Независимый бостонский альманах

Ельцин и парламент

03-11-2013

Ельцин и парламент

В этом году исполнилось двадцать лет событиям октября 1993 года, когда по приказу Ельцина был обстрелян танками Белый дом и разогнан российский парламент. Острый конфликт президента Бориса Ельцина и его сторонников с одной стороны, и противников социально-экономической политики президента во главе с Русланом Хасбулатовым с другой стороны, перерос в уличные столкновения, а позже — в вооруженное противостояние и кровопролитие. События начались с издания Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, чем была нарушена действовавшая тогда Конституция. После издания этого указа Ельцин был отрешён от должности президента собравшимся в тот же день Президиумом Верховного совета, который осуществлял контроль за соблюдением Конституции. Съезд народных депутатов подтвердил данное решение и оценил действия президента как государственный переворот. Несмотря на это, Борис Ельцин продолжал осуществлять полномочия Президента России, а 4 октября Съезд и Верховный Совет были разогнаны с использованием танков и бронетехники.

Многие российские и зарубежные СМИ посвятили этой дате специальные статьи, встречи-беседы с участниками и очевидцами этих трагических событий. В этих статьях и беседах пытались найти ответы на следующие главные вопросы. Каковы были причины начавшегося весной 1993 года внутриполитического кризиса, переросшего в настоящую войну исполнительной и законодательной властей? Насколько непримиримость сторон определялась личными интересами Бориса Ельцина и Руслана Хасбулатова? Можно ли было избежать кровопролития в октябре 1993 года? Является ли путинский авторитарный режим результатом событий 1993 года?

Чтобы правильно ответить на эти вопросы, нужно знать правду о тех событиях. Но правдивая информация о событиях 1993 года очень долго скрывалась, и до сих пор существенные факты «покрывает плотный туман». Многие люди, которые принимали ответственные решения и играли важную роль в октябрьских событиях 1993 года, до сих пор старались уходить от серьезного разговора и, почти не рассказывали о том, что было на самом деле. Немало из них уже ушли из жизни, унеся с собой подробности. Однако в последнее время мы начинаем получать все больше правдивой информации как о периоде правления Ельцина вообще, так и о событиях 1993 года в частности.

То, что в России долгие годы скрывалась и искажалась информация о событиях октября 1993 года мало кого может удивить, но то, что и западные СМИ способствовали в этом российским властям, не спешили предоставить достоверную и объективную информацию, а иногда даже утаивали от общественности истину, выглядит очень странным. С большим опозданием на Западе начинает преобладать мнение людей, настроенных критически как к самому Ельцину, так и к проводившейся его командой политике преобразования России и методам проведения экономических реформ. Спустя двадцать лет, как на Западе, так и в самой России, все больше специалистов и простых людей начинают осознавать пагубность ельцинской политики для зарождавшейся российской демократии. Теперь все более четко вырисовывается и та неблаговидная роль, которую сыграл лагерь так называемых российских демократов и либералов, вставших на защиту Ельцина и его неконституционных действий по узурпации власти.

Важно отметить, что беседы, посвященные событиям октября 1993 года, стали более глубокими и более откровенными. Наконец некоторые ведущие начинают задавать приглашенным вопросы по существу и не для того, чтобы увести от истины подальше, как это делалось двадцать предыдущих лет, а с тем, чтобы понять, как было на самом деле, кто пытался защитить демократический процесс, а кто наоборот, способствовал установлению нового авторитарного режима.

Среди наиболее интересных свидетельств и оценок событий 1993 года, сделанных в последнее время, следует отметить выступление на Радио Свобода американского журналиста и писателя Дэвида Саттера, который в 1990-е годы был корреспондентом газеты The Finencial Times в Москве, а ныне является консультантом президента корпорации Радио Свобода — Радио Свободная Европа (Опубликовано 03.10.2013-http://www. svoboda. org/content/article/25124710.html ).
Саттер считает, что, хотя сторонники Ельцина изображали конфликт 1993 года как борьбу между демократией и коммунистической реакцией, на самом деле это была борьба за власть между бывшими союзниками. Американский журналист отмечает, что в августе 1991-го российский парламент проголосовал за запрет Коммунистической партии и за предоставление Ельцину специальных полномочий. Тот же парламент ратифицировал Беловежское соглашение и одобрил радикальную программу реформ вице-премьера Егора Гайдара. Несмотря на это, Ельцин не только не приложил усилий, чтобы наладить сотрудничество с парламентом, но, наоборот, умышленно спровоцировал конфликт между ветвями власти, так как в парламенте все более стало нарастать негодование по поводу коррупции в окружении Президента РФ. Когда на глазах у депутатов коррумпированные дельцы из окружения Ельцина становились миллионерами на основании президентских указов, парламентарии чувствовали себя оскорбленными, ведь их не допустили к начавшемуся дележу «прибыли».

