Независимый бостонский альманах

ОПАСНАЯ  ДНК-ДЕМАГОГИЯ  КЛЕСОВА

05-02-2015

image001

Советский и российский учёный, археолог, культур-антрополог, филолог, историк науки. Профессор, доктор исторических наук. Один из основателей Европейского университета в Санкт-Петербурге. Автор многих книг и сотен статей. преподавал в  Санкт-Петербургском и Европейском университетах до 1997 года. Преподавал в зарубежных университетах — Западно-Берлинском, Венском, Даремском, Копенгагенском, Люблянском, Турку, Тромсё, университете Вашингтона в Сиэтле, Высшей Антропологической школе Молдавии и др. Выступал с докладами и лекциями в Кембридже, Оксфорде, Лондоне, Стокгольме, Мадриде и других научных центрах Европы. Полную библиографию (свыше 500 названий) см. на сайте Археология. РУ

[Нижеследующий текст представляет собой нарезку из выступлений Л. С. Клейна в интернетной дискуссии во весроссийской газете ученых «Троицкий вариант» по статье 24-х ведущих ученых о ДНК-генеалогии А. А. Клёсова. Поэтому кое-где логическая связь  между абзацами может пропадать, поскольку эти абзацы были ответом на чьи-то выступления  в дискуссии].

 

  1. Карьера Клёсова и ее венец (с цитатами из Клёсова)

Возмущаясь тем, что его объявили лжеученым, Клёсов удивляется, почему его раньше не называли лжеученым – он ведь всегда лез в чужие науки.

Клесов изобретал антиангиогенные и противовоспалительные лекарства, изучал взаимодействие полисахаридов с раковыми клетками, и никто его «не упрекал за то, что я не клеточный микробиолог». Правильно — потому что он ограничивался своим делом и не претендовал на лечение людей от рака.

Затем он работал в компании по производству композитных материалов, и никто его не называл лжеинженером. Правильно – потому, что и не претендовал на строительство из своих материалов.

Применив свои познания в области ферментативного катализа, он добился успехов и «никому не приходило в голову упрекать меня за то, что я не микробиолог». Правильно – потому что в микробиологию он не лез и лечение ферментами ни животных, ни людей не проводил.

В последние годы он активно занялся ДНК-генеалогией, стал изучать «картину мутаций в Y-хромосоме, не занимаюсь генетикой». А. Клесов признает, что он «не генетик и к генетике отношения не имеет». Его специальность «химическая и биологическая кинетика. Иначе говоря – наука о скоростях реакций». «И вдруг – к моему изумлению – раздался хор голосов российских попгенетиков, что я там «не специалист», потому что не генетик. Помилуйте, причем здесь генетика?»

Вот тут А.А.Клёсов лукавит. Раздался хор голосов не только генетиков, но и лингвистов, археологов, этнологов, антропологов и историков. И эти голоса отчетливо говорят, что Клёсов, во-первых, занимается именно генетикой, называя ее ДНК-генеалогией, во-вторых (это уже генетики говорят), плохо к ней подготовлен, не владеет современными ее методами, нарушает вообще базовые принципы науки. А главное, во всех этих науках, к которым он совершенно не подготовлен, он вводит некие фундаментальные понятия и отождествления, нарушающие их природу, биологизируя социальные явления.

Да, это был способный человек, только болезненно амбициозный. Но до сих пор он употреблял свой талант на благо науки, а теперь употребил его во зло. И получил соответствующий отпор.

 2. Суть обвинения в лженауке

[Клёсов  всячески старается представить дело так, что суть спора состоит в получении датировок гаплотипов и его датировки, полученные одним  методом (который не он изобрел)  реалистичнее датировок остальных ученых (полученных другим методом). Действительно, последние датировки его оппонентов, полученные новым, третьим методом, сдвинулись к датам, которые отстаивал Клёсов. Но неясно, окончательная ли это дата, а главное – спор идет совершенно не об этом.]

[В ответ на утверждение сторонников Клёсова, что он сумел точно определить дату калана Макдональдов и она совпала с известной по письменным источникам ]. Не дата начала клана Макдональдов выведена Клёсовым из своей формулы и скорости мутаций, а наоборот, скорость мутаций высчитана из дат клана Макдональдов. И формулу изобрел не Клёсов. И вообще методов расчета три, а у Клёсова применяется только один из них. Что в применении формулы у Клесова много ошибок, показано в статье компьютерщика Валерия Запоржченко

Клёсову тут основные спорщики возражают содержательно. А «его» логарифмическая формула — не его и к тому же не содержательный, а технический вопрос. Основные споры идут не о ней. Это Клёсов старательно уводит спор от содержательных вопросов к датам и логарифмической формуле. Если бы предмет спора был таков, то не было бы обращения 24 специалистов по разным наукам в газету ученых. Суть спора в том, как понимать синтез наук: как упрощенные отождествления (это лженаука) или как сложную проблему (это наука).

Клёсов уже начал соображать, что дал маху, и всячески старается представить дело так, что это у него оговорки или безобидные переименования. Но не ради переименований же он пишет толстые книги по чуждым для себя наукам и не ради этого тесно связался (соавторство!) с откровенными лжеучеными и воинствующими дилетантами. Нам не переспорить его нужно, а показать всем, что это такое.

Да, статья с декларацией (24-х ученых, подписавших статью против Клесова) появилась, так сказать, опережающей. Она была спровоцирована допущением Клёсова на конференцию в здании Президиума РАН, которую организовывала в основном провинциальная община, заинтересованная многообещающими анонсами Клёсова. Стало ясно, что Клёсов, судя по его политическим заявлениям и претензиям, рвётся к слиянию с властью, то есть следует стопами уже не Петрика, а Лысенко. Вот и решено было в этих условиях показать всем истинное реноме Клёсова в научном сообществе. У каждого из подписантов, квалифицированных специалистов в своих областях, есть конкретные опровержения Клёсовских писаний. И они либо предъявлены (ряд работ уже опубликован), либо будут предъявлены в ближайшее время. Как Вы знаете, научные работы публикуются значительно медленнее, чем газетные статьи. В газетной статье ожидать конкретного разбора не очень разумно. А основные принципы сугубо критического отношения к работам Клёсова в ней названы.

