Независимый бостонский альманах

ПИСЬМА РУССКОМУ ДРУГУ

07-10-2012

ПИСЬМА РУССКОМУ ДРУГУМарина Тененбаум о себе: Родилась и выросла в Ленинграде.

Закончила Ленинградский Кораблестроительный Институт (ЛКИ). С 1980 живёт и работает в США в области Информационных Технологий.

По-русски я практически не говорю, а писать стала совсем недавно, найдя своих старых друзей в России. Мой муж с 27-летним стажем - американец, а
дочь уже совсем американка.

Интересы и увлечения включают чтение публицистики, истории и философии, международная политика, социальные проблемы современности, кинематография, литература, англо-русские и русско-английские переводы. Хочу выразить благодарность Юрию Кирпичёву за его настоятельные рекомендации написать эту статью, вопреки моим колебаниям и сомнениям, и за его поддержку. Это мой первый писательский опыт по-русски.

"В каждой стране куча дел. Но некогда - надо ненавидеть Америку!
Пока она есть, двоечники всего мира могут у нее списывать и подглядывать,
как всегда ненавидя отличника".

М. Жванецкий

Кто не любит Америку

В статье "Кому и почему мешает Америка" Ю. Кирпичёв привел список стран, не любящих США. Россия оказалась на почётном третьем месте после Пакистана и Турции. Он пишет по этому поводу: "…Путин усилил свою антизападную риторику - в силу предвыборных и внешнеполитических обстоятельств. Страна в политической изоляции, устойчиво ассоциируется с самыми одиозными режимами, пал друг Каддафи, качается кресло под Асадом, испорчены отношения даже с арабами, а Иран сам нарывается на войну.

К тому же прозвучали первые тревожные звоночки от дойной коровы экономики - в ближайшие два-три года начнется падение добычи нефти. В общем, итоги правления Путина не слишком блестящие. Поэтому требуется громоотвод. Это Америка".

Антиамериканизм Путина иррационален, но объясним, в отличие от оппозиционной ему либеральной интеллигенции, причём лучших её представителей. "Ничто не популярно сегодня так в России, как нелюбовь к Америке. Антиамериканизм - это тотальное увлечение. Это символ веры. … Те, кто "против", составляют жалкую горсть. Тех, кто "за", - большинство- это антиамериканское большинство. Это большинство такое большое, что больше "путинского большинства" (Г. Павловский).

Российская интеллигенция открещивается от банальных объяснений, популярных среди большинства. Не может она подписаться под тезисами А. Дугина: "Консервативные круги России не любят Америку, потому что транслируемая ею глобалистская культура безнравственна и порочна, она пестует извращения и подростковую олигофрению. … Они пропагандируют "безопасный секс" и изменение пола, оскорбляя этим наше достоинство. Они осмеивают высшие достижения человеческого духа как архаику и "дикость", реформируют религии и культы на потребу глумящимся оглупленным ордам, свирепо ищущим развлечений.

Поэтому мы ненавидим Америку".

Она понимает, что это идиотизм и ложь, исключающие истинную интеллигентность.

Поэтому изобретает иные, более изощрённые основания и способы оправдания своей компрометирующей нелюбви, прибегая к искусной риторике, обращаясь к философским трюкам и подмене понятий. Потому что не любить всё равно надо. Иначе останешься в полном одиночестве. Что и является пробным камнем.

Ведь истинные интеллектуалы одиночества не боятся...

Последние два года я неоднократно обсуждала с российскими друзьями эти вопросы. Главным оппонентом был московский приятель - человек незаурядного ума, эрудиции и аналитических способностей, успешный инженер. Неприятие США этим интеллектуалом не имеет никакого отношения к путинской риторике о влиянии на Россию извне, связанной с психопатологией поиска внешнего врага, необходимого как козла отпущения. Но стало очевидным, что долгая жизнь, прожитая в обществе глубинных предубеждений и предрассудков, обществе, не терпимом ко всему, что не укладывается в "норму" или стереотипы большинства, наложила на него свой отпечаток.

К примеру, презрение к афроамериканцам и сексуальным меньшинствам: "Не трогаю твоих негров. … Неужели ты подозреваешь, что человек, воспитанный не в правилах европейской культуры, способен усыновлять чужих, к тому же больных детей? Или думать о несчастных нищих детях Малайзии, которых производят со скоростью мушек-дрозофил и которые родителями предназначены только для дальнейшего воспроизводства? Это прекрасно и добродетельно, но во всей этой филантропии нет мысли о грядущей гибели всего, созданного европейской культурой, причем гибели просто так, за ненадобностью, непонятостью и за неспособностью сопротивляться. Если учесть одичание европейцев, на сегодня к европейской культуре (а только она и может носить это звание) имеют отношение в лучшем случае 10% населения земли. Причем не бедного населения. Так долго продолжаться не может. А когда в США возобладают черные, подозреваю, они будут гораздо ближе к своим африканским родственникам, чем к Европе, которую плохо понимает и большинство белых американцев, как мне кажется".

