Независимый бостонский альманах

ПОСЛЕСЭНДИЕ

28-11-2012

Жалко книг. Их век и без того был недолог (ну что такое пятьсот с лишним лет со времен Гуттенберга?), а ныне он завершается. Их быстро, буквально на наших удивленных глазах сменяют виртуальные носители информации и ей богу, грех был бы этот век укорачивать. Однако природа в лице залетной Сэнди не имеет ни малейшего понятия о грехе. Хотя и способна натворить дел. Поэтому в шеренгах черных пластиковых мешков для мусора, траурной бахромой окаймивших улицы Южного Бруклина с конца октября и пополняемых до сих пор, месяц спустя после визита этой ветреной дамы, находится место и для контейнеров, забитых мокрыми, слипшимися, покоробившимися томами.

Налицо разное отношение хозяев к погибшему добру - книги не прячут в мешки, их выкладывают открыто, вдруг, кто подберет…

ПОСЛЕСЭНДИЕ

У меня у самого погибло много чего печатного (хорошо хоть непечатное осталось на резервной памяти утонувшего компьютера), в том числе пропали и все журналы и газеты с первыми публикациями. Года через два после дебюта я перестал их собирать, много места занимают. Но самых первых жалко. Намокли и книги. Некоторые слишком дороги, не в денежном, разумеется, выражении, а по иным причинам, в том числе и литературным, а не только сентиментальным, чтобы просто так их выбросить, и я сушил. Толку от этого мало, вид уже не тот, но не в нем дело. Подбирал и на улице, не мог удержаться. Вот оксфордский том ранней британской поэзии и сборник приключенческой прозы - в солидных багровых, одинаковых переплетах. Была такая мода, все книги домашней библиотеки переплетать в едином стиле. Маленькая Тора в металлическом окладе под серебро. Том старой "Британики". Диалоги Платона с золотым обрезом.

Я пишу эти строки 26 ноября, в понедельник, ровно через четыре недели после урагана. Надо заметить, что сокрушительного тропического ливня, как при Айрин, не было, по силе ветра Сэнди и ураганом-то назвать трудно, в прошлом августе Айрин задувала сильнее. Да и центр урагана, основной, значит, удар пришелся не по Нью-Йорку, нас крылом зацепило. Однако зацепило здорово, пары часов хватило стихии, чтобы мимоходом, не в полную силу ударив, погрузить гигантский мегаполис, этот сияющий огнями город, который никогда не спит, во тьму кромешную!
Поневоле задумаешься: точно так же какой-нибудь глобальный катаклизм может в любую минуту погасить искорку разума, которая с таким трудом разгоралась на Земле и так одинока в безбрежной темноте космоса, да и вообще уничтожить жизнь на этой планете. Искры на ветру времени - чем не сравнение для столь эфемерных явлений, как жизнь, разум и Вселенная. Да, да! Не искорка ли она среди мириад иных вспыхивающих и угасающих светлячков? Которые лишь нам, ничтожным, кажутся безмерными?

ПОСЛЕСЭНДИЕ

Увы, наш кондоминиум расположен рядом с заливом Шипсхедбей, этим украшением чересчур урбанизированного города, но это также самое низкое место Бруклина.

Вот и оказался дом одним из самых невезучих. Залило не только цокольный этаж со всей электротехникой и бойлером, но и в квартирах первого этажа плескалось море. Света и тепла не было три недели, температура падала до 8 градусов Цельсия и пришлось нам с супругой все это время жить у дочери.

Лишь три дня назад заработал светофор на нашем перекрестке, а у дома до сих пор стоят аварийные фургоны с электро и теплогенераторами, от них тянутся в подвал толстенные кабели, горячая вода подается с перебоями, а главное, послезавтра снова придется покидать наше сырое пепелище!

