Независимый бостонский альманах

О ПОЛЬЗЕ ВЕДЬМ

16-06-2013

О ПОЛЬЗЕ ВЕДЬМ

Смерть Маргарет Тэтчер в апреле с. г. вызвала всплеск интереса к её наследию: в разных изданиях прошёл ряд любопытных очерков. Вперочем, в наше торопливое время даже известные в прошлом имена быстро вытесняются новыми, и забвение после всплеска было естественно ожидать и для Тэтчер. Однако она упорно не уходит в небытие: её имя периодически всплывает в медиа, и, похоже, не скоро исчезнет. Каковы тому прочины? Попробуем разобраться.

Пик её деятельности (она - самый "долгий" английский премьер 20-го века) пришёлся на уже неблизкие для нас 70-е и 80-е годы, но недавние эмоции подтвердили: она не забыта. Естественно, реакция была острее в Британии, но и по всему миру те, кто небезразличен к большим вопросам, в очередной раз "схлестнулись" вокруг её имени. Премьерство Тэтчер уходит в историю, но её дела, и важнее - вызвавшие их проблемы остаются столь спорными, что даже её смерть не придала степенности многим её противникам: их крики и ругань звучали с экранов, будто она по прежнему "у руля". Между тем она покинула свой пост 23 года назад...

Чем же Тэтчер так "завела" людей, чем она была "хороша" и чем "плоха", и возможны ли суждения о ней без кипучих эмоций? Напомним время и обстоятельства её первого избрания: в "стране победившего социализма" (да - да, уважаемые, если не быть догматиком - это приходится признать), в Англии конца 70х - развал экономики, хотя и в западно-европейском, сравнительно "пристойном" виде. Именно тогда закрепилось ироническое прозвище этой страны - "Больной человек Европы". Нам, россиянам, может показаться странным, но по свидетельству приехавшего туда В. Буковского (и самих англичан) - в тогдашней британской жизни вовсю проступали известные нам признаки: перебои с необходимым - вроде работы больниц, электроэнергии и вывоза мусора... Перед этим - мирно, без всяких "октябрьских революций" - в собственность государства перешли горнорудные отрасли и авиация, средства коммуникации и машиностроение, и страна фактически оказалась под властью профсоюзов. С экономической точки зрения у власти встал настоящий, без кавычек социализм, хотя и бескровного западно-европейского "разлива".

Как заметил Буковский, само избрание Тэтчер было свидетельством полного экономического тупика, в котором страна оказалась в результате передачи производств в руки государства. В "нормальных" условиях там врядли бы избрали женщину консервативных взглядов, тем более - в левеющей, становящейся всё более "прогрессивной" Европе. Но, как он выразился, "Народ озверел и проголосовал за самого радикального политика в тогдашней жизни". Рефлекс "само-спасения" в тот раз сработал, и страна обрела "консервативную" премьершу, точнее - либеральную в классическом, традиционном смысле, как понимал бы это слово Адам Смит.

Не многие вспомнят, что недавнее, вызвавшее насмешки бегство Депардье от высоких налогов - не новое явление. К нему нередко прибегали любящие (на словах) "справедливость" левые богачи. В 70-е из Англии среди прочих уехали Роллинг Стоунз, до них - и отнюдь не в 3-й мир - один из критиков Тэтчер, о котором мы ещё вспомним - писатель и известный интеллектуал Энтони Берджесс. (Был даже термин - что-то вроде "налогового изгнания"). Причина проста: налоги для богатых доходили до 83% (на инвестмент - до 98 %), это был неотъемлемый атрибут социализма. Жизнь в стране останавливалась... С этим Тэтчер и начала.
Мы не станем пересказывать её биографию - по ней достаточно данных. Сейчас, когда от её премьерства нас отделяют три десятилетия, внимание привлекает уже не личность, а последствия её дел. Из публикаций на её тему интерес вызывают прежде всего две статьи в английском "Экономисте", помещённые в средине апреля: оценки признанного издания, которое не обвинишь в симпатиях к Тэтчер, особенно примечательны.

Они начинаются с обязывающего утверждения: на свете не так много политиков, которые изменили мир, и Тэтчер - одна из них. Для контраста приводится "звезда" первой величины этого "небосвода" - Уинстон Черчилль: при всей своей яркости этот гигант не создал "изма" - учения своего имени, в то время как "тэтчеризм" не только возник и распространился по миру, но и работает до сих пор. Каким же образом?