Я прожила в США больше половины жизни и знаю, что единицы афроамериканцев обращается в Ислам. Большинство привержено иудео-христианским ценностям и принадлежит к протестантам, либо католикам - ровно так же, как и белая часть населения. По данным The Christian Science Monitor 2008 г. в США живут около 1 миллиона чёрных с еврейской кровью и 150000 практикующих иудаизм, и эти числа ежегодно растут. То есть, эрудированным российским интеллектуалам пора уяснить, что опасения угрозы Западной цивилизации со стороны афроамериканцев совершенно беспочвенны. Пора понять, что цвет кожи не определяет человеческих ценностей и оценить колоссальный прогресс, достигнутый за столь краткий по историческим меркам срок афроамериканцами во всех сферах жизни.

Ведь всего 50-60 лет назад чернокожим американцам не разрешалось входить в автобус через ту же дверь, что и белым и пить из одних и тех же фонтанчиков.

Полной гармонии межрасовые отношения не достигли и по сей день, но колоссальный прогресс, достигнутый за эти годы, очевиден как белым, так и чёрным. Выбор президентом страны Барака Обамы, свидетельствующий об этом прогрессе, не угодил многим российским интеллигентам. Догадываетесь, почему?

Особенно странно видеть расовые предрассудки у евреев, испивших из горькой чаши российского антисемитизма, - как оставшихся в России, так и эмигрировавших в США. Но вряд ли беспокойство за будущее западной цивилизации является их причиной. Я солидарна с моим другом в необходимости защиты Запада от посягательств радикального ислама, но не понимаю, как ненависть к этническим группам, к нему не относящихся, может ее обеспечить.

Одна нетерпимость влечет за собой другую. Мой приятель считает себя толерантным человеком и категорически против преследования геев. Его мало интересуют, чем эти люди занимаются у себя в спальнях, если не высовываются, делают это тихо и не демонстративно, без маршей и парадов. Думаю, этим он и выразил свою нетерпимость.

Ни одно меньшинство не заявляет о себе беспричинно. Как правило, это объясняется противостоянием угнетению, бесправию, дискриминации и стремлением от этого гнёта освободиться, как это было с черными в США, с правами женщин по всему миру, ну а теперь с геями. И непризнание этого равносильно непризнанию антисемитизма. Борются они как раз за то, чтобы от других их не отличали, чтобы их воспринимали как всех других и не выделяли из большинства ни в учебных заведениях, ни на рабочем месте, ни в армии, ни где-либо ещё.

Добиться этого можно только заявлениями о себе и своих правах, борьбой и противостоянием. Парады же или марши связаны с празднованием преодоления барьеров в ходе борьбы и мирные проявления праздничных настроений не должны вызывать никакого протеста. Они замолчат, когда ущемление их прав прекратится, и будут тихо заниматься своим делом в своих спальнях по совету моего толерантного приятеля.

Дифференцированное же применение одной и той же нормы (в данном случае свободы собраний и демонстраций) к разным группам является произволом.

Гомосексуалы имеют такое же право на мирные демонстрации, как путинские оппозиционеры или любая другая группа. Но мои доводы не возымели действия, а существование таких групп в США, активно борющихся за свои права, вызывает явное отторжение у оппонентов.

Симулякры и симулянты

Отсутствие аутентичности и замена её симулякрами - более изощрённая причина нелюбви к США. Симулякр - фантом сознания, кажимость, то, что воспроизводит образ объекта вне его субстанциальных свойств - одно из ключевых понятий постмодернистской французской философии, возникшее в связи с проблемой различия и тождества, соотношения копии и оригинала. Друг-эрудит апеллирует к Ж. Бодрийару. Тот в статье "Америка" пишет по поводу природного великолепия Солт Лэйк Сити:

