Независимый бостонский альманах

Тайное становится  явным

01-06-2015

image001

Военнопленные бывают на любой войне. В конце концов, нет совершенно ничего удивительного в том, что эти два человека оказались на чужой территории. И, откровенно говоря, я совсем-совсем-совсем не понимаю, почему в этой ситуации российская власть, какова бы ни была ее доктрина и какова бы ни была легенда, которой она придерживается, почему они отказываются признать этих людей своими. В конце концов, ничто не мешает сказать, что, ну да, в соседнем государстве идет война.

Ну, вот мы там расходимся в понимании того, какая это война, мы считаем, что это гражданская война, они считают, что это мы на них напали – ну, неважно. Там идет война, и совершенно очевидно, что нас интересует, что там происходит. И я думаю, что никто не удивится и, наверное, никто не удивился бы, если бы российское военное командование сообщило, что мы отправляем туда наблюдателей, которые пытаются понять, что там происходит. Мы отправляем туда профессиональных военных разведчиков, которые наблюдают за передвижением войск, за развитием событий, за соблюдением перемирия, в конце концов, и так далее.

Можно было это сказать. Ущерб от этого, я даже не скажу, что он был бы гораздо меньше, его просто не было бы никакого, никто бы, ни одна дипломатия мира, ни один политик в мире не удивился бы, если бы узнал, что Россия направляет разведчиков на территорию, где идут военные действия на Украине.

Но российское военное командование в очередной раз повело себя трусливо и подло. Ну, вот, а как еще это можно назвать? В очередной раз отказались от людей, в очередной раз вынудили их родных, жен, родителей говорить какие-то свинцовые мерзости перед телекамерами. Мы это уже видели в тот момент, когда обнаружились погибшие в Псковской десантной дивизии, когда вдов и матерей погибших людей заставляли говорить о том, что вот они тут отъехали ненадолго, на самом деле все в порядке. И видно было за версту, чего стоят эти заявления. Так и тут это видно. Ну, вот зачем это нужно делать? Просто из трусости?

Отдельная, конечно, роль российского МИДа. Вот сегодня госпожа Захарова, один из таких вот публичных спикеров российского Министерства иностранных дел, выступила с абсолютно каким-то невыносимо подлым заявлением по поводу тридцати сребреников. Знаете, госпожа Захарова, у вас слишком плохая репутация, для того чтобы вам кто-нибудь верил на слово. Вы слишком много врете, и вы, и министр ваш.

Я хочу вам напомнить историю про то, как ваш министр Лавров рассказывал нам всем про то, что малазийский Боинг был сбит украинским самолетом. Вы это хорошо помните? А вы знаете, что это вранье? А вы готовы признать теперь, что это вранье? Да не публично, вы сами себе-то скажете, что это вранье? Вы же знаете это. Так и мы это знаем.

Репутация ваша слишком плоха, вам никто не верит на слово, вы продемонстрировали себя как профессиональные лжецы. Живите с этим и делайте с этим теперь что-нибудь. Ну, например, предъявляйте какие-нибудь доказательства на каждое свое слово. Вам теперь придется, теперь, когда вы заработали эту репутацию, бесконечно доказывать  каждое свое слово.

Вот вы говорите о том, что были какие-то консульские работники, которые пытались получить свидание, получить доступ вот с этими двумя военнопленными, которых вы отказались считать военнопленными. Предъявите что-нибудь: покажите документ, который был отправлен украинскому президенту, или в украинский МИД, или в украинское Министерство обороны; покажите ответ на этот документ, покажите отказ или покажите согласие; покажите видеосъемку, где консульский сотрудник долбит кулаками в дверь этой больницы, где они лежат; покажите, как его не пускают; покажите, как он требует; покажите, как он там размахивает своим удостоверением – покажите что-нибудь, прежде чем вы начнете говорить про тридцать сребреников, которым цена… вот это интервью, которое, между прочим, взяли в украинской больнице журналисты «Новой газеты», вот они взяли – а вы нет. Потому что они говорят правду, а вы врете. И у них есть видео, а у вас нет. У них есть слова, а у вас нет. Слова, я имею в виду, записанные. Вот в  этом разница между вами. И ваши заявления, госпожа Захарова, не стоят даже тридцать, они стоят полсребреника. По сегодняшнему курсу – две копейки, биржевому. Вот и все, что можно сказать вам на эту тему.

Ну, в общем, короче говоря, это довольно тяжелое политическое преступление, при котором мы присутствуем. Я имею в виду вот этот отказ от своих военнослужащих. Политику, президенту, главнокомандующему, просто воинскому командиру можно много чего простить: ошибку, просчет, недочет, недопонимание, какое-то там небольшое временное малодушие и так далее. А вот такую трусость прощать нельзя.

Я, кстати, хотел бы обратить внимание, что это же ведь зараза, которая распространяется по всей, так сказать, армейской вертикали. Вот струсил верховный главнокомандующий, отказался от этих двух людей. Я имею в виду, президент страны Путин струсил. Вслед за ним струсил министр обороны Шойгу. Вот этот вот, увешанный орденами и медалями, которого мы видели в качестве командира, командующего парадом, струсил тоже, не взял на себя, не ответил, не сказал, не признал, публично испугался. Ну, и дальше по цепочке все, вплоть до командира взвода, к которому принадлежали эти двое несчастных.

