Независимый бостонский альманах

"ВТОРАЯ ЛЮБОВЬ" ПО ЛУКИАНУ

14-07-2015

                                                          "О бедер друга близость благодатная!"

                                                                                 ЭСХИЛ "Мирмидоняне"

                                                                                 (Фрагмент 136)

"Я ненавижу, когда один лишь доволен в постели

(Вот почему для меня мальчик-любовник не мил)"

                                                                                 ОВИДИЙ "Наука любви"

                                                                                ( Книга 2, стих 680)

 

rube

  1. Настоящая любовь всегда велика и мучительна

 

После распада в 1991 году и трансформации «тоталитарного имперского СССР» в «открытую демократическую Россию» к нам постепенно приходит новая жизненная мудрость. И даже сама всепоглощающая человеческая любовь стала восприниматься гражданами России по-новому.

Большая многонациональная Россия, однако, все еще остается «Великой Империей», и хотелось бы, чтобы дальнейшего распада нашей государственности и примитивизации культуры не было. Именно в этой связи встает вопрос о смысле однополой "второй любви" в виде гомосексуализма у мужчин и лесбиянства у женщин для самосохранения и процветания новой России.

"Вторая любовь" - явление неоднозначное и сама по себе не является признаком крушения Великих Империй.

Новым для нас, однако, является проявление российского гомосексуализма и лесбиянства как признака возможного крушения устойчивого образа жизни россиян с их приверженностью к патриархальным обычаям, сдобренными бывшими прокоммунистическими установками почти христианскими моральными заповедями. А в них ничего не было про "однополую" любовь.

Перед неясным будущим России чего уж тут говорить об "экономических реформах". Нам бы привести в порядок наши общественные нравы.

А пока страх перед будущим более тянет не к реформистским проектам или мифической политической борьбе почти одних и тех же олигархов, а к фундаментальному изучению истории существования Великих Империй, их нравам и проблемам, истории их рождения и упадка. Древняя Греция – вне конкуренции. Современная Греция удивляет: греки хотят иметь большие денежные доходы, но работать как можно меньше. Летняя жара в Греции похожа на жару в Израиле, но евреи что-то постоянно изобретают и доходно торгуют своими инновациями. Порой вдруг обнаруживаешь в древней истории что-то необычное и даже странное. Лишь тогда по-новому воспринимаешь многие явления удручающего западного образа жизни, куда более смело стала входить и однополая любовь.

Кажется, все великое, а истинная любовь именно такова, в эпоху расцвета Империй действительно было "великим" и это - "внеисторично".

Итак, центральный вопрос - о "величии" иностранного национального гомосексуализма и лесбиянства.

Есть ли оно?

 

  1. Хорошее познается в сравнении

 

С чем хотелось бы сравнить нашу Россию, если не с Великими Империями Древнего Рима и Древней Греции.

Древний греко-римский мир привлекает культурную мысль не случайно. Хочется посмотреть на "тот" стиль жизни глазами талантливых бытоописателей добиблейской древности (что не равнозначно ее мудрости) и сделать некоторые неожиданные для современника выводы  и про "вторую любовь".

Жившему в царствование династии Антонинов писателю-сатирику и прогрессивному мыслителю поздней античности Лукиану из Самосаты (2-й век н.э.) можно лишь позавидовать. Он не жил, как мы, в "эпоху перемен".

По словам софиста Аристита в счастливое правление Антонинов все города соперничали между собой в красоте и привлекательности, везде  было множество площадей, водопроводов, пропилеев, храмов, ремесленных мастерских и школ. Города сияли блеском и привлекательностью, а вся земля была украшена как сад. Кажется, что наша благополучная Москва и в лучшие годы своего бытия не была так хороша, как эти римские города.

Конечно, во 2-м веке н.э. Римская Империя достигла своего наивысшего расцвета. Потому и нравы были вполне "на высоте". Здесь следует иметь ввиду совсем не тот факт, что колонны воинствующих римских легионеров сопровождали стада коз скорее для сексуального отдохновения воинов, чем для получения питательного козьего молока.

Нам надо посмотреть на ценности "второй любви".

