Независимый бостонский альманах

ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД И ОЦЕНИВАЯ ПРОШЛОЕ

23-03-2014

«Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян»

(Дмитрий Иванович Менделеев, 1834-1907)

 

Учительство — самый продолжительный период моей трудовой деятельности. Готовился к нему без малого двадцать лет: десять лет в школе (к этому вернусь), пять лет в университете на химическом факультете (это значит разная химия, физика, математика, философия, партийные науки, педагогика, педпрактика, производственная практика, сельхозработы...), четыре года в реальной химической технологии (заводской и прикладной) … Таким был прочный фундамент для работы в школе на протяжении 36-ти лет. Хотелось бы добавить:  быть мне учителем — предсказал ученик 9-го класса после урока, который я давал в третьей школе Ужгорода на педпрактике (слышал «краем уха»). Я не располагаю полной информацией, но из того, что мне известно, из всего выпуска только я вернулся и остался в учительской профессии (наш курс — это 25 студентов, 1955-1960 годы).

Ещё несколько штрихов. Если нарисовать график моего становления как добросовестного ученика, пробуждения моего сознания, нарастания интеллекта, то получится медленно нарастающая кривая с крутым подъёмом в старших классах. Вот в этот период учился я прилежно, самостоятельно преодолевая интеллектуально-познавательные трудности, и дело уже дошло до медали с блеском серебра. Но был 1954 год, когда ещё были живы сталинские традиции...

К середине 10 класса я пробудился от всплеска сознания: я не знаю химию, как же буду сдавать экзамен по этому предмету?

О репетиторстве не могло быть речи. Взял учебник и стал его штудировать по частям — до полного понимания прочитанного, то есть читал базовую часть не один раз, каждый раз возвращаясь к началу... На контрольной работе стал решать задачи, чем удивил своих соклассников. Экзамен сдал без проблем на «отлично».

Химию я сдавал в московском вузе, куда меня благополучно не взяли по той же причине (химию и математику сдал на «отлично»). При поступлении в университет — тоже «отлично». С тех пор началось моё вхождение в профессию.

В школе и ВУЗе я учился старательно (таков психический склад характера), ответственно, творочески осваивая науки, поэтому, когда я стал учителем, я не мог смириться с повальным «сачкованием», незнанием смежных предметов, процветающей ложью и процентоманией в школе. Только к концу своей педагогической деятельности я пришёл к радикальному выводу: ученик имеет право учиться как может и как того хочет, но на уроках должен всегда присутствовать и заниматься делом под руководством учителя. Всё это нашло отражение в публикациях. На (в) Украине уже нет второгодников, Россия всё ещё не сбросила с себя советскую систему.

Был я в этот период и классным руководителем, правда, не всегда, но 9 выпусков я пережил. У меня был опыт руководства сменой рабочих, когда был начальником смены в возрасте 25-и лет и далее, но детским коллективом руководил только однажды — в летнем пионерском лагере (одну смену). Воспитывал удачно, происшествий не было,  начальство было довольно, были успехи.

Вспоминается случай, когда в школе был организован класс с усиленным преподаванием химии и биологии (потом биология отпала), начиная с 8 класса. Пришлось отдать свой выпускной — десятый — класс. Как-то на уроке химии, по сложившейся обстановке, я говорю: «Я не узнаю свой класс, что с вами случилось?» Дети поняли суть моего вопроса.

То, что классный руководитель накладывает свой отпечаток на стиль поведения класса, я знал давно: у нас было три 8-х класса, которыми руководили три женщины, - и у каждого класса был свой стиль (а различия — разительные) поведения и уровень развития.