Начальник соединения, начальник части, подразделения. Вот они все по очереди струсили, вот они все теперь подельники в этой трусости, которая пошла с самого верху. Это понятно, что они все исполняют приказ верховного главнокомандующего. Верховный главнокомандующий приказал им сидеть в этих мокрых трусах, они сидят в этих мокрых трусах все по очереди, все вместе. И мы с вами будем теперь смотреть, как долго это будет продолжаться. Мне кажется, что это одно из самых тяжелых преступлений политических и военных, которое они могли совершить – бросить своих людей.

Можно сколько угодно расклеивать на задних стеклах больших черных автомобилей разные наклейки по поводу Обамы, по поводу пальмы, банана, шкурки с его задницей, разных пиндосов и всякого прочего, но только обратите свое внимание, что они этого не делают. Они вытаскивали своих людей отовсюду: из Кореи, из Вьетнама, из Ирана, из Ирака, из Сирии. Они бесконечно вытаскивали своих людей. Никогда, ни при каких обстоятельствах военнослужащий не только американской, но и в целом натовской армии не рискует быть брошенным и забытым, его будут искать до последнего.

И это очень важная часть, так сказать, этой военной доктрины, это очень важная часть той присяги, которую не солдат дает своей стране, своему флагу, своей армии, своему командиру и так далее, а вот встречной присяги. Потому что, а в ответ свою присягу дает ему страна. Ты будешь за нас воевать, а мы будем тебя вытаскивать, а мы будем тебя спасать, а мы будем о тебе помнить.

В некоторых армиях есть еще всякие дополнительные обстоятельства. Например: а мы тебе разрешим считать свою жизнь наивысшей ценностью. Таких армий, между прочим, довольно много в мире, где прямо в уставе написано, например, что в случае попадания в плен военнослужащий обязан прежде всего сохранить свою жизнь. Он обязан сделать все, для того чтобы ущерб, который ему наносится, и угроза, которой он подвергается, были бы минимальны. Такие армии есть.

А, соответственно, задача всех прочих в этой армии (например, его командиров), исходить из того, что он там все расскажет, что он ответит на все вопросы, нарисует все карты, выдаст все номера, все коды и все шифры. И, значит, это наша работа, минимизировать этот ущерб, суметь, зная, что есть военнопленный из наших рядов, суметь заменить эти коды, перебазировать эти части, отменить эти секреты таким образом, чтобы, что бы он там ни рассказывал, ничего никаким образом бы это никакого бы ущерба не нанесло. Каждый делает свою работу: один спасает свою жизнь в плену, а другой минимизирует от этого ущерб, не в плену, а на свободе.

Так это устроено в странах, где человеческая жизнь имеет значение. Не так это устроено в странах, где человеческая жизнь никакого значения не имеет и где на наших глазах командование армии и руководство страны предает своих граждан.

Я предлагаю написать на заднем стекле президентского лимузина, такую сделать индивидуальную наклеечку, будет написано «Своих сдаю за пять копеек». «Продам любого» должно быть написано на заднем стекле автомобиля Путина, и по всему миру он должен ездить на этом автомобиле с тех пор, как мы наблюдаем своими глазами этот позор. Вот что я хотел сказать на эту тему.

Я  с большим интересом прочел сегодня сообщения, и в ТАССе, и в Интерфаксе, и в газете «Ведомости» был большой текст по этому поводу – по поводу очень странного  брифинга, который дал пресс-секретарь президента Песков  о том, что будто бы в Администрацию президента пришли письма из двух крупных англоязычных изданий. Он не говорит, каких, называет их так: «уважаемое лондонское издание» и «уважаемое нью-йоркское издание». Мне, честно говоря, кажется, что это Financial Times, что касается лондонского издания. Что касается нью-йоркского, у меня есть несколько версий: это либо New York Times, либо Wall Street Journal.

Но, в общем, речь идет о том, что две эти газеты или, скажем, два этих медиа (мы не знаем, может, одно из них – журнал) готовят какую-то крупную публикацию, посвященную бизнесу Владимира Путина, посвященную тому, что Владимир Путин лично, сам принимал участие в разного рода предпринимательской деятельности в очень большом масштабе, и делал это при помощи разных своих друзей-бизнесменов, в частности, братьев Ковальчуков, господина Тимченко, господина Сечина, компании Gunvor.

Было уже много попыток писать об этом, были всякие документальные фильмы, были целые книги про деньги Владимира Путина. Пока удавалось Кремлю, и Администрации президента, и лично Путину от этого как-то отшутиться, отболтаться, отбрехаться. Были суды, между прочим. Я знаю случай, когда вот Wall Street Journal вынужден был даже, кажется, что-то опровергать. Ну, во всяком случае, там дело пришло, по-моему, к какому-то мировому соглашению, в результате которого он ничего не опровергал, но, в общем, был большой судебный процесс по поводу материалов, посвященных вот как раз этой самой теме.

Ну, и вот теперь в Администрацию президента пришли два письма, похожих по тексту, в которых предлагается ответить на целый ряд очень конкретных, очень таких детализированных вопросов, посвященных этой деятельности: когда, кто, чего и каким образом зарабатывал деньги вместе с Путиным.