Скучное книжное понятие - "собственность на средства производства" - оказывается, имеет живое, касающееся каждого проявление. Казалось бы, не так важно - кому принадлежит моё предприятие: от этого не зависит ни сама работа, ни ширина стола... Но разница есть, и немалая: даже в странах вроде Англии при гос-собственности неуклонно растут наплевательщина и лень, низкое качество и ненужные расходы. Может быть, ради меньшего неравенства это стоит потерпеть? Жизнь показывает - нельзя. Страна с государственной собственностью неизбежно впадает в застой (естественно, адекватный её уровню) - и именно это случилось с Англией перед приходом Тэтчер.
(Заметим в скобках: мы не понаслышке знаем, что застой можно затянуть на десятилетия, и даже превратить в привычную для многих "норму". Но для этого нужны иные, "не-английские" меры: власть одной партии, "железный занавес", Гулаг. И нужно приятие этого большинством... Англичане же "пошли иным путём": воспользовались выборами.)

Можно спорить с Буковским - Тэтчер ли изобрела приватизацию, но именно она начала распродажу гос-собственности в частные руки, включая крупнейшие предприятия. Наблюдатели отмечали, что в её действиях не было ни "классовой борьбы", ни эмоций, столь свойственных её противникам. Она никому не мстила, главным был моральный подход: например, отменяя государственные субсидии (шахтам), она фактически прекращала подкармливание одних из кармана всех прочих. Ко времени её прихода профсоюзы шахтёров добились себе трёхдневной рабочей недели - Тэтчер это поломала. Не мудрено, что такое помнится ей и после смерти: по недавним словам главы профсоюза шахтёров, "Она разбила нам сердце!". Честнее сказать - Тэтчер разбила многие халявы.

Распространение "тэтчеризма" в первую очередь как реальной приватизации (и вытекающей из этого конкуренции) вызвано, естественно, не разговорами, а практическими результатами. "Экономист" приводит два показателя, важных в рыночных экономиках и особенно изводивших англичан в то время: безработицу и инфляцию. Видно, что в долговременном плане в результате действий Тэтчер они вцелом явно уменьшились. Подчеркнём: именно долговременные практические результаты оказались столь впечатляющими, что даже её противники, позднейшие лейбористы, не пытались вернуться ни к социалистическим методам вроде передачи промышленности в руки государства, ни к былой силе профсоюзов. Лейбористские правительства Тони Блэра и Гордона Брауна в экономических аспектах были прозваны "нео-тэтчеристскими", а в своей автобиографии (2010) Тони Блэр признал, что "реформы Тэтчер были необходимы" и делались "не по идеологическим, а по экономическим причинам".

Но и это не всё: понимание того, что гос-собственность в долговременном плане работает плохо, и что успешной экономике нужна настоящая конкуренция, наконец проникло и в природный "оплот социализма": Третий мир. Разговоры о "социалистических целях" и "экономической справедливости" там могут продолжаться, но для практических результатов - экономического роста - применяется (часто - негласно) "тэтчеризм".

Ему до сих пор нет исчерпывающего определения, и в очерке мы не станем этим заниматься. Повторим здесь только его "технические", точнее - экономические аспекты, потому что именно они доказали себя в разных этнических и политических условиях: приватизация и реальный свободный рынок для "бизнесов" всех размеров, малые налоги и сбалансированные гос-расходы. Желающие могут проследить их влияние на развитие разных стран, мы же упомянем самые впечатляющие.

Сейчас уже как-то забывается, что Индия и Китай, при всех их различиях, в прошлом имели одно общее: они были местами колоссальных и долгих экономических неурядиц (не сказать ли - катастроф), где застой и упадок длились столетиями. Не изменилась ситуация принципиально и после появления "большого брата" - СССР. Дела неожиданно стали улучшаться пару десятилетий назад: "вечно отстающие", оставаясь очень разными, вдруг начали демонстрировать успехи, причём такие, что их конкурентоспособность смутила Запад. Разумеется, в большой мере это явилось следствием краха социализма, навязывавшегося - хотя и по-разному - этим странам. Но стоит помнить, что кроме "отрицательного примера" СССР огромную роль в итоге там сыграли и положительные - экономические принципы тэтчеризма.
(Разумеется мы не станем утверждать, что частную собственность, свободный рынок и умеренные налоги придумала г-жа Тэтчер: их давно изобрела успешная часть человечества. Но конкретные современные приёмы (выражаясь словами Буковского - "демонтажа социализма") в большой мере были успешно проведены именно ею).

