Независимый бостонский альманах

РОССИЯ, ТЫ ОФИГЕЛА (Психопатология антиамериканизма русской интеллигенции)

07-10-2013

"Есть поговорка, что хорошие американцы после смерти отправляются в Париж". - "А дурные?" - "В Америку".

О. Уайльд

В России Америку не просто не любят - её ненавидят.

Я понимаю, что любой, кто сегодня живет в стране с развитыми средствами массовой информации, получил много, если не очень много различных представлений об Америке и о жизни в ней. Большинство европейцев, наконец-то включая и россиян, уже "познали" её, даже если их нога никогда не ступала на американскую землю. Каждый считает себя пусть небольшим, но "специалистом по Америке". А те, кому довелось там побывать, мнят себя экспертами.

Опыт общения с российскими друзьями во время моих визитов Россию в 2009 и 2011 гг. и последующей переписки меня в этом убедил. Каких только упрёков не наслушалась я в адрес США, их "духа" и их народа, включая и "самонадеянное нахальство хорошо устроившихся людей, забывших собственную историю", и бездуховность, и стадность, и поклонение авторитетам, и фанатичную религиозность, и чуждый русским прагматизм, и отсутствие культуры и аутентичности, и навязывание их строя и образа жизни другим народам, и примитивность, и абсолютную уверенность в собственной правоте, и антисемитизм и до сих пор неразрешённый расовый вопрос. Удивляет легковесность и скоропалительность их выводов об американском обществе.

В этом же ключе российские историки пишут монографии о надвигающемся и неминуемом "Закате Америки"... Так, например, В.С. Поликарпов в одноимённой книге признаётся, что Америку никогда не посещал. Но… "книга является учебным пособием и рассчитана на широкий круг читателей"! "С первых же страниц хочу предупредить читателя, что мне, к величайшему сожалению, не пришлось побывать в Соединенных Штатах Америки, и поэтому вроде бы нет каких-либо прав заниматься исследованием их проблем", пишет он в предисловии". Вот такой информацией и кормится основная часть населения....

Недаром опрос Левада-центра, проведённого в январе 2012 г. по поводу отношения россиян к другим странам, только 2% россиян считают США своим союзником, тогда как 35% рассматривают их как наиболее недружественно расположенную к ним страну. На вопрос "На сотрудничество с какими странами России прежде всего следует ориентироваться в своей внешней политике?", только 18 % россиян указало на США, тогда как 61% указали на Японию, Китай, Индию, Арабские страны, Кубу и Северную Корею. На вопрос "Если говорить о внешнеполитическом курсе России в ближайшие годы, какой позиции должно придерживаться руководство России в отношении США?", только 16% склонны к политике сближения, 39% считают, что России следует соблюдать большую дистанцию, а 31% - сохранять нынешние отношения. Подавляющее большинство россиян - 76% - считают, что США - это агрессор, который стремится взять под контроль все страны мира и только 7% считают их защитником мира, демократии, порядка во всем мире. Показательно, что на вопрос "Как Вы считаете, России сейчас следует укреплять связи с мусульманским миром или дистанцироваться от него?", 54% ответило положительно, и только 21% предпочли дистанцироваться. Остальные воздержались от ответа. Что касается американцев, то, согласно прошлогодним данным Института Гэллапа, лишь 2% считают Россию врагом.

Причины такого отношения к США подавляющего большинства россиян ясны: они нагнетаются правительственной верхушкой, инструментом которой являются государственные СМИ, пресса и гос каналы ТВ в особенности. Западногерманский социолог Эрвин Шойх замечает: "Самая развитая в индустриальном отношении страна в мире (и богатейшее из когда-либо известных обществ), что вполне естественно, вызывает зависть и обиды менее развитых стран - Антиамериканские настроения приобретают в отдельной стране более широкий размах и интенсивность в тех случаях, когда ее собственные условия становятся более тяжелыми."

Симптомы "антиамериканской болезни".

Больший интерес представляет антиамериканизм интеллигенции, причины которого не столь очевидны. Тут мнения расходятся. Приведу пример моих друзей. С ними у меня отношения не сложились. Именно с теми самыми, которых 30 лет назад, до отъезда в США, я слушала с уважением, не отрываясь, потрясённая их умом, эрудицией, интеллектом и дальновидностью. В основном - это высоко квалифицированная научно-техническая интеллигенция, обладающая солидным объемом знаний в областях философии, истории, литературы, политики и других гуманитарных областей. Эти друзья мои не терпели советскую власть, читали самиздат и общались с диссидентами, а кое-кто и сам занимался диссидентской деятельностью. У них было больше оснований, чем у меня ненавидеть СССР, т.к. будучи старше меня, к моменту моего отъезда они прожили там дольше. Этот аргумент они используют по сей день в спорах со мной: дескать, ничего я не понимала, потому что была молода и мало что знала. А потому, не могу оценить произошедших в России перемен к лучшему. Мне тогда было 26, но железная рука антисемитизма меня уже успела по голове нежно погладить... Не говоря уже о семьях моих родителей, пострадавших от сталинского режима. И кое-что я понимала.

