Независимый бостонский альманах

СЦЕНАРИЙ ДЛЯ АМЕРИКИ ЖУРНАЛИСТКИ ЛАТЫНИНОЙ

03-09-2013

В августовском выпуске альманаха "Лебедь" я прочел статью российской журналистки Юлии Латыниной "Банкротство Детройта как возможный сценарий для Америки".

В данной статье Латынина отвечает на поставленные ею три основных вопроса:
-В чем главная причина банкротства Детройта?
-С чего начался упадок Детройта?
-Хорош ли государственный строй, который "загнал Запад в такие долги"?

Нелегкая, прямо скажем, задача, особенно для госпожи Латыниной, которая последние 20 лет, как, кажется, и ранние годы своей жизни провела отнюдь не в Детройте, и не в США, что, конечно, не помогает столь отважно утверждать "правду" об упадке Детройта, Соединенных Штатов да и всего Западного мира с его никудышным по ее мнению государственным строем из Московского далека.
Наверное, сейчас во мне заговорил тот патриотизм, о котором упоминал А.С. Пушкин: "Я, конечно, презираю мое отечество с головы до ног - но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство." Возможно, что так, хотя 44 года своей жизни я провел в России, а последние 22 года в США, так что, такой ли уж я иностранец для Латыниной или она для меня, сказать затруднюсь. А все же мнения Латыниной и мои о событиях, произошедших в Детройте и в Америке, которые и я мог наблюдать и участвовать, живя и работая в США, совершенно противоположны, и потому хотелось бы объяснить отчего я считаю выводы Латыниной неверными.

В чем главная причина банкротства Детройта?

Описывая то, что произошло в Детройте, она легко делает свой вывод, по ее мнению очевидный и эффектный, - белые уехали.
Позвольте с этим не согласиться. То, что произошло и происходит в Детройте, мне видится совершенно иначе. Бегство белых это далеко не причина, это лишь только следствие.

Так ведь уже не раз происходило в человеческой истории. Вспомним неурожай картофеля, вызванный холодами и инфекцией почвы в Ирландии 1845-1847 годов, который привел к практически полной остановке всей сельскохозяйственной деятельности в этой аграрной стране, и миллионы людей остались без работы. Результатом этого стала многочисленная иммиграция ирландских сельскохозяйственных рабочих в другие страны Европы, а главным образом в США. С 1846 по 1851 год в США выехали 1,5 миллиона из общего числа населения 8 миллионов человек. Кстати, Америка может гордиться тем, что сегодня в стране проживает более 40 миллионов американцев ирландского происхождения, потомков тех иммигрантов 19 века.

Таким образом причиной того, что ирландцы покинули свою страну, являлось совсем не то, что многие из них были замечательно рыжеволосы, или они были белыми, или любителями выпить, или потому, что мэры многих поселений проворовались. Все это могло быть, но не поэтому множество ирландцев покинули свою страну. Причиной стало то, что эти люди потеряли работу, создать которую оказалось совсем непросто.

Другим примером из недавней истории могло бы служить движение луддитов в Англии при всей его спорности, однако показавшее, что именно потеря работы, пусть и связанная с техническим прогрессом, приносящим очевидную пользу, весьма существенно влияет на социально-экономическую обстановку даже в самой передовой стране мира, каковой несомненно являлась Англия начала 19 века.

В начале 80-х прошлого века тяжелая ситуация создалась в центре американской металлургической индустрии городе Питсбурге. Реорганизация этой отрасли привела к резкому сокращению выпуска дешевых сортов стали и соответственному сокращению рабочих мест. Население города к 2000-му году уменьшилось более, чем наполовину. Люди уезжали, бросая свои дома. Тысячи рабочих мест были потеряны, и картина в Питсбурге была почти такая же, как в Детройте.
В самом начале 90-х годов я наблюдал подобную же картину заброшенного города, проезжая Ниагара Фоллс, на границе страны с Канадой. Причиной брошеных сотен вполне приличных домов, являлось закрытие местного химического комбината, дававшего работу тысячам жителей этого района, из которого люди вынуждены были уехать в поисках работы. Картина опустевшего района производила тяжелейшее впечатление.