Песков цитирует некоторые из этих вопросов, они, например, такие. Верно ли, что Путин, работая в администрации Санкт-Петербурга, одобрил ссуду строительной корпорации «Двадцатый трест» на сумму 23 миллиарда рублей? Был ли Путин привлечен к созданию медицинской компании «Петромед» в 90-е годы? Помогал ли Путин в 90-е защищать бизнес Тимченко «Двадцатый трест» и «Петромед» от питерских криминальных группировок? И так далее. Видите, тут какие-то названия, фамилии. Вкладывал ли В. Путин напрямую или косвенно деньги в Gunvor group? Помогал ли Тимченко господину Путину финансово, когда Путин переехал в 1998 году в город Москву?

Там еще прекрасная история. Было ли признано участие Алексея Миллера в «Совэксе»? Было ли призвано оно скрыть интересы Владимира Путина в этом деле? Во время переговоров с одним из основателей «Совэкса» Дмитрием Скигиным Путин попросил будто бы 15% акций и фьючерсов в обмен на помощь с регистрацией компании и заключением долгосрочного договора аренды. Утверждается, что стороны договорились на 4%. Вот что важно в этих вопросах? Что они очень и очень конкретны.

И дальше Песков удивляется тому, в каком тоне они заданы, что будто бы они заданы в таком прокурорском тоне. Удивляется тому, что этим вопросам предшествует такое уведомление о том, что ответы на них должны быть конкретными, а общие размышления и какие-то уходящие в сторону, какое-то развезение каши по тарелке не будет признано ответами по существу. А в случае, если не будет получено ответов по существу, то редакции, которые задают эти вопросы, оставляют за собой право считать, что адресат отказался отвечать. И вот, значит, Песков очень сильно удивляется тому, каким образом все это сформулировано и насколько жестко звучат эти требования.

На самом деле это все очень просто. Появление таких писем, и задавание таких вопросов, и появление такого рода комментариев к этим вопросам со стороны их авторов означает, что эти вопросы задают не журналисты, эти вопросы задают юристы этих газет. Все это значит, что публикации подготовлены, что материал собран, что информация имеется, что она проверена, что она достоверна, что ее достаточно и что, в сущности, журналистам этих газет ни от Путина, ни от Пескова, ни от Медведева, ни от кого из членов Правительства на самом деле ничего не нужно, и никаких ответов от них не требуется.

Этих ответов требуют юристы редакции, которые думают о том, какова будет позиция их газет в случае, если персонажи, упомянутые в этих публикациях, подадут в суд. И что они будут отвечать, например, в том случае, если судья спросит во время судебного заседания: скажите, а вы исчерпали все возможности, для того чтобы получить комментарии на эту тему от тех, о ком вы пишете? Вы сделали попытку получить подтверждение или опровержение ваших сведений от героев ваших публикаций? В этой ситуации редакции должны иметь возможность ответить: да, мы сделали все возможное. Да, мы предприняли эту формальную попытку. Да, мы исчерпали все возможности, которые у нас были.

Вот за этим они отправляют эти письма, для того чтобы в дальнейшем иметь возможность говорить, что вопрос был задан, а ответ не был получен. Ответ, собственно, никого более или менее не интересует. Ну, ответит, предположим, Путин «да» на все эти вопросы. Ну, или он ответит «нет» на все эти вопросы. Или он ответит «не знаю» на все эти вопросы, или он откажется отвечать на все эти вопросы. В сущности, для публикации это совершенно ничего теперь уже не меняет. Вот с этой практикой столкнулась теперь Администрация президента и чрезвычайно по этому поводу огорчается.

Я считаю, что это означает, что нас ждет чрезвычайно какая-то содержательная публикация, по всей видимости, и там, и там.

Я, в общем, не сомневаюсь, собственно – ну, Песков уже сказал о том, что они отвечать на них не будут. Ну, и  хорошо, в общем, ответ этот не больно и нужен кому бы то ни было. И так все известно, и так все понятно, и так все вылезло на поверхность. Уже там нечего перепроверять, там все совершенно ясно.

Так что, ничего в этом удивительного нет, в этой конструкции, ничего в этом криминального нет. Ни о каком сговоре это не свидетельствует, это свидетельствует скорее всего просто о том, что задействованы какие-то серьезные журналистские силы в этом расследовании.

Ну, и характер этого расследования как законченный, он тоже совершенно лично мне как профессионалу ясен, я просто могу восстановить эту картину по словам Пескова, и мне в общем вполне становится понятно, как там это дело было устроено.

Любопытна обиженная реакция. Вообще взаимоотношения российской президентской администрации, лично Владимира Путина и людей, к нему близких, а также его бизнес-партнеров, их взаимоотношения с мировой прессой, их отношение к мировой прессе, они характеризуются таким очень циничным и таким очень специфическим взглядом на эту прессу, как на нечто, что при случае всегда можно купить.

На самом деле это не так. На самом деле вот этот взгляд российских руководителей на мир, как на вселенную, в которой деньги действительно решают абсолютно все, и где действительно можно купить все что угодно, нужно только предложить правильную цену, этот взгляд все чаще и чаще начинает их подводить.

Ну, красивый недавний пример – это история с Мистралями. Вот были уверены в Кремле, что они за эти 2 миллиарда долларов просто купят всю Францию вместе со всеми ее égalité, fraternité и всем остальным, и что 2 миллиарда – это достаточно большая сумма (2 миллиарда евро, сумма этого контракта по поводу Мистралей), достаточная сумма для того, чтобы Франция просто приползла на коленях, все сдала и на все согласилась, потому что ни за что от такого бабла они не откажутся.

