Независимый бостонский альманах

БИБЛИОТЕКИ и ШКОЛЫ В РАЗНЫХ СТРАНАХ

23-09-2012

О том, что молодое поколение, да и не только оно, перестало посещать библиотеки, пишут сегодня много. Почти все винят в этом ИНТЕРНЕТ. Но конструктивных предложений очень мало. Недавно обнаружил в книге барона И.Б. Розена, старшего сельскохозяйственного агента Екатеринославского губернского земства в США материал "Курсы домашнего чтения и странствующие библиотеки".

"Организация курсов домашнего чтения по сельскому хозяйству пережила свою эволюцию, отдельные фазы которой до сих пор характеризуют собой постановку дела в разных районах.

За последние 15-20 лет агрономические центры и Вашингтонский Департамент земледелия распространили среди фермерского населения страны в буквальном смысле слова десятки миллионов сельскохозяйственных бюллетеней и брошюр.

Эта литература сделала и делает свое большое дело, но уже на первых порах стало выясняться что, даже при поголовной грамотности населения, она, сама по себе, по отношению к массовому фермеру не выполняет своего главного назначения.

Литература является лишь очень несовершенным средством проведения в эту среду сельскохозяйственных знаний и еще менее может служить надежным орудием воздействия на волевые импульсы. Практическое применение этой литературы дает только единицы. Рядовой же фермер, получив бюллетень или брошюру, в лучшем случае поверхностно перелистывает их и откладывает в сторону, чтобы "почитать на досуге". Но этот досуг если и приходит когда-нибудь, то довольно редко.

При желании воздействовать путем сельскохозяйственной литературы на массового фермера, даже хорошо грамотного, прежде всего, приходится сталкиваться:
1. С отсутствием привычки и потребности к чтению чего-либо помимо газеток и объявлений в сельскохозяйственных журналах.

2. С недостатком умения читать даже популярную литературу, в смысле умения улавливать основную мысль, отличать существенное от несущественного.

Такое умение читать предполагает довольно значительную степень интеллигентности и встречается сравнительно редко не только среди фермеров, но даже среди лиц, так называемых либеральных профессий.

Рассылка литературы сама по себе, очевидно, не может создать ни привычки, ни умения читать.

Уже в первой половине 1890-х годов в некоторых штатах делаются попытки организации курсов домашнего чтения.

Для облегчения слушателям пользования сельскохозяйственной литературой некоторые отделы агрономической помощи издают списки книг по предметам с кратким резюме и оценкой изданий.

Роль заведующего курсами состоит в том, чтобы "толкать дело вперед".

Они привлекают абонентов, организуют кружки, совершенствуют технику постановки работы. Они же разрабатывают планы, редактируют уроки и ведут значительную часть личной переписки с абонентами по поводу занятий. Просматривание и исправление ответов возлагается, нередко, на студентов старшего курса сельскохозяйственного колледжа.

Расходы по организации курсов домашнего чтения покрываются из сумм, ассигнуемых правительствами соответствующих штатов и из платы слушателей абонентов.

Поощряется объединение абонентов в местные кружки, которым назначаются особенно льготные условия.

Кружки составляются из небольшого числа слушателей-абонентов, живущих по соседству. Каждый из участников ведет свои занятия самостоятельно, но в определенные дни устраиваются собрания для совместного повторения и обсуждения пройденного.

Кружки особенно полезны для отстающих слушателей.

Основные преимущества курсов домашнего чтения:
1. Они переносят занятия непосредственно на дом к слушателю-абоненту, устраняя для него даже кратковременных отлучек и связанных с ними расходов.

2. Они не приурочивают занятий к определенному времени, предоставляя каждому абоненту полную возможность устраиваться в этом отношении сообразно с личными условиями.

3. Они дают возможность больше индивидуализировать занятия, устраняя необходимость приноравливать темп работы к среднему уровню группы лиц, как это приходится делать при занятиях с аудиторией.

4. Они требуют сравнительно небольших затрат, как со стороны слушателей, так и со стороны руководящего курсами учреждения.

5. Они имеют тенденцию развить в слушателях большую самостоятельность и глубину мышления, ставя его в в необходимость письменно излагать ответы на вопросы.

