомительно, занудно и настырно, вне сценарной, психологической и биографической перспективы. Главные героини "гиперактуализированы".

Они всегда здесь и сейчас, в состоянии агрессивно-депрессивной экзальтации, без всякой привязки к вчера и завтра.

Центровая проститутка Саша сходит с ума от подросткового умиления своей крутизной (безбашенностью) и беспомощностью одновременно. Она катастрофически не способна на разумное поведение и вменяемый диалог с партнёром. Отсутствие человеческих интересов и способностей к взрослой жизни она компенсирует сексуальной отмороженностью, бордельными сентенциями на публику, бухлом и шоппингом.

Кажется, что в мире людей нет ни одной серьёзной темы, которая могла бы заинтересовать Сашу, даже гипотетически. В устах несоциализированного существа, которому насрать на всех кроме себя, работа, заботы о потомстве и претензии на взрослую любовь выглядят фальшиво и неуместно.

Поражает поведение её коллег по работе, безоговорочно подчиняющихся е зоологическому лидерству и на ура перенимающих образ мышления и отношение к жизни у слабоумной шлюхи. Авторы явно "намекают" зрителям, что женщин не шлюх просто не бывает, если только они не "гниющие когти апокалипсиса".

Вспомните, как показательно Саша меняет своё отношение к бабке (матери), и как время от времени возникает рекламная "пауза" с её материнскими заботами о сыне. Это происходит всякий раз, когда авторам сериала надо отмыть, выстарить и смикшировать образ похотливой нимфетки, живущей исключительно ради оргазма. И, конечно, бухание "водяры" из горла, на двоих с мамашей-алкоголичкой - это ретрограмма Лериной жизни.

Ходченкова просто разрывается в безнадежной попытке совместить образ взрослой и интеллигентной женщины с образом профессиональной проститутки и слабоумной малолетки ("бухлетки"), отдающейся направо и налево, за бабки и просто так, из жажды приключений на свою вагину.
Буквальное (психосоматическое) сходство с безумной Германикой, которого добивается Ходченкова в образе шлюхи-подростка, убивает в Саше (актрисе и зрителе) человеческое достоинство и надежды на будущее. "Жестокие игры" с идентификацией и разумом ни для кого не проходят бесследно.

Жизнь, пропущенная через фильтр Лериного сознания, лишается всех социально-нравственных и человеческих измерений. Толпа Лериных клонов на телеэкране действует, как слаженный механизм эмпатического насилия, ресоциализации и дегуманизации личности. Тождество с персонажами, данными в плюс образе, не оставляет чувственно-зависимому зрителю никаких шансов на сохранение своей аутентичности.

Апокалипсическое сознание Леры Калигулы1, страдающей чувственной буквальностью и мозаичностью восприятия, не вмещает сценарий, сюжет (последовательность и связь событий) и семантику (второй план). Соответственно, Лере недоступны навыки монтажа: анализа, дискурса и синтеза. Её речь лишена семантики (она использует арго), а творчество не синтезируется в художественный замысел.

Очевидно, что с такими уникальными способностями она в принципе не может быть режиссёром в классическом варианте данной профессии. Точно также понятно, что адекватное понимание спонтанных сериальных событий и калейдоскопических картинок в Лерином сознании (т.н. "правды жизни") возможно только в рамках кинологической и медицинской логики.
Мамзель с собачкой следовало бы назвать не режиссёром, а депрессивным аранжировщиком мизансцен и апостолом разврата (зоологического регресса).

Лера озвучивает и наполняет сценарий (независимо от его содержания) своими воспоминаниями, "телешопными" образами и сексуальными фантазиями, как яблоко суицидальными и трахающимися червячками.
Психологическое и культурное многообразие человеческих характеров и межличностных отношений в сериале сведено к одному физиологическому шаблону на продажу.

Отличаясь внешне, персонажи "ККСЖ" одинаково пусты изнутри и представляют собой примитивные биологические механизмы.

