Независимый бостонский альманах

Нефть и развал СССР

24-01-2014


«Земля  оскудела  не   людьми, но  умом  правителей».

                                                                                                         Николай Карамзин, 

                                                                          ''История  государства  Российского".

 Image 13 40 - 24 01 2014

 Борис Аркадьевич Бинкин – кандидат экономических наук, Заслуженный экономист РФ, первый заместитель начальника  главка Госснаба  СССР по  Западно-Сибирскому нефтяному комплексу (ЗСНГК).  

 

ЗСНГК - крупнейший мировой    проект.

   Известно   сталинское  высказывание:  ''Если  СССР  станет  добывать  500  млн.  тонн  угля  и  60  млн. тонн  нефти, производить 60  млн.  тонн  стали – страна  будет  ограждена  от  всяких  случайностей''. Западно-Сибирскую  нефтяную провинцию  по праву  называют  открытием  XX  века  мирового значения.  Здесь,  среди тайги, болот и тундры, на почти  безлюдной  территории за  сравнительно  короткий срок построили нефтегазовые  промыслы,  около 20   городов и    25   районных   центров, проложили тысячи километров трубопроводов, дорог,  линий электропередач. По сравнению с другими регионами, действует  самое большое  число аэропортов, около 15 городов имеют  возможность принимать  большегрузные  самолёты. Реализацию   проекта  такого размаха, да еще  в  экстремальных  условиях и кратчайшие сроки  мир  не  знал.

Тюменские месторождения  углеводородов  определили  надолго  стратегию не только    Западной   Сибири,  но  и  всего   СССР. Первый  сугубо теоретический прогноз  нефтегазоносности территории  в начале 30-х годов прошлого века сделал академик И.М.Губкин. А  в 1954– 57 годах  директор  Всесоюзного нефтегазового НИИ выдающийся  геолог академик  А.А. Трофимук прогноз коллеги уточнил. Позднее Трофимук возглавил   Института   геологии  и  геофизики  СО  АН  СССР.

Началом  создания  ЗСНК  можно считать  постановление Совета  Министров СССР  от  4.12. 1963 г. ''О добыче нефти и газа в Западной Сибири ''. В Советском  Союзе важные  решения принимали после согласования с учёными,  отраслевыми специалистами и экспертами. И в случае с углеводородами  Западной Сибири   проектное задание Госэкономэкспертизы при Госплане  СССР  подписали  четыре  академика   и  сорок  докторов  наук.

Сегодня трудно представить бесстрашие людей, которым предстояло изучать геологическое строение недр, а потом обустраивать столь гигантскую территорию.  Тюменская область - одна  из  крупных субъектов России, на её площади в  1464  тыс. кв. км умещаются три Франции.  Она простирается  с севера на  юг  более чем на 3,5 тыс. км, с  запада на  восток на  2 тыс. км. Река  Обь,  рассекая регион   широтным  течением, у  Ханты-Мансийска сливается с Иртышем и, поворачивая на север, впадает в Обскую губу у  Салехарда.  Обская губа отделяет полуостров Ямал от материковой части, которая граничит на  востоке с Красноярским  краем, а на   юго-востоке  - с  Томской  областью.

Расстояние  от  Тюмени  до  Москвы  2144 км,  от  Тюмени  до Ханты – Мансийска - 1076 км., а  до  Салехарда  - 1982 км.   Около  90 %  территории относятся  к  зоне  Севера с резко континентальным климатом. Разница между максимальными летними и минимальными зимними температурами  может достигать 70 – 80  градусов. К районам  Крайнего Севера относятся ХМАО и ЯНАО. В наиболее сложном положении  является  ЯНАО, значительная  часть которого  находится  за  Полярным  кругом. Север   - это сочетание экстремальных  природных,  климатических  и социально – экономических   условий, отрицательно влияющих  на жизнедеятельность человека. Зимы  длинные  и холодные, с сильными ветрами, долгими полярными ночами, дефицитом естественной освещённости и ультрафиолетовой радиации. На огромных площадях -  вечная мерзлота, заболоченность и отсутствие устойчивого земледелия. Всё это нарушает нормальную физиологию,  затрудняет адаптацию пришлого населения. Границы отдельных территорий весьма условны, поскольку климат, растительность, почвы  меняются  постепенно  на  протяжении  200 - 500 км.

Численность населения, чел.

1959

1970

1979

1989

2002

2010

16 567

21 929

24 935

32 334

36 827

42 494

Юг  области занимает 11 % ее территории. Здесь развита социальная инфраструктура, сосредоточены крупнейшие образовательные, научные и проектно – исследовательские, культурные и медицинские центры. Удобное экономико- географическое положение, близость к Уралу, Омску, Казахстану,  наличие природных ресурсов, развитая транспортная сеть – все это способствовало  экономическому росту региона в целом. Природные условия  позволяют выращивать основной набор культур, включая зерно,  картофель, овощи, разнообразные  корма для животных. Просторные луга и сенокосы  дают возможность держать много скота  как молочного, так и мясного. На севере области занимаются оленеводством, промыслом и переработкой  рыбы.

  В период формирования  ЗСНГК  министерства и ведомства на юге области создали достаточно крупные центры заготовки и переработки сельхозпродукции. Города Тюмень, Тобольск - древняя столица  Сибири, Ярково, Заводоуковск, Ишим  являются хорошей базой расселения северян, местом строительства новых  поселений. Ну а пока основная масса нефтяников и газовиков живёт в моногородах, недалеко от месторождений. Это   Новый  Уренгой, Надым, Ноябрьск, Губкинский, Муравленко, Урай,  Радужный.   Неоправданно большими  для  севера стали такие  базовые города,  как  Сургут, Нижневартовск, Ноябрьск,  Когалым. В свое время руководство области пренебрегло опытом освоения нефтяных месторождений   Аляски, севера  Канады. Там широко использован вахтовый метод, позволяющий обходиться минимальным числом людей, постоянно проживающих рядом с месторождениями.
 

Image 13 40 - 24 01 2014 (2)

 

 

 

 

Председатель правительства СССР А.Н.Косыгин в Тюмени. Январь 1973 г.