"Однако здесь, в этой стране, существует сильный контраст между возрастающей абстракцией атомного универсума и первичной, внутренней, неудержимой витальностью - проистекающей не из укорененности, а из искорененности - метаболической витальностью как в сексе, так и в работе, в телах или дорожном движении, В сущности, Соединенные Штаты со своим пространством, со своей чрезвычайной технологической изощренностью и простодушием, включая и те пространства, которые они открывают для симуляции - единственное реально существующее первобытное общество. И все очарование состоит в том, что можно путешествовать по Америке как по первобытному обществу будущего, обществу сложности смешанности, все возрастающей скученности, обществу жестоких, но прекрасных в их внешнем разнообразии ритуалов, обществу непредсказуемых последствий тотальной метасоциальности, очаровывающего своей имманентностью, и в то же время - обществу без прошлого, которое можно было бы осмыслить, а значит, подлинно первобытному…"

Боюсь, перед нами всего лишь словесная эквилибристика, псевдофилософический симулякр. И убеждена, что для формирования своего собственного мнения об Америке ни Бодрийара, ни философии в целом, как и философии прагматизма в частности, ни пары кратковременных визитов в США, прошедших в общении с русскоязычными эмигрантами, недостаточно. Страна огромна, сложна и разнообразна и чтобы узнать ее, сформировать не симулякр, а реальное видение, нужны годы.

Ирония в том, что перманентная подмена реальности симулякрами и ложью - сама суть российского общества. А. Подрабинек в статье "Ненастоящее Будущее" пишет: "Если бы параллельно с Олимпиадой в Сочи где-нибудь проходили международные соревнования по симулякрам, то Россия, безусловно, заняла бы на них первое место. По части создания копий, не имеющих оригинала, с нами могла бы поспорить разве что Северная Корея, и то, наверное, проиграла бы. Как и всякое массовое искусство, творение симулякров требует участия в процессе творцов и ценителей. У нас избыток и тех и других. Стоит власти придумать нечто несуществующее, как благодарные массы, от угодливых лоялистов до крутых оппозиционеров, с радостью подхватывают тему".

Мой приятель приводил всё новые доводы в пользу нелюбви к США: "Я не "пропустил момент" отъезда в Америку. Я не хотел туда ехать.

Не хотел никогда. Я очень давно, задолго до 80-го года, прочел достаточно американской классической литературы от По до Фолкнера и многих современных.

Я представлял историю государства, революции и конституции. Я имел представление о настоящих отцах-основателях от Уинтроа и Элиота до Франклина и Пейна, и о создателях американского мировоззрения от Пирса, Джеймса, Дьюи до Перри и Монтегю. И я знал, что в Америку НЕ ХОЧУ. Мне чужд прагматизм как способ жить и думать".

Мой талантливый и трудолюбивый друг лукавит: он и в свои 73 продолжает активно и успешно работать на инженерном поприще и его рабочая этика сродни американской. С другой стороны, среди американцев полно неприспособленных людей, занятых любимой или не любимой работой, настоящих потомственных или новоиспечённых интеллигентов, как очень богатых, так и совсем нет, и очень далёких от соображений выгоды или наживы. Гораздо дальше, чем почти любой современный россиянин, а москвич в особенности. И американец определённо менее агрессивен.

Конечно, в США множество деловых людей, занятых зарабатыванием серьёзных денег. Но в жадности, корысти, готовности перерезать глотку за деньги любой деловой русский за пояс заткнёт американца! Для которого, а для бизнесмена особенно, репутация и доброе имя куда дороже наскоро заработанного бабла! Это в крови, потому что без репутации НИКАКИХ денег не будет НИКОГДА, ни малых, ни больших. Сегодня средний русский в России гораздо больше поглощён мыслями о деньгах, чем средний американец!

Доводы, что в США легче сделать свой собственный выбор и жить сообразно ему в рамках закона, чем в России, при этом не чувствуя себя белой вороной, что американцы понимают зависимость размера кошелька от жизненной философии - there is no free lunch! - были встречены моим оппонентом с недоверием.

Почему? Это характерно для любой страны мира, и США не исключение. В стране с многочисленными культурами, этническими и религиозными группами нет и не может быть единой доминирующей философии! В моем городе, к примеру, живут ирландцы, британцы, немцы, французы, поляки, литовцы, итальянцы, чёрные, евреи (включая и русских), латино, украинцы, индусы, пакистанцы, корейцы, китайцы - какая может быть общая философия?

Но всех объединяет закон, перед которым все равны, и сознание, что все мы, если не в первом, так во втором или третьем поколении эмигранты. Америка - это единственная страна в мире (за исключением может быть Израиля), построенная на идее. Это вечный эксперимент, за конечный результат которого, никто на 100% ручаться не может! В таком обществе ничто не может быть вечным, неизменным, долгим. На моих глазах за 20-30 лет выросло новое поколение, у которого совершенно другие жизненные ценности и идеалы! Они гораздо менее озабочены вопросами денег, приобретательства, у них совершенно другие цели и интересы, другое представление о "полезном", и совершенно другая жизненная философия!