В 80-х, покинув СССР, я не могла продолжать общение с оставшимися там. Они сами, их дети и их карьеры могли от этого серьёзно пострадать. А потому, со временем мы все растерялись. И когда года 4 назад, благодаря магии интернета и Google, изобретённым в ненавистных США, мы нашлись, я ожидала встретиться с теми же умницами, интеллектуалами и светлыми головами, коих оставила в России 30 лет назад, только чуть старше. Но разочарование не заставило себя долго ждать. Видимо, длинная жизнь на моей родине вредна всем, включая и самых лучших её представителей. Постепенно из писем и разговоров выяснилось, что сегодняшнее положение в России моих интеллигентных друзей как будто бы не устраивает, хотя это не совсем ясно из их уклончивых объяснений. Из страны можно уехать - а это, по их мнению, уже свобода и почти демократия. В стране невиданное богатство, на чём в основном настаивает друг-москвич. У остальных, включая и ленинградцев, упоминание богатства в стране вызывает усмешку, скепсис и явное раздражение против хорошо пристроившихся москвичей. Сами они в старости рассчитывают на милосердие детей. Цену своей стране они знают, благо диссидентами были, когда я в детский сад ходила. А вот что касается В.В. Путина, то тут дело не совсем очевидное... Они обеспокоены тем, что на смену ему придёт кто-нибудь похлеще, а потому уж пусть сидит, хоть и вор... Да и вообще, дело не в нём. Не Путин, так Пупкин... Разницы никакой. Прямо по Леониду Радзиховскому, их Оракулу. А тот всё предвещает, что, мол, если не Путин, то кто? Фашисты, нацисты, националисты, и другая мерзость. Я там давно не живу, а потому фактов у меня для аргументированных возражений не хватает. Может и впрямь, пусть сидит?.... Ну, как у Шендеровича: "За кем идти? Нет, мы бы пошли, но за кем? Дайте нам настоящего лидера! Прямо сюда, к дивану."

В наших спорах я не пользуюсь авторитетом. Виной тому моя биография: через 91-ый год с его головокружительными надеждами не прошла, у Белого Дома не стояла, Ельцина на танке не видела, да и вообще, мало в России прожила. А там начиналась настоящая жизнь - не то, что в США, которым такое и не снилось! Людей питала надежда на светлое будущее, они не по дням, а по часам богатели, страна ломилась от товаров и ранее запрещённых книг, за границу выпускали, а что ещё нужно?! Зачем было из такой страны уезжать, и тем более в Америку, где дела обстоят совсем не лучше, с их квалифицированной точки зрения. Складывается впечатление, что друзья мои заболели психически. А название этой болезни прямо по известному блестящему социологу, профессору Мичиганского Университета, Владимиру Шляпентоху, "антиамериканизм". Описывая современное российское общество, он отмечает две основных поразивших его болезни, физическую и психическую. К физической он относит "голландскую болезнь", проявляющуюся в зависимости экономики страны почти исключительно от сырьевого сектора. К психической же - беспрецедентный по масштабам и интенсивности "антиамериканизм", свойственный не только партийной элите, но и интеллектуальной. "В то время, как в России никто не отрицает синдром "голландской болезни", нынешняя власть, с ее непоколебимой верой в высокие цены на нефть, не делает ничего для лечения этой болезни, предпочитая пустые разговоры о важности диверсификации экономики или о научном центре в Сколково, который создается главным образом с помощью технологии, изобретенной еще графом Потемкиным. Как и в начале правления Путина в 2000 году, так и сейчас, экспорт сырья составляет 80 процентов всего российского экспорта. Сейчас, как и тогда, россияне пользуются разнообразием потребительских товаров, более половины из которых импортного происхождения. Сейчас, как и тогда, молодые российские ученые и лучшие аспиранты продолжают покидать страну. Большинство россиян, однако, отрицает существование второй болезни - антиамериканизма. Так многие люди, готовые обращаться к врачам по поводу слабых физических, или соматических, недугов, как правило, игнорируют серьезные проблемы психического характера."

Самые умные и толковые из моих друзей США на дух не переносят. Тут прямо пропорциональная зависимость - чем умнее, тем нелюбовь сильнее. Правда, они говорят, что не любят они их совсем другой нелюбовью, не той, что Путин и окружающие его приспешники. Мотивы у них, якобы, другие, а потому и не любят ПО-ДРУГОМУ: по-интеллектуальному, в отличии от путинских чиновников. В своей нелюбви они ссылаются на то, что СССР уже нет, что Россия уже совсем не та, что была, не советская, а потому обществу американскому не уступает, а во многом даже и превосходит. А Америка, по их словам, "продажная и дебильная в своей внешней и внутренней политике" и "напустившая к себе всякой мрази", вызывает иронию и нелюбовь по причинам, перечисленным выше в этой статье. Обаме особенно достаётся! "Обама выиграл выборы. Это прискорбный факт. Мое мнение разделяется многими, в том числе любезной тебе Новодворской. Теперь уж точно следующий будет чистый негр. А сообщение о том, что число цветных новорожденных сравнялось с числом белых, приближает момент превращения США в негритянско-исламскую державу со скоростью, опережающей и Европу и Россию". Ну и всё в том же духе с опасениями о судьбе европейской цивилизации, угрозу которой представляют именно афро-американцы (протестанты и католики в своём большинстве, а не мусульмане), непременно присоединящиеся к мусульманам, от рук которых падёт Европа со всеми её ценностями. Вообщем, все беды человечества в одну кучу, и во всём виноваты США и Обама. Он же Барак Хуссейнович Обама, он же "чёрный мусульманский ушастик", как сострил один из московских интеллигентов. Ненависть к нему и американским демократам среди русской интеллигенции беспрецедентна, а среди евреев особенно. Однако вместо конструктивной критики, основанной на фактах и понимании сути дела, приводятся совершенно пустые, беспочвенные и часто оскорбительные доводы, переполненные расистскими обертонами. Я убеждена, что будь Обама белым, ничего подобного бы в его адрес не отпускалось, а та же самая внутренняя и внешняя политика не вызывала бы и доли того негодования.