Как ни странно, учащиеся могли меня критиковать за что-то (например, что я не хожу с ними в лес с ночёвкой), но сохраняли ко мне добрые чувства. При этом признания были поздние. Это показывали анкетирования, которые я проводил в конце учебного года. Например, одна ученица расстроилась, что у них не буду я как классный руководитель, упустив из виду, что всё — школа позади. Такое не забывается. Классное руководство забирало больше времени, чем предмет, а оплачивалось по системе «мизер». Я и до сих пор не занимался самооценкой — какой я классный руководитель. Знаю только, что директор школы (речь идёт о втором директоре четвёртой школы — Душкевиче Петре Андреевиче) мне доверял и в мои дела, как правило, не вмешивался. Казусы, конечно, были, но я директору говорил, что сам разберусь.

Я был строгим и учителем, и классным руководителем. Но так как при этом ни один ученик не пострадал, моя строгость и требовательность воспринимались безропотно. Может, и боялись, что отыграюсь на предмете. Любовь учащихся ничем не покупал, да и не стремился к этому. Главное — делать свою работу добросовестно и качественно, а что получится — зависит не только от тебя.

У Дмитрия Ивановича Менделеева есть ещё одно высказывание, с которым я познакомился, проработав в школе долгие годы: «Только тот учитель и будет действовать плодотворно на всю массу учеников, который сам силён в науке, ею обладает и её любит». Интуитивно подходил под эту формулу. Когда только приступал к своей учительской деятельности (отлично помню свой первый урок, это было в десятом классе, и передо мной сидели лихие ребята...) — не говорю педагогической, это совсем иное, хотя и вбирается в первое — готовился к каждому уроку, прорабатывая все источники знаний, которые у меня была, а были крохи. - только для того, чтобы за короткое время урока дать ученикам только незначительную часть проработанного (потом вычитал у Сухомлинского, что учитель, идя на урок, должен знать в 10 раз больше, чем требуется для темы урока). И это правда: только самообразование является подлинным образованием. Вузовские знания — это трамплин для овладевания профессией. Но у меня ещё был производственный опыт — это имело огромное значение (а в школе изучался ряд технологических процессов). Я ещё не знал, что меня ждёт в будущем: в1994 году я стал Соросовским учителем, в 1998 году стал «Учителем года» по своему предмету (Украина) и соответственно заслуженным учителем. Но ещё раньше наработал материал для защиты кандидатской диссертации (1980 год). Всё получилось по Менделееву.

Буквально недавно обнаружил, что некоторые мои семейные фотографии размещены в «Одноклассниках». Появились отзывы, которые приятно удивили и обрадовали — прямо скажем. Пишут ученики, которые выпускались в разные годы и которые не связали свою судьбу с химией. «Благодаря такому учителю этот предмет люблю до сих пор» (Люда Хомич). «Очень рада видеть! Спасибо, Ефим Григорьевич. Спасибо учитель!» (Татьяна Бойчук). «Рад был увидеть своего классного руководителя Ефима Григорьевича в добром здравии и в отличной форме. Привет ему и наилучшие пожелания» (Саша Усенко). «Как приятно видеть любимого учителя Ефима Григорьевича. Вы лучший!» (Оксана Кондратюк). «Не уверена, что помнит меня, Ефим Григорьевич, но я вспоминаю. Очень приятно видеть в добром здравии. Всего хорошего Вам и Вашей семье» (Вера Коцюба). «Ефим Григорьевич! Добрый день. Безмерно рада, что смогла Вас увидеть...» (Людмила Винокур, это выпуск 1965 года). «Очень рада увидеть дорого учителя...» (Раиса Шкуран). «Один из самых лучших в нашей школе №4 учителей, дорогой наш Ефим Григорьевич! В душе оставил незабываемые воспоминания о себе, о предмете, дал знания!! Он был особенным! Огромное спасибо! Выпуск 1978 года» (Людмила Полищук). «Самый любимый учитель. Рада видеть Вас» (Татьяна Шмуклер). Не родственница. «Спасибо Вам, Ефим Григорьевич, и многих лет» (Олег Миколаевский)...