 До 1960  года главными центрами нефтедобычи  в  СССР были  Азербайджан и Башкирия, промыслы которой называли «Вторым Баку». Однако благодаря именно сибирским   углеводородам  СССР  превратился   в одну из крупнейших нефтяных  держав  мира. Доля России в мировых запасах  природного газа оцениваются примерно  в  30 % (первое место), а  нефти  около 10% (второе  место). К настоящему времени на территории  Тюменской области открыто около 700 месторождений углеводородов. В 80-х годах в Тюменскую область ежегодно инвестировали около $ 25 млрд. Это довело добычу нефти в 1988 г.  до 409 млн. т, а природного газа до 560 млрд. куб. м в год. Население  выросло на  2 млн., составив  3,2  млн.  Главные виды продукции:  нефть, газ,  конденсат, сжиженные газы, электроэнергия. Мощнейшая  в мире система  магистральных трубопроводов перекачивает более 300  млн. т. нефти и около 600   млрд.   куб. м. газа     год.

Но правда и в том, что методы реализации проекта отличались поразительным  пренебрежением  к  человеку и его  нуждам,  среде обитания коренных народов,  экологии. Нефть добывали любым путём, мотивируя благом отечества, что привело  к   варварской  эксплуатации уникальных месторождений.  Например, до сих пор широко практикуется внутриконтурное  заводнение нефтяных пластов, запрещенное в мире. В результате  месторождения Ханты-Мансийского  округа обводнены, в среднем, на 90,   северные  –  на 95, а некоторые сургутские – даже на  98 процентов!    По данным крупного тюменского геолога академика И.И.Нестерова, в пласты  закачивают 7, а на некоторых месторождениях до 17 кубов воды на 1 т нефти при норме 1,2 куба. Поэтому отбор нефти с  50 %   скатился   до 30%, а теперь еще меньше.  Средний  дебит нефти на скважину в России  около 12 т., а на Ближнем востоке – 2,5 тыс.  т.

До сих пор не организовали  утилизацию попутного  газа, самого ценного сырья для нефтехимической промышленности. Эксперты утверждают, что на промыслах в факелах сжигают до 20 млрд. куб. м. ежегодно, хотя официальные органы приводят цифру значительно меньше. С большой задержкой начали создавать  на юге Тюменской области  производственную  и социальную   базы. Около 250  тысяч человек  ежегодно приезжали из  всех концов страны, более 400 тысяч жило в хибарках,  прозванных в народе балками. Ни в одной стране мира таких ужасающих жилищ  не найти! А ведь они существуют  до  сих  пор.

Наличие  богатой  сырьевой базы углеводородов,  энергетических  и  водных ресурсов  создавали  благоприятные  условия  для создания крупных  производств по  переработке   нефти, газа и древесины. Даже поверхностное  изложение далеко не  всех  сторон нефтегазового комплекса свидетельствует о его уникальности и величайшем  подвиге народа.  Советская  статистика  и особенности  плановой  системы  не позволяют  с  большой  точностью суммировать  затраты  на  создание   ЗСНК. По  мнению  ряда  экспертов, они, без экологической составляющей, превышают $1 трлн.

Ельцинское окружение

На мой взгляд, СССР развалился быстро, в основном, потому, что  в  народе  скопилась огромная энергия  и  желание  изменить  политическую  и экономическую системы, которые толкали страну к пропасти. А этим потрясающим   энтузиазмом народа и воспользовался  Б.  Ельцин для быстрого захвата власти.  Вот что пишет о первом  президенте России  Я. П. Рябов, в конце 80-х – заместитель премьера СССР,  до Б. Н.  Ельцина возглавлявший  Свердловский обком КПСС:  ''Это был человек со своеобразными дефектами характера, которые заставляли его всегда действовать исключительно в своих интересах. Во имя  их он одного мог заласкать,  второго затаскать, с третьим сделать всё, что угодно…  К тому же, он был мстительный  человек. Ельцин мог перепить  любого. Он  был типичным  карьеристом и подхалимом.  Был недоразвит.  Ведь он строитель”.   Другой   земляк  Б. Н.   Ельцина,  Н. И.Рыжков –  талантливый  руководитель советской  промышленности,  премьер СССР  в  годы   горбачёвской  перестройки, а  потом - сенатор  от  Свердловской  области,  предупреждал  М. Горбачёва  и  Е.Лигачёва об опасности  перевода  Ельцина  в  Москву.  Вот мнение Е.М.Примакова, который в особом представлении не нуждается:  «Ельцина интересовала  только  власть, смешно, какого демократа из него делают”.   (Из  книги  «Тридцать часов  с  Е. М. Примаковым»).

Image 13 40 - 24 01 2014 (3)

Н.И.Рыжков в Тюмени.

Начало российских преобразований было отдано старым соратникам  президента  Б. Н. Ельцина.  Яркой личностью среди  них, ''серым    кардиналом '' и  кадровиком  был Г. Э.  Бурбулис. Он закончил философский факультет Уральского университета в 1973 г., член  КПСС, преподавал диалектический материализм  и марксистско – ленинскую философию. В 1983 – 1989 годах заведовал кафедрой общественных  наук,  в 1991 – 1992 годах –  госсекретарь, первый заместитель премьера России. В 1991 году «Независимая  газета»   довольно  точно характеризовала предшественников  гайдаровской команды.

Михаил  Малей,   вице-премьер, автор  программы  ''предельно радикального перехода к рынку ''. Человек вполне серьезно предлагал сначала  раздать  госимущество населению  поровну  и  бесплатно, а потом  продать  его же иностранцам  за  доллары.

Геннадий  Фильшин,  вице-премьер и председатель Госэкономики,  главный  реформатор  по должности. Его экономические  взгляды  формировались  работавшими  на   него  Михаилом  Задорным и  Алексеем  Михайловым, а когда эти экономисты ушли   к  Явлинскому,  взгляды Фильшина куда-то испарились. Осталась только программа  фантастического валютного  трансферта  «140  миллиардов якобы рублей, которая полгода заменяла российскому  правительству  все программы  и  реформы, пока  не  лопнула с треском. Кстати,  сибирские  учёные, общаясь с Фильшиным во время его поездок за Урал,  знали  вице-премьера как страстного любителя погулять,  расслабиться.

Юрий   Скоков,  первый   зампред  Совмина   РСФСР, являлся, как и Бурбулис,  госсекретарём.  Типичный  директор  привилегированного  оборонного  предприятия, сильная  личность, вызывает уважение классическим для начальства умением управлять материальными потоками  громкими угрозами  по телефону и очно. Отсюда и его мышление.  В отличие от  вышеупомянутых  товарищей, в присвоении  чужих идей  не  замечен, поскольку рыночные программы  вообще переваривал плохо, слово  «либерализация»  воспринимал с трудом, что и отражено в его программе реформ.