Высказывания об афро-американцах дают мне полное основание обвинить моих бывших друзей в расизме, хотя подобного рода обвинения, сделанные необоснованно и с лёгкостью, мне не свойственны. А они от своего расизма открещиваются, при этом не прекращая своей расистской риторики. Недавно в одной из передач "Особого Мнения" на "Эхо Москвы", ведущая, интервьюирующая гостя, сослалась на Обаму, нарочито назвав его Барак Хуссейнович Обама, что, видимо, должно было вызывать смех у слушателей или по меньшей мере одобрение. Так в моё время, антисемиты, по-доброму подшучивая, ссылались на лиц с еврейской фамилией как на "рабиновичей"... Мы тогда это вполне обоснованно считали оскорбительным проявлением антисемитизма. Уважаемый гость и усом не повёл, а никто из моих друзей ведущую не осудил. Сказали, что даже не заметили.

В то время, как американские евреи традиционно были и остаются в своём большинстве демократами, русские евреи, как иммигранты, так и проживающие в России, выражают ультра-консервативные и часто расистские настроения... Любое упоминание о социальной справедливости ассоциируется у них с социализмом или коммунизмом и вызывает немедленное отторжение, даже там, где ни о том, ни о другом нет и речи.

Паническое "Отнять и поделить!" - их инстинктивная реакция на любой намек о более равномерном распределении общественного богатства, являющегося необходимым условием любого высоко развитого капиталистического общества. Оно, это условие, создало и укрепило колоссальный средний класс США и превратило их в мировую сверх-державу. А сегодняшние экономические проблемы США тесно связаны именно с ослаблением и сужением этой классовой прослойки. Отрицание этого факта свидетельство полного непонимания экономических законов капитализма российскими либералами: именно адекватное распределение общественных благ создаёт средний класс, являющийся стержнем развитой капиталистической экономики. Кроме того, большинство представителей российской интеллигенции почему-то полагают, что все решения США должны быть полностью подчинены интересам российской оппозиции и Израиля, даже если эти интересы и не всегда совпадают с американскими. Как будто своих собственных интересов у Америки нет и быть не должно. Например, на моё замечание о том, что Обама озабочен энергетической самообеспеченностью США, могущей положить конец зависимости Америки от деспотических режимов Персидского залива и тем самым сохранить её доминирующее присутствие на Ближнем Востоке, последовали упрёки в американской продажности и заигрывании с этими режимами. Интересно, что таких жертв как от США, ни от своей великой родины, ни от Израиля эти политические гении не требуют. Что касается еврейского государства, то при любых президентах, как демократических, так и республиканских, такой поддержки, какую оказывали и продолжают оказывать США Израилю, не оказывала ни одна страна мира, не говоря уже о России - факт хорошо известный всему мировому еврейству. Внешние проявления этой поддержки и солидарности во многом зависят от персоны и стиля американского президента. Сдержанный и всегда уравновешенный Обама проявляет её не так эмоционально, как это делал совершенно отличный от него по темпераменту и интеллекту Д. Буш. Безусловно, критика ближневосточной политики Обамы, как и любого другого президента, правомочна и даже желательна - демократия США зиждется на критике её правительства. Но она должна опираться прежде всего на глубокое знание фактов, а не на его расовую принадлежность. Никто из моих друзей не привёл ни одного веского аргумета или факта. А факты как раз не свидетельствуют об "антиизраильском" курсе Президента. Вот далеко не полный перечень, приведённый Валерием Рубиным, журналистом, спец.корреспондентом Национальной информационной службы "Страна.Ru" и "Парламентской газеты" в Израиле:

  • вето" при голосовании в Совете Безопасности ООН резолюций, осуждающих Израиль за чрезмерное применение силы в операции "Литой свинец" "
  • политическая поддержка при обсуждении в профильном Комитете ООН неприятных для Израиля последствий захвата судна "Мармара
  • использование права "вето" при недавнем голосовании в СБ ООН резолюции с осуждением Израиля за отказ прекратить поселенческую активность на Западном берегу р.Иордан
  • внеплановая экономическая помощь на сотни миллионов долларов для завершения НИОКР "Железный купол" "
  • наконец, недвусмысленное обещание не поддерживать план одностороннего провозглашения независимости палестинского государства в сентябре на ГА ООН, продолжать снабжение израильской армии новейшими видами вооружений и боевой техники и рассматривать безопасность Израиля как приоритетную задачу(!) правительства США...

    В отличии от всех предыдущих американских президентов, именно Обама единственный, начиная с 70-х годов прошлого века, не допустивший принятия ни одной антиизраильской резолюции в Совете Безопасности ООН. Это он предоставил Израилю самые щедрые "пакеты помощи", в первую очередь, в сфере безопасности, что неоднократно подтверждалось и самим Б. Нетаньяху. Стало быть, инсинуации носят злонамеренный характер. Когда разговариваешь с русскими евреями, можно прийти к выводу, что договор с палестинцами по формуле "два государства для двух народов" - это предательство Израиля.

    Это в то время, как все правительства Израиля, на протяжении по крайней мере, десяти лет, высказывались в поддержку этой формулы, включая и сегодняшнее. А раздувание российским еврейством неизбежных в настоящей сложной политической обстановке, усугублённой иранской проблемой, разногласий между Обамой и Нетаньяху до беспрецедентных пропорций, оборачивается для Израиля медвежьей услугой. Эта тенденция выражать свою поддержку и патриотизм не действиями и не материальной поддержкой, а эмоциями и пустословием часто свойственны русскому еврейству. Я не знаю ни одного из моих российских друзей, пожертвовавший хотя бы доллар на нужды Израиля или отправивший бы своих детей туда на военную службу. Свойственно русским евреям словоблудие, не сопровождающееся никакими жертвами ни в интересах Израиля, ни еврейства в целом. Тогда как американские евреи, богатые и не очень, делают это систематически. Браки на русских и рождающиеся в этих браках русские дети не останавливают многих писать научные статьи о еврейской самоидентификации и об озабоченности судьбой мирового еврейства и его ассимиляцией.