По мнению Саттера, Ельцин готовил государственный переворот. Он поднял зарплаты офицерам в два-три раза, а в августе 1993 года начал посещать военные базы ключевых армейских подразделений в Московской области. Приблизительно в то же время Ельцин представил версию декрета о роспуске парламента своему советнику. Среди ельцинских тезисов были следующие: роспуск Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, роспуск Конституционного суда, перевод генерального прокурора в подчинение президенту, назначение даты выборов и принятие новой конституции. Работа над декретом велась в атмосфере строгой секретности, и текст был написан на портативном компьютере, не связанном с кремлевской сетью, а после того, как в электронный документ были внесены исправления, бумажную версию уничтожили.

Дэвид Саттер считает, что «ни одно событие недавней истории не было столь роковым, как решение Бориса Ельцина разогнать российский парламент» и что «первый шаг в сторону разрушения демократии в России был сделан вечером 3 октября, когда случилось кровопролитие у Останкинской башни». Он убежден, что это кровопролитие спровоцировал Ельцин. «Я приехал в Москву вскоре после расстрела Белого дома и общался со многими очевидцами событий. То, что мне удалось узнать, убедило меня: Ельцин организовал брутальную провокацию», — говорит Дэвид Саттер. По версии Саттера события 3 октября развивались следующим образом: «Сторонников парламента склонили к нападению и затем ответили превосходящей силой. ... Вместо охраны Останкинского телецентра демонстрантов в засаде ждали вооруженные подразделения МВД и милиции. Когда молодой человек с гранатометом произвел выстрел, чтобы выбить дверь, войска внезапно открыли огонь по тысячам демонстрантов, сочувствующих и журналистов, сознательно добивая раненых и убивая тех, кто пришел им на помощь, включая американского адвоката Терри Дункана. ... Вскоре после кровопролития у Останкина Ельцин отправился в министерство обороны и убедил министра обороны Павла Грачева отдать приказ армейским подразделениям о штурме Белого дома». Для меня утверждения Саттера выглядят сенсационными. Если собранная им информация полностью подтвердится, это может серьезно изменить наши представления о событиях 1993 года и роли Бориса Ельцина в этих событиях.

Не менее интересными являются и материалы, опубликованные 1.10.2013 на сайте Радио Свобода, которые показывают, как оценивали события октября 1993 года американские политики, разведсообщество, эксперты (http://www.svoboda.org/content/article/25122498.html ). Читая эти материалы, не перестаешь удивляться дилетантизму, некомпетентности и несерьезности западных специалистов по России — как сотрудников спецслужб и всяких аналитических отделов, так и ученых, журналистов, экспертов. Вообще удивляет та позиция, которую тогда занимал поддерживающий Ельцина Запад.

Почему администрация Президента США Барака Обамы осуждает переворот, совершенный египетскими военными в июле 2013 года, которые отстранили от власти исламистского президента Мурси, а совершившего военный переворот и разогнавшего танками российский парламент Ельцина команда Клинтона поддержала безоговорочно? Двойные стандарты Запада действительно шокируют. Почему в октябре 1993 года большинство западных СМИ и так называемый демократический либеральный лагерь в самой России стали на защиту антиконституционных действий?

Как могли американские специалисты настолько ошибаться в Ельцине и воспринимать его как надежду русской демократии? Лично мне уже тогда было очевидно, что Ельцин — это безответственный демагог и авантюрист, который только использует демократическую и либеральную фразеологию. Сотрудники западных спецслужб обязаны были знать не только факты из биографии, но и многое другое о партийном функционере такого высокого уровня, как Ельцин. Странно, но оказывается, что для большинства западных специалистов Ельцин был большой загадкой. Скорее всего, как подавляющее большинство россиян, так и западные специалисты были так очарованы Ельциным, что не хотели знать правду о нем. А может быть, в России нашлись профессиональные и очень влиятельные силы, которые обеспечили Ельцину эту «завесу тумана», так искусно прикрывающую его настоящую сущность?