Громадное значение при организации курсов имеют странствующие библиотеки.

Они снабжают абонентов необходимой им литературой и вообще делают ее доступной для читателей, живущих в самых отдаленных уголках страны.

По данным "Лиги библиотечных комиссий" странствующие библиотеки функционировали в 1910 году в 32 штатах. Эти библиотеки перебывали в течении года в 160500 пунктах и ими воспользовались свыше 1.000.000 абонентов".

Розен И.Б., барон - Агрономическая помощь населению в Соединенных Штатах.

Екатеринослав, 1911, с.183-184, 186-187, 192-196.

Очень хороший пример приучения детей к работе в библиотеках дает опыт английских школ.

"Эта школа творит самое себя, чутко прислушивается к жизни, формируется под влиянием тех внешних и внутренних условий, в которых происходит ее работа. Ни в больших городах, ни в деревнях нет одного выработанного типа школы, не встретится двух школ, похожих друг на друга. Официальная организация школы дает очень широкий простор для большого разноообразия в постановке дела.

Английская школа - жизненная школа. Это известного рода детская община.

Дети - члены коллектива, связанные с ним правами и обязанностями, заинтересованные в его процветании, организующие сами в разных формах жизнь этого коллектива.

Советы графств или другие органы самоуправления выделяют из своей среды

Школьные Советы или Комитеты.

Школьные Советы, кроме прочего, открывают каникулярные школы, летние площадки, центры игры и другие виды внешкольной работы, создают специальные органы для отыскивания занятий для детей, окончивших школу.

Учебные планы и программы английских начальных школ отличаются большой эластичностью и приспособляемостью к местным условиям.

Девочки с 11 лет проходят курс кулинарии и прачечного дела, а с 12 лет - курс домоводства, включающий кулинарию, прачечное дело, рукоделие, ведение хозяйства и вообще все домашние обязанности.

Для занятий домоводства при школе есть центр домоводства: кухня и прачечная и особый домик, устроенный по образцу типичного английского домика.

На уроках кулинарного искусства дети учатся выбирать провизию и готовить здоровую простую и экономную пищу. Знакомятся с правилами гигиены, с питательностью разных видов продуктов, приучаются подбирать меню, вести учет расходам, составлять домашний бюджет.

В прачечной учатся стирать и гладить.

В рукодельном классе учатся шить, кроить и чинить.

В центре домоводства на практике проходят гигиенические формы уборки, знакомятся с удобной и красивой гигиенической обстановкой, устраивают обеды и завтраки, накрывают на стол и ведут записи расходов.

Занятия домоводством нередко связываются с занятиями естествознанием, арифметикой, черчением (диаграммы).

Садоводство в школе, это отрасль природоведения. Его задача - сближение школьника с природой, развитие в нем всех тех сторон, которые закладываются уроками природоведения, но отнюдь не профессиональной подготовкой. Школьный садик - новый стимул интереса к естествознанию.

Садоводство дает живой материал для многих классных занятий. Наконец, с садоводством связан новый подход к книге: создается привычка обращаться к книге за советом для разрешения практических трудностей. Ребенок привыкает просматривать простые книги или периодические издания и начинает понимать, что чтение не просто забава, а средство для приобретения знаний.

Сама работа в саду ведется индивидуально, группой и всем классом. Существуют индивидуальные грядки, грядки групп и грядки целого класса. Некоторые школы практикуют систему двойной грядки, где грядка дается двум ученикам.

Один, более опытный, ответственен за работу, другой - помощник, как бы проходит стадию ученичества.

Каждый школьник ведет садовый дневник, где заносит свои наблюдения о работе и обо всем с ней связанном (подготовка почвы для растений, количество семян, высеянных на известном пространстве, глубина посева, время появления первого листа, время сбора, количество и т.п.). Весь этот материал (записи) ведется самими детьми.

Английская школа исходит из положения, что рисование - такая же естественная вещь для ребенка, как речь, писание и чтение. Способность видеть и выражать увиденное, помогает полнее понимать формы и краски окружающей жизни.