Кстати сказать - сейчас, когда в их применении уже накоплен немалый опыт, извлекать уроки пора не только левым, всё пытающимся строить социализм, но и правым "романтикам". В годы развала "советских" видов социализма не раз утверждалось, что современная экономика может быть успешной только в условиях реальной (в нашем понимании - западной) демократии. Наверное, подошло время признать что это не так. Уже десятилетия назад быстро росли часто авторитарные "азиатские тигры" (Сингапур, тогдашняя Южная Корея, Тайвань), стало набирать темп пиночетовское Чили, но именно сейчас картина становится более полной: так, материковый Китай в лапах "экономически поумневшей" компартии подтверждает, что "технические" - экономические - принципы тэтчеризма столь универсальны, что работают (если применены честно) даже в политически несвободных обществах.

*
Естественен вопрос: если к настоящему времени тэтчеризм вполне доказал себя экономически, почему недавняя смерть самой Тэтчер вызвала такой всплеск эмоций, далеко не всегда положительных? Авторы статей предполагают причины общественные и личные (последние - во многом вызванные самой г-жой Тэтчер).
Ни одному мудрецу на свете ещё не удалось определить, где кончается упорство и начинается упрямство, или отделить оправданные требования от придирок. Личный стиль Маргарет Тэтчер дал немало для её врагов: твёрдость, которую было легко назвать упрямством, требовательность не только к соперникам, но и к собственным однопартийцам. Забавно, что высокопоставленный сотрудник английского МИД лорд Чарльз Пауэлл нашёл в Тэтчер "что-то ленинистское". Мы оставим открытым вопрос - мог ли быть успешным другой стиль во время крутых перемен, но ей определённо стоило обойтись без ссылок на саму себя во множественном числе ("мы"), равно как и без демонстративности и нескромностей.

Помимо личной неприязни, естествннно гаснущей со временем, в отношении к Тэтчер до сих пор остра неприязнь политическая. Разумеется она "подогрета" её непримиримостью, но в общем коренится во всё том же "основном вопросе современности" - столкновении индивидуализма (духа, создавшего Америку, а перед ней - северо-запад Европы), и коллективизма (или государственничества - назовём так все виды социализмов, фашизмов, "общин" и прочих коллективистских идеологий).

Тут уместно ещё раз спросить: с высот каких долговременных достижений коллективизм пытается общаться? Никаких долгих и успешных в экономике обществ ни социализм, ни фашизм, ни прочие любящие "общественную" (т. е. чиновничью) собственность их "родичи" на фоне западного капитализма так и не создали. Нынешний кризис духа Запада - не важно, кажущийся или действительный - ничего государственничеству (коллективизму) реально не добавляет, но оно по-прежнему бодро атакует людей вроде Тэтчер. Не имея достаточно собственных "плюсов", оно исступлённо ищет чужие "минусы", и, конечно же, их находит.

Один из доводов: успехи экономической политики Тэтчер - результат не её принципов, а вовремя открытой нефти Северного моря. Нам, говорящим по-русски, от таких доводов становится неудобно. Хочется спросить - почему не ошеломляют успехи России, Нигерии, Венесуэлы и прочих ресурсно богатейших стран? И - не в результате ли тэтчеризма успешны некоторые "ресурсно - бедные"? Помимо этого, в споры идут и "выхватывания" "нужных" периодов, "нужных" кусков данных и т. п. Естественно, что по мере экономических успехов тэтчеризма делать это становится всё труднее, посему акцент критиков всё более смещается на мораль.

По мере подтверждения верности большинства экономических решений Тэтчер у её противников осталась только моральная сфера, точнее - разница в доходах. Именно рост разрыва "бедных" и "богатых" предъявляется ей ныне как главное обвинение. Но для суждений нужны не эмоции, а обоснованные критерии: какой разрыв "слишком велик" и почему. То, что и здесь важны факты, показывает Тим Уорстолл в журнале "Форбс": именно 1976-й был годом "наибольшего экономического равенства" в Англии (достигнутого за счёт налогов до 83 - 98%), и именно это время было наихудшим в её экономике. Толпы любителей "отнять и поделить" не хотят понять, что неравенство - не зло а необходимость.

Примем замечание Уорстолла, что нынешнее неравенство в Англии - "на уровне среднего для Северной Европы", но заметим - это не значит, что для роста оно оптимально. Пора наконец осознать, что "уменьшение неравенства" как самоцель приносит только застой (а то и хуже), и тем, кому жаль бедных, в первую очередь стоит содействовать производительности труда, а не заботиться, как отнять у богатых. Жизнь доказала не раз, что именно от этого, а не от принудительных дележей выигрывают малоимущие.