Тогда и в Нью Йорке также шло сокращение и без того скромной промышленности. Я прекрасно помню, как в компанию, где я работал, пришли два уже немолодых, приличного вида американца и стали работать техниками. Работа нелегкая и невысоко оплачиваемая. Парни были очень хорошие, многие проекты мы делали вместе. Мое удивление было неподдельным, когда я узнал, что они были владельцами пошивочных мастерских, кажется, потомственными, где работали до 75 рабочих, что было совсем неплохо, особенно в те годы. А потеряли они свой бизнес, по их словам, которым не могу не доверять, в один день, когда было изменено законодательство, разрешившее прямую конкуренцию китайским пошивочным товарам на американском рынке. Тогда великое множество предприятий мелкого бизнеса потерпели крах.

То же самое подмечает и сама Латынина, при этом легкомысленно противореча самой себе: "Потому что понятно, когда из-за изменившихся торговых потоков умирает торговый город, Венеция какая-нибудь. Торговала она с Левантом, а потом все стали плавать через Атлантический океан. Или если был город при руднике, а рудник иссяк. Или вообще там завоевали город на хрен и, естественно, города не осталось." Она только "на хрен" не заметила, что во всех трех примерах, различных по обстоятельствам случившегося, общим явилось одно: люди этих городов потеряли работу.

Таких примеров можно было бы привести множество и не только из истории США, но и многих развитых странах Западной Европы. И во всех этих случаях основной, главной причиной социально-экономических трагедий была потеря работы. Отчего же происходит эта постоянная потеря работы многими людьми разных стран на протяжении многих лет?

Я очень надеюсь, что теперь госпожа Латынина сумеет сообразить, что сокращение производства в Ниагара Фоллс, Детройте, Питсбурге, также как и в странах Западной Европы обычно приводило к тому, что подобные производства начинали работать в других местах, например, в Китае, Малайзии, Бангладеш, Вьетнаме, Индии и иных странах. И совсем не потому, что там рабочие были умнее, дисциплинированнее, искуснее, образованнее. Цвет кожи, системa образования, отношенииe к работе и тому подобные вещи причиной не являлись. В этих странах появилась работа потому, что рабочая сила была дешевле. Средняя зарплата работающих даже сегодня в Китае не дотягивает и до 500 долларов в месяц. В Индии, Вьетнаме, Бангладеш, Африке в разы меньше. Как же было не сократить производства в Америке с ее средней зарплатой рабочих до 50.000-60.000 долларов в год? Вот и закрыли. И будь на месте владельцев сама Латынина и она сделала бы тоже самое. Капитализм, как известно из политэкономии, всегда будет искать дешевую рабочую силу. Это его нормальное развитие, в этом его прогресс, потому он и является самой производительной формацией.
Именно потеря работы стало основной причиной кризиса в Детройте, и поэтому белые жители стали покидать Детройт. Но не только Детройт, и не только белые.
Расовые рассуждения, госпожа Латынина, извините, плохо пахнут и просто не выдерживают никакой критики, несмотря на Ваш неуклюжий disclaimer.

С чего начался упадок Детройта?
На свой второй вопрос Латынина отвечает примерно так: упадок Детройта начался с жадных, коррумпированных профсоюзов, сделавших производство нерентабельным, и мощной иммиграцией бедного черного населения в город с всеобщим избирательным правом, чтоб ему пусто было, которoe во главе со своими жуликами черными мэрами высосало все соки из бедных владельцев автоиндустрии.

По роду своей работы за последние 20 лет я неоднократно бывал в Детройте и его многочисленных пригородах, разговаривал с рабочими автопредприятий, и белыми и черными. Сокращение автопроизводства происходило в эти годы на наших глазах, освещалось в средствах массовой информации. Я помню тревожные разговоры рабочих, служащих автопрома в Детройте, которых я знал, ожидавших закрытия очередного производства.