Но вдруг, смотрите-ка, что происходит. Франция заявляет сегодня о том, что, нет, этот вопрос не рассматривается, и этот контракт не может быть завершен в связи с тем, что Россия нарушает свои обязательства, в связи с тем, что Россия выступает агрессором, выступает захватчиком на Востоке Европы и так далее.

Та же история, там, со многими немецкими контрактами. Считалось, что ни за что немецкий бизнес не позволит Ангеле Меркель вести какую-то самостоятельную политическую линию во взаимоотношениях с Россией, потому что это убыток, а убытка никто не допустит. Оказалось, что есть вещи поважнее убытков.

Но, тем не менее, было в последнее время несколько событий, я часто их здесь упоминаю, они мне кажутся очень характерными и очень важными для формирования мировоззрения российских руководителей. Ну, покупка Олимпиады в Сочи, покупка коррупционным путем Чемпионата мира по футболу в Россию, приобретение экс-канцлера Герхарда Шрёдера для услуг Газпрома – это, конечно, произвело сильное впечатление и на Путина, и на его окружение. Они именно в этот момент реально поверили, что купить можно абсолютно все. Я думаю, что сейчас по Лондону и Нью-Йорку бегают разные люди с такими пузатыми портфелями и показывают эти портфели разным посредникам, предлагая заплатить за то, чтобы этих публикаций бы не было.

Была специальная контора, которая занималась поддержанием имиджа – так это называется, созданием благоприятного образа Российской Федерации и лично Владимира Владимировича Путина на протяжении нескольких лет. Это довольно известная такая пиар-корпорация под названием Ketchum. Однако она нынешней весной в начале марта, заявила о том, что она не будет больше работать на Россию и Кремль, не будет больше принимать заказов на улучшение их имиджа. И вот, собственно, Кремль остался без ее услуг. В этих обстоятельствах приходится только обижаться.

Ну, что можно здесь сказать господину Пескову? Это мировая пресса, детка. Ну, здесь, в общем, могут и вопрос задать. Ну, не всегда же это устроено так, как встреча с народом на прямой линии при посредничестве Эрнеста Мацкявичюса. Это не всегда так бывает.

Бывают такие журналисты на свете, которые задают вопросы. Бывают такие журналисты, которые добывают информацию. Бывают такие журналисты, которые оформляют ее в свои публикации. И бывают такие газеты, которые эти публикации потом печатают. И остановить это нельзя. И заплатить им невозможно. И они вопросы задают, какие считают нужным, и требуют на них ответа. И требуют ответа «да» или «нет».

Это вот так устроена мировая печать. А то, что рассказывал вам Ketchum до сих пор, это была брехня. Так мировая печать не устроена. Вас обманули. Вам сказали, что продается все – нет, продается не все. Есть вещи, которые не продаются. И вам предстоит с этим сталкиваться теперь все чаще и чаще. Вам теперь предстоит среди этого жить, потому что вы теперь страна-изгой и президент-пария. С вами теперь будут обращаться вот так. Вопросы вам будут задавать на «да» или «нет» и требовать на них ответа. И не будут принимать разных клоунских отговорок. И вестись на корзинки с помидорами, на корзинки с картошками, на выезд на автомобиле «Победа» и на подарок майки с символикой георгиевской ленты, не будут принимать за содержательный ответ.

Спросите у Лаврова. У него уже не получилось этого во время переговоров с Керри. Он попытался свести это все к клоунаде – ничего у него с этим не вышло, как вы помните. И сейчас не выйдет. И тот факт, что вы не ответите на эти вопросы, не означает, что эти публикации не выйдут – они выйдут. Просто вы лишитесь возможности ссылаться потом в суде на то, что у вас не переспросили. У вас переспросили, но вы не стали отвечать. И так это и будет устроено дальше. Привыкайте.

Все будет, ребята, все будет. И взрывы 99-го года. Сейчас все вернется. Сейчас все будут заново расследовать и заново публиковать. Если вам кажется, что это пронесло, проехали – не проехали. Будет работать сейчас опять, помяните мое слово.

Интересный на этой неделе новый поворот в истории с 50-ю миллиардами, которые Российская Федерация должна по решению Гаагского арбитража акционерам ЮКОСа.

Все в порядке, все идет своим чередом. Как я и говорил несколько программ тому назад, по плану, вот ровно по графику, который был расчислен заранее вслед за завершением основного судебного процесса в Гаагском арбитраже по делу о разграблении компании ЮКОС Российской Федерацией были поданы иски в национальные суды нескольких европейских стран и Соединенных Штатов с тем, чтобы по решениям этих судов решение Гаагского арбитража было бы признано применимым на данной территории, и уже в соответствии с этим вторичным решением можно было предъявлять требования на арест различных видов имущества Российской Федерации – я подчеркиваю, именно Российской Федерации, не каких-то компаний, не отдельных физических лиц, граждан Российской Федерации, а Российской Федерации в целом.

На самом деле довольно много ее рассеяно по миру. Ну, прежде всего, это то имущество, которое продается по контрактам, где Российская Федерация выступает гарантом, где она выступает как бы стороной сделки. Кроме того, это имущество разного рода государственных предприятий, именно не коммерческих, а государственных. Ну, понятно, что там исключается все, что связано с посольствами, дипломатией, консульствами и так далее и так далее.