Приводил друг и популистские упрёки в адрес США, подобные дугинским: "При всей замечательности США никто не хочет у них заимствовать логику общественной и политической жизни, и опыт навязывания ее другим приводит, как правило, к отрицательным результатам (если действия не поддержаны мощной и многолетней оккупацией как в Германии и Японии)".

Странно слышать подобное от человека, знающего о грубом вмешательстве России в дела других стран на протяжении всей её истории. А. Браиловский в статье "Страна подкованных блох" пишет: "Беда в том, что Россия на протяжении всей своей истории не только никогда не умела жить по-человечески, но и навязывала это свое неумение другим народам. Она завоевывала новые территории, вместе с их населением, и навязывала этому населению свой образ жизни. В прежних учебниках истории говорилось, что все это Россия делала исключительно по доброте душевной.

В одном из советских учебников истории была даже такая фраза: "Россия никогда не вела захватнических войн". Хотя простое сопоставление территорий Киевской Руси и Российской империи (или Советского Союза) этот постулат полностью опровергало".

Что же касается навязывания американского образа жизни, то в последнее время много говорится о путинской мечте - многополярном мире. Этот термин означает мир без сверхдержавы. А. Янов в своих работах ставит целесообразность многополярного мира под серьёзное сомнение, отмечая, "что при взгляде на него, первое, что бросается в глаза, - это война всех против всех, бесконечная, почти безостановочная". Приведённый им пример относится к Эпохе Просвещения, когда в течение наугад взятых 40 лет между 1733 и 1774 гг., 30 из них прошли в шести кровопролитных затяжных и почти непрерывных войнах. Это состояние Янов называет "многополярным хаосом", и утверждает, что истории потребовалась сверхдержава, чтобы положить конец европейским "джунглям" для сохранения цивилизации.

Описывая мировой порядок после Второй Мировой Войны, он утверждает:"Требовалась чудо: сверхдержава принципиально нового типа, которая не только противостояла бы монстру, но и не присвоила бы в качестве платы за освобождение Западную Европу (как поступил СССР с Центральной Европой). Сверхдержава, которая выложила бы собственные деньги, чтобы поднять Европу из руин и затем предоставить ее самой себе. Без Америки такого прецедента в истории международных отношений не появилось бы".

Конечно, вмешательство одних государств в дела других - дело тонкое и неоднозначное. Однако я склоняюсь к мысли, что в сегодняшнем глобальном мире с тесной взаимосвязью и зависимостью между странами, локализовать зло невозможно, а поэтому его надо уничтожать. По словам Ю. Кирпичёва, "Путина бесит, что Америка позволяет себе критиковать и даже силой менять государственное устройство иных стран. Но на примере Японии и Германии мы видим, что иногда это очень полезно. В юности я задумывался, читая "Трудно быть богом" и другие книги Стругацких, оправдан ли институт прогрессорства, имеет ли более развитая цивилизация право на вмешательство в дела отсталых обществ, не лишает ли при этом их своей истории? Сейчас я убежден, что такое вмешательство не только оправданно, но и необходимо, это моральный долг! Если сосед терроризирует своих домочадцев, ваш долг вмешаться. Если есть возможность помочь дикарям - надо помогать.

Если возможно свергать людоедские режимы вроде гитлеровского или сталинского, саддамовского или фиделевского, то надо это делать и черт с ней, с самобытной историей, она не стоит той крови, на которой ее строят".

И если уж суждено какой-то стране оказаться в роли сверхдержавы, я искренне предпочитаю США России, Китаю или любой другой стране, ибо именно Америка честно несла свою службу по предотвращению нового хаоса "многополярного мира". И свободе она предана фанатически. Хотел бы мой приятель жить в мире, где единственной сверхдержавой была бы Россия? Не мы ли с ним жили в то страшное время, когда Россия уже была в этой роли, правда, слава богу, не единственной.

Опыт сравнения

Обсуждая жизнь в США, невозможно устоять от искушения сравнить её с российской.

Мой приятель достаточно пессимистичен и не строит никаких иллюзий о светлом будущем России, давая очень трезвую оценку беспрецедентному уровню коррупции и злоупотреблениям Партии Жуликов и Воров, имперским амбициям Путина, поведению РПЦ, новому обожествлению фигуры Сталина, слабости оппозиции и другим безобразиям. При этом он настаивает, что страна очень далеко ушла от СССР и уже не имеет с ним ничего общего: "Да, у меня, прожившего здесь всю жизнь, в том числе и при Сталине, есть основания говорить о НЕВИДАННОЙ для России свободе, причем никогда не виданной".