И вновь я не могу согласиться с выводами Латыниной. Начнем с "жадных профсоюзов" и "бедных" владельцев автоиндустрии. Для меня совершенно понятно, что поверхностный взгляд на проблему и полное незнание истинной ситуации, заставляет Латынину механически повторять расхожие штампы, байки об этом и о том, как умерла американская автоиндустрия.

Да, конечно, в борьбе за экономические права рабочих, в чем и состоит назначение профсоюзов, они требовали и будут требовать увеличения заработной платы, лучших условий труда и медицинского обслуживания. Для того профсоюзы и создаются. И совершенно понятно, что с другой стороны владельцы автопрома будут заботиться о сокращении расходов, в том числе и по заработной плате. Этот извечный конфликт между работодателем и работником был, есть и будет, пока существует капитализм, самое производительная формация, которая может и, надеюсь, решит в будущем самые актуальные вопросы человечества. Может быть именно из-за наличия этого конфликта капитализм так высокопроизводителен.

Однако, в ходе конфликта обе стороны, пытаясь решить его в свою пользу, естественно, тянут одеяло на себя, нарушая равновесие. Капиталистическое производство это живой организм, и потому "маятник равновесия" постоянно раскачивается то в одну, то в другую сторону. Основная причина раскачивания - потребность. Проще говоря, требуется рабочая сила - растет заработная плата и социальные льготы, падает потребность в ней - все наоборот.

Но и тогда плохо дело, когда баланс конфликта явно перевешивается в одну только сторону из-за того, например, что "жадные профсоюзы сосали все соки", по утверждению Латыниной, и "победили". А разве это произошло в Детройте? Ведь, если так, то показатели роста заработной платы рабочих автопрома за последние 20-30 лет должны бы это подтверждать. Нет ничего подобного. Средняя заработная плата рабочего автопрома, включая три автогиганта "Крайслер", "Форд" и "Дженерал Моторз", за двадцатилетие по 2007 не росла и составляла не более 60.000 долларов в год. А реальная заработная плата среднего класса страны и в том числе рабочих автопрома штата Мичиган понизилась (!) за эти же годы в разы. Мне ли не знать этого самому. Писать об этом горько и больно. Это было временем настоящего наступления на средний класс страны, которое, к огромному сожалению, не окончилось и сегодня.

Я уверен, что наивысшим достижением великой страны Соединенные Штаты Америки являлось создание мощного отряда людей-миллионеров, составившего к 2007 году более 21 миллиона человек. И не менее многочисленного крепкого среднего класса страны с семейным доходом от 60.000 долларов в год и выше. В их числе находились и многие семьи, проживавшие и работавшие в Детройте. В этой статье развивать эту тему я не стану, но Латыниной, как журналисту-международнику, каковым она себя, видимо, позиционирует, не знать об этом просто стыдно. А давать лживую информацию о победе "жадных профсоюзов" автопрома, которые "выторговывали рабочим все новые и новые условия", ей должно быть стыдно вдвойне, потому что все происходило совсем наоборот.

Но может быть заработная плата уже была столь высока, что и без повышения это "убило" американский автопром? Нет, и это не так, ибо за последние же 20 лет заработная плата автопромышленного рабочего на "Тойоте", главного конкурента американского автопрома, росла непрерывно и превысила зарплату 60.000 долларов в год среднего американского рабочего 2007 года. Однако, это не помешалo японскому концерну успешно завоевывать мировой и американский в том числе рынок. И эта информация должна была быть Вам, госпожа Латынина, известна.

И все же, действительно, мичиганский, читайте, американский автопром стремительно терял свои позиции. Финансовое положение предприятий оказалось катастрофическим. Некогда гордость американкой автоиндустрии корпорация "Дженерал Моторз" объявила в 2009 году о банкротстве и реорганизации. Сотни тысяч мелких вкладчиков, я в том числе, потеряли свои деньги, а 22.500 рабочих потеряли работу. На момент банкротства автогигант насчитал 172,81 миллиардов долгов.

Далеко не лучшие финансовые результаты показала и другая мощнейшая автокорпорация "Крайслер", также квартирующаяся в Мичигане. И эти передовики капиталистического производства объявили о банкротстве и реорганизации в том же 2009 году. И здесь последствия были самые печальные, хотелось бы сказать позорные, для некогда великих прославленных автопредприятий.