Когда  Б.  Ельцин  увидел, что  эти люди все заваливают,  он стал искать  либералов -  западников. Сначала выбор пал  на  Григория Явлинского, но тот выставил определённые  условия  своего назначения, которые президенту не понравились.  И  тогда   Бурбулис представил   Ельцину   Гайдара, команда  которого,  в сравнении с действующими псевдореформаторами,  вроде бы смотрелась неплохо.

Гайдар  и  его  команда

Напомню,  что  у   президента   Ельцина  не было  никаких  программ по  преобразованию  России,  и  он  абсолютно не знал ни Гайдара, ни  его экономических  теорий.  Но  когда  госсекретарь   Бурбулис, большой  специалист  по  марксистско-ленинской  философии, представил  президенту  Гайдара, тот, скорее всего,  увлек    партийных    демагогов  быстротой и  успешностью преобразования   России,   в   чем   так  нуждался   новый  российский   «царь».

Кто   такой     Егор   Гайдар?   Наверное, все мы выросли отчасти под влиянием  книги его деда Аркадия Гайдара «Тимур и его команда», но, может, кто-то  не знает, что и будущий писатель, и второй дед Егора Тимуровича совсем молодыми командовали карательными отрядами красных и были беззаветно преданы идеям коммунизма. Отец нашего Гайдара, Тимур  Аркадьевич, формально был собкором газеты «Правда» на  Кубе, а на самом  деле - высокопоставленным сотрудником КГБ, резидентом первого главного управления   в 1962-1964 гг. во время Карибского кризиса. Словом, Егор Тимурович  вырос в семье, где социалистические идеи были не  пустым  звуком. Это  не  могло не  сказаться и  на практике  реформирования  новой России. Будучи   студентом  Московского государственного университета  (1973-1978 г.)  Гайдар специализировался  на  экономике   промышленности.

Алексей  Михайлов, доктор  экономических наук, соратник Григория Явлинского и Михаила Задорнова, соавтор программы «500 дней» вспоминает беседы с Гайдаром: «Поразил он  меня двумя заявлениями: что Россия должна проводить реформы сама, не оглядываясь на  другие республики. Что республики — только нахлебники, хомут на  шее России с  ее нефтью и газом. И  что  Россия откажется от советского долга — как  Ленин от долгов царского правительства. Миша (Задорнов) пытался объяснить, что у нас единое рублевое пространство, эмиссионный центр, внешние границы, платежный баланс, долги и  т. д. — в одиночку никак не получится, ключевые полномочия для реформы находятся в руках союзного центра. Хотя, конечно, Россия должна быть ведущей  в  реформах. Что план Гайдара (в первую очередь добиться финансовой стабилизации) — политическое самоубийство. В той же Польше (которая для  Гайдара была образцом)  сначала коммунисты отпустили цены, народ «наелся» инфляции и взвыл. Вот тут-то им на смену и пришли либералы со спасительным планом макростабилизации. А если одно правительство будет и отпускать цены, и стабилизировать — это чересчур большая политическая нагрузка на него...

Я пытался  объяснить, что начинать надо не с  решительной либерализации  цен… а с рассасывания денежного навеса путем малой приватизации, продажи госимущества, квартир, земли, других активов. А еще конвертировать госдолги перед населением (Сбербанк, ВЭБ) в долгосрочные облигации и разрешить ими участвовать в приватизации. И, как в Польше, позволить всем людям торговать чем угодно, отменив статьи за спекуляцию и тормознув милицию. Это заметно увеличило бы предложение товаров за счет ненужного барахла,  накупленного в  годы  дефицита.

Все то же самое мы  объясняли очень радикальному Джеффри  Саксу полгода назад  в  Гарварде, когда писали вместе с ним программу реформ для  России. Сакса  тогда мы убедили (или он просто уступил и не стал дальше спорить?). Но Гайдар просто не слышал чужих аргументов,  увлеченный своими собственными...   мы  были будто в  параллельных мирах. (Газета.ru за 1.10. 2013 г.).

Кстати, Сакс  в своей книге  '' Конец  бедности. Экономические  возможности  нашего  времени''    позже признавался, что, нацеливая  правительство Гайдара на кардинальные реформы, подобные польским,  не представлял страны:  ''Различия между Россией  и тем, что мы видели  в других странах, были ошеломляющими. Всё в России  оказалось  намного более серьёзным, чем в Польше:  масштабы проблем, тяжесть социалистических уз, опутывающих общество, тысяча лет самодержавия, 11 часовых поясов, население, почти вчетверо превышающее польское, а также глубокие географические, культурные, религиозные  и лингвистические различия  как внутри  самой России, так и между Россией и Западом».

Значительно   интереснее кажется  мнение Андрея Илларионова, который в  начале 90-е  входил  в  группу Чубайса - Гайдара.

Илларионов  в 1983 г. окончил экономический факультет Ленинградского госуниверситета, а  в  1987 г. аспирантуру ЛГУ, где учился вместе с Алексеем Кудриным, будущим министром финансов, защитил кандидатскую диссертацию и  вошел  в круг ленинградских экономистов–реформаторов.  В 1987 г. был членом клуба «Синтез», в который входили молодые  экономисты и обществоведы: Дмитрий Васильев, Михаил Дмитриев, Борис Львин, Михаил Маневич, Алексей Миллер, Андрей Ланьков, Дмитрий Травин и др. Уже тогда  отличался либерализмом экономических  взглядов

До 1990 г. Илларионов  преподавал, потом  перешел на  должность   завсектором лаборатории  региональных экономических проблем  Санкт-Петербургского финансово-экономического   университета.

В  1991 г.  изучал  опыт  коллег в  Великобритании, затем в  Австрии. В 1992 г. вместе с  питерской  командой экономистов  переехал в  Москву и активно занимался  экономическими  реформами.

В  1993 г. Илларионов возглавил  группу  анализа и планирования  в  ранге  экономического советника премьера Черномырдина. 7 февраля 1994 г.  подал в отставку.

В 1994 г. - директор Московского отделения - вице-президент Международного центра социально-экономических исследований "Леонтьевский центр".

В 1994-2000 гг. - директор Института экономического анализа.

В 2000 -2005 гг.  - советник президента Путина. Ушел из-за разногласий с политикой  шефа.

С октября  2006 г. - старший научный сотрудник Институт Катона (Cato Institute) (Вашингтон).

Объективности ради, отмечу: Илларионов не всегда критиковал реформы Гайдара. Так, он считал, что  благодаря "пинку  Гайдара" Россия ... всего через два с  небольшим года реформ радикально изменилась", что "Гайдар спас страну от реальной угрозы голода в столицах и крупнейших индустриальных центрах страны зимой 1991-1992 годов". (www. Informacia.ru). Тем интереснее высказывания Илларионова  в   последние  годы.