Он утверждает, что "практическая свобода уже 20 лет процветает. Кто сумел - разбогател, кто имел нечто ценное за душой - уехал, кому нужна была Россия для писания, рисования, пения - вернулся.

Политические свободы (если не сажают за анекдоты) всем достаточно безразличны (думаю это положение общее). Но и они на первых порах были. Их съели позже, вместе с экономикой и ресурсами. Главное - открыли границы".

Что касается благосостояния граждан, то он настаивает на том, что страна разбогатела в целом, во всех регионах, что Россия заполнена миллионерами как никогда в истории, и что путинская система этому не мешает, а наоборот способствует. Судит об этом он по бесконечным круглосуточным пробкам, от которых жизни нет нигде, а не только на шоссе Москва-Петербург: в Екатеринбурге, в Красноярске, на Камчатке, Якутии и т.д., и т. п., причем пробки из машин стоимостью от миллиона и выше, из которых он, с его 400-тысячной, - нищий в этих пробках. А еще по сотням тысяч загородных особняков по всей стране.

Почти никто не получает тех денег, по которым предприятие платит налоги.

Но государство смотрит на это сквозь пальцы. Это принципиально! Существует и множество иных приемов. Если средняя зарплата 1250 $/мес., то это всего в полтора раза ниже, чем в Европе, раза в три выше, чем в Индии, в пять раз выше, чем в Китае, и вполне сравнимо с американской в 3750, поскольку налоги и квартплаты в США несравнимо выше. Если учесть, что в России все так или иначе воруют, обходят налоги (хотя налог всего 13%), отмывают государственные деньги и присваивают их, создают множество комбинаций, в которых участвуют и контролеры, и госчиновники и руководители предприятий (в том числе и акционерных, что звучит дико), что все, кто ворует по-крупному, делится с не ворующими (взятки врачам и учителям, оплата всяческих услуг сверху вниз), что все это вместе и есть дико разросшаяся коррупция, то понятно, что на среднестатистическую зарплату никто не живет. Именно наличием денег, в том числе и неучтенных государственными налоговыми ведомствами и объясняется простой факт: народ плачет, что в магазинах недоступные цены, а магазины живут и процветают. И неправда, что только за счет богатых.

По всей стране в магазинах полно продуктов и импортных товаров, и полно покупателей, которые все это раскупают.

Он заверяет, что всё это видел сам по всей громадной территории России.

Уровень здравоохранения он оценивает весьма положительно, сам недавно столкнувшись с необходимостью кардиологического лечения. Именно этим беспрецедентным повсеместным благополучием он и объясняет отсутствие воли и инициативы для борьбы с существующей ситуацией. Большинство населения, купившееся на материальное благополучие, пребывает в спячке и неспособно на борьбу с режимом. А потому все действия оппозиции он считает бесполезными и обречёнными на провал. На приведённую мною статистику Росстата и МВФ о ВВП, иллюстрирующую весьма удручающую картину российской экономики, он ответил с негодованием, назвав цифры несостоятельными и не отражающими действительности. Предположение, что несметное богатство существует лишь в Москве, получающей 80% бюджетных денег страны, также было пренебрежительно и категорически отвергнуто.

Хотя основано оно на многочисленных жалобах о трудностях сводить концы с концами со стороны моих ленинградских соучениц по школе и институту.

Средняя зарплата по областям России, кстати, далека от московской. Она колеблется в пределах 400-800 долларов. От соучениц я узнала также, каким способом решается квартирный вопрос в России сегодня. В. Лебедев в своей статье "Окончательное решение" Судьбы России" пишет о сталинском периоде: "Как говорил Воланд: "Люди как люди, только квартирный вопрос их испортил". Сейчас уже мало кто знает, что он имел в виду. А имел он в виду то, что для получения комнаты соседа в коммунальной квартире другие соседи писали на него доносы, того арестовывали и расстреливали, так и решалась квартирная проблема".