Дело в том, что в отличие от всех вышеописанных случаев, здесь он вторгся и в абсолютно чуждые ему науки – историю, археологию, лингвистику, этнологию, антропологию – и стал решать их основные проблемы, да еще заявлять с апломбом, что он единственный вправе их решать, а все эти специалисты ничего не понимают. Он вкупе с отъявленным лжеученым Тюняевым пишет толстенную книгу о происхождении человека (антропогенез), он сам пишет еще одну толстенную книгу о происхождении славян (этногенез), он запросто решает трудную проблему о роли варягов в истории, он выпускает книгу о приключениях ариев на просторах Евразии.

То есть он делает то, от чего ранее воздерживался. А сейчас он зарвался, поводья отпущены. Он отождествляет понятия всех этих чуждых ему гораздо более чем генетика, наук и приходит к чудовищным и опасным искажениям. Раньше, чем пройти апробацию у коллег-ученых, он вынес свои сумасбродные заключения на суд толпы, апеллируя к ней против ученого сообщества.

А вот аргументировать подробнее научному сообществу нашу оценку писаний этого агрессивного фрика имеет смысл, и сделать это надлежит каждому в его специальности. Одна моя небольшая работа с разъяснениями вышла в моей книге «Этногенез и археология», том 1, другая (о Рюриковичах) печатается в «Вестях» Института истории материальной культуры, а большая рецензия на его «Происхождение славян» выйдет в Российском Археологическом Ежегоднике за 2015 год.

Картина эта для Клёсова весьма печальная. Он, конечно, сохранит популярность на своих сайтах и в своих журналах, будет издавать книги со своими специфическими соавторами, словом, будет в своем репертуаре, по-прежнему изощряться в хамстве. Но широкая публика будет знать, кто есть кто. И его пышные титулы никого не обманут. В тех науках, в которые Клёсов влез со своими непомерными амбициями — в историю этногенеза (где сотрудничают лингвистика, этнология, антропология и молекулярная генетика), — он декларировал новые положения, способы синтеза наук, фундаментальные для этих наук и полностью извращающие научный подход. Это и есть лженаука. В этом суть его бостонской ДНК- генеалогии.

Вульгаризация, непомерные упрощения, брань, всяческое принижение своих оппонентов, самовозвеличение и самозванство, потакание отнюдь не самым разумным запросам толпы — вот на чем стремится Клёсов строить свои успехи у публики. Да, тут у него нет конкурентов. «На этом поле он выигрывает». Но Вы не заметили, что поле сужается.

Его сторонники пишут: «Когда Клесов действует в рамках своей компетентности в анализе ДНК-маркеров, он ничего принципиально лженаучного не делает». — А никто и не утверждает, что он в этом своем амплуа делает что-либо лженаучное. Точно так, как он не делает ничего лженаучного в пользовании компьютером, телефоном и бумагой А4. Но тут он не делает и крупных научных открытий, всё открыто до него и помимо него. Он тут заурядный юзер, только очень проворный.

Лженаука его в другом, в способах синтеза наук для этногенетики, в ее принципах. Клёсов упрямо сдвигает обсуждение в зону обычного анализа ДНК-маркеров. Это хитрость Клёсова понятная.

А.А. Клёсов не понимает, почему его называют лжеученым. Он излагает это свое недоумение в ответе И. Тоноян- Беляеву и весьма подробно излагает свои возражения. Пройдемся по этому изложению и постараемся объяснить А.А., в чем причина столь распространенного и почти общего в науке представления.

Происхождение и распространение гаплотипов и параллели с миграциями устанавливают все популяционные генетики (и не только они), но делают это не так упрощенно как Клёсов и не так льстят всем, от кого получают заказ. Поэтому тут вульгаризация Клёсова — только в непомерном упрощении всех операций. Можно назвать это лженаучностью тоже, но только как дополнительный фактор.

А основное — в его способах синтеза наук.Вот тут ядро его лженауки. Клёсов со своими популярными программами ничем не отличается от Глобы (только опаснее). А его соавторство с Тюняевым закономерно. Как и его предоставление своего «Вестника» (его домашней Академии) фантазёру Чудинову, находящему русскую письменность в палеолите, и почитателям «Влесовой книги».

Истории и археологии может принести пользу применение методов геногеографии или популяционной генетики или молекулярной генетики, называйте как хотите, но это не создаст ни молекулярную историю, ни молекулярную археологию, как не создало радиоуглеродную археологию использование методов радиохимии (радиоуглерод). У истории свои принципы, критерии и своя система методов, в которой методы молекулярной генетики займут свое скромное место.

Мы предупреждаем друг друга о том, что перед нами лженаука и лжеученый, чтобы этот опытный вербовщик не мог заманивать в свои путы доверчивых ученых, первоначально реагирующих на его регалии и красноречие. Чтобы он не собирал взносы с доверчивой публики на свою фантастическую лабораторию, где данные, судя по всему, не получат должной обработки. Чтобы не имел успеха в одурманивании властей (как это делал Петрик). То есть, условно говоря, мы именно призываем не подавать ему руки. Не пускать его и дальше в сообщество ученых.

Подстановка рода на место гаплогруппы – это научный подход? Наполнение лингвистических категорий биологическим содержанием – это не лженаука? Соавторство с Тюняевым и поднятие на щит воинствующего дилетанта Задорнова – это не свидетельства лженаучности позиций самого Клёсова? Наконец, в истории болезни и защита того же Петрика.