Мне очень не нравится теория  заговора, говорит он. Но чем больше исследуешь решения, принимавшиеся в начале 90-х, тем труднее избежать вывода, что это была вполне сознательная политика, а не только случайные ошибки или проявление некомпетентности. Если посмотреть на публикации Е.Гайдара 1989- 91 годов, то и сейчас, с  высоты 2012 года, многие из  тех статей выглядят совершенно разумными. Гайдар справедливо требовал сокращения огромных неэффективных расходов советского бюджета, предлагал ввести свободные цены, добиться финансовой стабилизации. Во многом именно благодаря этим статьям в журнале «Коммунист» и  газете «Правда» Гайдар приобрел известность среди экономистов и общественности, был приглашен в  правительство России. Но после того, как он оказался в  правительстве, эта  позиция сохранилась у него лишь на  словах.

В  своих книгах «Гибель империи», «Смуты и институты» Гайдар много писал об исключительном значении свободных цен на хлеб. Но  что он сделал с ценами на  хлеб в 1991-1992 гг.? Он не стал их либерализовывать. В январе 1992 года, когда был нанесен этот безумный ценовой удар, Гайдар передал на региональный уровень вопросы регулирования цен на молоко, кефир, творог, детское питание. Однако цены на  хлеб оставались государственно регулируемыми весь 92-й и почти весь 93-й год, пока их не освободил Борис Федоров... В итоге только за  92–й  год суммарные субсидии на  хлеб и зерно достигли 3 млрд. долларов — при том, что все доходы бюджета составляли 10 млрд. долларов!

Если бы цены были освобождены, а  государственные резервы открыты, то не потребовались бы госсубсидии и кредиты Центробанка, а инфляция была бы много меньше. Запасы зерна в России зимой 1992 г. были достаточными для двух лет потребления страной. Рассказы Гайдара и Чубайса о том, что Россия была на краю голода,  не  соответствуют действительности. Зачем правительство держало закрытыми огромные хлебные запасы? Почему не отпускало цены на хлеб? Ради того, чтобы обеспечивать колоссальными субсидиями несколько государственных организаций и компаний, связанными с поставками зерна на российский рынок?

В явном  противоречии с пропагандистскими заявлениями предыдущих правительств, разделяемых в этом и парламентской оппозицией, и руководством нынешнего кабинета, – заявлениями, утверждавшими, что в стране проводились либеральные экономические реформы, на самом деле их не было. Не проводилась и монетаристская денежная политика. Поэтому и катастрофа 17 августа не могла стать «провалом» либеральной экономической модели. Поэтому и заявления об «отказе» от либеральных реформ безосновательны. Невозможно провалиться  тому и отказаться от того, чего не было.
А  что   же  было?

Поскольку главная  черта  рыночной экономики – свободное ценообразование, то либерализация значительной части  цен 2 января и унификация валютного курса к 1 июля 1992 г. означали, что гайдаровские реформы были рыночными. Создание в России рыночной экономики стало одним из важнейших событий в отечественной истории. После многолетних колебаний нашлись люди, сумевшие вырвать страну из цивилизационного тупика длиной в 70 лет. Но во многом именно потому, что рыночная экономика была создана, с весны 1992 г. рыночные реформы прекратились, а в деятельности гайдаровского правительства наступило  затишье…  Создание рыночной экономики давало только шанс на экономическое выздоровление страны, но не гарантию. Оно не решало, да и не могло решить всех проблем, стоявших перед Россией. Рыночная экономика могла получиться и такой, как в США, и такой, как в Заире. Надо было выбирать между ее основными моделями – патерналистской, популистской или либеральной.

  Выбор, сделанный весной 1992 года, оказался выбором в пользу социализма.
Конечно, не в пользу социализма сталинского, советского, командного, а в пользу социализма рыночного, популистского… Сохранилась важнейшая черта социалистической экономической политики – масштабное перераспределение государством экономических ресурсов.
(АиФ за 14.02.2013 г.)

В этом с Илларионовым согласен  экономист С. Белановский. Гайдар так и не выбрал твердой линии поведения. С одной стороны, он отпустил цены и какое-то время сдерживал бюджетно-кредитную экспансию, но, с другой, вынужден был в 1992 г. увеличить долю госрасходов в ВВП примерно на 14%, которые пошли предприятиям, поскольку испугался спада производства. При этом  дефицит бюджета вырос примерно на  8%  ВВП.

По сути  рыночно-социалистические реформы 1990-х годов дали вторую жизнь брежневской экономике бюрократического торга. По определению В.Найшуля, произошло «оденеживание» и, благодаря этому, выживание советской бюрократической экономики в новых условиях.

Осенью 1991 г., продолжаю цитировать Илларионова, многочисленные просители в коридорах российского правительства не могли поверить в  то, что лимитам и фондам, "выбивание" которых стало профессией многих из них, придет конец, а их предприятия вынуждены будут самостоятельно зарабатывать деньги. Сомневались они не зря. Старые ценные бумаги – фонды и лимиты – уступили место новым ценным бумагам: бюджетным субсидиям, гарантиям, кредитам, таможенным и налоговым освобождениям, разрешениям на экспорт, взаимозачетам, федеральным программам, правительственным постановлениям, президентским указам. Предмет бюрократического торга изменился, но сам его механизм, описанный П.Авеном и В.Широниным еще в 1987 г., сохранился практически нетронутым.

В гигантском экономическом бремени государства, в тяжелейших налогах,  в раздутых государственных расходах, в усилении государственного регулирования и заключается ответ на вопрос, почему предоставление российским производителям невиданных ранее экономических свобод привело не к бурному росту экономики, а к беспрецедентному по длительности и глубине экономическому спаду. Огромные резервы, высвобожденные в результате перехода к рыночной экономике, были поглощены чудовищно разросшимся государством. Произошла не столько либерализация экономики, сколько либерализация государства.

Запрет на продажу товаров по ценам ниже издержек привел к завышению в стране общего уровня цен, зарплат, налогов, на что экономика отреагировала бурным развитием мультивалютной платежной системы, расцветом неплатежей, бартера, взаимозачетов. Вмешательство государства в коммерческую деятельность мифических «естественных монополий» способствовало повышению цен на их продукцию по сравнению с рыночными. Незавершенность либерализации означала, что фактические масштабы государственного вмешательства в экономическую жизнь остались существенно большими, чем об этом свидетельствуют бюджетные показатели.