Конечно, сегодня вопрос этот решается гораздо гуманнее. Пожилые и больные одинокие люди без наследников вынуждены обменивать свои квартиры на уход, предлагаемый совершенно чужими и часто мало знакомыми людьми. Многие сиделки, к сожалению, не всегда доброжелательны к старикам, вовсе не заинтересованы в продлении их жизни и по существу сживают бедняг со свету. Для российской системы это весьма характерно - ставить людей в ситуацию, способствующую проявлению не самых лучших, а самых худших человеческих инстинктов. Когда я привела этот пример в качестве аргумента, то последовал ответ следующего содержания: "Это явление типичное не только для России, и квартиры выжиливаются во всём мире". Я так и не смогла убедить своего приятеля, что в США, например, это неслыханно.

Если в начале переписки критика США была весьма сдержанной, то по мере продолжения, она становилась всё резче, раздражённее и безапелляционней.

Всё чаще общественные проблемы страны раздувались до беспрецедентных пропорций, а критические пассажи в адрес России содержали традиционную концовку "Впрочем, и у вас не лучше". Всё чаще эти письма содержали заведомо неверную информацию о США, не подкреплённую ни фактами, ни доказательствами. Обобщение конкретных и частных примеров, вели к выводам, не соответсвующим действительности, к явной подтасовке фактов и подмене понятий. Безусловно, мои почти постоянные и часто резкие возражения подливали масла в огонь, хотя и не представляли интереса и уж определённо не пользовались ни уважением, ни авторитетом.

Во-первых, прожив в США 32 года, я, конечно, заражена бациллой патриотизма, полностью затуманившего мои мозги и застлавшего глаза. Во-вторых, я недостаточно прожила в России (хотя и покинула её вполне сознательным 26-летним человеком), а потому не могу оценить перемен, произошедших после развала СССР. И уж, конечно, не знаю российской истории, не понимаю ничего в эпохе Сталина, т.к. её не застала. Я действительно счастлива, не застав это чудовище, но половина семьи моей матери была уничтожена им в 37-м году.

И наконец, не пережив эйфорию 90-х, не могу понять горечи утраченных иллюзий российской интеллигенции. А с российской историей я знакома гораздо лучше, чем предполагает мой высокомерный и безаппеляционный приятель.

В-третьих, я не прочла всех американских философов, включая отцов-основателей от корки до корки, как мой эрудированный друг. В-четвёртых, все мои доводы оказались "кухонными", несостоятельными и не стоили рассмотрения, а меня саму, как оказалось, сытая Америка превратила из взрослого человека в ребёнка.

Но как раз длительность моей жизни в Америке кажется мне веским аргументом!

В этой стране я прожила успешную жизнь, вместе с мужем-американцем вырастила прекрасную дочь и была счастлива работать в известной во всём мире химической компании на протяжении 3-х десятков лет.

И ещё. Владея русским и следя за событиями в России, я читаю те же издания и слушаю то же "Эхо Москвы", которые читают и слушают вменяемые россияне, включая и моего друга. Он же не знает ни одного английского слова. Конечно, можно отнести пренебрежение к моим соображениям на счет присущей ему манеры дискутировать. Но как напомнила она манеру других интеллигентных россиян, как в России, так и здесь, в эмигрантской среде!

Всё та же безапелляционность в суждениях, всё то же пренебрежение мнением собеседника, то же всезнайство во ВСЕХ затронутых вопросах, то же неумение или нежелание слушать. Это одно из характерных отличий русских от американцев и оно не в пользу первых.

Доходило до абсурда. Например, было совершенно очевидно его раздражение заботой американцев о своём здоровье. Оказалось, что это стадность и послушание заставили американцев бросить курить, поддаться пропаганде против курения, во вред которого он не верит. По его мнению, при такой стадности и поклонению авторитетам недалеко и до фашизма! Но если учесть, что в Америке НИКОГДА не было никакой формы тоталитаризма, а Россия из него до сих пор вылезти не может, то вероятность того, что фашизм возникнет в России прежде, чем он возникнет в США, гораздо выше.

Однако всё это не так существенно по сравнению с его полной недооценкой американского народа.

Никакие философские труды не заменят общения с народом на языке этого народа. Зачем так огульно охаивать страну, о которой имеешь превратные впечатления? Не может такой человек, как он не знать, что миллионы американцев вовсе не из стадных соображений положили свои жизни в борьбе за свои свободы, и что по сей день они им фанатично преданы. Не общеизвестная ли законопослушность американцев отождествляется у русских со стадностью, покорностью и глупостью?

Если это так, то чем объяснить, что даже creme de la creme русской интеллигенции сформировали совершенно превратные представления о США? И если "мозг нации" такого низкого мнения об американском народе, что же ожидать от российского большинства с Путиным или без него? Мне захотелось ответов, а их нет. Это и побудило меня написать эту статью.