Это длительный процесс: ученики лишь постепенно на практике приучаются к полной точности видения и воспроизведения.

Другая сторона рисования, лепки и других видов ручного труда в школе - эстетическое воспитание. В этой постоянной работе дети учатся видеть и ценить красоту форм и красок. Во многих школах часть времени специально посвящается изучению картин и скульптуры в связи с занятиями рисованием и лепкой".

Ландсберг Р. - Английская начальная школа. М., 1924, с.5-8, 12, 111-115, 117.

Нельзя не отметить еще одну особенность отношения к образованию в Англии.

"По циркуляру Департамента народного просвещения Англии 1891 года, не только обучение в начальных школах должно быть даровое для родителей, но родители не должны нести никаких расходов ни на книги, ни на письменные принадлежности, необходимые для школы".

"Русская школа", 1900, № 10-11, с.209.

В Англии хорошо понимали эффективность вложения средств в образование.

"Экономическая ценность одного промышленного гения с избытком покроет издержки на воспитание детей целого города, потому что одна идея, как, например, изобретение Бессемера, увеличила производительность Англии в большей мере, чем работа сотен тысяч людей. Законы же, управляющие рождением гениальных людей, непроницаемы для человеческого разума. Ничто не наносит такого ущерба национальному богатству, как небрежная расточительность, ведущая к тому, что гениальные люди тратят свои силы в самой простой работе".

"Русская школа", 1900, № 7-8, с.182-183.

Такое же отношение к образованию было и в США.

"Свободе и вольностям американского народа никогда и ни на минуту не грозила опасность со стороны законодательной или исполнительной власти.

Когда проезжаешь по широкому американскому Западу, то видишь постоянно фермы в 200 или 300 акров. В каждой из этих ферм имеется просторный дом, окруженный фруктовым садом и лужайками. Здесь растут крепкие, здоровые, бодрые дети фермера, пользуясь хорошей и изобильной пищей. Здесь мы видим умных, полных энергии юношей, готовых обзавестись такой же собственной фермой и заниматься земледелием или же посвятить себя торговому делу в соседнем городе. Если мы поговорим с дочерьми фермера, то увидим, что это начитанные особы, хорошо знакомые с текущей литературой Англии и Америки"

"Образование", 1906, №8, с.96.

"В каждом поселке США есть очень хорошая и сравнительно большая бесплатная библиотека. Заведует ею библиотекарь. В библиотеке имеется Совет, члены которого выбираются всеми жителями поселка".

Мижуев П.Г. - Образцовые рабочие поселки в Англии и Америке. Л., 1925, с. 96.

И вот результат такого подхода.

"Американцы всюду, где только можно, заставляют работать силы природы и делают это с редкой смелостью и умением. Новые машины не только изобретаются, но и прилагаются на практике, тогда как другие страны еще только пробуют эти новинки. Развитие техники и применение машин доводит американский труд до такой производительности, которая оставляет далеко позади страны европейской культуры и дает американским предпринимателям возможность назначать рабочему очень высокую зарплату".

"Русская школа", 1900, № 7-8, с.179.

Прекрасный опыт изучения местной истории дает Япония.

"Американский ученый, профессор физики Гриффио писал: "Прожив четыре года в Японии, мы пришли к глубокому убеждению, что чтение и изучение книг более, чем какая-то другая причина или совокупность таковых, содействовали развитию новейшей цивилизации в этой стране.

Всякий большой город Японии имеет свою печатную историю. Сельские и деревенские хроники записываются и хранятся местными антиквариями, семейные хроники тщательно переписываются из поколения в поколение. Почти всякая провинция имеет свою энциклопедическую историю, почти для всякого большого тракта есть путеводители, в которых описываются знаменитые места и связанные с ними исторические события. Мало народов, которые лучше знали бы свою родную историю. Родители с восторгом учат своих детей преданиям и сказаниям старины. В Японии есть сотни историй родной земли для детей.

В то же время у нас можно назвать две-три более или менее удачных историй России для народа, а историй России для детей мы вовсе не знаем".

"Русская школа", 1900, № 7-8, с.166.

"Общее образование важно не только как базис для образования профессионального, но оно важно как самостоятельное средство повышение производительности труда".