Единственное отличие бостонской ДНК-генеалогии самозваного гарвардского профессора Клёсова от Петрика — это то, что Клёсов еще не успел обзавестись властными покровителями, а от академика Фоменко — в том, что лженаука Клёсова значительно общественно опаснее.

Клесов приравнивает гаплогруппу к роду, а род уходит вглубь тысячелетий. Славян он же выводит как минимум из 9 тысячелетия (не говоря уж о его соавторе Тюняеве, который возводит славян к палеолитическому русантропу – без всяких поправок от Клёсова).

У Клёсова принципиальная ошибка. Она – в отождествлении гаплогруппы с родом, а рода с этносом в тесной увязке с языком. А даты – вопрос технический.

Сложностей везде много, но скачок от молекулы к клетке все же один, и его занимает биохимия. А скачков от молекулы к социальным формам жизни минимум два, и одна наука, охватывающая этот скачок невозможна. Любая дисциплина, претендующая на это, неизбежно становится лженаукой.

Человек, спекулирующий на выводах вполне реальной науки, сделанных другими и искажаемых им в угоду политиканству, — это явно черта лжеученого, вдобавок к ряду других.

Распространение и происхождение гаплотипов выявлялось и до Клёсова, выявляется и помимо Клёсова, а его новшеств в этом нет, и нет никакой особой науки, разве что он оседлал особое название — «ДНК-генеалогия». Он освоил небольшое количество методов, как говорят специалисты, устаревших. Но спор об этом не вызвал бы никаких скандалов. Это рутина науки, и она ему неинтересна.

 3. Этносы, языки и гаплогруппы

[Кроме выдвижения идей, противоречащих всему опыту науки и ее основным принципам, типичным признаком лженауки является ее апелляция к публике, упор на популярные и выигрышные темы, способные воодушевить массы, особенно поверхностно образованные. Так, эксплуатируется патриотизм и запросто переводится в национализм и шовинизм. Разумеется, такой острой и выигрышной темой является тема происхождения народов, этногенез. Отсюда стремление не ограничиться скоростью мутаций в гаплогруппах, а вывести результаты в этногенетику, присвоить себе привилегии решать вопросы этногенеза в истории, лингвистике, антропологии, археологии – науках, к которым у Клёсова нет ни малейшей подготовки. Здесь же и проблемы ранних этапов русской государственности – пресловутый норманнский вопрос – его считают решенным? Ан нет, мы покажем, что и он не решен. Есть там еще несколько человек, возражающих против признанного решения – антинорманистов. Вот же настоящие патриоты!]

а) Этносы

Обычно мы не знаем первобытных этносов. Никто их не знает, ни я, ни Вы, ни Клёсов. Когда они возникли — тоже не совсем ясно.

Археологи стараются увязать свои археологические культуры не с этносами, а с языками. Но уже в ХХ веке археологи (тот же Вале) сообразили, что регулярности в совпадении культур с языками тоже нет. А главное — при переходе от популяций к производным популяциям культуры и языки передаются не вместе, а нередко разными путями. То есть главные корни археологической культуры (у нее обычно их несколько, ведущих в разные стороны) не обязательно совпадают с главными корнями языка. Да и вообще язык в своей грамматической части передается как система, а культура — не системна. Она — конгломерат.

Вот с чем приходится считаться.

Гаплогруппы еще более отделены от археологических культур и языков, как и расовые типы. Хотя и те и другие могут маркировать популяции связанные в некие моменты с определенными языками. Длительных линий совпадения нет.

Под этносами чаще всего, если быть точным, в наших рассуждениях имеют в виду языки или языковые семьи. Что такое этнос, я, как уже говорил здесь, разбираю подробно в книге «Этногенез и археология», первый том. Говоря о славянах или финноуграх, мы имеем в виду некую популяцию, говорящую на языке славянской или финноугорской языковой семьи, ничего более. Всё что мыслится сверх того, — уже сдвиг понятия, неточность мышления или метафора. Подразумевается, что некогда в основе всех языков славянской семьи был один этнос, всех языков финноугорской — другой. Но скрывается ли именно он за той или иной археологической культурой сказать очень трудно, даже если ее принадлежность к славянской или финноугорской семье очень вероятна.

Что же касается антропологического типа или гаплогруппы, это еще более сложная проблема, потому что, во-первых, в одном этносе с его языком/языками обычно намешано несколько гаплогрупп, часто много, а во-вторых, языки нередко смещались с этноса/популяции, переходили к иной производной популяции, чем культура или расовый тип, не говоря уж о самосознании/идентичности и именовании соседями. Развитие гаплогрупп — это одно древо, а развитие культур — это другое древо, развитие языков — третье, и совпадать могут лишь отдельные их веточки. Я уж не говорю о том, что гаплогруппы как некие обособленные роды — это фикция и обман.

б) Славяне

Когда-то славяне (словене) были этносом, но уже много веков славяне — это только языковая семья. Нет ни славянской расы, ни славянской религии, ни славянского политического объединения, ни специфически славянской культуры, ничего. Нет даже славянского языка — только сходство языков. Это всё, что объединяет славян. И идея о том, что когда-то они были единым народом.

[Ответ на вопрос о калмыках, перешедших на русский язык]. Когда Вы берете калмыков (или хотя бы евреев), для которых родной язык — русский, это совсем другая тема: о двуэтничности многих современных людей. Отец из одного этноса, мать из другого. Предки из одного этноса, дети —перешли в другой. Смешение и ассимиляция — сугубо современные процессы.

Как называть этих людей с двойной этничностью? А как они сами себя ощущают. Я чистейший еврей по происхождению — все предки, насколько я могу проследить, евреи. Но уже три поколения до меня в семье нет иудейской религии и вообще никакой. Нет еврейского языка — ни идиша, ни иврита. Родной язык русский, культура — русской интеллигенции. Моя Родина — Россия. Везде в мире меня принимали как русского ученого. Я ощущаю себя русским еврейского происхождения, как есть русские польского происхождения, немецкого происхождения, как едва ли не весь наш исконный Север — русские финноугорского происхождения (отсюда, наверное, псковское цоканье). Ваши калмыки — это русифицированные калмыки, постепенно становящиеся русскими калмыцкого происхождения. Можно ли называть их славянами? Сейчас, наверное, еще нет, а через пару поколений — да.