Народ и люди

Последний обмен письмами произошёл совсем недавно. После полёта Путина со стерхами я выразила предположение о возможном психическом расстройстве президента, при этом оговорившись, что Гитлер и Сталин тоже страдали психическими заболеваниями. Ответ гласил:
"Ты в каком-то смысле права: страшная советская и постсоветская Россия заставляет людей видеть мир таким, каков он сеть, а прагматичная некурящая Америка своим благополучием (дай ей бог здоровья как можно дольше) превращает взрослых людей в наивных детей. Чтобы ты не подозревала относительно нашей верхушки, у нее все благополучно, ибо они-сверхпрагматичны и вполне могли бы быть социальными лидерами в любых госорганах США.

Что касается Сталина и Гитлера, то опять же по-детски ошибаешься: психиатрия была прекрасно развита, диагнозы и тому и другому ставились правильные, предсказания относитеельно как бы неадекватности их действий были широко известны еще до того, как авторам диагнозов оторвали головы. Русские же по своей безалаберной романтичности любили Сталина просто за то, что ОТЕЦ, что строг, что интеллигентов с говном мешает, что мир обещает покорить, но уж точно без всякой прагмаитики, просто по причине генетической привязанности к плетке и дыбе. И по сей день обожают.

Так что ни в какую категорию душевнобольных ни они, ни Путин и не намечались, и не намечаются. Только не надо думать, что от прагматизма общество действительно становится лучше. Просто тем, кому выгодно сделать лучше, делают лучше.

Например, в США поняли, что евреям надо сделать лучше (чем в других местах), поскольку это выгодно. И не прогадали! В отличие от остальных".

Оказывается, американский народ - покорное и прагматичное стадо, тогда как русский романтичен и безалаберен. Звучит оскорбительно для американского народа и чересчур снисходительно для русского. Мои 26 лет российских лет, включившие горький опыт антисемитизма, и 32 года, успешно прожитые в США, полностью противоречат такому выводу. Как считала, так и продолжаю считать, что среди русского народа есть миллионы отдельных замечательных людей, но, не они, к сожалению, определяют дух этой страны. Их, видимо, недостаточно, и живётся им там хуже, чем всем остальным.

Что же касается самого народа, то я не являюсь его поклонницей. Фразу В. Войновича: "Люди, у нас плохие, а народ хороший", я бы перефразировала: "Люди у нас хорошие, а народ поганый". Что-то действительно не то происходит с русским народом на протяжении всей его долгой истории.

П. Чаадаев в "Философических Письмах" писал: "Народы - в такой же мере существа нравственные, как и отдельные личности. Их воспитывают века, как отдельных людей воспитывают годы. Но мы, можно сказать, некоторым образом - народ исключительный. Мы принадлежим к числу тех наций, которые как бы не входят в состав человечества, а существуют лишь для того, чтобы дать миру какой-нибудь важный урок. Наставление, которое мы призваны преподать, конечно, не будет потеряно- но кто может сказать, когда мы обретем себя среди человечества и сколько бед суждено нам испытать, прежде чем исполнится наше предназначение?"

Мой философствующий друг не может упрекнуть Чаадаева в незнании русской истории. Но наши современники высказываются о русском народе еще резче философа, объявленного сумасшедшим за свои сочинения. Советская власть не открыла Америки, подхватив это полезное начинание и принудительно "леча" диссидентов в психиатрических больницах.

Так, Александр Браиловский пишет: "...то, чего я не приемлю в России, в ее народе, в образе мышления и образе жизни этого самого народа, является не отдельными недостатками, как думали многие, а сущностью этой страны и ее народа. И, понимая, что не могу изменить народ, предпочел сменить страну. Да, речь идет именно о народе. Потому что страна - это и есть народ. Не бывает так, чтобы жизнь в стране была нормально налажена, а народ при этом был ленивый, злобный и подлый. Но не бывает и так, чтобы народ был умный, работящий, добрый и справедливый, а жизнь в стране, где этот замечательный народ обитает, была тяжелой, грязной и невыносимой".