Весной 1992 г. российское правительство высмеивало предложения Р.Хасбулатова по построению «социальной рыночной экономики шведского образца». Однако в том же  году «либеральная» Россия опередила «социалистическую» Швецию, поставив мировой рекорд по государственным тратам в условиях мирного времени. В 1992 г. они достигли почти 70% фактически произведенного ВВП, превысив чуть ли не наполовину даже показатели «плановой» экономики – в последние годы существования бывшего СССР государственные расходы составляли 47-50% ВВП.

Как известно, в экономике Швеции господствует свободное ценообразование, действует единый валютный курс и преобладает частная собственность. Но на основании этого никому и в голову не приходит утверждать, будто  в Швеции проводится либеральная экономическая политика. Поэтому и наличие свободных цен, миллионов частных собственников, самой рыночной экономики в России не означает, что власти проводили либеральную экономическую политику.  («Независимая газета» за 12.02.2010)

Теперь – о приватизации.  В  Польше, напоминает  Илларионов,  её начали только через 6-7 лет после старта реформ. В Китае массовой приватизации нет до сих пор... Чубайс и Кох в свое время похвалялись: дескать, Маргарет Тэтчер за 10 лет премьерства приватизировала 10-12 компаний, а мы в месяц приватизируем 4 тысячи! В течение шести лет я участвовал в дискуссиях в том самом кружке экономистов, в котором были, в том числе, Гайдар и Чубайс. В обсуждениях, какими должны быть будущие реформы, все признавали, что приватизация — это самое трудное дело. Либерализацию можно провести за один день, финансовую стабилизацию — за 8-10 месяцев. Однако приватизация требует тщательной законодательной и технической подготовки, каждый шаг её должен быть выверен. Гайдар и Чубайс против этого не возражали. Но, став во главе правительства, они погнали приватизационную лошадь таким бешеным галопом, какой противоречил и здравому смыслу, и мировому опыту, и их собственным прежним воззрениям! Зачем было отменять принятый Верховным Советом закон об именных приватизационных чеках? Чубайс и Гайдар обошли этот закон, с помощью указов президента утвердив ваучерную модель, которая даже не обсуждалась депутатами. Это решение восстановило против правительства Верховный Совет и во многом привело к  кровавым событиям октября 1993 года. (АиФ за 14.02.2013 г.)

В  Германии я изучал  методы приватизации Восточных земель бывшей ГДР.  Немцы  подошли к этому с присущей им педантичностью. После объединения  ФРГ   и  ГДР  Закон  об  Опеке  действовал  как  норма  федерального права. Основная задача  ведомства   была сформулирована следующим  образом:  ''Бывшая  народная  собственность  должна быть передана  в  частные руки. Новые активные, предприимчивые  хозяева сменят  представителей  прежней плановой экономики.  Только увлечённость  и творческий подход   свободно действующих  и ответственных перед обществом   собственников  откроет  путь к  социальному  рынку''. Опека  была  субъектом  публичного права. Как независимая  организация, сказано  в  положении  о   ведомстве, мы основываем свою  деятельность на законодательных нормах и подлежим общественному контролю и самоконтролю. В каждом управлении  Опеки создали самостоятельное  и независимое контрольное подразделение. Для проверки особо  важных  дел работал  представитель  прокурорского надзора, который вместе с  криминалистами  расследовал  хозяйственные  преступления и  другие нарушения законности сотрудниками Опеки. Также федеральный  министр финансов осуществлял правовой  надзор, а министр  экономики –  надзор  по направлениям  деятельности. Оба  министра  входили  в административный  совет  Опеки. Контролем  занимался и Бундестаг: в его бюджетном  комитете был  подкомитет по  Опеке. Крупные  сделки  по приватизации с самого начала  контролировало и  Европейское Сообщество. Кадры  руководство Опеки подбирало,  сочетая   опыт  зрелых специалистов с энтузиазмом и современными знаниями  молодых   менеджеров новой  формации. Широко  использовали  квалифицированных  специалистов  бывшей  ГДР.

Как  шла  приватизация   в    Восточных землях? Прежде  всего,  Опека   работала  на   основе   чёткого  законодательного  поручения. Кроме  того, закон  поставил   перед   ведомством  задание  довести   способные  к  санации   предприятия  до  конкурентоспособности, чем занимались более  90  независимых  специалистов в е  Опекунском ведомстве.  Это позволило  реструктурировать и модернизировать многие предприятия, а также  завоёвывать  рынки. Помощь  для  санации  государство предоставляло  только  на  основе  концепции  развития  производства.   Утвердив  вступительный баланс  в марках ФРГ, Опека  погашала задолженность    по старым кредитам  и  давало  заём   предприятиям  для формирования  собственного капитала, поддерживало менеджерскую  экспертизу. Как  нас информировали  сотрудники Опеки, если  после тщательной  проверки  предприятие  оказывалось  неспособным  к  санации,  его ликвидация была  неминуема. Таким образом, например,  за  второй  квартал 1991 года  были  ликвидированы  1352 предприятия и потеряно   более  150 тыс.  рабочих  мест. Однако  благодаря  использованию  существующей инфраструктуры   и помещений, а  также  продаже  мелких производственных  участков  ведомство  спасло более 30 тыс.  рабочих  мест.

Опека  приватизировала  не более  15-20  предприятий  в  день. За  сравнительно  короткий  срок  примерно у  7 тыс.  предприятий  и участков  появились  новые  владельцы, которым   было  дано  согласие  на   капиталовложения  объёмом   более  130  млрд. марок. Большинство этих предприятий   стали современными. Было создано  более  1 млн.  рабочих  мест.   Ведомство  предоставляло  много  земельных  участков для создания  новых  предприятий, помогало им, например,  заключать   договора  поставки  электроэнергии. Кроме того,  Опека  устанавливала  тесное сотрудничество земель с  федеральным  правительством, городами  и общинами, объединениями и профсоюзами  с  целью   доверительного  кооперирования  на основе  обоюдного  признания взаимной ответственности. Социальный пакет  Опека  финансировала в  случае,  если  их  не могло гарантировать    предприятие. Иначе, как   нас  заверили  представители  ведомства,  люди уволившись должны   были  идти  домой  без  гроша  в  кармане   после  30 - 40   лет  работы.

На  первом этапе   были приватизированы  торговля и  рестораны, аптеки, книжные  магазины, кинотеатры.  Более  18  тысяч   граждан, преимущественно   Восточной   Германии,  стали собственниками.  Были  сданы   в   аренду  также сельхозпредприятия, предварительно  с  них  сняли задолженность перед государством. Много забот доставили     крупные  заводы: судостроения, металлургии, химии, горного  дела  и  микроэлектроники.  Многие  доминировали в   своих  регионах.  Совместно  с предприятиями, профсоюзами  и  правительствами  земель,   Опека   разработала    концепции  структурных   перемен.