Они не животные, но и не люди, поскольку лишены и животных инстинктов, и социально-нравственных обязательств. Это оргазмоиды, нацеленные на сексуальное и нарциссическое самоудовлетворение. Они так примитивны, что семья, работа, дети и сама жизнь для них является обузой или неразрешимой проблемой.

Подглядывать за ними, это худшее из самоунижений.
Они мыслят как подростки и говорят на арго, а значит лишены психологии, рефлексии и семантики. Вменяемый человек с его культурой речи смотрится на фоне сериального быдла белой вороной. Обратите внимание, как легко на этом фоне легализуется гомосексуализм, как "культурное явление", противостоящее зоологической похоти.
Перед нами мир Эллочек-людоедок, одержимых жаждой совокупления. Другой правды жизни Лера не признаёт: "A nescire ad non esse". Героини сериала не идентифицируемы в рамках определенного возраста, культурного уровня, интеллекта и психологии.

Эти базовые характеристики (идентификационные параметры) личности, как макияж, меняются у Лериных персонажей от ситуации к ситуации, от этюда к этюду: умный - дурак - ненормальный, взрослый - подросток - ребёнок, мать - шлюха - самка, работа - безделье - тусовка... Всё смешалось в киношном Доме - 1.
Героини Германики не взрослеют. Это половозрелые существа без психологического и социального возраста, без признаков интеллекта, культуры (образования) и нравственности (стыда). Реально мамзели ничем не заняты. Они лишь обозначают роль матери, жены, офисной работницы.

За пределами сериала Лерины клоны ничего собой не представляют. Они внутренне бессодержательны, а умны и находчивы исключительно в рекламных "паузах" и только при унизительном подыгрыше партнёров.
У старлеток нет ни прошлого, ни будущего, а их настоящее вызывает содрогание ума и рвотные позывы. Они одержимы похотью, агрессивны и бесстыдны в е проявлениях. Вспомните Сашу: "Я не шлюха. Мам, в Москве просто заняться совершенно нечем". В самом деле, ни на что иное Саша, Люба и Катя с Аней не годятся. Это визуальный (эмпирический) факт.

"Мамзели удачи" говорят и думают об одном и том же: "А вы, любимые, нужны только для того, чтобы прилично выглядели, платили и очень хотели залезть ко мне под юбку" (Саша и С. Ходченкова). Что связывает Сашу и Петю, Сашу и Диму, Любу и Сергея (мента), Катю и Женю (Олега), Аню и Диму (Гришу etc.)? Вожделение или ничего.
Лера освобождает актрис от химеры совести, профессионального и нравственного долга, превращая их в ролевых "оргазмоидов", не стыдящихся своей похоти, стервозности и zоологической примитивности.

Отказ женщины в своём поведении от нравственных норм, солидарных ценностей и культурных традиций освящён гуманитарным мифом о чувственной любви, покрывающим её необузданную похоть и животный эгоизм.

Дом, семья и школа - это Ад, любовь это е-ля, жизнь - сексодром, работа - это тусовки, брачные игры и шоппинг.

А ведь многих зрителей за уши от сериала не оторвать: узнают себя и соседей, радуются как дети несмышлёные, лопочут, судачат, умиляются zоологической "правде жизни". Коленопреклонённо благодарят Германику за то, что открыла им таинства запретные, чувства взрослые и действа невиданные.

А пуще всего за то, что указала самый короткий путь к "женскому" счастью, через освобождение "киски" от вериг разума, стыда и совести.
А вам не кажется, что миры Леры Калигулы населены исключительно шариковыми, проповедующими культ сексуального "язычества" ("69")?