И даже Ю. Нестеренко, человек молодой, разочаровался как в России, так и в её народе: "Дело в том, что Россия - это безнадежное болото, в котором вязнут любые, самые светлые и прогрессивные начинания. Это страна, народ которой - за редчайшим исключением - испытывает искреннюю ненависть и отвращение к свободе, причем, вопреки тезису Маркса, в первую очередь - к своей собственной, а уже только потом и как следствие - к чужой. Народ, глубоко презирающий чувство собственного достоинства, интеллект ("ишь, умный выискался!"), вообще личность как таковую, ненавидящий всякого, кто выбивается из среднестадного уровня (причем успех, достигнутый талантом и трудом, вызывает куда более злобную зависть, чем простое везение типа выигрыша в лотерею), считающий пороком само желание жить независимо и в достатке - а добродетелями, соответственно, тупую стадность и покорность ("тебе чего, больше всех надо?!"), готовность жить в дерьме и грязи (что служит предметом особой извращенной гордости!) и, не рассуждая, жертвовать собой во имя малого стада - общины и большого стада - Империи (никогда и ничего хорошего этому народу не делавшей, а лишь век от века разбухавшей на его крови). Народ, совершенно искренне обожающий тиранов (как собственных, так и чужих), причем чем они более жестоки и кровавы, тем большей заслуживают симпатии!"

Дискуссия с московским другом переставала быть академическим спором о том, кому на Руси жить хорошо, превращаясь в спор о моральных ценностях, о добре и зле, о порядочности и подлости. Но об этом не спорят. Ценности у каждого свои и точка. Я вовсе не идеализирую США, и, как убеждён мой не прошедший через эмиграцию друг, патриотизм не затуманил моих мозгов.

Он не знает того, что знают эмигранты: все те, кто однажды покинул страну рождения, становятся гражданами мира. Я легко могла бы, позволь семейные обстоятельства, уехать из США и жить в другой стране. Почти в любой, кроме России, Северной Кореи и арабских стран. При этом оставаясь благодарной Америке именно за это чувство принадлежности к миру, за открытие мира!

Чего мне никогда не дала бы Россия даже с её открытыми границами. Но патриотизмом в русском понимании я не страдаю. Кстати, это американец, Бенджамин Франклин назвал патриотизм последним прибежищем негодяев…

Я не идеализирую ни США, ни американский народ, хотя и должна признаться, что он в целом импонирует куда больше, чем русский. Любое общество вообще далеко от идеала. Везде есть подлецы и негодяи. Но я говорю о тенденциях.

А они таковы, что в США негодяи скорее исключение, чем правило, потому что каковы общественные ценности таковы и тенденции. Что же касается понимания, что делать лучше для евреев - выгодно для страны, то это можно только приветствовать! Вот они поняли, а русские нет, до сих пор не понимают, и вряд ли когда-либо поймут.

Хотя у тех же США можно было бы позаимствовать эту нехитрую мудрость, как заимствуют и копируют абсолютно всё: от поп культуры до fast food и высоких технологий. Об утечке мозгов, возможно и спохватятся. А может быть, и нет... Кстати, Америка сделала лучше не только евреям, но и всем гражданам своей страны, хотя и не всем сразу. И евреям не сразу. Однако постепенное создание почвы, где становится лучше гражданам - это обязанность любого вменяемого государства и его правительства. Ни одна страна не делает этого из романтических соображений, а всегда из прагматических. Другого выхода нет.

Но элемент романтизма всегда уместен. Стоит посмотреть, как американцы празднуют свой День Независимости! Россия же НИКОГДА не заботилась о своих гражданах, ни из прагматических, ни из романтических соображений. Не заботится и сейчас. Больше о стерхах, и о борьбе с Америкой, свалив все беды, никак с ней не связанные, именно на нее, отвлекая население от реальных внутренних проблем.

Ни эта статья, ни уважаемые авторы, в ней цитируемые, ни в чём моего друга не убедят. Один будет слишком стар, другой слишком молод, на третьем скажется недостаток опыта жизни в России, либо в США или незнание их истории, и так далее. Однако цель статьи вовсе не в том, чтобы убедить друга моей молодости. Я прощаюсь с ним, ставя вопросы, ответы на которые прозрачны.

И как бы отрицательно ни относился он к прагматизму в делах управления государством, тот всегда одержит верх над идиотизмом и многими другими измами, при условии, что правительство придерживается точки зрения Т.

Джефферсона: "Все искусство управления состоит в искусстве быть честным".

Не свидетельствует ли опыт моей переписки о том, что многие представители российской интеллигенции, заявляющие о своей приверженности европейским ценностям и заботящиеся об их сохранении, по степени консерватизма, догматизма и нетерпимости сами ничуть не уступают своим противникам из тоталитарных лагерей, несмотря на формально декларируемые ими демократические принципы?

И не подвергнут ли подобные взгляды столь желаемые в России общественные перемены серьёзному риску? Ведь США, с её зрелым опытом демократических свобод, могли бы послужить для многих из этих перемен неоценимым готовым примером, вместо объекта несправедливой и недалёкой критики.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?