Спасать тонущий американский автопром бросилось американское правительство, которое щедро выделило миллиарды и миллиарды долларов американских налогоплательщиков новым руководителям автопрома, своевременно назначенным в период реорганизации, для исправления положения. Значительно сокращенный американский автопром в настоящее время продолжает выпуск заметно меньшего количества автомобилей, все более уступая лидерство на мировом и американском рынке японским, немецким, а теперь и корейским автопризводителям.

В такой ситуации остается ответить на вопрос, поставленный госпожой Латыниной и пояcненный ею неверно: кто виноват? Раз версия с рабочими и их жадными профсоюзами математически не подтвердилась (двойка Вам, госпожа Латынина), тогда кто? Где же деньги, предъявленные долговыми обязательствами, и частично (миллиардами!) погашенные правительственными вливаниями?
Что ж, ответить на этот вопрос теперь несложно. Ведь в финансовом конфликте участвовали две стороны: работники и работодатели. Стало быть, не одни, так другие.

Да, именно так. Попробую доказать. Вот яркий пример расходования финансов, например, на "Крайслере". Вспоминается печально знаменитое слияние "Крайслера" с немецкой компанией "Даймлер-Бенц" в 1998 году. А если сказать точнее, то именно "Даймлер-Бенц" купил 92% акций "Крайслер". При этой "сделке века" одними из самых сложных вопросов участникам представлялись в числе других, следующие два: зарплата ведущих руководителей корпораций и роль профсоюзов сливаемых компаний.

Дело в том, что ежегодная зарплата с бонусами генерального исполнительного директора "Крайслера" Роберта Итона выражалась громадной даже для сегодняшних дней цифрой 4,908,803 доллара, плюс опция на акции получения еще 5,259,600 долларов. Второй высший чиновник "Крайслера" Роберт Лутц получал зарплату с бонусами 2,661,103 доллара плюс опцию на акции на дополнительные 13,083,352 долларов. Словом, содержание обоих никчемных руководителей производства обходилась фирме в 25 миллионов в год. Я назвал их никчемными потому, что решение Роберта Итона о продаже фирмы "Даймлер-Бенц" было признано всеми специалистами, включая знаменитого Ли Яакокку, бывшего руководителя "Крайслера", который сам и выбрал Р.Итона своим преемником, глубоко ошибочным. Это подтвердилось и в дальнейшем, когда через 9 лет "Крайслер" был выкуплен с огромными финансовыми и моральными потерями. В то же время зарплата 10 высших руководителей немецкой корпорации составляла за 1997 год в сумме 11,3 миллиона, т е на 2 миллиона долларов меньше, чем одного Роберта Лутца только от опций на акциях.

Примерно такая же картина с неоправданно высокой зарплатой руководства была и на других автопредприятиях. Почему же весь американский автопром позволял себе иметь таких дорогостоящих менеджеров, тем более в неэффективности которых вся Америка могла убедиться?

А потому, что такова американская практика крупных кампаний во всех отраслях. Удивляться не приходиться 5-10 миллионным зарплатам высших менеджеров автопрома, видя публикуемые ежегодно зарплаты и бонусы руководителей банков, иных финансовых институтов в стране, выражаемые цифрами с 8 нулями, т е 100 000 000-200 миллионов долларов в год. И ведь это не владельцы компаний, это наемные работники. Им кто-то установил такие зарплаты. Кто? Владельцы, конечно, только они. Зачем? Это, уже другая тема. Но понятно, что так этим владельцам было нужно и выгодно, уже не говоря о том, что, значит, сами владельцы, держатели крупных пакетов акций компаний имеют доходы в разы и разы превосходящие указанные цифры, коли позволяют себе платить плохому менеджменту такие "хорошие" зарплаты. Вполне можно предположить, что именно этих денег не хватило на балансе предприятий, пришедших к банкротству в 2009 году с громадным финансовым дефицитом. Именно этих денег, очевидно, не хватило американскому автопрому для успеха в конкурентной борьбе с японским и немецким автопромом, которые работали гораздо более эффективно в завоевании новых рынков.
Не правда ли, становится понятно, чья жадность нарушила финансовый баланс американского автопрома в целом и Детройтского в частности?