    Однако вернёмся к нашим баранам. Один из моих особенно интеллектуальных и незаурядных друзей, объясняя причины его нелюбви к США и, видимо, желая доказать, что причины его нелюбви не так тривиальны, как у остальных, отослал меня к Ж. Бодрийару. По его мнению, его чувства очень созвучны с отзывами об Америке современного французского философа, написавшего эссе с одноимённым названием. В своем Эссе "Америка" Бодрийар сравнивает её с симулякром: "Возможно, истина Америки может открыться только европейцу, поскольку он один в состоянии найти здесь совершенный симулякр, симулякр имманентности и материального воплощения всех ценностей". На первый взгляд это сравнение легко принять за неприятие Америки Бодрийаром. На самом деле, вчитываясь глубже, становится ясным, что Бодрийар воспел Америку, противопоставив ее чахнущему, сморщившемуся, "вечно от нее отстающему" и поистине "старому" Старому свету. Так Б. Дубин в своей статье "Антиамериканизм в европейской культуре после Второй мировой войны" отмечает, что США выступают в ней "воплощенной утопией", воплощенной программой модерна: "Америка - оригинальная версия современности, Европа же - версия дублированная или с субтитрами. Для Америки вопрос об истоке не существует - Америка постоянно живет в современности".

    Если Америка сегодня воплощает напряженную множественность взаимодействующих этносов и культур, то национальная культура (а вместе с нею и национальное государство) в Европе порождает и поддерживает страх перед социальным и культурным смешением, внутреннее раздражение против Другого, скрытое неприятие чужака, снова и снова воспроизводя это обстоятельство как вытесненную, но не решенную проблему". Я не буду заострять внимание на французском антиамериканизме, и его исторических этапах. Этот феномен уже неоднократно обсуждался многочисленными историками и политологами, и как правило сводится к тому, о чём пишет Е. Ихлов в статье "Антиамериканизм как психопатология": "Я понимаю, за что французам не любить Америку. Во-первых, американские войска дважды помогли прекрасной Франции в ее героической борьбе с немцами. А такое не забывается! Во-вторых, США лишили Францию места основы западной цивилизации".

    Однако важно заметить, что именно французская интеллигенция, включившая в себя постструктуралистов и постмодернистов в философии (Фуко, Деррида, Бодрийяр) и социологов нового поколения в значительной мере поспособствовала преодолеть антиамериканские настроения во Франции, или по меньшей мере их существенно ослабить. Эти последние демонстрируют проамериканские симпатии, нарастает их влияние - через преподавание и переводы - на американские университетские круги, на художественную богему Америки в целом. И Бодрийар сыграл в этом не последнюю роль.

    Вполне можно согласиться и с характеристикой Е. Ихлова русского антиамериканизма как психопатологии, а тогда опыт психолога-Радзиховского, переквалифицировавшегося в политологи, может оказаться весьма полезным моим друзьям, впавшим в зависимость от ненависти к США, как от курения.

    Кстати, о курении. Низкое число курильщиков в Америке возмущает и раздражает моих друзей, подводя их к далеко идущим выводам и заключениям. В частности, в отказе от курения они видят символическую связь с поклонением сомнительным авторитетам и недоказанным теориям, свидетельствующую об американской наивности и недалёкости. В противовес русской интеллигенции, непокорной и гордой, и подвергающей сомнениям любые авторитеты, в том числе и научные. Но дальше - больше. Отказ от курения привёл их к ещё более далеко идущим выводам: аналогией между ним и фашизмом! Что помешает наивным и недалёким американцам последовать фашистской идеологии, стоит только какому-нибудь сомнительному авторитету их за собой повести? Неважно, что за всю историю США ни таких прецедентов, ни опыта тоталитаризма не было, а русские до сих пор с ним покончить не могут. Главное, что раз не курят, значит виноваты в стадности, а следовательно до фашизма рукой подать.

    Очевидно, что в фантазии русским интеллигентам не откажешь! Доводы о том, что самый крупный в мире онкологический центр в мире, Институт Аедерсона в Хьюстоне, наряду с сотнями других медицинских институтов всего мира уже подтвердили прямую зависимость раковых заболеваний от курения, оказались тщетными. Я, по их словам, превратилась в американскую патриотку, а патриотизм застилает глаза правде. Мои попытки доказать, что русские-то как раз склонны к рабской психологии, свидетельством чего является их богатая история, а одна из национальных черт американцев - это как раз подвергать сомнениям любые авторитеты - "to question authority", о чём их история как раз свидетельствует, не увенчались успехом. Слушать в спорах мои друзья терпеть не могут - как это в России и водится. Ну спор я проиграла, конечно.

    Не помог и пример с Е. Гонтмахером и его обеспокоенностью возможными фашистскими настроениями в России, высказанной им в интервью, опубликованном в газете "Полит.ру" от 25 ноября, 2012г.,: "Фашистская Германия поднялась в период слабой социальной обеспеченности населения, в период экономических потрясений, всепожирающей инфляции. Тогда общество также было перегрето, готово было на любую радикальную идею... Знаете, я боюсь что не сегодня-завтра, а в ближайшие год-два, когда проблемы обеспеченности населения, в период экономических потрясений, всепожирающей инфляции. Тогда общество также было перегрето, готово было на любую радикальную идею... Знаете, я боюсь что не сегодня-завтра, а в ближайшие год-два, когда проблемы ЖКХ станут невыносимыми для миллионов людей, а нынешняя прогрессивная творческая элита потеряет свой драйв, кто-нибудь напишет "Майн кампф". И тогда очередной темный цикл российской истории может повториться."