С  точностью  до наоборот  всё  было в  Госкомимуществе РФ, которое  возглавлял  А.Чубайс.    Комитет  с   самого начала  работал в закрытом  режиме,  без полного законодательного  оформления и публичного  обсуждения   сложнейших    процессов   приватизации,  в  условиях   безответственности  перед  обществом и государством. По странному стечению обстоятельств оказались невостребованными профессионалы высшей пробы, признанные не только в СССР, но за рубежом и способные составить костяк Госкомимущества. Приведу имена  лишь тех, с кем встречался, так или иначе сотрудничал. Называю должности  людей, которые они занимали перед кончиной СССР. Это А.И.Лукашов, зампредседателя Госплана  СССР, куратор  нефтехимической отрасли, а также  лесного комплекса. Это В.И. Щербаков,  последний  председатель Госплана  СССР,  заместитель союзного премьера. До назначения на эти посты он  работал в  экономическом  блоке  АвтоВАЗа, прекрасный специалист в области  машиностроения. Щербаков создал фонд    ''Интерприватизация '', но в целом, конечно, не мог повлиять на ход событий.  А.К. Наровлянский, начальник   департамента нефтехимического комплекса Госплана СССР. В.А.Рябов много лет успешно руководил главком  нефтепереботки  Миннефтехимпрома, а до этого поставил на ноги и блестяще отладил работу Омского нефтеперерабатывающего комбината. В.В.Кротов,  замначальника техуправления  Миннефтехимпрома, до этого поста долго работал  заместителем  гендиректора знаменитого   Нижнекамского нефтехимкомбината.  А.К. Осипов, начальник отдела  Госкомтруда Союза,  до назначения на этот пост  руководил   службой труда    АвтоВАЗа. А.О. Кожевников,  первый замминистра  минеральных удобрений, А.А.Сергуненко,  замминистра этого же министерства, Л.М. Шестаков,  начальник подотдела минудобрений Госплана СССР. В.П. Медведев,  начальник   лесного департамента Госплана СССР, Ю.А.Ягодников, первый замминистра лесной и целлюлозно - бумажной промышленности, А.М. Сенченко,  начальник управления капстроительства  этой отрасли, до назначения на пост -  гендиректор  Усть-Илимского ЛПК.

Знал я группу отличных металлургов. Среди них  братья  Тулуповы:   Сергей Арсеньевич и  Олег Николаевич, учёные и практики, прошедшие школу Магнитки. Ну, и конечно, Д.П. Галкин,  первый  замминистра Минчермета СССР, министр черной металлургии Украины, многолетний директор Магнитки.  А.И. Бородулин возглавлял Череповецкий и Криворожский металлургические комбинаты.  С металлургами В.И. Савранским и Г.Ф. Гульевым  я  работал ещё  на Криворожстали и сотрудничал после их переезда в  Москву. Г.П. Воронин, замминистра судостроительной промышленности  СССР, потом -  председатель  Госстандарта  России.  Д.И. Соловых,  руководил акционерным обществом «АМТОРГ» в США – о нем я расскажу ниже. Е.А. Козловский,  последний министр геологии Союза, Ф.К. Салманов,  начальник Главтюменьгеологии, потом – замминистра отрасли.

Впрочем, этими именами  список не  исчерпывается.  Большинство  этих людей и в начале приватизации  работали на своих местах, другие ушли в частные компании, где их очень высоко ценили, выступали в качестве экспертов. Но постепенно уходили от дел, хотя оставались в отличной профессиональной и физической форме. Многих я спрашивал, бывают ли они в своих бывших ведомствах и министерствах? Они откровенно отвечали, что там не с кем серьезно говорить, сидят мальчики, которые нигде толком не работали, начитались общих фраз, но гонор непомерный. А мы удивляемся, почему Госдума принимает, например, Лесной кодекс, который доводит отрасль до стихийных бедствий и сплошных пожаров. Если бы Ю.А.Ягодников оценил проект закона хотя бы в качестве эксперта, такого позора не случилось бы. Но его не позвали…

Однако вернусь к Илларионову. «АиФ» спросил  его:  Допустим, и тогда, и после, во время залоговых аукционов, реформаторы действовали в интересах будущих олигархов. Но разве Гайдар был с ними в доле?

— Я никогда не  утверждал, - ответил Илларионов, -  что Гайдар действовал в своих корыстных интересах. Да, он был небедным человеком по меркам простого россиянина. Хотя даже тот миллион долларов, который он инвестировал в ГКО, вряд ли появился из зарплаты директора института, депутата или даже и.о. премьера. Его мотивация была другой, в ней сквозило убеждение, что «так нужно». Вопрос: кому? Что точно не соответствует действительности, так это миф о личной слабости Гайдара. Когда он хотел чего-то добиться (как, например,  назначения В.Геращенко главой ЦБ или во время октябрьских событий 1993 г.), то проявлял поистине стальную волю — неслучайно автор одной из книжек о Гайдаре назвал её «Железный Винни-Пух». («Аиф» за 14.02. 2013 г.).

А вот свидетельство Илларионова об  успехе реформ Гайдара. В 1991 г., когда был сформирован первый реформаторский кабинет, в стране  зарегистрировали экономический спад на 3%, инфляция составляла 90%, бюджетный дефицит приближался к 15% ВВП. Семь лет спустя, в 1998 г., основные макроэкономические параметры остаются похожими:  сокращение ВВП на 4,6%, инфляция  на уровне 85%, бюджетный дефицит - с учетом задолженности и отложенных обязательств - составляет те же самые 15% ВВП. Однако за прошедшие семь лет экономический потенциал страны потерял почти 40%, а совокупный государственный долг вырос с примерно 100 млрд. долл. в 1991 г. до почти 200  (233 – прим. 2010 г.) млрд. долл. в 1998 г. («Независимая газета» за 12.02.2010 г.)

  Ошибка многих критических выступлений заключается только в том, что нынешнее кризисное состояние России приписывается воздействию  либеральной политики. Однако практически все, что обычно упоминается в этой связи, – инфляция, исчезновение сбережений, нищета, безработица, коррупция, несправедливая приватизация, залоговые аукционы,  неплатежи, бартер, падение производства, бюджетный дефицит, раздутый государственный долг, зависимость от внешних займов, бегство капитала, падающий рубль, низкий уровень монетизации экономики, господство финансовой олигархии, – есть результат не либеральной экономической политики, а ее отсутствия, подчеркивает Илларионов.