Согласно Фритцу Эрмарту, который был долгие годы кадровым аналитиком ЦРУ, а в период с 1988 по конец весны 1993 года возглавлял Национальный совет разведки, В. Крючков пытался «раскрыть глаза» западным специалистам. «А в 1987 году, за шесть лет до событий, которые мы сейчас обсуждаем, сомнения в том, демократ ли Ельцин, во мне заронил высокий гость из России, сам, кстати, небольшой демократ. Это был Владимир Крючков, тогдашний начальник Первого главного управления КГБ СССР, отвечающий за внешнюю разведку. Он приехал в Вашингтон в составе передовой группы, которая занималась приготовлениями саммита Рейган — Горбачев. Группу тепло приняли в Белом доме, и я пригласил Крючкова в шикарный французский ресторан ... Ужин был на пять персон: к нам присоединились Колин Пауэлл, который входил в команду ближайших внешнеполитических помощников Рейгана, Боб Гейтс, второй человек в ЦРУ, и переводчик из посольства, которого привел Крючков. ... толковали о перестройке и гласности, и кто-то с американской стороны искренне посетовал на снятие прогрессиста Ельцина с должности первого секретаря МГК; мы это расценивали как поражение курса реформ. Крючков на нас испытующе посмотрел, укоризненно помахал указательным пальцем и сказал: „А вот тут вы не правы. Ельцин никакой не демократ“. ».

У американского профессора факультета журналистики университета Stony Brook в Нью-Йорке Джонатана Сандерса, а в те времена корреспондента московского бюро ведущей американской телекомпании CBS, были почти идеальные возможности узнать, кто такой Ельцин. По признанию Джонатана Сандерса, у него было множество хороших, надежных контактов в Москве с людьми из враждующих кланов, и он даже имел возможность, как он сам признается, неоднократно откровенно толковать с Ельциным «под бутылочку». Однако и он тоже не «раскусил» Ельцина. Чего же стоит такой специалист и чего стоят его оценки? Профессор, правда, откровенно называет причину ошибочных оценок американских специалистов: «нам просто было очень трудно разобраться в водовороте событий, и пробелы в понимании мы заполняли стереотипами». Если американские спецслужбы так мало знали о Ельцине и так сильно в нем ошибались, что считали его демократом, то можно ли удивляться тому, что американская разведка прозевала первые ядерные испытания Индии и Пакистана и пропустила теракты 11 сентября?

Почему у «демократа» Ельцина оказалось так много сторонников среди высокопоставленных сотрудников российских спецслужб и высших офицеров армии, и что знали они о Ельцине такое, что западные специалисты не знали? Ельцин, казалось бы, должен был пугать номенклатуру еще больше Горбачева. Но, видимо, уже тогда российская номенклатура понимала Ельцина лучше рядовых российских граждан и западных специалистов. Несмотря на радикализм и революционность используемой фразеологии, номенклатура быстро распознала в Ельцине склонность к самодержавию. В отличие от Горбачева, Ельцин был для номенклатуры своим. С Ельциным номенклатура быстро нашла общий язык, так как и Ельцин, и бывшая номенклатура больше думали о власти и о своих интересах, интересы государства и народа их мало беспокоили.

У меня уже давно сложилось ощущение(к сожалению, без необходимых доказательств), что Ельцин — это специальный тайный проект советско-российских спецслужб, целью которого было отстранить от власти Горбачева и направить перестройку в нужном определенной группе сотрудников спецслужб направлении. Решив любой ценой убрать Горбачева, эти тайные силы выбрали Ельцина «тараном», способным свалить инициатора Перестройки. Этим силам удалось «продать» Ельцина в нужной «прогрессистской и демократической обертке» как так называемым российским демократам, так и Западу. Иначе, без помощи влиятельных сотрудников спецслужб трудно объяснить и такие успехи Ельцина в борьбе против Горбачева, и его триумфальный приход к власти в результате очень странного путча 1991 года, и успешную расправу со своими противниками в Верховном сове́те Росси́йской Федера́ции в октябре 1993 года. Я уже писал, что может быть путч 1991 года — это была хитро спланированная тайная операция по смещению Горбачева и передаче власти Ельцину. В таком случае становятся понятными поддержка Ельцина со стороны офицеров армии и КГБ, и такая смелость и решительность ельцинской команды, и странное поведение путчистов, их полная беспомощность, непрофессионализм, растерянность. Над созданием нужного образа Ельцина явно работали профессионалы. Ельцин делал немало ошибок, и, тем не менее, ему все сходило с рук. Без помощи спецслужб в России у политика очень мало шансов на успех, каким бы талантливым он ни был, а тем более низки шансы на победу. И подавляющее большинство олигархов ельцинского периода стали мультимиллионерами и миллиардерами только благодаря своим особым связям с представителями российских спецслужб.

