Независимый бостонский альманах

УНИКАЛЬНОСТЬ ИЛИ ЗАУРЯДНОСТЬ

08-12-2012

24 октября 2012 года Александр Виленкин читал в Бостоне лекцию о своем видении Вселенной. Ради нее я и спешил в интеллектуальную столицу Америки, ибо книгу "Мир многих миров" прочитал, что называется, на одном дыхании, настолько она созвучна моим космологическим представлениям.

УНИКАЛЬНОСТЬ ИЛИ ЗАУРЯДНОСТЬСпешил, потому что хотелось узнать, как этот блестящий космолог и популяризатор науки, обладающий философским складом ума, прекрасным литературным стилем и слогом, основательными познаниями в истории физики, как он, проповедуя мир многих миров, относится к бесконечности Вселенной, помноженной им самим на бесконечность вселенных? Стивену Хокингу легко писать: "Можно было бы сказать, что граничное условие для Вселенной - отсутствие границ".

Но не пугает ли вас столь грандиозная картина мира, как пугала она Кеплера, Декарта и Лапласа, не оставляет ли томящего холодка в груди? Не рождает ли невообразимое величие мироздания ощущения бесполезности и бессмысленности нашей суеты сует, тщеты нашей протоплазменной микроскопичности

Именно о суете сует и слабости человека перед ликом природы напомнил автору по возвращению в Нью-Йорк ураган с ласковым именем Сэнди. Буквально пары часов хватило этой залетной ветреной даме, чтобы мимоходом, не в полную силу ударив, всего лишь задев крылом, погрузить гигантский, сияющий огнями город, который никогда не спит, во тьму кромешную!

Я пишу эти строки спустя две недели после потопа, а света в нашем доме до сих пор нет. Нет и тепла, а на дворе уже ноябрь. Поневоле задумаешься: точно так же какой-нибудь глобальный катаклизм может в любую минуту погасить искорку разума, которая с таким трудом разгоралась на Земле и так одинока в безбрежной темноте космоса, да и вообще уничтожить жизнь на этой планете.

Искры на ветру времени - чем не сравнение для столь эфемерных явлений, как жизнь, разум и наша Вселенная. Да, да! Не искорка ли она среди мириад иных вспыхивающих и угасающих светлячков? Лишь нам, ничтожным, кажется она безмерной.

В связи с чем еще более хотелось бы знать мне, не считает ли Александр Виленкин, этот философ от науки и ее поэт, прямой наследник Джордано Бруно*, что самая естественная из всех возможных, самая здравая из всех космологических и космогонических идей не должна пугать? Я говорю об идее бесконечности мироздания, причем бесконечности как во времени и пространстве, так и в числе своих составляющих, субвселенных, одна из которых наша. Не думает ли он, что наоборот, пугать должна странная во всех смыслах и действительно опасная идея конечной и единственной Вселенной? Уникальной. От которой за парсек несет религией, монотеизмом и тоталитаризмом…

Валерия Лебедева раздражает множественность миров, она кажется ему не научной, а метафизической философской конструкцией? Он поклонник нашей уникальности? Иначе все теряет смысл? А есть ли он вообще в нашей жизни?

И возможна ли уникальная Вселенная? Не противоречит ли эта унылая и плоская гипотеза самым общим соображениям? Да, она фальсифицируема, удовлетворяя тем самым критерию Поппера**, а значит, научна, но этим и ограничиваются ее достижения, показывая тем самым ограниченность применения самого этого критерия! Теория Птолемея также была научной…

Принципиальную необходимость многомирия опровергнуть невозможно и в его пользу ищутся и появляются первые доказательства***, тогда как тезисы конечности и уникальности Вселенной, последовательно возводимые в догму, бездоказательны и столь же последовательно опровергались на все более высоком уровне. Сначала Ойкумена была плоской, что очевидно каждому, и стояла на трех слонах, что само собой разумеется. Затем благодаря науке получила обоснование не менее очевидная идея геоцентризма, которую правильнее будет свести к антропоцентризму, и Земля превратилась в шар, вокруг которого вращались планеты, Солнце и звезды. Собственно говоря, именно для сего обиталища божественных подобий и создана была Вселенная, а Земля, понятное дело, ее центр, единственная и неповторимая, созданная богом для…

А черт его знает, для чего! Не считать же бесконечно длящиеся бряцания лир ошую престола господнего и столь же бесконечные мучения грешных душ в аду венцом божественного замысла? Да господь первый сойдет с ума от скуки и печали при столь убогом финале!
Ему, креативному по определению, причем феноменально креативному - Создатель всего! всемогущему и всеведущему что, заняться больше нечем? Если так, то его искренне жаль, он воистину терпит кару господню!