"Русская школа", 1900, № 9, с.129.

Очень хороший опыт использования библиотек в жизни населения дали наши декабристы.

"Число книг в последнее время пребывания декабристов в каземате достигло 500.000 томов (для сравнения фонд Герценки в то время был не больше 5000 книг). Многие (Н.М. Муравьев, Волконский, Трубецкой) выписали свои библиотеки, а у некоторых они состояли из многих тысяч томов. Доктор Вольф имел до четырех тысяч медицинских книг. Лунин - полное собрание творений отцов церкви в подлинниках (греческих и латинских). Были все классические сочинения греческой, латинской, французской, немецкой, английской, итальянской, испанской и польской литературы. Существовала специальная газетная артель, причем при выписке использовалась складчина. В последнее время каземат, на имя одной из дам, выписывал газеты и журналы на несколько тысяч рублей, в том числе массу иностранных журналов и газет. Библиотека была умственным, культурным, а также организационным центром. Сюда сходились, здесь спорили, даже играли в шахматы. В библиотеке было устроено нечто вроде почтового бюро.

Декабрист Завалишин за время заключения выучился писать и говорить на 13 языках. В связи со своими усиленными занятиями по филологии, Завалишин сделал ряд переводов - всего Священного Писания, первой песни Илиады, первой главы Фукидида и много других. Всего им было исписано до 15.000 листов мелким почерком. Еще в каземате Завалишин начал собирать сведения об Амурском крае. Там же им была составлена карта Забайкальской области, впоследствии оказавшая много услуг администрации.

Декабристы выписали популярные медицинские руководства, необходимые лекарства, устроили "огороды лекарственных трав". Декабрист И.Ф. Фохт, который читал исключительно только медицинские книги, имел сложные и сильные лекарства и лечил горожан и поселян. Нарышкин разъезжал по деревням и помогал, где мог.

В конце концов, в Петровском заводе были устроены форменные учебные заведения и ремесленные школы, в которых обучались дети заключенных и заводских служащих. Самые лучшие мастеровые и ремесленники вышли из казематских школ. Уже живя в Москве, Завалишин получил письмо от своего бывшего ученика кузнеца, отца восьми детей, который не только сам учил своих детей, но и внимательно следил за новой литературой.

Нередко, под влиянием декабристов, совершенно изменялись интересы жителей глухих городов. Так, в Селенгинске к 1861 году стали выписывать одних журналов и газет на 300 руб. серебром".

"Русская школа", 1911, №2, с.113, 115, 116, 119, 124.

Однако, лучше всех описал рассматриваемую нами проблему Иван Иванович Горбунов-Посадов.

"То, что рано отвратило от учения, прежде всего, был учебник - тот несчастный жалкий суррогат, да и не суррогат даже, а самая скверная и вреднейшая фальсификация знания. Знание излагалось так, что, во-первых, оно не имело совершенно никакого отношения к моей детской жизни, никакого интереса для детского ума, тогда как интерес для ребенка является первым, необходимым стимулом для усвоения знания, играющим совершенно такую же роль для усвоения знания, какую играет в питании аппетит. Во-вторых, давались лишь жалкие, ничтожные отрывки знания, без всякой глубокой мысли, выхваченные из огромной области знания, без всякого углубления в необходимость и приемлемость.

В-третьих, излагались эти отрывки знания в такой форме, таким языком, от которого воротило всю мою детскую душу со здоровыми умственными требованиями.

Сегодня же школа, вместо увлекательной страны знания со всеми расширяющимися горизонтами, с зеленеющими полями радости творческого труда, с ярко сияющим солнцем бодрой, кипучей мысли, уводит юные умы в серую страну томящих бесплодных песков, в которых гибельно вязнет молодая мысль. Уводит в страну с едва мерцающим светом ночников вместо ярких светочей знания. В страну, где вянет, не успевая расцвести, дух детского искания и исследования.

В безнадежную страну учебы, полную, зачастую, детского мучительства и всегда полную детской тоски.

Помню свою русскую грамматику, которая сделала то, что она сделала с большинством детей, то есть, заставила навсегда возненавидеть всякое научное изучение родного языка.