- Мне Егора Гайдара предлагали в помощники по экономике, — говорил  журналу «Огонёк» Александр Николаевич Яковлев, секретарь ЦК КПСС и главный идеолог перестройки. — Я вызвал его для беседы и вдруг увидел человека, уверенно сообщающего, что здесь вот мы 200 тысяч человек переместим, а вот здесь уволим, эти вот заводы закроем. Для него люди были фишками на игральной доске. Ребята даже сапожными будками не поруководили, а принялись всю страну реформировать одним махом, не обращая внимания на тот факт, что за всем этим — судьбы людей.

Ну, а  кроме того, Гайдар не сильно скрывал своего неприятия демократических органов власти — Съезда народных депутатов, Верховного Совета, депутатов. Глубоко чуждыми для него были правозащитники, диссиденты, люди, ставшие известными в обществе благодаря демократическим механизмам. Это проявлялось в его отношении к Александру Некричу, Владимиру Буковскому, Галине Старовойтовой, Григорию Явлинскому, Льву Пономареву, Гавриилу Попову, Борису Ельцину (до августовского путча ГКЧП). Познакомившись поближе с  гайдаровскими нравами в партиях ДВР и СПС, их  покинули Сергей Ковалев, Сергей Юшенков, Виктор Похмелкин, Юлий Рыбаков. В результате серии последовательных шагов была уничтожена крупнейшая демократическая партия страны начала 1990-х «Демократическая Россия». Бесконечным и часто весьма неприличным атакам со стороны ДВР и СПС подвергалась партия «Яблоко». (Аиф за 14.02.2013 г.)

Можно усомниться  в объективности критики Илларионова, и на это есть причины. Кроме того, что он в какой-то период поддерживал курс Гайдара,  Илларионову предъявляют претензии в том, что его деятельность в некоторых моментах могла быть  выгодна  определенным группам российских олигархов. Например,  будучи советником президента страны, он обвинял  руководство  РАО ЕЭС (Чубайса)  в беспрецедентном снижение капитализации. На самом деле,  за  два месяца до критических выпадов Илларионова котировки ценных бумаг РАО выросли более чем на 40%. Это стало следствием их массовой скупки некими могущественными игроками. Биржевые аналитики сходились  во мнении, что эти действия  типичны для «российского стратегического инвестора», то бишь, олигарха. В результате под его контролем оказалось до 15% акций РАО. По подсчетам специалистов, на это было затрачено около 600 млн. долл. И очень кстати оказалась акция «распугивания зарубежных инвесторов», проведенная президентским советником. Вольно или невольно Илларионов «выполнил заказ» определенной структуры, стремящейся получить в собственность значительный пакет акций РАО "ЕЭС России".

Проблема в  том, что совсем безгрешных членов бывшей гайдаровской команды вряд ли сыщешь, а претензии к его реформам практически одинаковы. Илларионов же, в отличие от других критиков, излагает своё мнение системно и логичнее. Однако при этом не стоит забывать, что он критикует реформы Гайдара с крайне правых позиций: Илларионов последовательно выступал за свободу торговли и отстранение государства от вмешательства в экономику. Эти даже не либеральные, а постлиберальные взгляды исходят от  Всемирного банка. Недаром Илларионова пригласили работать в Институт Катона. Надо сказать, что Илларионов не одинок: на этой платформе стоит и его бывший однокурсник по университету, экс-министр финансов Алексей Кудрин, прописавший строгий денежный пост российской экономике. Так называемый М2, агрегат, показывающий величину денежной массы в экономике, колеблется от 20 до 50% ВВП, тогда как в том же Китае он составляет от 150% ВВП. Вот и кредитуется российский бизнес, в том числе – государственный, в западных банках. Так что спасибо постлиберализму за то, что промышленность России за двадцать лет так и не наверстала  20% ВВП, который имела в 1989 г., а за девять месяцев 2013 г. выросла на 0,1%, то есть в пределах статистической ошибки.

Эрик  Райнерт, профессор Норвежского технологического университета и эксперт ООН в 2007 г. выпустил книгу «Как  богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются  бедными», которая  произвела эффект разорвавшейся бомбы. Объездив и изучив экономику много стран, Райнерт выяснил, что она растет в тех из них, где государство не только исправно выполняет свои традиционные функции, но и разумно помогает бизнесу, а также с помощью всех мер, в том числе – таможенных, защищает от наплыва импорта. Приехав в 2011 г. в Россию, он, например, говорил, что  «в ее положении вступление в ВТО сейчас равносильно, простите за резкость, страстному желанию провинциала походить на сливки столичного общества. Вступать в ВТО надо, но не раньше,  чем через десять лет после полного восстановления собственной промышленности - и высоко- и низкотехнологичной. Лучше иметь неэффективную собственную промышленность, чем не иметь никакой. И сначала надо дать ей развиться (прикрыв рынок с помощью тех или иных форм государственного вмешательства), а уж потом начинать свободную торговлю.  Иначе дело обернется как в Мексике или Эстонии». Власти, однако, не прислушались, ну а страна пожинает плоды  опрометчивой  торопливости.

Я  напомнил о   взглядах  Илларионова потому, что, если  бы экономика  России в последние годы не реформировалась на основе постлиберального сценария, то и Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс, и страну не постигла одна и  та же судьба. Истина, как  всегда, лежит посередине  от крайностей.

