Независимый бостонский альманах

ПРОТИВ СТАИ

26-05-2012

Этот текст я написал, скорее, для моих потомков и, частично, для Димы Горбатова, к которому я испытываю большую симпатию, особенно после его недавнего рассказа. Может, кто еще найдет в моем тексте полезное и предпочтет делать собственные ошибки на еще не проторенных путях, нежели повторять чужие.

Хорошим авторским слогом написан рассказ Димы. Понятно опустошение после всего случившегося, и чувство того что все кончено.

В каком-то смысле, это так и есть. Прежний Дима, годами носивший бремя невыполненной важной задачи, закончился. И я рад за него. Потому, что, уверен, у него откроются новые настоящее и будущее, свободные от, казалось бы, вечного тяжелого груза. Перевернута последняя страница, закрыта книга.

Впереди - новые страницы других книг.

Кстати о книгах. Мне было особенно интересно прочесть Димин рассказ, потому что самому довелось испытать нечто подобное.
Меня научили читать рано, где-то в пять лет. В первом классе обнаружилось, что из всех учеников только я один свободно читаю и считаю. В школе мне было неинтересно, совершенно нечего делать. Смотреть как весь класс учит буквы совсем не развлекало. На мою беду, учительница не уставала приводить меня в пример всему классу - смотрите, мол, на него, вот как надо. Это была неверная со всех сторон политика: весь класс видел, что я ничего не делаю. Меня стали бить. Стая мальчишек-одноклассников под предводительством пары дебилов-второгодников регулярно, а порою и ежедневно, поджидала меня после школы. От школы до дома было метров сто пятьдесят - рукой подать, а поди добеги, когда они засели на всем пути за углами да деревьями. Каждый день в библиотеке не отсидишься, пора было либо в бассейн, либо во Дворец пионеров, где я худо-бедно занимался музыкой. Надо было идти на очередной прорыв.

Так продолжалось три первые года. Охота на меня стала своеобразным спортом, иногда за компанию подключались ребята из соседних классов. Им всем было очень весело. Я чувствовал себя на войне. В окружении и без боеприпасов. Родители ничего не знали, я был уверен, что отец меня же и осудит за эту ситуацию. Пожаловаться учительнице даже не приходило в голову. Школьных друзей у меня не было, если кто и общался со мной, то так, чтоб никто не увидел. Во дворе я гулял мало, в основном сидел дома и читал. Зато как я читал. Они вместе с мамой мыли раму, а я штурмовал замки, спасая Айвенго, или же сражался с гвардейцами кардинала.

Еще меня учили английскому. В те времена вышел совершенно гениальный трехтомный учебник "English for Little Ones" c приложениями, автор Валентина Скультэ. В соединении с железобетонным упорством моего отца, это привело к тому, что уже в третьем классе я знал английский лучше уровня школьного выпускника. Адаптированные и нет, были прочитаны Маугли, Бэмби, Том Сойер, Старик и море, много рассказов о Шерлоке Холмсе, всего не вспомнишь. Но одна книга "The Green Years" Кронина, по понятным причинам, для меня оказалась особая. По сюжету, мальчишка из Ирландии лишается родителей и попадает на воспитание в Шотландию к свой бабушке.

Она отправляет его в местную школу в нелепом зеленом костюме, сшитым из собственной нижней юбки. Вся школа потешается и травит мальчика. В какой-то момент герой обнаруживает, что у него еще есть и дедушка, безбожник и пьяница. Дедушка узнает о школьной проблеме и настаивает, чтобы мальчик при всех вызвал на бой самого сильного в школе и сразился с ним. Самым же сильным оказывается тот, кто как раз не участвует в травле. Бой все же состоялся, после чего мальчики крепко подружились. Зеленый костюм был сожжен в камине. Все переменилось.

Другим немаловажным обстоятельством явились школьные каникулы после третьего класса, которые я целиком (благодаря длинному аспирантскому отпуску отца) провел на Черном море в поселке Бетта. Там располагался дом отдыха Северо-Кавказского Военного Округа, где можно было рутинно видеть многих известных спортсменов. В частности, в тот год там "отдыхали" Белоусова и Протопопов. "Отдыхали" взято в кавычки неспроста. Они бешенно продолжали тренироваться. Протопопов ни себя не жалел, ни ее. Штанга, гимнастика, бег, теннис, плавание, штанга, ... Довольно часто Людмила молила Олега об отдыхе и плакала, но это было бесполезно.