Но имущества этого довольно много: корабли есть, всякие самолеты, культурные ценности, всякие склады со всяким имуществом. Земля, недвижимость, принадлежащая Российской Федерации.

Не вся же недвижимость, которая принадлежит российскому государству, занята какими-то дипломатическими представительствами. Есть много разных всяких других контор и учреждений, которые тоже являются государственными, но которые не имеют, тем не менее, дипломатического статуса. Вот, собственно, это все можно теперь забирать.

Вот это началось на этой неделе: впервые в нескольких европейских странах были поданы заявления об аресте имущества на основании уже вступивших в силу решений национальных судов, которые признали действие вот того голландского арбитража на данной территории.

Обратите внимание, что все разговоры про какую-то российскую апелляцию, про то, что Россия внесла протест и этим протестом что-то такое приостановила – все это абсолютно никого не интересует. Россия подала иск в городской суд города Гааги по каким-то процедурным соображениям, которые абсолютно никаким образом не приостанавливают приведение в действие решения Гаагского энергетического арбитража, да и не приостановят, и процедуры такой не существует. Невозможно подавать никаких апелляций – нет никакой верхней инстанции над вот этим самым Гаагским арбитражем.

Так что, все это развивается, и если кому-то казалось, что это, какой-то сюжет, сошедший на нет, который как-то сам собой рассосался, вот поговорили там и перестали – нет, ничего подобного. Все идет своим чередом, просто развивается довольно долго. У всякого процесса есть своя скорость. И от того, что вы будете скакать, прыгать и шлепать себя ладошками по голому животу, от этого этот процесс не пойдет ни быстрее, ни медленнее. Ну, развивается вот с тем темпом, который в нем естественным образом предусмотрен.

Так же точно, как возвращается, скажем, сюжет вот сейчас с убийством Литвиненко и с людьми, которые причастны к этому убийству, которые сидят сегодня не в тюрьме, хотя я и употребил слово «сидят». Они сидят в российском парламенте с депутатским мандатом в руках. Вы думаете, оно как-то рассасывается? Ничего не рассасывается. Ничего никуда не девается.

Просто это разница между двумя скоростями, между двумя темпами, между темпом человеческой жизни, и в масштабах человеческой жизни это все страшно долго. И мы как-то ждем годами и все думаем: ну, сколько же это будет продолжаться, и вообще, доживем ли мы, и через сколько лет после нашей смерти это, наконец, приведет к какому-нибудь результату.

А с исторической точки зрения это развивается себе своим чередом и, в общем, развивается даже довольно быстро, и справедливость постепенно восстанавливается и торжествует. Просто, к сожалению, люди живут недолго, и людям часто не удается дожить до справедливой развязки.

Так что, есть какие-то вещи, которые существуют фоном российских событий, и я думаю, что нам предстоит как-то с этим жить, так сказать, достаточно долго. И это будет фактором всей нашей здешней жизни.

История о  скандале вокруг ФИФА, вокруг футбольных чемпионатов. Действительно, история невероятно живописная, такая детективная, кинематографическая. И здесь тоже очень много всякого лишнего по этому поводу наговорено.

Ну, прежде всего, причем здесь Соединенные Штаты? Почему Соединенные Штаты влезли в эту историю на территории Швейцарии, почему они занялись этой организацией и так далее? Дело в том, что среди тех, кто сейчас последовательно подвергается обвинениям со стороны американской системы юстиции, среди этих людей очень много американских граждан или граждан, так сказать, примыкающих к Соединенным Штатам территорий, всяких Каймановых островов, разнообразного Тринидада и Тобаго и так далее. Это традиционно территория, которая в связи с близостью к границам Соединенных Штатов находится под постоянным, так сказать, присмотром и является предметом постоянного внимания и американской юстиции, и американских следственных органов, и американской прокуратуры, поскольку это и такой какой-то передаточный пункт на пути наркотрафика из Южной Америки на территорию Соединенных Штатов. И это традиционное место отмывания криминального капитала в банках этих стран, что, конечно, мы ясно видим в деле вокруг ФИФА.

Ну, и было еще одно абсолютно конкретное обстоятельство. Американское следствие заработало особенно интенсивно после того, как было принято решение о проведении очередного Чемпионата мира в 2022 году в Катаре. Дело в том, что Соединенные Штаты претендовали на этот чемпионат, и у них были очень хорошие шансы этот чемпионат получить, и для американских чиновников в какой-то момент стало совершенно ясно и, что называется, невыносимо видеть, как у них из-под носа увели этот чемпионат благодаря тем коррупционным схемам, которые в ФИФА работали.

Почему я так уверенно говорю об этих коррупционных схемах? Дело в том, что расследование это ведется очень давно, и сегодня совершенно очевидно, что, начиная с конца 80-х годов, или уж точно с начала 90-х годов, обнаружены и описаны очень ясно и очень отчетливо разнообразные факты колоссальной по масштабу – речь идет о многих десятках, а в ряде случаев сотнях миллионов долларов – криминальной деятельности в рамках ФИФА. Речь идет о взятках, о рэкете по существу, об откатах, об отмывании криминальных денег во всяких сомнительных банках и так далее.