Люди, которые у нас называют себя славянами, прежде всего русские. И от этого никто из них, кажется, не отказывается. Если, называя себя еще и славянами, они принимают тот верный тезис, что русский язык принадлежит к числу славянских, то они правы. Если они имеют в виду нечто сверх этого, то они ошибаются в угоду своим националистическим или панславянским или каким- то еще взглядам. Хотят некий этнос возродить или некую идею воплотить, но никакой реальности за этим нет.

Что касается калмыков, то с ними происходит то же, что раньше произошло с мерей, муромой, мещерой, совсем недавно — с весью (вепсами). Немного сдерживает этот процесс существование особой республики. Но есть и еще одна возможность — выделение в особый этнос, говорящий также на русском языке. Как есть вдобавок к немецкой австрийская нация, говорящая на немецком языке, есть швейцарцы, говорящие на немецком языке, есть шотландцы, говорящие только на английском языке (причем все) и т. д. Так что зайдите через лет 100 - 150, тогда поговорим.

Поскольку славяне — не этнос, а языковая семья, идентифицировать себя как славянин непосредственно невозможно — так же, как идентифицировать себя непосредственно как романец, или финноугр. Но можно найти свое место в этом объединении — через соответствующий народ. Так, в Ставрополе, очевидно, к славянам могли себя отнести граждане по меньшей мере трех национальностей: русские, белорусы и украинцы, а к тому же еще и поляки и т. п.

Так что, на мой взгляд, славянин — это не идентичность, определяемая на основе свободного выбора. Если Вы русский, то Вы — славянин, хоть бы Вы это и отрицали. Вы можете назвать себя хоть англичанином, но все окружающие не примут это всерьез. Так что Ваша свобода конструирования тут ограничена.

Человек (русский) может идентифицировать себя как угодно — как англичанин, Наполеон, инопланетянин. Или как его душе будет угодно еще. «Вы скажете ему, что он заблуждается? Но на каком основании?» На основании того, что идентификация себя не является никогда сугубо индивидуальной. Она всегда ориентирована на внешнюю среду, на социум. Социум или принимает ее или отправляет индивида, провозгласившего себя Наполеоном или инопланетянином, в палату, где уже находятся ему подобные.

Кроме того, этническая идентификация, подразумевающая солидарность с кем-то, отличается от остальных (партийной, классовой, возрастной, корпоративной и т. д.) тем, что ориентирована на создание или восстановление или поддержание выделенного социального организма - государства или ему подобного образования. У славян как у массы этой цели нет. Можно, конечно, создать политическое объединение с этой целью, но это и будет партия или союз или кружок с такой кличкой, а не этнос. Для этноса нужно, чтобы такой идеей владели массы. А не некий индивид.

в) арии

Ариев ни в молекулярной генетике, ни в антропологии нет. Есть гаплогруппы , которые «ДНК-гнеалогия» Клёсова воспринимает как ариев, и расовые группы, которых нацисты и их предшественники воспринимали как ариев.

[Клёсов заявляет, что придает слову «арии» не то значение, которое он имеет в лингвистике (индоиранские народы), а другое – это род, биологическая общность. То есть то, которое придавали немецкие нацисты.]

Новый смысл можно придавать терминам только в том случае, если у них сдвигается значение в реальности, и то придавать с большой осторожностью. А пока это не доказано, наука старательно этого избегает. Это же азы.

Нацисты придали лингвистическому термину «арии» новое наполнение — биологическое. Это плюс или минус? Клёсов делает то же самое. Ну же, «адвокат дьявола» [обращение к зав. лабор. Денни], давайте свои аргументы! Если мы называем славян ариями, то мы, во- первых, переводим связь с лингвистической на кровное родство, а во-вторых, — подключаем уже в этом плане славянство не к балтийскому кругу, а к индоиранскому. Это не просто терминологические игры, а тихой сапой нам подсовывается очень узкая и определенная концепция. Гаплогруппы в реальности не представляют собой отдельные обособленные популяции. Они как таковые не существуют и за пределами первых нескольких поколений от первопредка не существовали. А у Клёсова они действуют в истории как некие силы. Хотя Клёсов меняет показания. То он отождествляет гаплогруппы с этносами, то открещивается от этого. У всех на глазах. Мы что, слепые?

Если Клёсов перейдет на отдельную для генетики терминологию, согласимся ли мы с ним работать и принимать его всерьез? — Нет. Потому что расхождения не чисто терминологические. Он же принимает гаплогруппы за некие отдельные роды, отдельные кровнородственные сообщества, переживающие отдельные судьбы, сражающиеся с другими такими родами в истории. Поэтому как их ни именовать суть останется. Мы считаем эту концепцию ложной и вредной. Клёсов иногда на словах отрекается от нее, но на деле проводит ее неуклонно в своих работах.

г) антинорманизм

[Я подробно писал об антинорманизме у Клёсова и его приспешника Задорнова, незачем здесь повторяться. Можно посмотреть мои статьи на страницах «Троицкого варианта». Только для характеристики способа полемики Клёсова пару цитат. Он хочет привести мою аргументацию к абсурду – что я, де, постулирую столько норманнов на Руси, что их и в Швеции столько не было.]

Вот цитата из Клёсова: «Вы же писали, что на Руси было 13% скандинавов, это — полмиллиона человек». Не писал я этого. Не на Руси было 13% скандинавов, а в трех ярославских могильниках. Но это только в городах и возле городов. В восточно-славянские земли прибыло не множество скандинавов, но достаточно (то есть довольно много), чтобы обеспечить управление рядом городов. На селе скандинавов вообще не было.