Что правду скрывать. Не боюсь обвинений в нескромности. Да, чуть не упустил: одна ученица с незнакомой мне фамилией высказалась отрицательно в мой адрес: знаний не давал, мол. Тут же последовали отзывы на её критическое в мой адрес заявление: «Учитель даёт каждому столько знаний, сколько он (ученик) хочет получить» (Нила Галицкая, моё классное руководство и выпуск 1967 года). «Кто хотел знать химию — тот знал» (Тамара Бондарук). «А уж химию знали у него даже самые плохие ученики» (Лариса Решетняк).

Честно говоря, писать я задумал не об этом. Получилось естественным путём такое вступление. Исходная мысль была другая: проиллюстрировать спектр распределения наших выпускников по жизни (на узком числе персоналий).

*Раиса Ланда. Учил её всего один год. Выпуск 1965 года. Училась на химическом факультете Ужгородского университета, как и я. Работала учителем, выросла до звания учитель-методист (и я завершил свой учительский путь в этом звании), то есть профессионально она состоялась и достигла практически максимума. Работала активно, творчески, честно, всегда готовая к сотрудничеству: открытые уроки, доклады на секции городских учителей химии... (могу судить об этом, так как был руководителем методического объединения учителей химии города).

*Александр Мороз.  Я был у него классным руководителем. Выпуск 1967 года. Получил юридическое образование. Был следователем, работал в Генпрокуратуре СССР. В 1989 году стал депутатом Верховного Совета Украины. Недавно с ним установил контакт. Был повод спросить — не обижается ли он на меня. Вот что он написал: «...Вы, как и другие учителя (кто в большей степени, кто в меньшей), научили меня не только химии, но и многим другим вещам, то есть жизни.... Важны те постулаты жизни, которые вы заложили  в каждого из учеников, которых вы учили, в частности и нашего класса. Мне повезло, что вы были моим классным руководителем... вы научили меня масштабно мыслить, быть целеустремлённым, честным в своих поступках...»

Александр Максимчук. Выпуск 1968 года. Мне приятно было его учить. Запомнился эпизод, когда в школу пришли инспекторы Районо. Инспектором по химии и биологии был Николай Куприянович Смолоус. Задача одного из вариантов была олимпиадного уровня, что довольно странно, хотя в некотором смысле и понятно. Саша решил эту задачу, причём я обратил внимание на ход его мысли — и эта последовательность точно совпала с моим решением (необходимого для проверки). Вот это и определило отношение инспектора ко мне: ведь общий итог был не совсем благоприятным. Главное — учитель на месте. Учит и может научить. Наши отношения с Н.К.Смолоусом в дальнейшем всегда были доверительными и уважительными, тем более, что успех на областной олимпиаде обеспечивали ученики нашей школы. В частности, в 1977 году наша команда, состоящая из учащихся нашей школы, заняла первое место на областной олимпиаде (для меня это не имело каких-либо последствий).

Саша выбрал для себя профессию: медицина, а базовым предметом была химия. В последние годы своей жизни Саша работал в родном городе — Славуте. Был успешным хирургом. Его смерть  (в 2006 году) стала для всех неожиданностью и большой печалью.

*Евгений Пантелеймонов. Выпуск 1968 года. С ним я ездил на областые олимпиады по химии, был он и на Всесоюзной (республиканских тогда, кажется, не было). Химическое образование получил в Москве. Работал главным инженером «Нефтехимика» (Пермь). В январе 1995 года  был назначен на должность генерального директора этого предприятия. Летом этого года приезжал (своим ходом) домой. Не забыл (просто не мог) посетить и меня — своего учителя химии. Беседовали на кухне... Так как в бывших республиках Союза царил беспредел, а Женя руководил очень доходным бизнесом, я высказал опасение, что бандиты могут добраться и до него. Женя был жизнерадостным юношей, улыбчивым, вот и на этот раз он широко улыбнулся и успокоил меня.