И вот центром этого расследования стал человек, чрезвычайно интересная и парадоксальная фигура, человек, который называется Чарльз Блейзер, это по национальности, по гражданству американец, ему 72 года, чрезвычайно колоритная такая фигура с огромной бородой, похожий на Деда Мороза такой здоровенный дядька, который довольно давно уже получил, что называется, прозвище «Мистер 10%».

Это был человек, который, будучи во главе одной из самых, что называется, денежных организаций в составе ФИФА, организации, которая называется КОНКАКАФ, это Конфедерация футбола Северной Америки, Центральной Америки и стран Карибского бассейна, вот он был генеральным секретарем этой самой КОНКАКАФ, и на этом посту вращал огромными деньгами, огромными контрактами, и, собственно, первый эпизод, о котором идет речь, это эпизод, который относится к Чемпионату мира по футболу 1998 года, это тот самый чемпионат мира, если помните, который прошел во Франции, и который французы тогда триумфально выиграли. А голосование о том, где будет происходить этот чемпионат, проходило в 1992 году, и тогда соперничало три страны: Франция, Марокко и Швейцария. Когда состоялось голосование, Швейцария не получила ни одного голоса, Франция получила тогда 12 голосов, и Марокко 7.

Так вот, по меньшей мере, 1 из этих 7-ми голосов, отданных за Марокко, за проигравшую страну, был Марокко куплен. И есть подробнейшая разработка того, как происходила продажа этого голоса. В ней участвовал, собственно, этот Чарльз Блейзер, и некий человек, который в следственных документах называется «сообщник №1», есть серьезное подозрение, что это такой Джек Уорнер, который как раз руководил тогда Футбольной федерацией Тринидада и Тобаго, а Тринидад и Тобаго во всей этой истории чрезвычайно важен потому, что именно банк этого самого Тринидада и Тобаго является перевалочным пунктом для огромного количества криминальных денег, которые переходят из рук в руки в ходе вот этих всех операций.

И вот этот самый Блейзер, который тогда занимался и получил огромную, примерно миллионную взятку за вот этот самый голос, за Марокко, который, тем не менее, не помог Марокко выиграть, после этого было еще несколько таких криминальных эпизодов, Блейзер этот с 1996 по 2013 год был генеральным секретарем этого самого КОНКАКАФ, Конфедерации североамериканского футбола, и уже в 2011 году он был завербован ФБР.

Сегодня об этом говорят вполне открыто, ему были предъявлены тогда конфиденциально обвинения, и он согласился быть осведомителем ФБР, и был им на протяжении последних 4-х лет, и записал огромное количество разнообразных разговоров при помощи скрытой аудиозаписи. У него был специальный микрофон, вмонтированный в брелок для ключей, с которым он все эти 4 года ходил со встречи на встречу.

Особенно много он записал во время Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году, когда там тоже собирались футбольные чиновники для обсуждения всяких текущих проблем.

И больше 45-ти встреч прошли под непосредственным наблюдением ФБР при помощи этого человека. В том числе, одна из встреч, о которых идет речь, это его большой разговор с российским чиновником по имени Алексей Сорокин, это довольно крупная фигура, это человек, который был тогда генеральным директором Российского футбольного союза, он возглавлял заявочный комитет Чемпионата мира 2018 года. Он сейчас является главой Организационного комитета по подготовке к проведению Чемпионата мира 2018 года. Это очень важный российский чиновник, вот он оказался одним из тех, разговор с которым был записан этим самым Блейзером. И вот теперь Блейзеру тоже предъявлено судебное обвинение. Ну, по всей видимости, его наказание будет смягчено, его вина будет признана частично, так сказать, искупленной.

Но это обвинение совершенно никак не связано ни с каким российским чемпионатом. И когда российские чиновники говорят, что это все атака на Россию, это классическая горящая на голове шапка. В тех юридических документах, которые сегодня имеют отношение к тому, что уже произошло с чиновниками высокопоставленными, чиновниками ФИФА, нет почти ни слова про Россию. Там Чемпионат 2018 года упоминается очень вскользь. А материалы, например, вот этого исторического разговора между Чарльзом Блейзером и Алексеем Сорокиным, они до сих пор не опубликованы. Никто не знает, о чем они говорили. Известно, что был этот большой разговор.

И Блейзеру предъявлено обвинение по трем пунктам. Один – это взятки при, собственно вот, голосовании о том, где будет проходить Чемпионат мира 1998 года, вот этот самый случай с Марокко и Францией. Второй эпизод – это контракты, и взятки, и откаты, которые он получил при организации золотого кубка вот этого самого КОНКАКАФ, то есть, Североамериканской ассоциации. Вообще, надо сказать, что это Блейзер сыграл огромную роль в продвижении футбола в Соединенных Штатах Америки. Вот на американском рынке он оказался совершеннейшим королем, он первый, так сказать, почуял, что все-таки Соединенные Штаты не проживут без этого самого соккера. У них там есть другой футбол, но он вот занимался, собственно, футболом на американской территории, и вот, собственно, второй эпизод, он связан вот с этим самым кубком Североамериканской футбольной конфедерации.

И третий эпизод связан тоже с взятками, которые были получены при раздаче контрактов, связанных с маркетингом и с правами на трансляции Чемпионата мира в Южной Африке 2010 года.

Ни слова про Россию, ни слова про 2018 год.