Второй камень преткновения в переговорах о слиянии заключался в роли профсоюзов в обеих компаниях, кажется, прямо о финансах не говорит, но это, как посмотреть. И особенно это будет интересно госпоже Латыниной, ненавидящей жадность американских профсоюзов. Оказывается противоречие заключалось в том, что основные решения и документы, принимаемые на "Даймлере-Бенц", должны были визироваться профсоюзом в обязательном порядке. О чем, разумеется, американская сторона и думать не думала. И посмотрите, сильные немецкие профсоюзы совсем не стали помехой уверенному продвижению к занятию сильнейших позиций на мировом рынке замечательному немецкому автопрому. "Фольксваген" в этом году грозиться стать самой продаваемой автофирмой мира, конкурируя, увы, с японской "Тойотой". Не с американской фирмой, где существуют жадные (по Латыниной), но слабые (на самом деле) профсоюзы. Жаль, очень жаль.

Рассуждения же Латыниной о том, как высокая преступность в Детройте, глупость профсоюза (ох, эти профсоюзы...) учителей города, деятельность мэров Янга и Килпатрика, а самое главное, всеобщее избирательное право и возможность голосовать бедной части населения города за то, чтобы люди имели жилье и дети ходили в школы, как весь этот набор и погубил автопром и соответственно город Детройт, поражают своей наивностью. Неужели сама Латынина может поверить в то, что Янг и Килпатрик повлияли на конкурентноспособность американских машин? Или в то, что всеобщее избирательное право в Детройте привело к колоссальной задолженности автопрома? Знает ли Латынина вообще, как строится городской бюджет в США? Мне в это не верится.

Хорош ли государственный строй, который "загнал Запад в такие долги"?
Ответ Латыниной на этот вопрос незамысловат, общеизвестен и, казалось бы, очевиден: строй, загнавший Запад в большие долги, не может быть правильным.

Так ли это? Да, действительно, в современном мире помимо лидеров, каковыми являлись США, Англия, Франция, Германия, появились новые весьма значительные финансовые империи, на которые указывает Латынина. Среди них, в первую очередь, Китай, нефтяные арабские страны, Россия, богатая всеми существующими природными ресурсами, и ведущие страны Азии. Означает ли это поражение экономической мощи Запада и его государственной системы, как утверждает Латынина?
Совершенно уверен в обратном. Государственный строй, который был способен создать и создал таковые, следует назвать замечательным и перспективным. А сомнений в том, что именно Соединенные Штаты со своим капиталистическим строем стали основой возрождения стран Запада после Второй Мировой Войны, всеми способами помогая и победителям и побежденным крепко встать на ноги, я думаю, нет и у Латыниной.
Помогая разрушенной Европе, экономика Соединенных Штатов все более крепла. Так США стали первой, самой мощной во всех отношениях державой ХХ века.

Страны Запада во главе с США стали помогать подъему стран третьего мира после распада мировой колониальной системы. Индия, многочисленные страны Азии и Африки постепенно становились на ноги, строя свои собственные капиталистические экономики, используя помощь западных партнеров и свои природные ресурсы там, где они находились, прежде всего в арабских странах, а в последние годы и в России. При этом, вновь повторюсь, Западные страны видели и свою выгоду в том, что приобретали партнеров, доступ к энергетическим ресурсам и рынкам сбыта.

В странах третьего мира, где таковых ресурсов не было или было недостаточно, капиталистический Запад стал помогать строить мощную промышленность, находя и свою выгоду в использовании более дешевой рабочей. Так были созданы экономики Китая, Южной Кореи, Индии. Таким же образом сейчас продолжается строительство промышленных предприятий во Вьетнаме, Малайзии, Бангладеш, африканских странах. Глядя на финансово-экономические успехи новых стран-участников капиталистического сообщества, можно только восторгаться успехами капиталистической государственной системы, даже если она почему-то не нравится госпоже Латыниной. А может быть именно поэтому и не нравится?