В научном и журналистском мире Америки в те годы конечно звучали критические отзывы о социально-экономических преобразованиях Ельцина, но скептики были в меньшинстве, и голоса критиков Ельцина и его политики были очень робкими. Тот же Фритц Эрмарт, утверждает, что администрация Клинтона «на тот момент не сомневалась, что Ельцин олицетворяет единственный исторически верный курс, которым может идти Россия. И те, кто хотели делать тогда карьеру в Вашингтоне, взглядов, отличных от этого, громко не высказывали. ... Только под конец правления Клинтона в администрации пробудились подозрения, что российская элита занята не приватизацией, а „прихватизацией“ и что на фоне обнищания народа в стране происходит незаконное перераспределение и присвоение госсобственности».

Ведущий сотрудник Гудзоновского института Ричард Вайтц, который в октябре 93 года заканчивал свою кандидатскую диссертацию в Гарвардском университете, подчеркивает, что российские исследования в Гарварде всегда находились на очень высоком уровне, у них на кафедре работали такие звезды, как Ричард Пайпс и Адам Улам. Однако, несмотря на такой высокий уровень специалистов, никто из них не предсказывал, что Ельцин прибегнет к помощи армии в борьбе с парламентом: «Это казалось абсолютно невероятным — передать такие полномочия военным, ведь они могли легко устроить государственный переворот. Мы также были уверены, что и военные как институт не захотят вмешиваться во внутриполитические дрязги».

Более всего удивляют Бил Клинтон и его команда. «Соединенные Штаты по-прежнему твердо поддерживают Бориса Ельцина, демократически избранного президента России», — заявил Клинтон на съезде крупнейшего в стране профобъединения АФТ-КПП после трагических событий октября 1993 года. А газета "Сан-Франциско Кроникл«сообщала в октябре 1993 года: «Мы испытываем искреннее сожаление по поводу погибших и раненых в Москве. Тем не менее нам ясно, что конфликт развязала оппозиция, и что у Ельцина не было иного выбора, кроме как попытаться восстановить порядок». Придя в Белый Дом, Клинтон сразу же двинулся на сближение с Ельциным. Как писал в последствии главный советник Клинтона по России Строб Талбот, Клинтон любил повторять: «Даже пьяный Ельцин лучше огромного большинства трезвых альтернатив». Оказывается, администрация Клинтона, не только всячески поддерживала Ельцина, но и подталкивала его на конфликт с российским парламентом. Из утверждений упоминаемого выше Фритца Эрмарта следует, что «Весной 1993 года Никсон поехал в Россию, где встречался и с Русланом Хасбулатовым, и с Александром Руцким, и с Ельциным. На встрече с Ельциным советовал ему употребить весь свой недюжинный талант политика и свой авторитет, чтобы изыскать компромисс с Верховным Советом. На что Ельцин ответил, что не намерен дискутировать с этими „политическими пигмеями“ и что Вашингтон вообще подбивает его на то, чтобы дать им решительный бой и смести со сцены». Если Ельцин не врал Никсону, то не будет ли преувеличением сказать, что Клинтон и его администрация несут ответственность за установление авторитарного режима в современной России? И вообще, получается, что поддерживающий Ельцина Запад и западные СМИ, соревновавшиеся друг с другом в похвалах Ельцину, несут в какой-то мере ответственность за то, что развитие постперестроечной России по демократическому пути было прервано.

Но не только администрация Клинтона подстрекала Ельцина на антиконституционные действия. Не менее активными в этом направлении были российские лидеры либерально-демократического лагеря, которые вместо того, чтобы заставить Ельцина найти компромисс и договориться с парламентом, призывали его к применению силы и узурпации власти. Вот что говорит ведущий сотрудник Института American Enterprise Леон Арон: «Я пошел в Библиотеку Конгресса, в которой, как известно, все есть, и нашел там видеозапись, сделанную на московской телестудии, ушедшей в те дни в подполье .... Вы не поверите: целый парад либералов, начиная с Григория Явлинского, все они молят Ельцина как-то обуздать этих бандитов и погромщиков ... И эти воззвания либералов, обращенные к Ельцину — заступнику, а вовсе не могильщику демократии, запечатлены на пленке... .».