Лера их штампует не хуже профессора Преображенского. С той лишь разницей, что для современных телезрителей шариковы воспринимаются уже не в качестве диссидентского "дискаунта", а в качестве легко достижимого и желанного идеала. Подумать только, ещё вчера они были такие противные и по три рубля, а сегодня такие сексапильные и по пять.
Господа хорошие, подсевшие на "zоологический реализм", как мухи на мёд, чем будете прикрывать художественную низкопробность зрелища и постыдность своего участия в нём? Сетованиями на "правду жизни" made in Германика?

Мол, не корысти ради, а из чистого любопытства, решили посмаковать интимное и запретное, используя отмороженные образы мамзелей, как ролевые тренажёры-вибраторы?

Вы часом не забыли, что эмпатическую (проективную) природу чувственно-ролевого "дайвинга" в процессе киносеанса ещё никто не отменял? Не пересластили с удовольствием?

***
Ну, и как вам такое "зеркало для героя"? Может, желаете прикупить?

Соглашайтесь, не прогадаете. Моя правда жизни круче той, что вам всучили на халяву, не говоря уже о том, что она объективна и нравственна. Или хотите ногой в челюсть от Козловой и серпом по мозгам от Леры Калигулы?

Главная мысль в сериале (текст из ленты):
"Девочки вы все слышали эту бредятину о любви, верности и взаимопонимании?

Так вот забудьте об этом. Мужчинам не нужна любовь и взаимопонимание.

Им нужен секс и новизна впечатлений. Сможете обеспечить, всегда будете любимой и желанной. Не сможете, вам будут изменять. Когда постареете, вообще бросят. Вы это, я надеюсь, понимаете? На нашем мастер-классе я дам общие рекомендации по технике любви на волшебной флейте, как мы это называем. Вы станете виртуозом игры на самом тонком инструменте мужского тела…
Вы, конечно, можете записаться на другой семинар, где вам расскажут, что каждая женщина прекрасна по-своему. Но вы-то понимаете, что это не так?" ("ККСЖ").

Некоторые фанаты и апологеты Германики говорят, что искусство, это "подглядывание" за человеком, его страстями и душой... Не совсем так. Есть разница в субъектах, подходах и смыслах. Искусство, в своём главном предназначении, это моделирование будущего и лаборатория ускоренного развития личности.
Не порнографическое развлечение и услаждение плоти, как полагает Германика.

Не эротический мультивибратор для экзистенциального импотента, как полагают некоторые чувственно зависимые наблюдатели.
Сериал зовёт к постоянному орально-вагинальному ("69") совокуплению, как автономному смыслу женской (в первую очередь) судьбы. Авторы "ККСЖ" предлагают женщинам отказаться от семьи, детей и материнства, как вериг, мешающих свободе спаривания.
Выбор за нами. Либо мы намерены жить авторской жизнью, либо питаемся ошмётками чужих, пережёванных и притворных чувств. В одном случае имеем катарсис, а в другом стремимся к оргазму по совместительству. Жаль, что большинство фанатов творчества Германики этой разницы не улавливают.
Как туалет и спальня не могут быть единственной средой обитания человека, так случка и виски не могут быть смыслом любви и жизни. Ну, разве что у животных в зоопарке или в театрально-киношном борделе.

У общества, как и индивида, тоже есть зоны интимности и табу, куда ещ не добрались похотливые и ушлые гуманитарии в своих литературно-киношных попытках довести зрителей (читателей) до оргазма, который они ошибочно принимают за катарсис. В былые времена зону ниже пояса и животную сторону жизни возвышали с помощью ума и сердца, теперь ум и сердце опускают до промежности и параши...

Гуманитарные телеинкубаторы профессора Преображенского давно пустили производство шариковых на поток. Площадка для случки и "сука с течкой" стали идеалом и землёй обетованной для творческо-паразитической элиты всея страны.