В результате экономического подъема в некогда отсталых странах росли капиталы западных инвесторов, но одновременно росла и экономическая мощь новых стран-участников, о чем и пишет Латынина. Вот только объявлять при этом капиталистическую систему несостоятельной или "неправильной", по словам госпожи Латыниной, совсем нелогично. Ведь именно благодаря ей созданы эти богатства, и те чудеса, которые восхищают всех, побывавших в последние годы в Китае, построившeм современнейшие города, дороги, мосты, создавшeм самый мощный компьютер в мире. В Саудовской Аравии с ее искусственными островами, великолепными современными курортами. В Южной Корее с ее автогигантами и чудесами телекоммуникационной технологии.

Капитализм привел к тесным партнерским отношениям между Соединенными Штатами и Китаем, что было просто немыслимо всего сорок лет назад. Кто бы мог предсказать такое во времена Мао с его "американским бумажным тигром"? Теперь они и есть самые настоящие партнеры с колоссальным торговым балансом. Можно говорить об этом с уверенностью и надеждой, в связи с тем, что оба партнера очень зависят друг от друга. Хотя судя по всему госпоже Латыниной именно этого очень бы не хотелось.

Огромные финансовые потоки размещались китайскими, арабскими и российскими инвесторами на Западе. Речь идет о сотнях миллиардов долларов только за последнее двадцатилетие, что укрепляло капиталистическую финансовую систему Запада.
Вероятно, Запад не ожидал такой накопительной финансовой политики, которую пока проводит Китай, создающий триллионные золотовалютные фонды и скупающий долговые обязательства США, о чем и пишет Латынина. И это при том, что еще более миллиарда китайских крестьян живут, получая в разы меньше китайских же рабочих, уже занятых в капиталистической промышленности страны. Можно предположить, что капитализм придет и к ним, что должно быть выгодно не только самому Китаю в целом, но и мировой системе. Время не только показывает, но и лечит.

Еще одним чрезвычайно важным достижением капиталистической экономики, конечно, является то, что западный мир предоставил не только современные технологии некогда отсталым на века странам, не только предоставил огромные заказы, обеспечившие работой более 600 миллионов жителей этих стран, живших до того впроголодь в буквальном смысле слова, но и с помощью тесных экономических связей значительно снизил военное противостояние былых противников. Ослабил огромное военное напряжение, десятилетиями пугавшего мировое сообщество.

Так можно говорить о недавнем прямом военном противостоянии Западного мира и стран Восточного блока, которые столько раз были на самой опасной для всей планеты грани. Сегодня нет уже и в помине никакого Варшавского Договора и его объединенных сил. Нет ежеминутной опасности мирового вооруженного конфликта, как это было многие предыдущие десятилетия.

О высочайших достижениях капиталистической системы в развитии современной мировой науки за последние несколько десятков лет написано немало статей и книг. Доказательства этому мы видим в сегодняшней повседневной жизни.
Капиталистическая государственная система дает возможность получения высшего образования сотням тысяч студентов разных стран. Достаточно заглянуть и сегодня в американские Йель и Принстон, полных иностранными студентами.

Капиталистическая система создала прекрасные возможности для работы сотням тысяч самых перспективных ученых из многих стран мира в своих лабораториях. Только из России в Соединенные Штаты уехали за последние годы более 20 тысяч докторов наук. Уехали вполне добровольно в поисках нормальных творческих условий работы, которые, очевидно, отсутствуют на родине. Конечно, работают они и в лабораториях университетов Западной Европы.
По примеру знаменитой Калифорнийской Силиконовой Долины, многолетнего мирового научного центра, многие страны создают свои. Успехи ученых Японии, Китая, Кореи, Израиля подтвеpждают эффективность западной модели государственного развития.

Даже кратко перечисленные достижения капиталистической системы очевидно доказывают, что именно она, при всех недостатках, является успешной и самой производительной формацией.
Капиталистическая экономика предлагает все более активные возможности участия в ней самой одиозной стране бывшего Восточного Блока России. Называю ее так потому, что несмотря на свои миллиарды, давно инвестированные в финансовую систему Запада, она остается непредсказуемой для партнеров, пытаясь использовать поставку природного сырья в качестве политического рычага.