28 ноября, аккурат через месяц после удара Сэнди в доме начнется ремонт квартир (ремонт разгромленного стихией бейсмента идет постоянно). Законы города обязывают во избежание распространения инфекций среди жильцов и поражения несущих конструкций зданий срезать нижнюю часть внутренних стен, - здесь они, как правило, из шитрока, гипсокартона, - высушить несущие стены и перекрытия и заменить полы. Черная, к примеру, гниль это не шутка.

Напольную мебель и ковры также придется выбросить. Так что сумасшедший дом нам обеспечен надолго.

Теперь вы понимаете, почему до сих пор на улицах стоят громадные, 20 и 30-кубовые контейнеры, почему все еще рычит моторами самая разная техника, а под окнами дочери вот уже вторую неделю непрерывно молотит генератор передвижной станции мобильной связи. Если движение поездов метро восстановили за две недели, то с городской электрикой дело хуже. Там и сям из кабельных колодцев в дома тянутся кабели временного подключения энергии. В Нью-Йорке, в отличие от Монреаля, где большая часть трасс проложена воздушным путем, на столбах, кабель в основном идет под землей. С одной стороны неплохо - такой же ураган в Монреале повалил бы половину столбов. А с другой стороны, затопление подземных трасс не менее, если не более осложняет ведение восстановительных работ.

Тротуары завалены мусором. А главное, стоит подняться ветру или проехать фургону - и в глаза несется пыль от высыхающей грязи. Не спасают даже поливальные машины, кружащие по улицам. Невиданное дело для чистеньких американских городов, где едва ли не каждый дюйм открытой земли покрыт либо газоном, либо присыпан красивыми камешками, либо сосновой корой или крашеной в красный цвет щепой! Недаром здесь было принято входить в дом в обуви.

До сих пор не работает и наше отделение банка. Хотя его здание расположено дальше от океана, чем Шорфронт, культурный еврейский центр, который стоит практически на берегу, у знаменитого брайтонского бордвока, деревянной прогулочной набережной. Он не пострадал и продолжил свою деятельность уже на второй день после урагана. Возле него и сейчас стоят очереди обездоленных к машинам американского Красного Креста, с которых раздают бесплатные обеды и теплую одежду. Обширный брайтонский пляж уже заканчивают очищать от мусора и обломков, тогда как на нашем Манхеттен Бич лишь приступили к уборке.

Мачты затонувших яхт еще торчат из воды у моста через Шипсхедбей, да и сам мост не починен, его просто закрыли, но черной двухмачтовой красавицы "Одессы" уже нет на своем месте у якорного буя, надеюсь, увели на ремонт. Пострадал и музей-авианосец "Интрепид", о котором мы недавно писали, точнее, шаттл "Энтерпрайз", летом обосновавшийся на его корме. Надувной ангар не выдержал напора ветра, был разорван и упал, поврежден и сам шаттл. Еще не убраны и платаны, рухнувшие в нашем сквере, в котором находится мемориал Холокоста - кстати, на снимке слева виден угол нашего дома…

Да, тяжело дается восстановление порушенного хозяйства и жителям Нью-Йорка, особенно прибрежных его районов, стоит задуматься. Два урагана за два года это уже не случайность, климат явно меняется и это надо учитывать.

Переживать такие удары каждый год - разориться можно! Значит, надо менять свои архитектурные привычки. Придется отказаться от жилья в бейсментах, которого так много и в Монреале (на мой взгляд, жить в них вообще нельзя!), и от подземных гаражей. Потребуется заложить окна в полуподвалах и сделать иные, недоступные для воды входы в них. Надо подумать даже о защитных дамбах и стенках в особо опасных местах. И еще много о чем надо задуматься!

Станет в копеечку? Не без того. Но ущерб от Сэнди более $50 млрд.! Дешевле принять меры безопасности. Хорошо, что пострадавшим жителям часть убытков компенсируют страховые фонды и средства, выделенные штатом. Но на каждый год их не хватит.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?