    Прямо за статьёй следовали сотни комментариев следующего содержания:
    Otto von Steiger o 15 дней назад
    МайнКампф нужно не переписывать, а воплощать в жизнь
    Bob Seger o 19 дней назад
    Ежели Гонтмахер не про США а про Россию, то тут он прав на 100%: дерьмо у нас а не элита... Для начала она нерусская...
    Serg Stroev o 14 дней назад
    Когда в ряды "мощной элиты" Шлёмович записывает таких матерых русофобов, как Сванидзе, - после этого любые коментарии просто бессмыслены. О ЧЬЕЙ ЭЛИТЕ вообще идет речь??:?
    Alexis Sheglov o 19 дней назад
    "Как страна, мы, наверное, сохранимся, и даже будем спокойно пребывать в своих границах". Шлемович не раскрыл тему. Кошерный либерал обязан написать про развал всего и вся на мелкие кусочки
    Judas o 13 дней назад
    "что продуцируют эти люди" генерируют, продуцируют эти меньши, По-русски нельзя говорить/писать? Что производят, а не генерируют эти люди. Совсем загадили язык. Тотальный лосс базисной коммуникации в процессе шашлыкинга российской лингвистической парадигмы жидоинтеллигентами постсоветской генерации. Понятно это не ваш язык, как и не ваша страна, но самим не мерзко? Да, уродцам с полит.ру, что написали в заголовке neue mein kampf, понятно русский язык для вас язык врага, но зачем на немецкий гадить? Kampf - мужского рода, а не женского - то есть neuer Mein Kampf или der neue Mein Kampf.

    И страница за страницей, исписанных подобными перлами... И это на сайте "Полит.ру", а не на какой-нибудь националистской странице! Казалось бы, в России еврейский вопрос уже должен быть решён - евреев там почти не осталось. Однако белолицые земляки моих друзей-евреев, оставляющие подобные комментарии в интернете, у них омерзения не вызывают. Они расценивают их как отдельных неадекватных лиц, которых предлагают игнорировать. Тем не менее, Рунет кишит подобными перлами. В то время как о темнокожем населении США они упоминают не иначе как "мразь, которую Америка к себе напустила", угрожающую европейской цивилизации. Не впрямь ли мы наблюдаем здесь серьёзную психопатологию?

    Тот же самый приятель, отославший меня к Бодрийару, выдвинул весьма заезженный и популистский упрёк, подобный тем, что повторяет 77% населения: "При всей замечательности США никто не хочет у них заимствовать логику общественной и политической жизни, и опыт навязывания ее другим приводит, как правило, к отрицательным результатам."
    Причины "антиамериканской болезни".

    Расхожее мнение о том, будто ненависть к Америке в России связана с ее международной политикой далека от истины! Америку там ненавидят не за то, что она делает или не делает, а за то, что она существует. И что бы США не предпринимали, они всегда будут виноваты в глазах своих ненавистников. Даже если бы Вашингтон поставил свою политику с ног на голову, отношение к Америке никоим образом не изменилось бы. Так по словам В. Вольского: "Ведь сейчас США клеймят за то, что они вмешиваются во внутренние дела иностранных государств. Но если они перестанут вмешиваться, их будут бичевать за преступное равнодушие и узколобый изоляционизм. Если США ведут дела с правительством дружественной деспотии, их бичуют за оказание поддержки диктаторскому режиму, а если Вашингтон подталкивает это правительство к демократизации, его обвиняют в империалистическом диктате. Одним словом, куда ни кинь, всюду клин".

    Как указывает П. Холландер, источники антиамериканских настроений могут быть самыми разнообразными. Они могут "возникнуть на почве национализма, антизападных настроений, антикапитализма, отрицания научно-технического прогресса и урбанизации, страха ядерной войны, общего отвращения к современной жизни, попыток защитить традиционный образ жизни и культурных амбиций существующей элиты." Так всё же какова их причина для российской интеллигенции?

    Нет сомнения, что на мнение моих друзей и остальной интеллигенции влияют видные лидеры оппозиционной элиты, ведущие журналисты и политологи. Львиная доля антиамериканской риторики исходит именно от них. Так В. Шляпентох в своей статье ""Голландская" и "американская" болезни преследуют Россию, и даже российских либералов" пишет: "Сильный антиамериканизм россиян не вызывает удивления. Во многих других странах обыватели также восприимчивы к антиамериканизму правящей элиты. Однако поразительным является не антиамериканизм зрителей Первого канала или НТВ, а стремление многих российских либералов публично продемонстрировать свое презрение к США. Они как бы стараются не уступить в своем антиамериканизме политическим лидерам страны и их приспешникам. В некоторых случаях либералы слово в слово повторяют официальные нападки против Америки, в других - критикуют Америку по-своему."