Между тем, в кампании взрослых, так умно, так интересно для меня говорил мой учитель, и я удивлялся какой он интересный сейчас, какие он любопытные, новые, захватывающие меня вещи рассказывает, и отчего же тогда такая тоска у него на уроках.

У меня, с первого раза, осталось представление о школе, как о некоторой оглушающей ум и чувства фабрике. Фабрике, которой нет дела до отдельного человека, до отдельного детского ума и сердца.

Наши дети и юноши не учатся и не воспитываются, а все готовятся. Сначала в школу, потом к экзаменам на аттестат зрелости, потом в университет, на те курсы, на эти. Они все готовятся, а жизнь, а образование, - истинное образование, которое должно предлагаться, развертываться перед юным существом с самых ранних лет его жизни, это все остается в стороне. И чем дальше юное существо движется по жизненному пути, тем все больше и больше истинное образование остается в стороне от него. И это, пока юное существо не вступит в активную жизнь с испорченным от вечного приготовления зрением, с несварением от него мозга. Но, зато с ворохом своих, никому, и ни к чему не нужных, книжных слов и цифр за спиной и, часто, с отвращением к живой жизни, со страхом перед ней. Но, зато с дипломной бумажкой вместо крепкой палки - опоры знания - в руке.

Все училищное преподавание, как и везде, состояло в том, что перед нашими умственными глазами мелькали, как в калейдоскопе, разные обрывки разных знаний, не соединенные никакой внутренней или внешней связью, никакой координацией между отдельными предметами.

Школа совершенно не считалась с живой жизнью, с интересами и потребностями живого человеческого существа, да еще ребенка, ребенка, за образование которого она бралась. Однако, проделывая с его умом все, что только было угодно ученым и чиновным закройщикам школьных программ, которым не было абсолютно никакого дела до живой детской души, до действительно человеческой жизни".

Горбунов-Посадов И. - Почему и как я начал издавать журнал и книги "Свободного воспитания" (открытое письмо читателю-учителю) - "Свободное воспитание и свободная школа", 1918, №1-3, с.23, 26-28, 30, 32, 33, 44, 45.

Ричард де Бюри, епископ Дургамский, 600 лет назад написал похвальное слово о книгах: "Книги - это учителя, которые обучают нас без розог, без грубых слов, без гнева и за свой труд не получают ни одежды, ни денег.

Когда мы не подойдем к ним, то всегда находим их бодрствующими. Если, учась, мы задаем им вопросы, то они ничего не утаивают от нас. Если мы невежественны, они не могут смеяться над нами. Поэтому библиотека, составленная из мудрых книг, драгоценнее всяких богатств, и ничто не может для нас сравниться с ней по ценности. Всякий, кто стремится к истине, к счастью, к мудрости и науке и даже к истинной религиозности, по необходимости, должен полюбить чтение книг".

Леббок Джон - Самовоспитание и умение жить. СПБ, 1914, с.63.

Мы видим, к чему приводит игнорирование проблем образования, решение которых напрямую связано с увеличением посещаемости библиотек. Продолжающаяся же неуклонная формализация образования не оставляет надежды на увеличение посещаемости библиотек.

И самое главное, что это напрямую связано с проблемами управления страной регионами и муниципальными образованиями.

"Топором можно рубить дрова, но нельзя разрешать им сложных вопросов государственного и национального благосостояния. Разрешение таких вопросов требует ума, подготовки, наблюдений, обсуждения, проверки. Оно требует внимания к голосу людей компетентных, хотя бы и иначе думающих, хотя бы и стоящих, совсем на другой точке зрения. А, между тем, это единственно спасительный путь, могущий вывести нас из дикого леса, в котором мы теперь так безнадежно блуждаем, и закрывается от нас с таким ожесточением корыстолюбивыми поклонниками азиатчины".

Модестов В. - "О средней школе и университете" - "Наблюдатель", 1883, №1, с.138-139.

К этому трудно что-либо добавить. И, как видите, ИНТЕРНЕТ тут вовсе ни причем.

Александр Рашковский, краевед, 23 сентября 2012 года.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?