И, собственно, на основании его показаний и на основании его записей, главным образом, выдвинуто второе обвинение – этот документ опубликован, его можно найти в сети, он у меня есть целиком. Вот, собственно, документ с обвинением против Блейзера относительно небольшой, там 35, что ли, страниц. Второй документ гораздо больше, в нем больше 160-ти страниц. Это документ с обвинением против 14-ти высокопоставленных чиновников ФИФА, в том числе, 9 членов исполкома.

Там есть такой вице-президент ФИФА Джеффри Уэбб, там есть Джек Уорнер, человек, который вот собственно из этого самого Тринидада и Тобаго, который считается основным подельником Блейзера в этих делах о взятках при голосовании за то, где будут происходить разные чемпионаты мира. Ну, и некоторое количество еще всяких влиятельных людей, такой Эухенио Фигередо, Хосе Мария Марин, Эдуардо Ли, Хулио Роча, Николас Леос, Рафаэль Эскивель, Костас Таккас и еще некоторое количество чиновников.

По 12-ти эпизодам им предъявлены обвинения. Очень подробные, буквально с перечислением конкретных телефонных звонков, которые они сделали, конкретных встреч и конкретных переговоров в конкретных местах, которые они привели, конкретных переводов на конкретные банковские счета. Чрезвычайно подробно.

Я готов, если вдруг наши футбольные специалисты здесь на «Эхе», прежде всего, Алексей Осин, который, я думаю, должен этим заинтересоваться, захочет посмотреть на это на все своими глазами, я готов ему представить все эти документы. Они у меня есть, я их все раздобыл. Это чрезвычайно увлекательное зрелище, демонстрирующее, каким образом была устроена ФИФА, и как глубоко были разработаны там механизмы разнообразного выкачивания денег из вот этого самого мирового футбольного процесса. Вот эти 12 эпизодов, о которых идет речь, они главным образом связаны с американским и латиноамериканским футболом. Это всякие кубки – Кубок Бразилии, Кубок Центральноамериканского футбольного союза, Кубок Южноамериканской федерации футбола КОНМЕБОЛ, Кубок Карибского футбольного союза, и так далее и так далее.

Вот основное воровство происходило там. Опять-таки, очень вскользь упоминается российский чемпионат будущий 2018 года и чемпионат 2022 года в Катаре, буквально в нескольких словах.

Но что чрезвычайно важно: все эти люди, эти люди знали все, эти люди сегодня остались один на один с американской юстицией. Им грозят колоссальные сроки, им грозят долгие десятилетия тюремного заключения и неотвратимый американский суд. Там все доказано. Эти люди будут разговаривать, они будут разговаривать и про российский чемпионат, они будут разговаривать и про катарский чемпионат. И я думаю, что нас с вами в ближайшие дни ожидает чрезвычайно много интересного на эту тему.

P.S. Юлия Латынина, ОМ от 30 мая 2015 г.

И для того, чтобы понять, насколько коррумпированной является FIFA, не надо понимать одну совершенно простую вещь. Знаете, сколько членов в этой замечательной организации FIFA ? 209. А сколько стран реально играют в футбол и сколько национальных футбольных федераций реально заинтересованы в том, чтобы играли в футбол? Ну, 20, ну, может быть, 30.

Вопрос: зачем в этой организации существуют всякие там Тринидад и Тобаго, Каймановы острова, африканские страны и так далее? Ответ любого рационального человека заключается в том, что тем или иным способом продавать свои голоса. Это абсолютно классическая ситуация, когда существует такая псевдодемократия.

То есть, устройство FIFA – оно для любого постороннего наблюдателя свидетельствует о том, что смысл существования организации был в коррупции, коррупции самых различных способов.

Если вы этого не знали при виде устройства FIFA, достаточно было посмотреть на то, как они дали Чемпионат мира 2022 года на проведение в Катаре. Что значит Катар? В Катаре летом 50 градусов, поэтому чемпионат решили проводить в декабре. Что значит «в декабре»? Есть циклы тренировки и выступлений команд, тех команд, которые, действительно, играют в футбол. У них в декабре Чемпионаты не бывают – для этого им надо сломать весь свой цикл. И получается, что если 209 этих странных людей голосуют за то, чтобы в декабре был чемпионат, это никакими рациональными вещами кроме как взятками не объяснить.

Если у вас есть какие-то сомнения относительно коррумпированности FIFA, ну, вы посмотрите на нынешнее голосование, когда Блаттера утвердили в этой должности. Заметили, кто проголосовал за? Ответ: проголосовали самые коррумпированные страны. То есть, вот, на карте можно посмотреть: Северная Америка против (вся вместе с Канадой, естественно), вся Европа против. Африка, Россия и прочие-прочие за. Австралия, естественно, тоже против. Хотя, надо сказать, что альтернатива господина Блаттера (иорданский принц) говорила сама за себя. Тоже, знаете, выбор между Блаттером и иорданским принцем… Жалко мне футболистов.

Теперь, собственно, чего дальше будет? После того, как Блаттера, естественно, всё равно выбрали назло американскому правосудию… Ну, я вам рекомендую, кстати, замечательный блог человека, которого зовут Леонид Сторч, который пишет о том, что всё будет очень просто. Что, скорее всего, европейская ассоциация футбольная UEFA просто выйдет из FIFA. И вся эта помойка накроется медным тазом. Вряд ли это произойдет к российскому Чемпионату мира, потому что в футболе бюрократические организации думают долго, российский Чемпионат мира, скорее всего, будет проведен и всё будет нормально.