Поэтому каноник Коперник начал (робко и через два тысячелетия после Демокрита и Эпикура - сколь быстро наше продвижение к горним высям!) процесс децентрализации и деуникализации мира, остановив Солнце и двинув Землю. Тем самым был сделан первый шаг к десакрализации, шаг по лестнице, ведущей вниз, от избранности, уникальности - к тривиальности и заурядности. Инквизиция попыталась остановить сей процесс встречным процессом над Джордано Бруно и у нее, надо признать, были для этого все основания: мятежный философ "рассвета" довел цепочку развенчаний до опаснейшей идеи множественности миров, каковая просто вышибала фундамент из-под самого здания церкви, лишала малейшего оправдания ее существование.

Наиболее ярко выразил данную мысль Станислав Лем в своем финальном "Фиаско": "Представьте себе тысячи планет с множеством райских яблок там, где нет яблонь- оливок, которых и Сын Божий не проглотит, потому что там не растут оливковые деревья- дивизии пилатов, умывающих руки в миллиардах сосудов- леса распятий, толпы иуд, непорочные зачатия у существ, сама физиология размножения которых исключает такое понятие, поскольку они обходятся без копуляции, - одним словом, перемножение евангелий на множество ветвей всех галактических спиралей делало наше кредо карикатурной пародией на веру".

Дело дошло до костра на Кампо дей Фьори, но даже столь радикальный способ борьбы с оппонентами не только не пресек тенденцию к демократизации и медиокритизации Вселенной, но и ярко высветил полную творческую импотенцию и космогоническую непродуктивность религии. Бруно горько шутил: "Сжечь не значит опровергнуть".

Хотя судила его восьмерка весьма образованных кардиналов, включая Беллармино (впоследствии канонизирован, стал святым Робером), который затем довольно мягко обошелся с Галилеем. А если бы жестко? Если бы церкви удалось задержать научный прогресс хоть на пару десятилетий, что вполне было возможно?

В таком случае вы не читали бы этих строк по причине отсутствия альманаха "Лебедь". Его не было бы. Ни его, ни Интернета, ни мобильных телефонов, ни GPS. Все это начало входить в наш быт как раз двадцать лет назад. Нет, нет, господа, житейская практика многократно и убедительно показала, что попов надо держать как можно дальше от рычагов власти и влияния. Какими бы образованными они не были.

Кстати, светоч русской православной мысли диакон Кураев говорил в лекции о христианстве и науке: "Для людей, у которых есть опыт знакомства с методологией научного знания, с теорией познания, с логикой, памятна теорема Гёделя о неполноте формальных систем. Вкратце я напомню ее главный вывод: не одна формализованная (строго доказанная, скажем так, логически выверенная) система суждений, т. н. "язык", не может обосновать все суждения, которые в себя включает".

Какой же вывод следует из напоминания ученейшего диакона? А вот какой: "Итак, для того, чтобы ученый мог заняться изучением мира, он должен быть убежден в том, что мир является благим началом, что мир материи является благим началом". "Следующее убеждение, которое должно быть у ученого: он должен быть убежден, что мир един. Это то, что называется изоморфизмом и изохронизмом. То есть, ученый до сих пор убежден, ученый слепо верит (подчеркиваю: слепо верит!) в то, что все физические константы одинаковы в любой точке пространства и времени".

Сами судите о мощи мышления светочей религиозной мысли. Почему же ученый должен слепо верить в уникальность мира? Потому что бог един, потому что иначе перед нами развернется пропасть политеизма! Другими словами, потому что так удобнее церкви и Кураеву делать свой бизнес, а Гедель тут пятое колесо в телеге…

И еще об идеологических тормозах - трудно представить себе Александра Виленкина успешным ученым в СССР. Теория ложного вакуума плохо вписывалась в реалии страны единственно верного учения. Недаром и Андрей Линде и он эмигрировали. И правильно сделали! Поскольку еще менее можно представить их успехи в нынешней России, стране темной и дикой, в которой МГУ оказался полностью в лапах церкви и даже в МИФИ (!) появилась кафедра теологии.

