Независимый бостонский альманах

ЛИНГВИСТЫ И ДАНТИСТЫ (сказка)

22-04-2012

Когда банда лингвистов ограбила дом культуры, полиция недолго была в недоумении, потому, что исчезла только копия портрета Владимира Ивановича Даля. Ясно было, что обезумевшие от любви к Далю лингвисты унесли копию в своё логово в Васильевский парк.

В этом парке, который лингвисты упрямо называли Васильевским Бором, они устраивали дикие ночные сборища, на которых главным предметом поклонения стал портрет Даля. Беспрерывно кланяясь портрету, они читали нараспев знаменитый словарь, а главарь их шайки, доктор филологических наук Антоша Логинов, специалист по тохарским языкам, лохматый, как едва проснувшийся скиф, и бородатый, как муж болонки, сжигал перед портретом статьи своих научных оппонентов.

А теперь внимание! Предыдущие два абзаца были маскировкой, необходимой, чтобы кое-кого сбить со следа. А к лингвистам мы испытываем глубокое почтение.

На самом деле мы хотим раскрыть человечеству глаза на заговор зубных врачей, или, как они любят себя назвать, дантистов. Хитрость в том, что если они и начали читать этот текст, теперь они его уже не читают. Ведь они решили, что мы пишем про лингвистов, а ничем, что не касается их корыстных интересов, эти ленивые твари, то есть дантисты, заниматься не в состоянии!

ЛИНГВИСТЫ И ДАНТИСТЫ (сказка)Знайте, братья и сестры, в одном отечественном институте неким Перельманом была придумана жидкость для восстановления зубов. Десять добровольцев и Перельман, выпили по капле этой жидкости, и тут же у них исчезли пломбы, дупла и кариес. Перельман этот был бессребреник, потому что жена от него ушла, и ещё потому, что детей у него не было, не считая одного мальчонки, которого он много лет назад забыл в очереди в Елисеевском магазине. Он ещё занимался йогой и нестяжательством, и от Нобелевской премии заранее решил отказаться. А задумал он рецепт своей жидкости опубликовать на Интернете. Об этом пронюхали те из дантистов, которые контролируют Интернет, и поняли, что над ними нависла смертельная опасность.

Ведь если люди будут пользоваться жидкостью Перельмана, кто станет платить деньги дантистам? О, когда дело касается денег, дантисты становятся пронырливыми, как мангусты!
А самый пронырливый из них – их главарь, президент их международной федерации Шарль Годон, человек с чёрной душой и белыми зубами. Godon
По его приказу Перельман был похищен дантистами, и отвезён на личном золотом вертолёте Годона в полярные льды, что в Атлантике.

- Поклонись мне, и я дам тебе сто миллионов долларов, - сказал ему Шарль Годон.

- Нет! - сказал Перельман.

- Поклонись, и я дам тебе сто миллиардов долларов, дворец и остров. Это моё последнее предложение, - сказал Шарль Годон и улыбнулся так, что даже его помощникам стало страшно.

Но гордый Перельман только плюнул в его улыбку.

Рассвирепел Шарль Годон, заскрипел своими белыми зубами, и велел пытать Перельмана. А потом он и его головорезы дантисты умчались в золотом вертолёте, а измученного Перельмана бросили умирать на льдине.

На прощание швырнул Шарль Годон Перельману пузырёк с его лечебной жидкостью, и сказал, издеваясь:
- Вечно будут приходить к нам люди, вечно мы будем сверлить их зубы, да ещё получать деньги за это! И не спасёт тебя твоё лекарство.

Но Перельман, страдая от холода, замуровался в гигантский айсберг, который стал дрейфовать по Атлантическому океану в сторону Нью-Йорка. А формулу своего лекарства он записал неразборчивым почерком на шкуре белого медведя и шкурой той обмотался.

Поплыл айсберг, а в его центре сидел в позе лотоса Перельман, держал в руке пузырёк с удивительной жидкостью и делал дыхательные упражнения, чтобы согреться.

Сильно разгневался тогда Шарль Годон, что не погиб Перельман, и послал свои подводные лодки, чтобы утопить айсберг. Но огромен был айсберг, и подводные лодки зубных врачей кружили вокруг него как головастики вокруг Большого театра и ничего не могли с ним поделать. А ядерного оружия у дантистов тогда ещё не было.

Взвыл тогда от злобы Шарль Годон и распустил слух, что плывёт огромный айсберг к Нью-Йорку, чтоб растаять около него, и смыть Нью-Йорк чистой водицей к чёртовой бабушке. И множество подвластных дантистам газет написало об этом.

Тогда американцы пришли в ужас и нацелили на айсберг двести крылатых ракет BGM-109G, и уже назначили старенького сенатора, героя войны, чтобы лично нажал он пусковую красную кнопку.