Еще цитата: «Вы за древних скандинавов принимаете древних славян. Что не оставляет от главной части норманнской теории камня на камне». — Никакой «норманнской теории» не существует. Это жупел, созданный антинорманистами для придания смысла своей активности. Этническое определение населения Руси делать не самозванному профессору Гарварда.

д) вопрос о патриотизме

Я не упрекаю этого бостонского экзопатриота в измене и антипатриотическом поведении за его эмиграцию. Причины эмиграции бывают разными. Это он вменяет нам всем измену родине и прочие грехи против русского народа. Это он, витийствуя из Америки, требует, чтобы мы преклонились перед кучкой антинорманистов, несмотря на отсутствие у них сколько-нибудь вразумительных доказательств. Это он, десятилетиями работавший на американскую промышленность, добивавшийся и добившийся гражданства США, учит нас, российских граждан, оставшихся здесь, как нужно любить родину. После этого он еще смеет говорить, что его «подташнивает» от нашей дискуссии.

  1. Отношение к оппонентам

[Еще один типичный признак лжеученого – отвержение критики, враждебное отношение к оппонентам. Лжеученый как правило воспринимает критику как неспровоцированные нападки недоброжелателей на непризнанного гения, продукт желчной зависти и коварного сговора цеховых ученых к нарушителю спокойствия. Соответственно он идет войной на цеховую науку, всячески принижает и оскорбляет своих критиков, чтобы дезавуировать их критику. На этом фоне он идёт на военные хитрости – приписывает себе несуществующие титулы, добывает и другими способами, пусть и не очень этичными,  материальные блага и почести.]

Отклики А. Клёсова очень оригинальны. Все могут быть крупными учеными (даже, наверное, я) в чем угодно, но как только мы посмели возразить Клёсову или не принять его выкладки за святые истины, так мы теряем свой статус и становимся ничтожествами, подлецами, прощелыгами и позорными подписантами. Но Клёсов очень снисходителен: «Вы могли прислать мне Вашу статью для предварительного рассмотрения». Не прислал, виноват. И следующие сдал в печать, не прислав.

а) история отношений.

[А. А. Клёсов старается создать впечатление, что так много ученых выступили против него только из корпоративных соображения, что вся дискуссия затеяна из личных обид некоторых ученых, прежде всего семьи Балановских, а также Клейна. Е. В. и О. П. Балановские на этот выпад ответят сами, а я отмечу только о себе.]

С А. А. Клёсовым я общался много, но только заочно, поначалу именно с научной точки зрения (на контакт со мной вышел он сам, желая завербовать меня в свои сторонники,  и очень хвалил меня), но после опыта общения с ним (наша переписка опубликована им), я перешел по отношению к нему на точку зрения не только «критическую», но и «обличительную». Поскольку пришел к выводу, что это лженаука. Как алхимия, астрология, хиромантия, организмика и прочее. Уже в переписке выявились кардинальные разногласия. Здесь нет ничего личного (его личные выпады появились уже потом). На «старые счеты» с ним тоже не претендую: лично нам с ним делить нечего, а познакомился с ним и распознал его В. Лебедев значительно раньше меня. Это для точности.

б) жалобы на непонимание ученых

[Еще один признак лженауки – постоянные увёртки и попрёки, что его не так прочли, что неверно поняли, злостно извратили.]

Когда Клесову предъявляют обвинения в несуразностях, он требует подтверждающих цитат из своих произведений. А когда ему предъявляют цитаты, он отвечает: «не прыгайте блохой по моим оговоркам». Кроме того, он заявляет, что его писания рассчитаны на «не-дебилов». Вот если оппоненты не дебилы, то, не взирая на то, что написано, они сразу правильно поймут, что он хотел сказать.

Рассчет Клёсова плохой. Его оппоненты отнюдь не дебилы, и они в своих суждениях опираются не на его оговорки и проговорки (а он, бывает, проговаривается), а на суть его произведений. На то, что в средней школе называют «содержанием».

в) хамство

Всё это (всё!) типичные признаки лженауки. Ей соответствует и его хамский тон в суждениях о своих оппонентах и критиках. Читаем для примера его последний пост на «Переформате». Вот «перлы» этого сквернослова, всего лишь в ОДНОМ постинге — о наших ученых (собрала филолог Юлия):

«Это – список подлецов, падение научной этики – беспредельное.У них хватило дебильности… о них как глупых и некомпетентных людях, со страстью мазохиста… Им нужно только прокукарекать, и не более того. Будь я на месте их начальников, они тут же бы вылетели из Академии… мало того, что подлецы, но подлецы некомпетентные, лживые, агрессивные. И это тоже современная Академия наук России, можете себе представить. …они все «на букву Б», это же скопище посредственностей, они рулят сейчас в России в своих науках. …на свет Божий полезла всякая остепененная и опрофессоренная шушера… было бы ужасно для меня иметь мировоззрение упомянутых прощелыг, когда надо – солгать, когда – передернуть… Короче, никаких претензий от них я не принимаю, потому что уровень не тот. …планктон типа…» И т.д.

После того, как А.А. Клёсов занес меня в свой список «подлецов» и «прощелыг», дискутировать с ним непосредственно считаю невозможным. Спорить нам с ним не о чем. Всё сказано. Его не переубедить, он глух к аргументам. С его перлами в «Переформате» мы знакомы, читали — насладились.

[О. Л. Губарев правильно заметил, что это хамство отражает еще один признак лженауки – расчет на публику, апелляцию к малообразованным массам: им непонятны рассуждения о гаплогруппах, зато очень понятны и близки лихие наскоки на признанных ученых, забравшихся слишком высоко.]