И вот беда пришла. 4 сентября 1995 года он был расстрелян киллером (на самом деле, их было много) на площадке возле собственной двери (планировали убить всю семью). Сиротами остались три дочери. Ему было всего 44 года.

*Валентина Ивановская. Одноклассница Саши Максимчука. Стала учителем химии, прогрессировала по служебной линии, курировала преподавание химии в штате Гороно, а в последние годы руководила Областным специализированным лицеем (всё — в Славуте), одноврекменно вела часы химии.

Борис Шмуклер. О сыне я знаю больше. Закончил школу в 1978 году. Четыре года принимал участие в областных химических и республиканских олимпиадах. За сборную команду Украины выступал, будучи учеником 9 класса (в г.Алма-Ата). На химический факультет в МГУ его не приняли, но на экзамене получил оценку «отлично». Женщина-экзаменатор спросила его, по какому учебнику он готовил органическую химию. Он ответил: по Чичибабину (известный вузовский двухтомник, который я приобрёл ещё будучи студентом). После этого она сказала: «Будет очень жаль, если вы не станете нашим студентом». Получил по химии «отлично», поступая и в Институт тонкой химической технологии. Экзаменатор боялся ставить оценку «отлично» (причины почти понятны), поэтому позвал ещё одного, и они продолжили экзаменовать вместе. Выбора у них не было. Закончил ВУЗ, поработал в НИИ Биоорганической химии, защитил диссертацию, стал кандидатом химических наук...

Александр Костюк. Закончил школу в 1979 году. Вместе с Борей ездил на олимпиады. Учился на химическом факультете Киевского университета. Там же — в Киеве - работал в науке, стал кандидатом химических наук. В 2009 году сообщил, что защитил степень доктора химических наук...

Ирина Терещук. До 10 класса был у неё классным руководителем. Школу окончила в 1989 году. Училась в Тернопольском пединституте. Диплом - с правом преподавании биологии и химии. Вышла замуж, родила ребёнка. Устроилась на работу в школу, которую окончила. Муж перешёл в нашу школу, руководит кабинетом химии, которым я заведовал 36 лет. Периодическая система химических элементов, созданная мною как информативная, до сих пор висит на стене в КХ. А сама Ирина Терещук-Янисевич вот уже несколько лет руководит школой...

Алексей Ходаковский. Закончил 11-ый класс в 1992 году. Это и был тот класс, о котором я писал выше. Кроме усиленного курса химии, я преподавал логику по собственной программе, причём не факультативно (во внеурочное время), а по расписанию уроков. Учился очень хорошо, был  лидером класса. Да и в других делах был активен, включая спорт. Окончил химический факультет киевского университета. Был соросовским стипендиатом. Встретились мы в 2000-ом году. Оказалось, что он активно сотрудничает в организации религиозного направления. Сегодня о нём ничего не знаю...

Такова палитра, расцвеченность судеб. Подчёркиваю ещё раз: это отдельные примеры с акцентом на результаты, ретроспектива, чтобы можно было ответить на вопрос — твой труд имел смысл, кроме целей пропитания, материального существования? Ответ на этот вопрос должен быть честным, правдивым, объективным. Внутренне я на него уже ответил: жизнь прожита не зря.

Далее проиллюстрирую сказанное , скажем, фотодокаументами:

Image 10 40 - 23 03 2014Фото-1. Женя Пантелеймонов и я в кабинете химии, который в дальнейшем претерпел значительные и существенные изменения.

Image 10 41 - 23 03 2014Фото-2. В светлом свитере — Валя Ивановская, рядом — Саша Максимчук

Image 10 41 - 23 03 2014 - копия - копияФото-3. Мой класс в 1967 году. Крайний справа (за девочками в белом) А.Мороз

Image 10 41 - 23 03 2014 - копияФото-4. Конференция по химии, докладчик — Борис Шмуклер

Image 10 41 - 23 03 2014 - копия - копия - копияФото-5. Конференция по химии, докладчик — Александр Костюк

Ефим Шмуклер

      Приложение

После последнего урока химии в 1997 году я проводил — по традиции — анкетирование в выпускном классе. Его итоги были мною использованы при подготовке документов для участия в финале конкурса «Учитель года-98».