Мой отец посмотрел на это и устроил мне то же самое.

Три месяца, каждый день, по 6-8 часов в тарасовской манере общения, она тогда была очень популярна. Тарасовская манера, для тех кто не в курсе, это когда со звериным рыком тебе говорят всякие нехорошие
обидные слова в целях усиления мотивации. Сначала было очень тяжело, потом втянулся, деваться было некуда.

И вот - четвертый класс, первый урок физкультуры. Учительница решила проверить, на что мы стали способны после лета. Сначала я прыгнул на полметра дальше всех, потом, к собственному удивлению, влез наверх по канату без помощи ног. Одноклассники этот момент легкомысленно проглядели. Потом было, кто больше присядет и прочая народная физкультура. Потом уроки кончились и я пошел домой. Бац, после удара ногой сверху, мой портфель валяется на земле. Ухмыляются, подходят. Потом, точно не помню как, но взял двоих за шиворот и треснул лбами. Они упали и завыли. Пока остальные стояли столбняком, я треснул лбами еще двоих. Кто мог - побежали. Больше меня не трогали. Кто-то пытался навязаться ко мне в друзья, и это было очень противно.

После четвертого класса родители перевели меня в соседнюю школу (там был французский язык), чему я ужасно сопротивлялся. Я ожидал, что мне снова придется "бороться за независимость". В новой школе, при первой же провокации со стороны матерого второгодника, я бросился на него, завалил и продержал лицом в пол до звонка, после чего он ошарашенно смотрел на меня как на дикаря. На следующей перемене повторилось все то же самое. С первого же дня я повел себя как бешеный налетчик-рецидивист.

Но потом осмотрелся и увидел, что вокруг совсем другие люди. Еще бы! Оказалось, что микрорайон новой школы на большую часть заселен преподавателями вузов и научными работниками. И дети были там совсем другие. Из изгоя я быстро превратился в лидера, нашел друзей на всю жизнь. Контингент моей первой школы внес повышенный вклад в пополнение мест заключения и наркоманов.

Более трети моих одноклассников из другой поступили в Университет, а остальные - куда-то еще. Прошлых проблем не было вообще, так что я их надолго забыл.

Перевод в другую школу был абсолютно лучшим решением моих родителей, если не считать сам факт моего рождения, который был не столько решением, сколько неожиданным сюрпризом для тогда еще очень молодой семейной пары.

Но вспомнить про эти проблемы пришлось, когда я растил своего старшего. В первой школе (а это уже была Калифорния), о которой были вполне неплохие отзывы, он почти сразу стал объектом травли из-за того, что не смог вписаться в стаю мальчишек и принять их законы. А именно: он признавал право силы аргументов и не признавал право силы физической.

А это для стаи - подрыв всех основ. Что было делать? Перевести в другую школу? А где гарантия, что там все не повторится? Эту проблему надо было сначала решить, а потом уходить, чтобы она не повисла в сознании поражением.

Я отдал его в тае-квон-до. Он быстро прошел там три ступени и даже был серебряным призером Калифорнии в своей категории. Как полагается, руками и ногами он ломал доски, и я, будучи его домашним спарринг-партнером, ходил в синяках. Но в школе это долго ничего не меняло. Был барьер, причину которого я сначала не понимал. Во-первых, кодекс восточного единоборца не разрешает бой вне татами. Во-вторых, правила на то и правила, чтобы их соблюдать. Но наконец, он как-то не выдержал и сделал "горизонтальные ножницы" (это довольно красиво смотрится) над головой стоящего вожака.

И мигом все переменилось. И я сразу перевел его в другую школу. И он нашел себе друзей, и эта история не точит его сознание.

Читая Димин рассказ, я подумал, что, может, не так уж я был неправ, когда оттягивал перевод сына в другую школу. Кто знает, как долго еще бы он мучился от неразрешенной проблемы.

Иногда я думаю, были ли года моей начальной школы чрезмерным расходом времени на заведомо негативные эмоции. Скорее всего - да. Но если говорить о положительном выходе, я получил надежную прививку от коллективного мнения и давления. Если все остальные с тобой несогласны, это еще не значит, что ты неправ.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?