Увы, уния с РПЦ мало помогла ведущему российскому университету, и он все дальше откатывается в мировом рейтинге - в этом году вылетел уже в четвертую сотню. Чего, впрочем, и следовало ожидать, не так ли, господин профессор кафедры астрофизики и звездной астрономии МГУ Липунов? Впрячь в одну упряжку допотопного монстра религии, тем более такой заскорузлой и провинциальной как православие, и трепетную лань науки можно, но ненадолго, первый быстро сожрет вторую…

Не скажу, что со времен Галилея прогресс в этой области впечатляет. Не в сфере судилищ, тут все порядке, дай церкви волю, она и сейчас жгла бы еретиков! а по части секуляризации сознания. Слишком силен был удар, нанесенный цивилизации христианством, отбросивший историю на полторы тысячи лет в прошлое. Об этом свидетельствовали и вопросы к Александру Виленкину после лекции - каждого второго интересовало, есть ли в его вселенной место богу, учтены ли интересы создателя. А ведь выступал он перед учеными, причем бывшими советскими…

Думаю, можно сделать категорический вывод: любая унитарность опасна.

Даже в технике она не всегда плюс - появление унитарного патрона, упростив пальбу, сильно осложнило и укоротило жизнь солдату. А уж в религии (идея унитарного бога с последующим монотеизмом), в государственном устройстве (жесткое унитарное государство), в социальном строе и системе управления (тоталитаризм) - и так чего ни коснись! - тем более. Прогресс, как показала практика эволюции, связан с усложнением, дифференциацией, увеличением числа связей, особенно обратных, а не в упрощении, каковое на биологическом (а мы всего лишь думающие животные, господа) и социальном уровне эквивалентно деградации.

И все же, низводя себя с трона уникальности, человек шагает не вниз, но вверх и пришло время взойти на следующую ступень познания. Маленький шаг Нейла Армстронга стал большим скачком всего человечества, но кто первым предложил обобщить гипотезу Бруно на бесконечную Вселенную вселенных?

Эверетт? Хокинг? Виленкин? Нет, у них были предшественники, у тех свои и эта цепь тянется в глубину веков. Что неудивительно. Ибо идея множественности вселенных столь же естественна, сколь и здравый смысл!

Чего, повторю, никак нельзя сказать об идее уникальности чего бы то ни было: биологического вида, планеты, разума, бога, мира. Она плохо соотносится с невероятно богатой статистикой мироздания: сотни миллиардов звезд и планет в нашей галактике, сотни миллиардов галактик во Вселенной и, судя по всему, бесконечное множество ее сестер! Причем согласно Виленкину среди сестричек вполне могут встретиться близняшки. Абсолютно идентичные (когда имеешь дело с бесконечностями, возможно практически все, кроме бога…), вплоть до того, что есть вселенная, в которой Кирпичев уже давно написал сие письмо ученому соседу и благополучно помер, а есть и такая, где он даже еще не родился и напишет его через пару-тройку эонов. Почему бы и нет? Разве что, в случае, если консорциум вселенных подчиняется законам квантовой механики, запрет на полную идентичность будет наложен принципом Паули.

Идея непривычная, но в общем и целом пора отбросить шоры антропоцентризма и взглянуть на мир непредвзято. Мы упомянули о естественности многомирия - да, оно вытекает из самых общих соображений. Тем более что и Валерий Лебедев восхищается: тысячи лет назад мифотворцы и философы чисто умозрительно сформулировали такие космогонические положения, как рождение или созидание мира из ничего. Воистину, человек венец творения и звучит гордо!

Но не говорит ли сие торжество мысли об ином? О том, что идеи такого рода лежат на поверхности, тривиальны и потому верны?
Что ж, будем вслед за древними любомудрами умозрительны, но также взвешены и основательны. Проведем мысленный эксперимент согласно Попперу, делать это необходимо. Оденемся в эллинский хитон, выйдем к ученикам и под трепещущей сенью олив предложим им новаторскую модель рождения мира из первоэлементов: огня там, воды, земли и воздуха. Или наоборот. Однако рано или поздно найдется Фома неверящий, который задаст коренной вопрос философии и вполне здравого смысла: а элементы эти, откуда они взялись? Бог создал? А кто создал бога?