В   заключение   хочу  высказать  свои   впечатления   о   команде  Гайдара.  Это   паталогически  амбициозные   элитные  мальчики, которые не  имели   практического  опыта, были   мало осведомлены  обо  всех сторонах жизни россиян, а  взялись  реформировать огромную страну  по  либеральным  меркам.  Гайдар, Чубайс, Нечаев, Авен, Лопухин  и  другие  были  за  рубежом, захотели жить  хорошо, сразу  же, без  особого  труда  и  напряжения. Им  было наплевать  на  народ  и его богатство, их  цели – амбиции  на  власть, личное  обогащение  и  для  этого  они  выбрали самую  болевую точку. Они начали  приватизацию  не  снизу, как  это  делали  все  страны,   например,   Эстония,  Польша, Восточная Германия, а  сразу  с  их  участием  и поддержкой   у  россиян  была    украдена  нефтегазовая   рента. Затем, не без их  помощи,  появились другие, более изощрённые модели приватизации,  типа   чековых  аукционов и  другие. А   у   Ю. К. Шафраника   и  Л. Ю. Рокецкого, региональных   так называемых  лидеров,  никаких  идей  и  представлений  как  надо  делать  не было.  Они  сначала  ухватились  за    материалы нашего ЦЭС,   показали  их  в  Москве, увидели  реакцию ближайшего ельцинского  окружения  и,   не  задумываясь  о  последствиях, по  сути,  предали   тюменцев. Благодаря  их  поддержке  Центр  бросил  фиктивно  всем Указ  президента, дал  подачки  нефтяникам  и  территориям, открыл  путь  созданию без  всякой  экспертизы  вертикально-интегрированных  нефтяных  компаний. Это   ещё  раз  подтверждает, что  Россия, в   лице  её  первого  президента  Б. Н.  Ельцина  и  младореформаторов преобразование  устоев  общества  проводила   без  всякой  подготовки  и  плана.  Ни   в  одной  из  стран  бывшего   СССР  не   монополизировали  права   в  такой   извращённой   форме,  как    в   России. Даже  Джеффри  Сакс, главный советник  Гайдара, написал:  «Главное, что подвело  нас, это  колоссальный  разрыв  между  риторикой  реформаторов  и их реальными действиями…  И, как  мне кажется, российское  руководство   превзошло   самые фантастические  представления  марксистов  о  капитализме: они  сочли, что  дело государства  - служить   узкому кругу   капиталистов, перекачивая  в их  карманы   как можно  больше денег   и  поскорее.  Это не  шоковая терапия. Это  злостная, предумышленная, хорошо продуманная  акция, имеющая  своей  целью  широкомасштабное  перераспределение  богатств в интересах узкого круга людей».  («Независимая газета» за 31. 12. 1988 г.)

Сегодня  все участники  преступной приватизации  природных  богатств  России   живут на  широкую  ногу,   по-прежнему  дают советы правительственным   чиновникам, как  надо  управлять  страной.   У  многих  давно  подготовлены  аэродромы    в   других  странах.  По сообщениям   печати, например,  дочь  первого  президента  России  Татьяна   Юмашева   и   её  муж   В. Юмашев, бывший   руководитель   администрации  президента,   получили   австрийское  гражданство.  Вполне    вероятно    вскоре они  напишут мемуары  о  своём  вкладе  в  развал  России.  Буквально   недавно  П. Авен  и   А. Кох   выпустили   довольно  интересную книгу  о Гайдаре и  его  наследии.  Одним  из  очередных  собеседников  авторов  стал  Владимир  Лопухин, руководивший   топливо – энергетическим  комплексом   России  всего  семь  месяцев.  Как  следует из книги,   именно он, Владимир Лопухин,  стоял у истоков  реструктуризации  и  формирования  правил регулирования   в   нефтегазовой  отрасли, которая  стала  мотором   экономического роста  в  последующие  20  лет.    Российский   «вундеркинд»  только   в  1976  году  закончил   университет, а  затем  трудился  в   лабораториях   Академии  наук. Его  познания  нефтегазовой  отрасли,  в основном,  заключаются  в  том,  что  нефтянка   «куда  более сложная  отрасль, чем  газовая. Газовая   работает  как? Ты  дырку проткнул, газ  сам идёт, и  достаточно. В  нефтяной, как   вы  знаете,  в  скважину вода  заливается, химия, бог  знает  ещё.  И   вообще  управляемость  нефтянки  была потеряна  ещё  в  1970-е  годы. Поэтому  просто  чтобы вернуть  управляемость,  надо сделать  штук  десять  компаний   и  за  счёт этого сделать  ситуацию  обозримой».  Как   рассказали  мне  советники  В.С. Черномырдина,  даже   Б. Н. Ельцин   не  мог  вытерпеть детских  разговоров  вот таких  государственных  деятелей.

И  ещё  об  одном экстравагантном  заявлении  В. Лопухина    в  этом  же   интервью: «Поскольку  в  хлебе  я  ничего  не понимал, я     решил:   пора   возвращаться. Пошёл   и   стал  писать   программу   развития  Тюменской области. А  Юрка  Шафраник  тогда   был  председателем   Тюменского  исполкома. Он собственно меня  и  нанял ''.  Для  сведения:  председателем  Тюменского облисполкома  в   те  годы  был   Л.Ю. Рокецкий,а  Шафраник работал  председателем   областного  Совета. Что касается  программы  развития  Тюменской области, якобы разработанной    В.  Лопухиным,  то об этом я впервые  слышу.

Лично  для  меня  очень  интересно следующее  высказывание  В. Лопухина,  весьма   похожее на  истину:  '' А  Егор (Гайдар - Б.Б.)  был  уже великим  и могучим, уверенным в  теории, которой, я  думаю, все здесь присутствующие  на сегодня  знают   цену.  Она была  очень  простая. Ты   отпусти. Ты  отпусти, и оно  само  всё  ляжет''.  Вот  и   отпустили.

14  августа  2012  года, в  двадцатую годовщину начала приватизации  в  России, телеканалу  '' Россия '' дали интервью бывший госсекретарь  Геннадий  Бурбулис   и   один  из  защитников  '' чубайсовской ''  приватизации, доктор  экономических  наук  Евгений  Ясин. '' Мы  до сих  пор не понимаем, что речь шла о функциональной смене не только экономической системы собственности управления, но государственного  и  общенационального  строя '' –  заявил  Бурбулис. А вот признание господина  Ясина: ''О  том,  что появятся  богачи,  будут бедные, которые никогда  не будут  удовлетворены  тем,  что они  не  попали  в   богатые, - мы  об  этом не думали. Может быть, это было  неправильно. Но  всё  равно  делать нужно  было  именно  так ''.

Ясину  принадлежат  слова, сказанные  на  церемонии прощания  с  Егором  Гайдаром: «Ушёл  великий сын своей  Родины, который  внёс огромный вклад  в её благополучие».

А   результаты  можно продемонстрировать  на   судьбе  замечательной   российской поэтессы  Юлии   Друниной. Вот её  слова, сказанные  перед смертью:  ''Почему  ухожу?   По - моему, оставаться  в  этом  ужасном, передравшемся, созданном  для дельцов  с железными  локтями  мире, такому  несовершенному  существу, как  я, можно,  только имея  личный тыл ''.

Как  летит под откос Россия,

  Не  могу, не хочу  смотреть.

Ю. Друнина,  20 ноября  1991 года.

Глава из пока не изданной книги Бориса Бинкина

КЛЮЧЕВОЙ  МОМЕНТ

Комментарии
  • novikov.1935 - 26.01.2014 в 23:41:
    Всего комментариев: 56
    Определяющим условием для экономики рыночной является не либерализация цен, а достаточная конкурентная среда. Идеальной честной конкуренции не могут добиться Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?