Вы случайно не задумывались, зачем телевидению, неиссякаемому источнику лжи, тупости и разврата, лезть к зрителям в душу с какой-то химерой, типа "правды жизни"? Или вы думаете, что они днём и ночью думают о том, как сделать вас умнее и порядочнее? Нет, телевизионщики не полные идиоты. Они прекрасно знают, что эффективность и процветание их бизнеса прямо пропорциональны количеству тупых, всеядных и чувственно-зависимых зрителей. Под их ген(дер)ную модификацию Эрнст и нашёл соответствующих "прогрессоров" - Леру Калигулу, Анну Козлову, многомужнюю Ирину Хакамаду и гуттаперчевых актрис, умных и нравственных по профессии.
Создатели сериала, в сущности, провернули трюк, известный ещё Ходже Насреддину.

Они показали зрителю представление под вывеской: "зверь, именуемый кот" или "правда жизни ("е…ля") для самых честных".

И теперь зрители, чтобы не чувствовать себя придурками, вынуждены добровольно превозносить этот шедевр до небес, бесконечно повторяя одно и тоже: какую замечательную "правду жизни" (очередной саван для совести и разума) скроили нам на телевидении. Хорошо срежиссированный хор славословий сопровождает зрителей, не давая им оступиться на этой стезе разгульного сладострастия.

Как бесконечно проницательна, умна и честна Германика. Большое ей спасибо за то, что она даровала нам возможность почувствовать себя в роли участников этого пиршества "правды". Кто же, если не всеядный телезритель, откажется увидеть себя в плюс-образе офисных "русалок" и пережить вместе с актрисами массу сексуальных приключений на халяву? Причём без всяких угрызений совести, стыда и рациональных рефлексий на этот счёт?

А, между тем, авторская "свобода творчества" поражает воображение: случайные и тупые реплики, необязательные сюжетные аномалии, неряшливость кадров, женский "юмор", подзаборный арго, психологические издёрги, беспардонные зоологические совокупления (гдё, на чём и с кем придётся)

Злобные препирательства и взаимная ненависть "отцов и детей", безнадёжная скука, унылая безнадёжность, вульгарная тупость и всеобщая бессодержательность жизни... Короче, сериал, это вам не капля никотина, которая убивает всего одну лошадь.
Психоаналитик - проникновенный проповедник "культурного" и перверсивного гомосексуализма, милиционер - цепной пёс, сексопатолог и психотерапевт...

Начальник - инфантильный задрот и сексуально озабоченный "малыш", мать семейства - золотая медалистка, злобная как мегера и беспомощная, как подросток, бесконечно "вариативная" и зацикленная на оральном оргазме и любви к маньякам...

Секретарша - слабоумное похотливое существо с развитием 12-летнего ребёнка, вписавшаяся в Леру, как в диагноз. Тупые, ничем (кроме секса, презервативов и мультиков) не интересующиеся дети ("взрослые карлики").

Включите на мгновенье разум и задайте себе простой вопрос: с какой целью вас травят "правдой", в которой нет ничего разумного, доброго и вечного? О ком звонит этот колокол "zоологической свободы" на планете обезьян? Как вы думаете, каковы будут последствия коллективного и восторженного погружения в эти миры физиологического "подзаборья"?

Вам предлагают "образную правду" как чувственно-ролевую морковку, как спонтанное сексуальное приключение и одновременно запрещают её нравственную оценку, предлагая пережить её глазами и ушами ("сиськами и вагинами") симпатичных апологетов.
Для чего вам нужна "zоологическая правда", которой телевидение пичкает вас круглосуточно? Зачем вам нужно "искусство", которое вас опускает до параши, до животного естества? А может вы, подобно Эрнсту с Германикой, устав от бремени человека, вознамерились по-быстрому пройти обратный путь в "обезьяны бога"?
Создатели сериала и его фанаты утверждают, что любая "правда жизни", даже маргинальная и физиологическая, бьёт этику, мораль и здравый смысл.

На мой взгляд, то, что люди произошли от обезьяны, не делает животную правду обезьяны истиной для человека, если он, конечно, не собирается эволюционировать в "оргазмическое чувствилище".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?