Дед рассказывал мне украинскую байку про то, как диакон в церкви взревывал: "Когда не было ни неба, ни земли, а только колья стояли…" А из задних рядов прихожан в ответ не менее роскошный бас скептика подпевал: "А куда ж их забивали?.." То же самое неизбежно с праяйцом или пракурицей - кто снес самое первое? Из какого яйца вылупилась прародительница?

И так вплоть до Биг Бэнга он тоже должен был в чем-то когда-то случиться.

А если уж случился, то из чего следует его непременная уникальность? Кто доказал теоретически или экспериментально, что сингулярность может и должна быть обязательно одна? На мой взгляд, это совершенно неестественное и необоснованное предположение!

Именно вопросы "когда", "где" и "как" (исключая "почему") лежат в основе всех приличных космогоний, поэтому игнорировать их и называть ненаучными никак нельзя! Этого даже религии себе не позволяли. Придется смириться с тем, что каждая замкнутая единственность, уникальность и временная конечность всегда будет вызывать эти якобы детские вопросы, на которые так не любят отвечать теологи, философы, да и физики-теоретики, от которых, тем не менее, не отмахнешься.

А что там вовне, за границами Вселенной? (Каковая, между прочим, не так уж и велика, около 150 млрд. световых лет в диаметре.) И что было до нее?

В самом деле, стандартная модель дает ей 13.7 млрд. лет детский возраст для столь солидного образования и тут также не обойдешься простым ответом, какой мог позволить себе Августин Блаженный. Мол, до сотворения мира времени не было. Думаю, Георгий Гамов потому и назвал время до Биг Бэнга августинской эрой, что смеялся над потугами отцов церкви и религиозных философов, дав волю своему широко известному юмору и остроумию.

В конечном итоге любой толковый космогонщик неизбежно придет к единственному выводу: мир произошел либо из предыдущего мира, либо из ничего! В противном случае всегда будет животрепещущ вопрос - откуда? В том числе и касательно предыдущего мира. А ниоткуда!
В чем нет ничего странного: как известно, наш мир, что на микро, что на макроуровне состоит в основном из пустоты - сравните размеры материальных тел, начиная с ядер атомов и заканчивая галактическими кластерами, с расстояниями между ними. Еще эффектнее это выглядит на более высоком уровне: для стороннего наблюдателя наша Вселенная невидима, ибо замкнута. Ее нельзя обнаружить, поскольку электрически она нейтральна и так далее и тому подобное. Отсюда всего один шаг до признания за пустотой решающей роли. Она творит миры - и полна ими.

***

Но вернемся к Александру Виленкину и его лекции. Организаторы встречи дали ему безобразно мало времени, за час трудно управиться с изложением революционной космологической теории. Почти не дали его и для ответов на вопросы. Ловить же мэтра в фойе за пуговицу я посчитал неудобным. Надеюсь, Валерий Лебедев, предложивший хорошую, на мой взгляд, идею пригласить Александра в ресторан и приятно посидеть там пару часов за беседой, осуществит ее. Ради чего готов хоть завтра снова ехать в Бостон.

Потому что вопросов много. На часть из них Александр ответил по телефону и некоторые ответы меня удивили. Так, был вопрос, не ущемляет ли его гордость, не угнетает ли собственная неуникальность, вытекающая из его же теории?

Что, если сейчас где-то еще один Александр отвечает на те же вопросы еще одного Юрия, или уже ответил, или еще ответит черт знает когда? Не подавляет ли множественность Кирпичевых и Виленкиных его дух?
Как ни странно (я этого не ожидал), Александра не радуют подобные следствия из своей гипотезы как и Валерия Лебедева. Они оба полагают, что это обессмысливает существование человека. Гм. Как будто в нем есть какой-то смысл…

Ну, не знаю. Все это достаточно субъективно и к науке отношения не имеет, однако мне наличие братьев в иных мирах лишь греет душу - одиночество куда страшнее! Кстати, о душе. Церковь категорически возражала против мысли Бруно о том, что после смерти человеческая душа может вернуться на Землю в новом теле и даже может идти дальше, чтобы жить в бесконечном многообразии миров за пределами Земли. "Существует некое единое общее пространство, единая, необозримая безмерность, которую можно смело назвать Пустотой (Вакуумом)- в ней находятся бесчисленные небесные тела, подобные тому, на котором мы живем и произрастаем. Мы утверждаем, что это пространство бесконечно... В нем существуют бесконечные миры, подобные нашему собственному" согласитесь, имеет место явная перекличка с Виленкиным!