Захохотал тогда Шарль Годон, и воскликнул:
- Радуйтесь мои верные дантисты, скоро, скоро сгинет ненавистный Перельман!
И дантисты тоже засмеялись мелкими подлыми голосочками:
- Недолго осталось нам ждать, пока ракеты BGM-109G взорвут айсберг и не станет тогда Перельмана!
Плывёт айсберг по Атлантическому океану, а в середине айсберга сидит в позе лотоса гордый Перельман. Совсем исхудал он, холодеет его тело, вс слабее бьётся его героическое сердце. Чувствует он – приближается к нему смертный сон.

Собрал тогда Перельман последние силы и вскричал громовым голосом:
- Неужто праздновать победу проклятым дантистам?!

ЛИНГВИСТЫ И ДАНТИСТЫ (сказка) Но услышал этот крик кудесник Димдим Жаржаровский. Сидел в ту пору кудесник Димдим Жаржаровский в Москве на Кремлёвской стене, и зорко вглядывался в идущих по Красной площади внутренних и внешних врагов.
Встрепенулся кудесник Димдим Жаржаровский и молвил.

- Чую, нужна моя помощь!
Превратился он в альбатроса, птицу морскую и полетел в северную Атлантику, к полярным льдам.

Прилетел альбатрос птица морская к айсбергу, в котором плыл Перельман, сел на верхушку и начал долбить айсберг своим острым клювом. Грохот раздался в айсберге, а альбатрос птица морская Димдим Жаржаровский закричал:
- Крепись, Перельман!
Прибодрился Перельман и давай изнутри грызть айсберг, наружу выбираться.

Грызёт, зубы портит, а как испортит совсем: глотнёт каплю своего чудесного лекарства и они у него опять как новые.

Тем временем старенький сенатор, герой войны, уже нажал красную кнопку, и помчались к айсбергу двести крылатых ракетё BGM-109G. И в каждой ракете был положен листочек с боевым заданием, написанный самим сенатором, его собственной дрожащей ручонкой – лети, мол, моя ракета к айсбергу и взрывай его, чтобы и следов от него не осталось, чтобы не подплыл айсберг к Нью-Йорку, чтобы не смыло Нью-Йорк чистой водицей.

А Перельман грызёт айсберг, наружу выбирается. Уж недалеко осталось. И говорит альбатрос птица морская кудесник Димдим Жаржаровский:
- Старайся, Перельман, вижу я своими зоркими глазами - летят сюда двести ракет BGM-109G!
Ещё больше старается Перельман, вот и трещинка на белый свет показалась.

Вот уж голову можно высунуть из айсберга, но уже совсем близко ракеты.

И говорит Перельман альбатросу:
- Нет у меня больше сил.

И протягивает он ему шкуру белого медведя, а на шкуре – заветная формула, писаная его плохим почерком.

Взял альбатрос птица морская кудесник Димдим Жаржаровский шкуру, заплакал горько и говорит:
- Эх, погибнешь ты, гордый Перельман.

- Не плачь, альбатрос, я своё пожил, – отвечает Перельман. – Жаль только, что не достанется людям моё лекарство.

Говорит ему альбатрос птица морская кудесник Димдим Жаржаровский
- Я не я буду, коли не спасу твою формулу!
Обрадовался Перельман и говорит:
Молодец, альбатрос! Хорошо тебя матушка с батюшкой воспитали.

Говорит альбатрос птица морская кудесник Димдим Жаржаровский:
- Альбатрос я только по видимости, а внутри я кудесник Димдим Жаржаровский.

И воспитали меня не матушка с батюшкой, а работники мясо-молочного отдела в Елисеевском магазине.

Улыбнулся Перельман.

- Хороший у меня сынок вырос! Жаль, не довелось нам вместе пожить. Лети, сынок, в Москву, разбери мой почерк неразборчивый, да прочти людям заветную формулу, чтобы освободились люди от проклятых дантистов.

Тут попали в айсберг крылатые ракеты BGM-109G, и прогремел такой взрыв, что пошли до Канады и Англии кудрявые волны. И разнесли волны весть, что не погибла формула с Перельманом, а унёс её в Кремль альбатрос птица морская кудесник Димдим Жаржаровский.

А кудесник Димдим Жаржаровский как вернулся в Москву, так сел на кремлёвскую стену и начал разбирать почерк неразборчивый отца своего, Перельмана.

День разбирает, второй разбирает, а на третий день прочёл он первое слово.

И засиял над Кремлём небывалый свет.

ЛИНГВИСТЫ И ДАНТИСТЫ (сказка) Затрясся тогда от страха в своём замке Шарль Годон – понял он, что близится время, когда разберёт неразборчивый почерк отца своего, Перельмана, кудесник Димдим Жаржаровский.

Узнают тогда чудесную формулу в дальних аулах, фермах, кишлаках, вах-вохах, яу-капытах и городах, станут люди сами лечить свои зубы и придёт конец проклятым дантистам.

И узнали люди формулу. Суть ее была в том, чтобы младенцы рождались без зубов. Они и без формулы такими рождались. Но потом зубы все равно отростали.

Так вот, формула не давала расти зубам! Это было радикальное решение зубной боли, кариеса и удаления корней. У людей не было зубов и дантисты оставались без работы. И без доходов. Вот так и пропал с земли род проклятых дантистов!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?