г) индексы и рейтинги

[Клёсов старается всячески возвеличить себя, потрясая своими старыми регалиями, и принизить своих оппонентов. Для примера он избрал меня. В ответ на заявление Клёсова и его приспешников, что  его научный рейтинг гораздо выше, чем мой, и на предложение одного доброжелателя легко увеличить мой индекс, упорядочив мои неучтенные работы.] Мне рейтинги не нужны. Я давно нигде не служу и никуда не собираюсь наниматься. Мое имя и так звучит весомо — специалисты знают мои 700 работ и мои 40 книг. Они постоянно видят и ссылки на мои работы, рецензии на них. Меряться с кем-либо своими индексами мне ни к чему. Кроме того вне естественных и точных наук эти индексы слишком неадекватны.

Клёсов хвастался тем, что у него большой индекс Хирша не в пример мне. Но этот не столь уж большой Хирш в основном рассчитан по его работам в химии, а не в рассматриваемой области. Индекс этот рассчитывается только для естественных и точных наук (мои работы – не в этой сфере) и не учитывает ни монографии, ни вес издательств. А если учесть все перечисленные мною показатели, то я его далеко опережаю. Меня издают такие издательства, как Oxford University Press, Peter Lang, изд. Петербургского университета и др.

Моя лекция в Кембридже (состоялась в театре университета) была запланирована за два года и на нее съехались ведущие археологи Англии. Мой доклад на конференции в Лондоне был назван «бомбой» — в отличие от Клёсова (в «Происхождении славян») не мной самим, а председателем конференции. На мою встречу с археологами Швеции съехались завы кафедр археологии Швеции и в официальном объявлении я был аттестован как «легендарный археолог Европы». Об этом пишет журнал Current Swedish Archaeology. Прошу прощения за нескромность, но я привожу эти факты только в опровержение инсинуаций Клёсова, для которого это был способ показать, что он по объективным показателям гораздо выше своих оппонентов..

д) обвинения в нарушениях этики

Кого-то огорчает «Лебедевский пасквиль и его рассуждения о доходах Клёсова», как и то, что мы одобряем эту критику. А как нам еще воспринимать сведения о миллионных доходах Клёсова (это не опровергнуто) на фоне его обращений к не очень богатым российским массам во время тяжелого российского кризиса — собирать с миру по нитке на его будущую лабораторию, к тому же не обещающую передовой уровень? Когда сам он писал, что владеет домами и имениями в разных странах.

Согласен, само по себе это не доказательство лженаучности. Но это дополнительный штрих к облику лжеученого.

Кроме того, речь у Лебедева шла о незаконных (!) доходах, о мошенничестве, о судебном деле. И приведены документы, факты, графики. Вот какие «доходы» примешаны к научным спорам, и примешал их сам Клёсов, и это имеет прямое отношение к его облику. Честный человек или нет — очень важно для представления о его научном потенциале.

ж) об эрудиции и лженауке

О клёсовской эрудиции. Он же обвиняет других в том, что те не читали сочинения О.В. Творогова о «Велесовой книге» и приложенных к нему самих текстов этой книги. А он, Клёсов, де, читал. Пускает пыль в глаза. Не читал. Иначе не называл бы в этой самой формулировке эту рукопись исключительно «Велесовой книгой» (дважды). Она Влесова книга.

Творогов О.В. «Влесова книга» // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1990. Т.43. С. 170–254.

з) самозванство

[В дискуссии и вне ее не раз поднимался вопрос о самозванстве  Клёсова, о его хитром манипулировании титулами, чтобы создать в Росси впечатление о его высоком статусе в заграничной науке, изучающей гаплогруппы.]

Вернемся к вопросу о самозваном профессорстве Клёсова в Гарварде. Я предложил ему опубликовать документ о присвоении титула профессора и этим закончить спор. Мы бы все извинились за наши подозрения в мошенничестве и самозванстве и больше этот вопрос бы не поднимали.

Есть у него титул или нет, это для оценки его взглядов не имеет значения. Центр тяжести — в слове «мошеннически». Клёсов выдает длинную тираду, перечисляя доказательства своего профессорства в Гарварде — вплоть до таблички на дверях кабинета и распития чаев с президентом колледжа. Тогда как есть ведь самый простой способ — опубликовать документ о присвоении титула. И закрыть спор по этому вопросу.

На это А. Клёсов заявил следующее:

«У меня есть 11 документов, которые я получал каждый год от президента Гарварда об очередном присвоении должности (или титула, или позиции, как хотите) VisitingProfessor, и это стоит во всех документах. Это — с 1990 по 1998, и два таких документа в 1980-х. Что мне, делать скан и сюда выставлять? Зачем, с какой целью? Что же касается того, что редактор сайта подписывает под моей фамилией «профессор Гарвардского университета» (я свои статьи вообще никогда сам не подписываю, хотя мог бы подписываться с полным формальным правом «академик» — Вам полегчало?), так это по сути верно, поэтому я и не спорю. То же и в многочисленных телевизионные передачах — ну нравится редакторам так представлять, а поскольку это по сути верно, то что я буду с ними спорить? Короче, вопрос закрыт, переходите к науке. Если, конечно, сможете».

Таким образом, констатируем: присвоения звания гарвардского профессора нет. Есть только Visiting Professor, который по справедливому замечанию В. Лебедева отличается от «профессора» как «милостивый государь» (то есть сударь) от государя.

Клёсов по своему обыкновению пытается увильнуть от признания, ссылаясь, что это же не он так себя называет, а редактора и т. п., ну нравится им так представлять, не поправлять же их всех. Гарвардский профессор, так Гарвардский профессор. Простите, а им кто это сообщил? Это как в истории с Тюняевым: я не я и кобыла не моя. [Намек на показанные в обсуждении   попытки Клёсова откреститься от соавторства с Тюняевым и вытекающей отсюда общности основных взглядов]

А мы теперь точно знаем, что наши подозрения в самозванстве, то есть мошенничестве оправдались.