    Далее он приводит примеры видных и влиятельных либеральных оппозиционеров, чьи мнения о США формируют взгляды моих друзей и им подобных. "Андрей Пионтковский, к примеру, является одним из самых жестких критиков Путина. Это не мешает ему ставить США и коррумпированных российских чиновников в один ряд врагов России. Он атаковал правительство США и другие западные страны, называя их "соучастниками в разграблении России". Он также напал на американского посла Майкла Макфола не менее энергично, чем Леонтьев или Шевченко. Более того, Пионтковский отрицает любые благие намерения США по отношению к России и уверен, что Вашингтон так сильно озабочен "перезагрузкой" не для улучшения российско-американских отношений, а исключительно, чтобы получить право на перевоз грузов для американской армии в Афганистане через территорию России. Пионтковский в своей своеобразной логике заходит так далеко, что утверждает, что "невероятный уровень анти-американизма" (по выражению Макфола) объясняется тем, что США помогли путинскому режиму выжить и, таким образом они спонсировали антиамериканскую пропаганду. Удивительно, что Пионтковский, умный политолог, полагает, что американское правительство будет принимать только те решения, которые необходимы для русских либералов, игнорируя тот элементарный факт, что цели правительства США и цели российской оппозиции совпадают лишь частично. Он делает вид, что не понимает, что снабжение американских войск в Афганистане - очень серьезная проблема для Вашингтона, и что наивно видеть в нем только помеху в борьбе с коррупцией в России. Было бы неправильно думать, что Пионтковский уникален среди российских либералов. На самом деле, в своем отношении к Америке он близок (если судить по данным опроса Фонда Общественного Мнения, проведенного в марте 2012 года) к мнению большинства россиян, которые считают себя оппозиционерами.

    Крупные российские писатели, такие как Виктор Пелевин, Татьяна Толстая и Людмила Улицкая, в своих книгах или интервью неоднократно демонстрировали прямо или косвенно свое презрение к Америке. Заявляя о своем антиамериканизме, русские либералы полагают, что набирают патриотические "очки" и смогут этим самым опровергнуть обвинения Кремля о том, что они являются агентами Госдепа или ЦРУ.

    Увы, это лишь иллюзии! Их собственный антиамериканизм не спасет их ни от гнева и презрения "патриотов профессионалов" и не откроет сердца простых русских, которые ждут от них ни ненависти к Америке, а способности выдвинуть для политической борьбы харизматических и аскетических лидеров и реальных программ по улучшению жизни в стране."

    Создаётся впечатление, что либеральную оппозицию России раздражает не только сама фигура Обамы, но и правящая партия демократов с её платформой. Уж больно откровенна та жестокость, с которой эта оппозиция, включая ведущих политологов, журналистов и аналистов, говорит и пишет о тех, кому в жизни не довелось достичь того же уровня материального и социального успеха, что им самим. На таких навешиваются ярлыки паразитов, тунеядцев и другие нелестные эпитеты. Я задумываюсь о том, можно ли таких людей, лишённых каких-либо зачатков гуманизма, причислить к истиной интеллигенции?

    Например, известная журналистка и писательница Ю. Латынина, приверженка ультра-консервативных ценностей, часто, рассуждая о США, весьма вольно обращается с фактами, не чураясь их подтасовкой и дезинформацией. Об этом я уже писала подробнее в ноябрьском номере альманаха "Лебедь" в статье "Паразиты Ю. Латыниной". Впрочем, её нельзя обвинить в нелюбви к США: она неоднократно признавалась как раз в любви к ним. Только в США Ayn Rand style*. Недаром, на вопрос "Как вы относитесь к этому писателю и философу? Нередко ваши идеи совпадают с её идеями и принципами, роман "Охота на изюбря" весьма напоминает "Атланта" - предприниматель дерётся за своё дело со всеми - от конкурентов и профсоюзов до федеральных и местных властей", Ю. Латынина ответила: "Мои идеи полностью совпадают с Айн Рэнд, хотя когда я писала Охоту, Атланта я еще не читала и даже, к стыду своему, об Айн Рэнд не слышала".

    Ну и В. Новодворская в том же ключе: "Мне очень близки взгляды Айн Рэнд. Она гораздо правее и Маграгет Тэтчер, и даже Рональда Рейгана." Видимо, эта близость взглядов в сверх-упрощённой форме и отражена в её любимой поговорке "Как потопаешь, так и полопаешь". Так-то оно так, да не совсем... Одного не учли ни Латынина, ни Новодворская: взгляды Рэнд (Алисы Зиновьевны Розенбаум, покинувшей Ленинград в 1925 г.), формировались именно под влиянием марксизма и большевизма, их идеологии и практики. Маркс вошел в историю, утверждая, что в современном ему капиталистическом обществе жажда наживы является главным стимулом деятельности людей во всех сферах жизни. Человеческой жадности принадлежат самые яркие строки в "Коммунистическом манифесте". Рэнд ничуть ему не уступает! Правда, старик был много более изощрен и глубок, он основательно знал немецкую философию с ее интересом к сложностям процесса познания.

    Так В. Шляпентох, подробно изучавший её жизнь и творчество, пишет о том, что в отрицании сострадания, как главного врага прогресса, она солидарна с большевиками, которые преподали немало уроков безжалостности к людям. Большевистские тексты - от речей Ленина до публикаций пропагандистов 20-х и 30-х гг. - переполнены ненавистью к тунеядцам, уклоняющимся от "общественно полезного труда". "Кто не работает, то не ест", один из самых популярных в России лозунг, принадлежал как раз большевикам. Понятие иждивенчества и паразитизма широко использовалось как положительными героями А. Рэнд, советскими людьми, так и Ю. Латыниной. Рэнд прославляет эгоизм, отсутствие интереса к общественному благу, равнодушие к страданиям других. По её мнению, иное поведение подрывает стимулирование деятельности человека, который не должен тратить эмоции ни на что иное, чем приумножение количества долларов - четкого критерия успешности человеческой деятельности. Её романы переполнены ненавистью к слабым, превосходя даже большевистскую жестокость. Её герои твердо уверены, что капиталистическое общество не может быть озабочено общенациональными интересами, социальным благом и общественными ценностями. Для них все это демагогия, ибо всюду господствует только индивидуальный интерес. Термин "социальная ответственность бизнеса" для неё оксюморон. В сущности, её призыв отказаться от чувства сострадания и помощи - это отказ от гуманизма и цивилизационных норм, которые человечество вырабатывало с большим трудом и на протяжении многих веков.