Бруно говорил на следствии в Венеции, в 1592 году, что истинность реинкарнации если и не доказана, то "по крайней мере, весьма вероятна" согласно мнению Пифагора: "Я верил и продолжаю верить, что души бессмертны...

Будучи католиком, [я бы сказал, что] они не переходят из тела в тело, а отправляются в Рай, Чистилище или Ад. Но я много размышлял над этим вопросом и, будучи философом, допускаю, что, поскольку не найдено души отдельно от тела, и однако же она не есть тело, то она может находиться в одном или в другом теле и переходить из тела в тело".

Мне нравится эта идея единой бессмертной души, общей для всех моих побратимов из иных миров. Бруно считал, что так, путем метемпсихозиса (сейчас чаще употребляют термин реинкарнация) душа постепенно находит путь к богу, что не могло не возмущать церковь. Еще бы, ведь на таком личном пути к богу не нужны посредники!

Послав проект статьи Александру Виленкину, я получил в ответ следующие замечания, за которые весьма ему благодарен:

"Дорогой Юрий. Ваша статья интересна и хорошо написана и мне нечего добавить. Разве что несколько небольших замечаний.

1. Я не думаю, что принцип Паули предотвратит возможность появления идентичных копий нашей вселенной. К примеру, электроны следуют принципу Паули, тем не менее, все они идентичны.

2. Вы пишете, что диаметр вселенной 150 млрд. световых лет. Я полагаю, речь идет о
видимой ее части. Тогда диаметр должен быть 27,4 (13,7 х 2) или 82,2 млрд.

световых лет, в зависимости от того, как вы считаете. Больший результат получается с учетом того факта, что удаленные галактики разбегаются от нас.

3. Относительно критерия Поппера я не думаю, что есть большая разница между космологией уникальной и множественной вселенных. Возможно, мы найдем наблюдаемые доказательства множественности вселенных, но не существует ключевого эксперимента, который докажет их отсутствие. То же самое можно сказать и о гипотезе уникальной вселенной. (В любом случае надо осторожно относиться к понятию "вселенные").

4. Когда люди спрашивают меня о боге, я обычно прошу их дать его определение.

Если это личный бог, который заботится о нас, то ответ прост. Но если речь идет об абстрактном боге, тогда все усложняется. Даже если вселенная создана из ничего в результате естественного процесса, этот процесс должен описываться законами природы, и мы можем спросить: откуда они взялись?

Почему именно эти законы, а не иные? Это загадка, к которой мы даже не знаем, как подступиться. С лучшими пожеланиями, Александр".

* В статье Википедии о Бруно имеется ссылка на книгу А. Виленкина.

** Критерий Поппера требует от гипотезы или теории такого эксперимента, которым ее можно было бы опровергнуть. То есть, чтобы теория или гипотеза не была принципиально неопровержимой. Но если критерий этот верен и неопровержим, то, согласно самому себе, является ли он научным?
*** Космолог из Университета Северной Каролины Лаура Мерсини-Хаутон полагает, что Cold WMAP-Spot, огромная область неба, где отсутствует вещество, это след взаимодействия нашей вселенной со своей сестрой в момент их рождения.

Этим же объясняют т.н. Темный поток галактических кластеров. Открытый группой учёных во главе с А. Кашлинским. Феномен вызван, по его утверждению, неравномерностью пространственно-временной структуры в первые мгновения после рождения нашей Вселенной. Вероятнее всего, что в момент Большого Взрыва родилась не одна наша Вселенная, а "неисчислимое" их количество, т.е. была изначально некая Мультивселенная, в которой все мини-вселенные взаимодействовали между собой. Возможно, такая квантовая сцепка до сих пор осталась с одной из сестер нашей Вселенной. И теперь поток галактик нашей Вселенной - это проявление некой силы, которая пытается распределить галактические кластеры во вселенских масштабах.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?