Одиозна Россия и потому, что ни одна другая страна в мире не позволяет себе роскошь более двух десятилетий вывозить сотни миллиардов долларов зарубеж, забывая при этом о положении собственных граждан. В самой богатой природными ресурсами стране мира уровень жизни населения в 2012 году был всего лишь 66-й в мире, а экономика лишь 62-я. Этот ужасный парадокс никакими иными причинами, кроме ежегодного обкрадывания государственного бюджета, объяснить невозможно. Интернет полон сведениями, доказывающими, что в бюджет страны попадает лишь до 20% от миллиардов долларов прибыли газо-нефтяного комплекса, основного ресурса страны. Остальные колоссальные средства оседают на личных счетах, зарубежных по преимуществу, членов криминально-чекистской группы людей, захвативших власть в стране 20 лет назад и ныне сплотившихся вокруг своего лидера Владимира Путина.

Проведение такой экономической политики не дает возможности России иcпользовать свободную инициативу, предприимчивость и продуктивность капиталистического производства, что позволило бы этой богатейшей стране мира поднять, наконец, уровень жизни своего населения хотя бы на уровень средних Европейских стран. Капиталистический способ производства сможет по-настоящему использовать способности талантливого русского народа для развития собственной индустрии.

Для этого очень бы пригодились средства, инвестированные в Западную промышленность, о чем упоминает сама Латынина, как о провале экономической политики Запада. Может быть она не понимает, что было бы гораздо лучше для России вложить средства Роснефти в развитие российской промышленности, а не в "British Petroleum"? И тем более не в двухсотмиллионнодолларовые яхты Абрамовича, стомиллионнодолларовые поместья Рыболовлева, многомиллионнодолларовые спортивные зарубежные бесприбыльные клубы того же Абрамовича и Прохорова, и на прочие "невинные шалости новых русских"?

Юлия Латынина об этом просто забывает, яростно нападая на Западный государственный строй. Венцом ее "атаки" является, конечно, вывод о том, "что можно в чем-то переубедить диктатора..., но не избирателя, в его стремлении получить бенефиты...". Замечательный поклон в сторону Путина? Или я ошибаюсь?

Что ж, во второй части своего краткого вывода Вы правы. И я не стал бы убеждать людей, потерявших работу, отказаться от пособия, как хотелось бы Латыниной. Ведь это означало бы для них умереть с голоду. Странно, что и это ей не понятно.
Создать для них рабочие места, вот задача государственной системы. На Западе она успешно решалась много раз, и, безусловно, решится теперь. Медленно, трудно, но решится. Доказательством тому вся история Соединенных Штатов. Так что хоронить Западную систему, мягко говоря, преждевременно.

А вот уговорить диктатора Путина вложить выведенные сотни миллиардов долларов обратно в экономику России точно не удастся ни мне, ни Вам, госпожа Латынина. Вы, конечно, такой цели и не преследуете. Цель заказанного Вам сценария "Западная государственная система нехорошая, а потому Запад и Соединенные Штаты в первую очередь погибнут, как погиб Детройт" Вами и не скрывается. Вот только доказать это, мне кажется, Вы совсем не сумели.
Другое дело, что капитализм в чистом виде не свободен от недостатков, которые приводят систему в кризисные состояния. Можно бы сказать о недостатках этих: "А у кого их нет?", но речь идет о мировой экономической системе, о миллиардах людей, участвующих в деятельности системы и зависящих от нее, а потому, последствия кризисов, присущих системе капитализма, чрезвычайно болезненны для населения планеты.