*
В числе анализировавших наследие Тэтчер почему-то преобладали левые ("коллективисты"), и это естественно определяло подходы. Подобно тому, как сто лет назад их духовные братья в России состояли не только из тех, кто гадил в вазоны захваченного Зимнего дворца, но и из "Луначарских", современные английские левые - не только те, кто визжал от радости в телекамеры при новости о смерти Тэтчер, но и интеллектуалы. Известные в России - ярый поборник социализма и знаменитый драматург Бернард Шоу, равно как и большой сторонник фашизма (либерального), встречвшийся с "кремлёвским мечтателем" Герберт Уэллс не успели по времени осудить Тэтчер, но это успел сделать доживший до её времён Энтони Берджесс. На русском интернете был представлен перевод его статьи "Размышления о десятилетии Тэтчер", написанной в 1989 году.

Если у большинства нынешних авторов можно видеть попытки объестивности (как тут не вспомнить шутку, что левые весьма уважают своих оппонентов - мёртвыми: например, почтение к Сахарову высказывают теперь и травившие его годами бывшие советские чиновники), Берджесс не имел отстранённости во времени и был видимо очень увлечён. Мы тут не о нём а о Тэтчер, поэтому не будем долго о старческих брюзжаниях по поводу нынешнего английского образования, или об английской демократии (он из тех, для кого победа "своего" кандидата - глас народа, а "чужого" - причуды черни), равно как и о выдёргивании "нужных" цифр и отрезков времени. Самым ироничным в этом опусе мне показалось даже не морализаторство богача, сбежавшего от высоких налогов (т. е. от уравниловки, которая ему симпатична - если применяется к другим), а то, что названные Лениным "полезными дураками" многие левые интеллектуалы, ничуть не смущаясь, представляют себя "консерваторами". Впрочем, не будем строги к покойному Берджессу: в его 1989 году экономический "разгул" тэтчеризми по миру ещё не был так виден.

*
Частым украшением сходных очерков является поиск "жизненной трагедии" или по крайней мере "драмы" героя (в нашем случае - героини). При всём уважении к законам жанра - не вижу трагедий в судьбе Тэтчер. Драм было немало - жизнь любого крупного политика из них соткана, а для людей с характером, коей она, несомненно была - это просто норма. Но трагедии?

Есть гигантская коллизия в её судьбе, хотя в ней - ничего личного. Это - противоречие её жизненных принципов основным культурным (стоит подчеркнуть - именно не-экономическим) тенденциями общества. У нас нет свидетельств, но имею мало сомнений: госпожа Тэтчер видела, что естественные для неё качества - добросовестность и дисциплина (в том числе финансовая), личная ответственность и признание фактов - становятся всё менее популярными на Западе. Итог, мне кажется, подвела одна из авторов недавних статей, Рэйчел Марсден: - "Дело с иммиграцией и умножением бездельников зашло так далеко, что нечего и думать, чтобы человек вроде Тэтчер был снова избран". Женщине с традиционными "англосаксонскими" принципами - меньшее правительство и меньшие налоги, меньше регулирования "сверху" и бОльшая личная ответственность, наверное, было непросто видеть - выражаясь словами той же Марсден - "рост числа лентяев, получателей социальных пособий и социалистов - коллективистов". Нам не дано судить - сколь трагичен был для Тэтчер факт, что ей не удалось "повернуть историю вспять": рост правительственных расходов и при ней составил 1% в год. Несмотря на её усилия, в стране уже "не было аппетита" для сокращения государственных программ, "государство- нянька" продолжало расти, и логично допустить, что это её не радовало.

Если "технический" - экономический - успех тэтчеризми может иллюстрироваться прогрессом некоторых стран 3-го мира, то культурное его отступление хорошо видно по Америке - стране, фактически основанной и преуспевавшей на тех же принципах: "мало-расходном" государстве, добросовестности и личной инициативе. Несколько лет назад в медиа была упомянута недостойная возня в Белом Доме: подаренный английскими властями бюст Черчилля был упрятан "в дальний угол". Смерть Маргарет Тэтчер внесла ещё один, приметный штришок в картину культурного отступления тэтчеризма в этой стране: на похороны её, знаковой политической фигуры 20-го века и стойкой союзницы Америки три десятилетия назад, из Вашингтона не было послано ни одно "должностное лицо". Во времена, когда на полёты вашингтонских бонз и их челяди, на многолюдные чиновные конференции в дальних курортных местах тратятся колоссальные деньги, это - весьма показательный жест.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?