Вопросы анкеты:

1.Направление выбора профессии, сфера интересов, процент вероятности осуществления мечты.

2.Критические высказывания в адрес учителя и его деятельности.

3.Положительные оценки в адрес учителя и его деятельности.

4.Прочее, что хотелось бы сказать.

Каждому ученику (ученице) давалась краткая характиеристика (опускаю: нет места).

Иванюк Наташа. «...Ефим Григорьевич, Вы хороший учитель и хороший человек. Наверно, больше я запомню уроки химии не потому, что у меня 3, а потому, что уроки у вас интересные. Я только удивляюсь вашему спокойствию и сдержанности. Учить такой класс, как наш, необходимо иметь стальные нервы».

Матвийчук Андрей. «...Оценивать человека — это не по моей части, но всё же у Вас не отнимешь то, что Вы всех нас жалеете и вытягиваете, насколько можете...»

Зинчук Таня. «...если бы мы успевали всё записывать... Нравится то, что даёте возможность тем, кто учится на три, иметь оценку «3», если бы они сдали тетрадь по химии (на проверку наличия всех уроков — Е.Ш.), по все правилам. Мне нравится, как нас научили решать задачи...»

«Сегодня у нас последний в нашей жизни урок химии, к большому сожалению. Не думала, что так тяжело будет расставаться... на уроке химии я не только узнала многое, но и узнала другое, полезное для себя. Если честно, когда в первый раз мы пришли сюда, я Вас боялась, мне показалось, что Вы строгий учитель. Но

сейчас, за все эти годы, я могу сказать, что вы добрый, умный учитель. Побольше бы было таких людей...»

Малиновская Наташа. Учитель химии... мы к нему очень привязались, мы будем очень скучать. Я думаю, что после школы всё же мы не забудем нашего учителя и будем его навещать. Как это делают все ученики нашей школы».

Волковецкая Наташа. «Никаких критических высказываний нет ни к учителю, ни к его деятельности. Уроки, которые проводились у нас, были обширные. Но не каждый человек может понять химию. У нас записи в тетрадях лучше, чем книги. Помнить будем химию, учителя химии, и его деятельность».

Поначёвная Наташи. В адрес учителя химии, которого я очень уважаю, я ничего, кроме благодарности и восхищения не могу высказать. Так как он повода такого не дал за все эти годы, которые преподавал у нас. Если я смогу, то я выскажу свои соображения о Вас и о Вашей деятельности. Вы сами прекрасно это знаете и не раз то доказали, но я считаю Вас очень умным человеком, котрого больше такого не встретищь. Меня всегда восхищала Ваша энергия, та надежда, которую Вы всегда испытывали, желая нам хоть что-то передать, другой бы давно на Вашем месте разочаровался, потерял надежду».

Гуменюк Ирина. «...Хочу внести какое-то достижение в медицину, как вы в науку химию. Как я могу Вас критиковать.. Если бы у меня были знания хотя бы половина ваших... Когда я вошла первый раз в ваш кабинет, после того, как приехала из Сум, то именно ваш кабинет навеял на меня школьную атмосферу... Хочу сказать, что ваши подходы к проведению урока оригинальны. Хотела бы начать изучение химии с самого первого урока и вообще повстречаться ещё с интересными учителями... навряд ли кто-либо из учеников сможет Вас забыть. Вы како-то особенный учитель. Я никогда не видела Вас сердитым. А просто уравновешенным человеком».