В своем развитии капитализм зачастую поставлен перед выбором, но всегда предпочитает из двух зол выбрать меньшее. Капитализм очень жесток в своей последовательности, в своем стремлении к выживаемости системы в целом. В этом объяснение многих политических, финансовых, даже военных конфликтов, происходящих на планете.
Его погоня за дешевой рабочей силой привела с одной стороны к сокращению рабочих мест в Западной Европе и США , но с другой стороны к резкому и неуклонному повышениию уровня жизни на некогда беднейших континентах Азии и Африки, где миллионы людей получили работу, о которой и не мечтали, получили доступ к современным технологиям, о которых и не слыхали. К ним капитализм пришел на смену колониализму.

Этот жестокий выбор заставляет потерявших работу миллионы американцев, европейцев искать выход из глубочайшего кризиса. Но не кризиса системы капитализма, которым зря пугает Латынина. Капитализму как раз очень на пользу и дешевая рабочая сила, и приток новых капиталов, и новых природных ресурсов, и новых рынков сбыта, так же как и появление новых экономических лидеров. Доказательствами тому являются показатели финансовых бирж, которые все эти годы высоки, как никогда. Капиталы новых миллиардеров во многих странах мира, растущие такими же темпами. Появление новых международных валют, как это случилось в Европе. Появление новых лидеров совсем не означает гибель лидеров привычных. Все это признаки развития и безусловного здоровья системы.
Сейчас в тяжелом кризисе оказался трудовой класс развитых стран Запада, потерявший более половины рабочих мест. Я вспоминаю, как один весьма авторитетный человек, которому хочется верить (его, вероятно, помнит В. П. Лебедев), комментировал это с философским спокойствием, уверяя, что, мол, мы отдали китайским промышленникам лишь "производство молотков", оставив себе высокотехнологичное производство.

Так это или не так, но до сих пор Соединенные Штаты, также как и Западная Европа, успешно преодолевали все предыдущие многочисленные экономические кризисы. Времена депрессий, даже и Великих, вновь сменялись быстрыми подьемами, мощным ростом производства, промышленности, экономики. Безработица, вечный и необходимый, к сожалению, компонент капитализма, то вздымалась до двухзначных цифр, то снижалась до 5-6 процентов, что означало уменьшение числа сидящих на пособии и спрос рабочей силы.
Все это всегда происходило на фоне межнациональных конфликтов, политических межгосударственных разногласий и экономической борьбы работающих за свои права, заработную плату, и, в том числе, за всеобщее избирательное право, которое так ненавистно Латыниной. Так было и будет. Во главе экономической борьбы стояли и, надеюсь, будут находиться профсоюзы, с присущими им недостатками и пороками. Однако, другого эффективного способа борьбы за свои права, кроме объединения самих работающих, также как и работодателей, придумать невозможно.
Ведь и с другой стороны, работодатели постоянно объединяют свои усилия и средства для достижения высшей производительности, выпуска еще большего количества продукции при постоянном сокращении затрат. И кто может их упрекнуть за это?

Очевидно, что концентрация капитала присуща системе, а конфликт интересов обеих сторон - это плата общества за производимый капитализмом продукт.
Баланс в этом конфликте решает проблему работника и работодателя. Повторю еще раз, что перекос в этом балансе является одной из причин, вызывающй те "совершенно чудовищные социальные последствия", о которых пишет Латынина, а совсем не всеобщее избирательное право, которое в демократическом государстве несомненно и обязательно для каждого гражданина.
Другое дело, что, к сожалению, значительная часть общества в любой стране мира не слишком социально образована. Ее можно подкупить либо распропагандировать, ввести в заблуждение, просто обмануть, наконец, используя современные средства массовой информации. Сама госпожа Латынина являет, мне кажется, замечательный тому пример. Но я ни за что не соглашусь с теми, кто захочет отнять избирательное право у таких людей, и у caмой госпожи Латыниной в первую очередь.

Потому что общество, народ таков, какой он есть, и недаром мы говорим: "каждый народ заслуживает свое правительство". Народ должен знать правду, и тогда меньше упреков он сам будет заслуживать. Понять и нести правду - это задача любого человека, особенно получившего в результате благоприятных обстоятельств возможность нести эту правду публично миллионам людей. Такое право всегда принадлежит в первую очередь журналистам, Латыниной в том числе. Ответственность ее велика, и прежде всего перед самой собой.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?