Что же до словосочетания Visiting Professor (которым Клесов реально был в Гарварде в1990-1998 годах), то я сам бывал не раз таким приглашенным лектором за границей и хорошо знаю: в англоязычных странах есть Professor (full Professor) — это равнозначно нашему «профессор», есть Associate Professor — это примерно наш «доцент», есть Assistant Professor — это наш «ассистент», а есть Visiting Professor — это просто «гостящий лектор» или «приезжий лектор».

Клёсов везде аттестует себя как Гарвардский профессор, но в списках Гарварда не значится. Он был там гостевым лектором. Он и в этногенетике гостевой лектор. Послушали, спасибо. Его рассуждения о славянах, ариях и индоевропейцах сочли не имеющими отношения к науке. Что и огласили публично.

  1. Итоги дискуссии

У меня впечатление, что пора подводить итоги дискуссии. Мнение основных участников о самозваном Гарвардском профессоре кристаллизировалось и устоялось. Подавляющее большинство участников не сомневается, что мы имеем дело с опасной лженаукой, которая агрессивно пытается овладеть массами. Подстать главному «герою» и его соавторы и союзники. Однако сторонников А.А. Клёсова в дискуссии на сайте газеты не оказалось. Нейтральных «адвокатов дьявола», считающих, что научная общественность к нему слишком сурова, раз-два и обчелся.

Самому ему была предоставлена неограниченная возможность выступить. Все его выпады парированы.

Мы ведь и не задаемся целью ни переспорить А. А. Клёсова, ни лечить его. Наша задача — показать специалистам опасность этого «переформатирования» науки и показать несведущей публике вздорность притязаний самозваного гардварского профессора на «новую науку» и на науку вообще.

[В ответ на аргумент „адвокатов  дьявола», что напрасно озлобились на Клёсова, что он лишь пешка в руках более «могущественных сил».] В"Троицком Варианте" и я и мои коллеги выступаем против "могущественных сил", стоящих за "рядовым Клесовым". Я писал о тех силах, которые стремятся разрушить Академию наук и сделать ее сервильной, против тех, кто под видом патриотизма проповедует закрывание глаз на недостатки нашей жизни, кто хочет поставить кровное родство на место определяющей силы и восстановить коренные народы России против «инородцев» и союзников России. Ведь эти силы вдохновляют, на мой взгляд, Клёсова на его сумасбродные игры с гаплогруппами и антинорманизм.

Но эта борьба длительная и не наши усилия в ней главные. Каждый должен делать то, что в его компетенции и в его силах, не игнорируя и частные проявления. Перед нами лженаука. Да, не стоит забывать про ее общие корни. Но первая задача — справиться с ней самой.

Всё дело в том, что силы, вдохновляющие Клёсова, широки и диффузны. Это не обязательно конкретные лица (хотя иногда таковые их и возглавляют или наиболее ярко представляют). А вот осуществляют их идеи в узких сферах вполне конкретные лица, каков Клёсов. Вот против них, когда это в нашей компетенции, и направлены наши действия.

P.S. Пишет Denny (Тихонов Денис Борисович, д.б.н., завлаб в институте Эволюционной Физиологии и биохимии РАН), нейтрально относящийся к Клесову:

«Клесов провоцирует скандал вполне сознательно. Без скандала он со своими выступлениями зачахнет. Метание громов и молний в пустоту — публике это скучно. Не станет же она, в самом деле, копаться во всех этих тонкостях гаплогрупп. Такая пиар-стратегия очень популярна в поп-искусстве. Но есть и в политике. Например, кто-то из депутатов (не помню кто) недавно признался, что выдвижение всяких абсурдных законопроектов делается только для того, чтобы попасть в ленту новостей. Так что лучшей стратегией было бы не поддаваться на провокации и не создавать скандалов. Это давно поняли в интернете. Чеканную формулировку «тролля нельзя кормить» стоило бы взять на вооружение.

К сожалению, научники, для которых репутация как правило куда дороже известности, этого часто не понимают. Насколько я понимаю, репутации у Клесова среди ученых и так нет. А вот известность у публики они ему только накручивают своими усилиями. Ну неужели не видно? Провокационная конференция. Резкое заявление, которое тут обсуждается. И очередной виток активности в «логове троллей» на Переформате и в других местах. Теперь уже могут и разной степени желтости СМИ подключиться. А там и реакция слуг народа может последовать. И будет рост тиражей…

Напомню, что все это я предсказал буквально в первый же день обсуждения. А без скандала никто бы назавтра о Клесове и не вспомнил… Добавлю, что это известно со времен Герострата.

Надеются заявлениями остановить Клесова. По АНАЛОГИИ могу предсказать, что ничего не получится. Кроме увеличения тиражей и скандальной известности Клесова. Да разве Вы сами не видите, что происходит у нас на глазах?

И, помяните мое слово, с Клесовым будет труднее. Абсурдность и ляпы новохронологов были очень заметны. А грехи Клесова далеко не так очевидны. Так что чем скорее академическое сообщество перейдет от деклараций антинаучности Клесова к доказательствам ее, тем быстрее получится сбить эту волну».

Ответ.- Лев Самуилович Клейн:

Денни, скандал скандалу рознь. Скандал, в котором разъясняется лженаучность и самозванство (то есть мошенничество) вряд ли кому-нибудь может пойти на пользу. Да с самого начала было запланировано поместить в газету ученых совместную декларацию, а одновременно в научные издания — солидные подробные разборы. Но научные издания не выходят так быстро. Так что не волнуйтесь, всё будет объяснено.

Вы ошибаетесь, считая грехи Клёсова не так очевидными. Для тех, кто его читает, — очевидны, если читатели настроены на науку. А если на хамство и цирк, то их ничто не переубедит. Им весело от чтения Клёсова, а еще и лестно. Он же показывает, какие мы арийские, древние и победоносные. Борьба идет за более вдумчивую публику.