Степанюк Оксана. «...Многие говорят, что вы очень строгий, но я считаю, что они вас просто не знают... Во-первых, вы очень интересный человек, умный, уважаемый. Мне нравится, что у вас всё рассчитано до мельчайших деталей, вы человек экономный. Поэтому наш кабинет химии самый лучший и богатый. А ещё я хотела бы быть хотя бы немного похожей на вас, а именно быть такой умной, гордой, солидной, как вы. А хочется сказать то, что сегодня был последний урок. Даже как-то грустно расставаться. Вы знаете, уходя их школы, я унесу с собой все ваши шутки, наши уроки».

Самсонова Вита. «Вы очень большой объём и очень сложно выдаёте информацию... Восхищает ваша преданность такой науке, как химия. Радует, что есть такие люди. Потому что большинство не только учителей, но и вообще людей, относятся к своей профессии безразлично, без интереса. Видно, что вы пошли дальше, чем область знаний учителя. Бывают интересные уроки, например, Урок № 62 «Химизация народного хозяйства».

«...думаю, что вы добились в жизни чего хотели. Вы можете не поверить, но мне жалко, что сегодня у меня последний урок химии в школе».

Молодов Павел. «...У меня есть возможность немного покритиковать Вас... побольше чего-нибудь интересного... всё интересное влечёт.. не знаю или я прав. Можно сказать, что это ваша миссия и вы её хорошо исполняете. Я говорю откровенно: вы великий человек, что не всем дано понять вас. Ваше место не тут, а в более высоком обществе. Немного я хочу стать таким умно-начитанным, как вы»

Примечание-2. Важная деталь (что впечатляет): непосредственное восприятие учителя учеником и восприятие-воспоминание во времени (уже не дети), в принципе, в сущности, в точности координат-характеристик, лишено противоречий, несовпадений, псевдоакцентов. Это даже мне интересно.

 

Ефим Шмуклер,

3 марта 2014 г.

Приложение (продолжение)

Недавно совершенно случайно открыл страницу, содержащую строчку «Моя школа № 4 и она лучшая потому что...» (после распечатки обнаружилось:

htth://nakarkat.ru/b/1596416-eicdb). Речь шла о средней школе № 4 г. Славута (Хмельницкая область, Украина). Вспоминают выпускники этой школы разных лет. Указывают только имя. Иногда — год окончания школы. Вот отдельные высказывания (как правило, они лаконичны).

Raisa. Она лучшая. Я закончила её в 1965 году. И учили меня лучшие из лучших учителей.

Елена. Несмотря на то, что прошло более 30-ти лет после окончания школы, низкий поклон замечательным, с большой буквы УЧИТЕЛЬ, людям, которые научили нас всему — грамоте, уважению, добру. Всем огромное спасибо!!!  Мои учителя (курсивом — мои пометки — Е.Ш.): Кац Борис Маркович (директор школы, историк), Сокол Галина Алексеевна (начальные классы), Механик Борис Иосифович (учитель математики), Шмуклер Ефим Григорьевич (учитель химии), Ерёмов Василий Семёнович (завуч школы, учитель русского языка и литературы), Василевич Александр Тимофеевич (учитель украинского языка и литературы), Пекер Раиса Самойловна (учительница английского языка, выпускалась в 1966 году), Смолина Эльвира Леонидовна (учитель географии). Через всю жизнь я несу благодарность этим людям.

(Примечание: многих из названных коллег уже нет в живых, лучше было бы, если бы оглашение их имён состоялось при их жизни, и как важно сохранить память о людях, которые честно служили делу обучения и воспитания молодого поколения).

Светлана.  Я люблю свою школу за то, что там прошли лучшие годы моей жизни. Один только Ефим Григорьевич чего стоит! (Прошу прощения у читателей, но из песни слов не выкинешь...).

Лариса. Я закончила школу № 4 в 1967 году... Большое СПАСИБО нашим учителям за их труд.

 

Е.Шмуклер,

   15 марта 2014 года.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?