    Я не знакома с писательским творчеством Латыниной, но из её журналистской деятельности очевидно, что именно такое общество представляется ей идеалом. Она не одинока, т.к. подавляющее большинство либеральной оппозиции полагает, что оно-то как раз полярно так ненавистному нам всем советскому. Но Латынина, Новодворская и другие, придерживающиеся их взглядов, упускают очень важный факт: даже республиканская партия США, партия с гордостью носящая имя А. Линкольна, избавившая Америку от позорного института рабства, но, к сожалнию, до неузнаваемости переродившаяся и деградировавшая в течении последих лет и сама признавшая свой экзистенциальный кризис, сознаёт, что забота исключительно о 2-х процентах самой обеспеченной прослойки населения, послужила причиной их поражения в выборах 2012 г. и не сулит им победы в 2016 г. А потому, необходимость переоценки их ценностей и пересмотр их политической программы необходимы для обеспечения их поддержки большинством голосов.

    Шляпентох подчёркивает, что на самом деле, большинство не лишённых здравого смысла людей уже давно поняли, что для самосохранения и избегания гражданских войн, для создания здоровой экономики, для обеспечения солидарности на случай внешней опасности общество нуждается в сложной социальной политике, в создании национальных проектов и в улучшении положения его непривилегированных слоев. Это чисто прагматическая сторона дела, не говоря о гуманизме. Что же касается гуманизма... то боюсь, тема эта окажется для Латыниной, моих друзей и им подобным не актуальной, скучной, банальной, а потому задерживаться на ней не буду... Не буду вдаваться и в подробности крайне эгоистичной и равнодушной к страданиям других персоны самой Айн Рэнд, о которой её современники, близкие к ней люди и биографы, отзывались весьма нелестно. Должна признаться, что не смотря на разницу в идеологиях, я обязана Ю. Латыниной названием этой статьи, позаимствованным мной из её нашумевшей "Европа, ты офигела!".

    Шляпентох утверждает, что на самом высоком уровне политической иерархии антиамериканизм служит инструментом для поддержки шаткой легитимизации режима. Вера в многочисленные недостатки американского общества (и они действительно существуют!) помогает также высокопоставленным российским чиновникам, бизнесменам, а также работникам в сферах средства массовой информации и искусства смягчить глубокое раздражение от того, что несмотря на свои большие деньги и власть, они живут в стране второго ранга. Таким образом, одним из возможных рациональных объяснений антиамериканизму российской интеллигенции, можно найти в лютой подсознательной зависти к более успешной цивилизационной модели. Конечно, было бы не справедливым не признать, что анти-американская риторика присуща не всем. Очевидно, что прагматизм некоторых представителей российской интеллигенции всё же позволяет им осознать непреложный факт, выраженный Л. Радзиховским: "России нужна сильная Америка. Ослабление США - это хаос в христианском мире, тогда России мало не покажется." К сожалению, подобные Л. Радзиховскому составляют меньшинство.

    Но только ли завистью следует объяснить причину ненависти к Америки русской интеллигенции? Нельзя забывать об одном чрезвычайно важном факте: одной из главных движущих сил антиамериканизма служит своекорыстный интерес. Те, кто его раздувают почти всегда при этом преследуют собственную выгоду, будь то материальную или идеологическую. Преследует свою выгоду и российская интеллегенция. Суть этой выгоды не столь очевидна на первый взгляд: предъявляя объективно завышенные и невыполнимые требования к США, возникает благоприятная возможность освободить себя от моральной ответственности за происходящее в своей сране, о чём убедительно пишет Б. Дубин: "С одной стороны, антиамериканисты обвиняют США в гегемонизме и миссионерстве, в демонстрации превосходства и постоянном стремлении вмешиваться в дела других стран. С другой, их упрекают в недостаточном внимании к этим странам, равнодушии, слабой помощи, нежелании вникнуть в их проблемы и особенности. Иными словами, за такого рода требовательностью и недовольством можно различить скрытые представления об ответственности США перед миром; перенос этих собственных и явно завышенных представлений на реальную политику США и порождает обвинения ее в отступничестве от собственной миссии, принципов и проч. Судя по подобным оценкам, Америка ответственна за модернизацию, включая все ее последствия. Себя же интеллектуалы тем самым от ответственности освобождают, даже признают свою несамостоятельность и незрелость. Так что отторжение и критику со стороны теперь уже могут вызывать динамизм, мобильность, растущее разнообразие Америки, ее настойчивые поиски самореализации и признания, тогда как прежде такие чувства вызывала, напротив, стандартизированность американского образа жизни, подчеркивание социальной устойчивости (которые связаны с тем же динамизмом и разнообразием как интегрирующие, стабилизирующие их тенденции, которые опосредуют неизбежные при таком разнообразии и динамизме напряжения и конфликты). Тем самым, подозрения в лицемерии, стремлении подчинить себе весь мир сменяются в антиамериканистской риторике упреками американце в неглубокости ("поверхностности") и конформизме".