А, вот, к катарскому это, скорее всего, развалится, и будет… Да, будет FIFA проводить некие соревнования, на которых, ну, скажем, команда Уганды будет соревноваться с командой Соломоновых островов. Может быть, это будет называться по-прежнему Чемпионат мира, но будет проходить это при пустых трибунах и отсутствии спонсоров. Не сейчас, не через 2 года, даже не через 5 лет. Но очень интересно, удастся ли даже я не скажу «правосудию», миру здравого смысла одолеть вот эту вот абсолютно зарвавшуюся коррумпированную бюрократическую машину, которая существует только для себя и, в сущности, еще раз повторяю, паразитирует ровно на тех футбольных командах, странах и спонсорах, которые, действительно, играют в футбол.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Прошлым летом Гаагский Арбитражный Трибунал вынес решение по жалобе мажоритарных акционеров ЮКОСА. Трибунал признал национализацию компании незаконной и присудил рекордную сумму компенсации - 50 миллиардов долларов с хвостиком. В середине января этого года истёк "grace period" - срок беспроцентной выплаты штрафа. Россия не производила выплат по решению суда - ни до января, ни после.

Скептики говорят - проигнорирует  решения международного суда, как уже неоднократно плевала на международное право, и ничего не выплатит. И точно также, мол, поступит в отношении исков в суды от Украины по поводу компенсаций и репараций за ‪#‎Крымнаш и Донбабве. Тем не менее, бывшие акционеры нефтяной компании ЮКОС обратились в суды США, Франции и Великобритании за исполнением решения Гаагского суда о взыскании с Российской Федерации $50 млрд, заявил руководитель компании Group Menatep Limited (GML) Тим Осборн немецкой газете Sueddeutsche Zeitung.

В конце прошлого года с аналогичным требованием GML обратилась в немецкий суд, а сейчас готовится подать подобные иски в суды Бельгии и Нидерландов, сказал Осборн.

http://www.vedomosti.ru/…/593212-eks-aktsioneri-yukosa-obra…

Что из российских активов находится за рубежом? И что из этого можно арестовать за долги?

Международные резервы России – 444 млрд. долл. (17.10.14),
из них 10% - золото (1.01.14, ЦБ России) - предположительно «физически» находится в РФии;
15% - в валюте - за кордоном;
75% - в ценных бумагах развитых стран, в том числе 118 млрд. долл. (одна треть резервов) – в государственных ценных бумагах США (на 1.09.14, Минфин США). Все резервы в ценных бумагах «физически» находятся на счетах за границей.

Что еще спрятано по сусекам на черный день?

Еще более триллиона долларов.
1024 млрд. долл. США - накопленные инвестиции из России за границу (прочие, прямые, портфельные, кроме международных резервов) (ЦБ РФии, 2 кв. 2014). Это и частные, и государственные инвестиции, и кредиты, и вложения в капиталы.

Где находятся эти активы?

Большей частью в офшорах. 80% прямых инвестиций из России и 70% портфельных уходят в офшоры (МВФ, 2010). Четыре главных офшорных места на земном шаре для российских инвестиций (МВФ, ЦБ РФии).
№1. Кипр – член ЕС.
№2. Британские и нидерландские офшоры на Карибах. Они под юрисдикцией ЕС.
№3. Нидерланды, Люксембург, Швейцария. Юрисдикция ЕС, либо вместе с ЕС.
№4. Ирландия, Нормандские острова – все это - юрисдикция ЕС.

700 – 800 млрд. долл. российских инвестиций находится в Европейском Союзе или в офшорах стран членов ЕС.
300 – 350 млрд. долл. накопленных инвестиций из России – это Кипр, член ЕС.

Есть ли еще какие-то активы?

Да, государственная собственность РФии за рубежом. Цитата: 3,6 тысяч объектов недвижимости, много земли. По оценке Мингосимущества рыночная стоимость - 3,5 млрд. долл., Счетной палаты – 300 млрд. долл., английское частное агентство Pinkerton – 400 млрд. долл. (Алмаев М.Х., 2002, Аналитическое управление Совета Федерации, budgetrf.ru).

Slava Rabinovich утверждает, что оценить суммарно иски, которые могут быть выставлены РФии в международных судах, можно в 1 триллион долларов. Это тысяча миллиардов. Эти активы есть и их в рамках правовой системы Запада можно арестовать и передать пострадавшим сторонам от агрессии РФии.

В общем, конфисковать есть что.

Вместо постскриптума. Все помнят конфискацию банковских активов на Кипре? И кто больше всех пострадал тогда? Это была пионерская игра "Зарница" по сравнению с настоящей войной, которую развязала РФия в Европе. Последствия этой войны на данном этапе имеют свою конкретную цену - триллион долларов. Президент США Барак Обама сразу же после аннексии честно предупредил: "Аннексия Крыма дорого обойдется РФии." Слава Рабинович не сомневается, что ЕС и США доведут дело до конца.

Материал по двум выступлениям Пархоменко, Латыниной и по другим источникам подготовил В. Лебедев

Комментарии
  • Игорь - 01.06.2015 в 20:37:
    Всего комментариев: 45
    В действиях властей РФ нет ничего удивительного - типичное поведение уголовников.Те тоже, когда "спалятся",всегда сдают своих подельников.
    Рейтинг комментария: Thumb up 12 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?