Клинтон был готов платить Ельцину за его щедрые уступки Западу. В администрации Президента США видимо понимали, что Ельцин, как никто другой, мог пойти на уступки США по многим вопросам, включая такие важные для США, как сокращение ядерных арсеналов, возвращение домой полумиллионной российской армии, которая еще оставалась в странах Восточной Европы, и даже в вопросах согласования с Россией графика расширения НАТО. Может быть, прежде всего, именно поэтому Клинтон неизменно ратовал за увеличение финансовой помощи ельцинской России — как двусторонней, так и многосторонней, через посредство Международного валютного фонда, на чью политику США оказывали сильное влияние. Удивляет что Горбачеву, несмотря на все его заслуги перед Западом, США не оказывали такой значительной финансовой помощи, как Ельцину. И в этом нельзя не видеть как корыстность, так и недальновидность американской политики.

Как западные специалисты могли не видеть всю пагубность ельцинской политики для российской экономики и миллионов российских людей? Ведь большевистскими методами ельцинской команды в принципе ничего хорошего нельзя было создать. Пришедший к власти союз радикальных реформаторов и бывшей номенклатуры быстро разрушил существовавшую — пусть и неэффективную — старую систему управления. И чем же ее заменили? Ведь пришлось срочно лепить какую-либо замену старой системе. Понятно, что лепилось «как попало», выходило «и вкривь и вкось», так как необходимых новых структур, механизмов, людей не было. И откуда всему этому вдруг появиться в обществе, не имеющем навыков гражданской самоорганизации и самоуправления? Новую систему управления огромной страной невозможно создать ни за неделю, ни за месяц. На создание и формирование новых механизмов, новых средств, класса свободных предпринимателей нужны долгие годы. Вот и оказались очень кстати под рукой у новой власти такие приспособленцы как Гайдар, Чубайс и другие, а за ними властью были призваны различного рода авантюристы и проходимцы, пришло их время. Как и следовало ожидать, проводимая таким образом модернизация России завершилась полным провалом.

Потакая стремлению российского большинства к радикальным переменам и поощряемый Западными СМИ, популист Ельцин назначил премьер-министром Егора Гайдара. Гайдар и его команда, хорошо понимая, что от них хочет новый Хозяин, при отсутствии необходимых условий начали шоковую терапию по переводу российской экономики на капиталистические рельсы в кратчайшие сроки. Эта экономическая политика обошлась России очень дорого. За два-три года экономика была почти полностью разрушена, особенно пострадала промышленность. Такого падения уровня производства не было даже в период Второй Мировой войны. Многие предприятия фактически перестали функционировать. Огромная инфляция обесценила многолетние сбережения миллионов простых граждан. По сути, страна оказалась на грани экономического краха. Только резко возросшие цены на нефть и газ спасли РФ от полного банкротства. Симбиоз бюрократии и бизнеса создал уродливую, очень коррумпированную, монополизированную экономику, которая держится на высоких ценах на сырьевые товары на внешнем рынке.

В политической сфере результаты ельцинских реформ оказались еще хуже. По сути было ликвидировано разделение властей, так как и парламент, и политические партии, и суд превратились в управляемые президентской администрацией структуры. Согласно ельцинской конституции, Президент РФ определял направления внутренней и внешней политики. Власть президента, как ранее власть Политбюро ЦК КПСС, фактически опять стала бесконтрольной и неограниченной какими-либо другими общественными структурами. Именно Ельцин заложил основы путинского режима. И псевдовыборы, и псевдонезависимые политические партии, и псевдонезависимые СМИ и телевизионные каналы, и псевдорыночные отношения, и невиданных ранее размеров коррупция — все это получило развитие еще при Ельцине. Для того, чтобы обеспечить свою победу на выборах, Ельцин оправдывал любые средства — бессовестно задействовал огромные финансовые и административные ресурсы, передал «независимое» телевидение в руки послушных олигархов, разрешил использование членами своего избирательного штаба сотен тысяч долларов наличными и многое другое. И заключительным аккордом явился постыдный факт назначения «демократом» и «защитником демократии» Ельциным своего преемника, да еще и бывшего подполковника КГБ. В результате такой политики были дискредитированы в глазах подавляющего большинства российских граждан и демократия, и либеральные идеи, и парламент, и партии, и суд, и выборы. Ельцин и его преемник Путин вернули Россию назад, так как в новой России власть поменяла только внешнюю форму и лозунги, а глубинная ее сущность осталась прежней. Российская власть опять стала самодержавной, потому что вернулась монополия власти на главные сферы деятельности общества.

Теперь трудно говорить, была ли у России вообще возможность пойти по демократическому пути, а если да, то, каковы были шансы демократического развития России, и действительно ли в 1993 году, как считают некоторые специалисты, была упущена такая возможность? Однако нет никакого сомнения, что неконституционные методы борьбы и разгон законно избранного парламента нанесли сильный удар по очень слабой российской демократии и привели к установлению в России нового авторитарного режима.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?