    При этом, внутренние нужды и задачи США не воспринимаются русской интеллигенцией как серьёзные проблемы, требующие решений, анализа, продумывания и усилий, а преподносятся как черты и дефицит самой системы или человеческого характера: готовые, природные свойства, не требующие усилий, мысли, работы. В них фиксируются лишь недостатки общества. С другой стороны свои обстоятельства непременно переживаются как серьёзные, требующие немедленного вмешательства проблемы, к которым необходимо прислушаться. Таким образом, ответственность тех социальных групп, которые по тем или иным причинам не хотят или не могут разрешить собственные проблемы в обществе (в силу потери социального веса, положения, авторитета, престижа, пассивности и не способности к изменениям и т.д. ), переносится на значимого и ответственного Другого, от которого соответственно требуется активность, в недостаточности которой он же и обвиняется. Короче говоря, интеллигенции не хочется расписываться в своей собственной несостоятельности, а потому нужен Другой, виноватый. Эта необходимость продиктована ещё и тем, что оппозиция не смогла выдвинуть ни одного своего достойного кандидата. Вот и сваливается с больной головы на здоровую, дабы на своих слабостях не сосредотачиваться. Практически во всём, что касается отношений к США, наблюдаются психопатологические противоречия. С одной стороны, идея США как единственной сверх-державы отвергается, как российской партийной элитой, так и интеллигенцией. Идея много-полярного мира, т.е. мира без сверх-державы, превратилась в любимую мечту Путина. С другой стороны, все требования, предъявляемые и ожидаемые от США как от сверх-державы со всеми вытекающими из этого обязательствами, остались в силе и воспринимаются как само собой разумеющийся факт. При этом недоброжелатели, глядя на США извне, часто с удовольствием используют внутреннюю самокритику, характерную для любого развитого демократического общества, а для США в особенности, для откровенных выражений антиамериканских настроений. Ведь нет такой другой страны в мире, которая была бы так склонна к самокритике как Америка - вспомним таких её великих мыслителей, как Генри Торо, Теодора Паркера или Уолта Уитмена, но критический настрой особенно усилился после Гражданской войны, когда утих пафос фронтира (дикого поля), когда деньги стали значить все больше и больше, когда рабочий класс собрал силы для протеста, а экономику начали сотрясать повторяющиеся кризисы.

    В наши дни наиболее суровой критике страна и некоторые страницы её истории подвергаются именно изнутри, от своей же собственной интеллектуальной элиты: историков, политологов, политиков, режиссёров, актёров, политических comedians, журналистов, политических комментаторов и т.д.,. Один Майкл Мур чего стоит! Он один поставил уже около 10 фильмов, показанных по всему миру, беспощадно критикующих американское общество. При этом, сами же американцы дают ему Оскара и другие престижные премии за его действительно уникальные документальные работы. К открытой самокритике особенно склонны демократы, за что им частенько достаётся от более консервативных республиканцев. Неспособность же к российской самокритике и о её необходимости в обществе были отмечены ещё П. Чаадаевым: "Я предпочитаю бичевать свою родину, предпочитаю огорчать ее, предпочитаю унижать ее, только бы ее не обманывать". Но советам и критике недооценённого величайшего русского философа и публициста, объявленного правительством сумасшедшим за свои сочинения, так никто в "Великой Державе" и не внял по сей день...

    Что касается американских заслуг перед Россией, то профессор Нью-Йоркского университета, А. Янов, в своих статьях неоднократно напоминает о том, что США никак нельзя обвинить в их отсутствии. При всех своих недостатках, она ни разу за полвека не изменила своему долгу противостоять коммунизму, навязывавшему всему миру, а России в первую очередь, лютую несвободу. Мои друзья и подобные им ненавистники США вряд ли задумываются над тем, что было бы сейчас с Россией, не загони Америка в тупик коммунистическую империю. Не говоря уже об американском вкладе в победу во Второй Мировой войне. И свободе Америка предана фанатически. Но и здесь наблюдаются проявления немыслимой неблагодарности и колоссальной зависти.
    В то время, как преодолеть первую болезнь, "голландскую", является чрезвычайно сложной, длительной и трудоемкой проблемой, ликвидировать или, по крайней мере, смягчить симптомы второй болезни возможно в течение короткого периода времени, и зависит это только от желания правящей элиты. Но ведь никакой Путин не виноват в том, что семена антиамериканизма падают в хорошо унавоженную почву: русские интеллигенты, не подверженные путинскому влиянию, нисколько не меньше подвержены этому пороку, чем путинская элита. Для оправдания внутренних проблем российской власти и для выплеска своего раздражения против неё, необходим образ внешнего врага, и Америка идеально подходит для этой роли. Вот и остается только с бредовой навязчивостью цитировать несуществующих вещих старцев вековой давности, предсказавших Америки полный крах. Со дня на день, прямо по учебному пособию В.С. Поликарпова, так никогда и не побывавшего в США.

    Однако, если российские либералы действительно заинтересованы в успехе России, они должны внести свой вклад в выполнение этой важной задачи - лечения "психического заболевания -антиамериканизма". Вместо этого, они только подливают масла в огонь путинской риторики. Ведь, по словам Шляпентоха, "какой бы несовершенной ни была Америка, у российских либералов нет такого другого мощного союзника в этом мире. Присоединяясь к хору ненавистников Америки, российские либералы лишь делают это "психическое заболевание" -антиамериканизм - еще более глубоким для будущего России".
    ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    *В стиле Айн Рэнд

  • Комментарии

    Добавить изображение

    
    
    Добавить статью
    в гостевую книгу

    Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

    Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

    Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

    Ваше имя:

    URL:

    Штат:

    E-mail:

    Город:

    Страна:

    Комментарии:

    Сколько бдет 5+25=?