Были Чумак и Кашпировский — забыты. Была Джуна — канула в лету. Были Фоменко с Носовским — сошли со сцены. Уйдет и бостонский чудодей, отхватив свою долю подешевевших рублей у сверхпатриотических простофиль.

PPS. Елена Владимировна Балановская, доктор биологических наук, заведующая лабораторией популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАН

«Научному патриотизму»  (Клесова) без году неделя и он не ищет междисциплинарного взгляда, а пытается подменить собою другие науки. И пишет об этом со всей откровенностью.

А геногеография создавалась почти 80 лет назад сразу как междисциплинарная и рассматривалась Серебровским как отрасль истории, а не биологии. И дальше развивалась в России в рамках антропологии, где традиция междисциплинарного подхода и синтеза биологических и гуманитарных наук лежит в основе всего. Бунак, Рогинский, Дебец, Рычков — вот кто развивал геногеографию как раздел антропологии.

И мы с Олегом (Балановским) стараемся продолжать именно эту традицию. Я не только генетик, но и антрополог — и училась, и много лет работала на кафедре антропологии у Рычкова. И занималась теоретическими разделами (и канд, и докторская — теоретические, а не экспериментальные, и выросли они из идеи Дебеца). Но и полевой работы «понюхала» — от русского севера до Северного Кавказа (от Адыгеи до Дагестана), от заполярья Сибири до Казахстана и Памира, и далее до Амура и Сахалина. И не только в антропогенетические экспедиции, но и археологические — с Бадером на Урале и с Астаховым на Енисее. И вся наша работа всегда строилась как междицисциплинарная.

Это я все привожу для того, чтобы Вы увидели, что я имею не только право, но и обязанность говорить об исходной междисциплинарности геногеографии и о ее роли в диалоге с другими науками. И что я продолжаю здесь столь давнюю и разработанную традицию.

О соотношении популяционной генетики человека и геногеографии: она составляет не просто ядро популяционной генетики, а так, процентов 90, если не больше. За пределами геногеографии остаются только явления, которые не имеют отношения к изменчивости популяций в пространстве и времени. Это могут быть только отбор и мутации. Другие два (всего четыре фактора жизни популяций) — дрейф генов и миграции — целиком повязаны с географией и историей.

С отбором почти ясно — ему от геногеографии, похоже, никак не избавиться. На меня произвели впечатление давнишние работы по генетике заживления ран. Казалось бы древнейший и важнейший признак — ваша рана затянется или пойдет опасное нагноение — должен быть видовым и не зависеть от геногеографии. Оказалось, что у пострадавших мальчиков русских и мальчиков с Северного Кавказа, в этот процесс вовлечены совершенно разные группы генетических маркеров. И здесь — геногеография! Мы редко участвуем в исследованиях, связанных с болячками, но в трех таких работах — по ВИЧ, онкологии и усвоению молока — именно геногеография давала важный ключик.

Скорость мутаций пока изучается без геногеографии. Но я думаю, это дело будущего — геногеографический анализ влияния геномного контекста на скорость мутаций.
Но раз Вы спрашиваете про отличия от «патриотической науки», то скажу — она неэтично использовала чисто временные проблемы развития нашей науки. Мы например, вообще долго отказывались использовать «абсолютные» датировки — считали, что надо подождать, когда сможем определить скорости мутаций точнее. Впервые, кажется, использовали только в большой статье по Кавказу (Balanovsky et al., 2011, лежит на нашем сайте) — именно потому, что могли там сравнить датировки по обеим скоростям — генеалогическим и Животовского с внешним источником — датировками лексикостатистики. Оказалось, что на «кавказском» отрезке времени «работают» именно генеалогические скорости. Дальше мы только них ориентировались, хотя всегда приводили обе оценки датировок. А теперь наше терпение и наш прогноз оправдались — начинается целая лавина статей по точному определению скоростей мутаций благодаря полногеномным Y — только наши две статьи вот-вот выйдут. Диапазон оценок стремительно сужается. Так что время спекуляций на времени «по формулам химической кинетики» уже кануло в прошлое.

Но что остается в популяционной генетике за пределами геногеографии, так это интереснейший раздел стратификации популяций — всю жизнь мечтала им заняться! Эту изучение «слоев» в генофонде популяции — сословий или иных (например, сейчас есть выраженная брачная ассортативность по уровню образования). Если эти виртуальные общности относительно устойчивы во времени и заключают в основном браки друг с другом, то у них должны накапливаться различия в генофондах. Приведу давнишний случай в советские времена — когда еще только группы крови изучали. Студентка собирала в Москве контрольную выборку. Когда она принесла шефу частоты групп крови в ней — он поразился: так резко они отличалась от средней русской. Выяснилось, что контроль она собирала в поликлинике для «выездных». Этот элитный слой даже по группам крови резко отличался от прочего населения. Или недавние элегантные работы Ильи Васильевича Перевозчикова по обобщенным портретам. Не фото. А портретам из картинных галерей. Оказалось, что можно обнаружить антропологические различия сословий — дворянства, купечества, крестьянства.

Это я еще до геногеографии и не дошла. Но все это рассказываю, чтобы хотя бы на отдельных примерах показать, насколько обширна популяционная генетика и насколько невозможно ее поместить в детскую песочницу «патриотической науки».

Denny: В свете геногеографии ДНК-генеалогия Клесова действительно выглядит как чисто спекулятивный клон.

Комментарии
  • German Dziebel - 07.02.2015 в 08:01:
    Всего комментариев: 5
    " Есть только Visiting Professor, который по справедливому замечанию В. Лебедева отличается от «профессора» как «милостивый государь» (то есть сударь) от государя. Что же до Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 4
  • Лоло - 19.06.2015 в 21:40:
    Всего комментариев: 1
    Очередной скулеж богоизбранного ящера.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 3

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?