 

  1. "Две любви" писателя Лукиана

 

Лукиану из Самосаты принадлежит весьма изящный диалог в прозе "Две любви", где главное место в повествовании уделено сравнению мужской любви к женщинам и к мальчикам. Это изложение чисто мужской  авторской позиции.

Известно, что мужчины иначе, чем женщины, воспринимают любовь. При этом на эмоциональном уровне "женщина любит ушами, а мужчина - глазами". За два истекших тысячелетия человечество узнало о себе и природе много нового и необычного. Сегодня мы живем, окруженные многочисленными достижениями науки и техники. Нам служат электричество, связь, радио и телевидение и т.д. Мы дома, на работе, на отдыхе окружены разнообразной техникой.

Казалось бы, мы все много знаем и больше живем, чем древние греки и римляне. Но сама человеческая природа практически осталась неизменной. Все, что в чувственно-эмоциональной жизни, волновало их, продолжает волновать нас. Многие человеческие причуды, ошибки, заблуждения и т.д. переходят из поколения в поколение, сохраняя преемственный интерес к достижениям нашей общей культуры.

            Правда жизни, как и положено в принятой тогда литературной форме, излагается поочередно устами (1) афинянина Калликратида и (2) Харикла из Коринфа.

Очевидно, действие происходит в Греции, так полюбившейся сегодня  российским туристам своими красотами. Они по разному смотрели на любовь. Если первый всегда окружен множеством молодых и красивых юношей без каких-либо следов растительности на лице, то второй - целым хором арфисток и танцовщиц. Уже это все служило достаточно ярким признаком любовных склонностей каждого из них.

Нет нужды детально пересказывать "Две любви" Лукиана. Более важно привлечь внимание к идейной позиции Харикла, поклонника мужской любви к женщинам,  и Калликратида, который четко предлагал не путать небесного Эроса с Эросом-младенцем, именно тем самым, который воплощал мужскую страсть к женщинам.

Нет нужды затрагивать и криминальные аспекты любви, виды насилий и способов наказаний за них, чем так любят заниматься наш "Московский комсомолец" и представители российской прокуратуры. Ведь сама по себе любовь, какой бы "по счету" она ни была, криминальной никак не является. Но преступное - это насилие в любви.

 

  1. Природа требует, чтобы мужчина любил женщин

 

Харикл никак не мог понять, в чем преимущества однополой любви.

Его доводы "абсолютны": "Но ничто не может родиться от одного существа; поэтому она сделала природу каждого вида двойственной: мужскому полу она дала в удел выделение семени, а женский - сделала как бы вместилищем рождаемого. Вложив в оба пола взаимное влечение, она сочетала их друг с другом предписав нерушимый закон, чтобы и тот и другой пол оставался верен своему естеству и чтобы ни женщины не вели себя, вопреки природы, как мужчины, ни мужчины непристойно не изнеживались. Благодаря этому лишь общение мужчин с женщинами до сих пор сохраняет в непрерывных сменах поколений человеческую жизнь бессмертной: ведь ни один мужчина не может похвалиться, что рожден мужчиной".

Харикл смело вступает в идейный поединок с Калликратидом и не может не обратить внимания, что связь с женщиной намного приятнее, чем с мальчиком.

В женщине есть то, чего нет у мужчины: "А у любой женщины кожа всегда блистает прелестью и завитки густых локонов падают волнами, подобно прекрасно цветущим гиациантам: одни распущены сзади и украшают спину, другие щедро вьются вокруг ушей и висков, кудрявее луговых трав".

Сойдясь с женщиной, как во время совместной трапезы друзей, мужчина и женщина  дают друг другу одинаковое наслаждение.

"Однако никто еще не обезумел настолько, чтобы сказать, будто и мальчиками дело обстоит так же. Наоборот, совратитель удаляется, получив изысканное, по его мнению, наслаждение, а на долю обесчещенного остаются поначалу только боль и слезы".

Когда же он кончил свою речь, грозно и дико смотрели исподлобья его глаза.

Можно несколько раз внимательно послушать Харикла и удивить некоторой непоэтичности  в оценке женщины.

Я лично не стал бы скупиться на привлекательность самой женской природы. Эти пресловутые полградуса повышенной температуры всегда делают прикосновение к женскому телу чуть-чуть обжигающим. А эффект от прихорашиваний: прически, косметики, подобранного к случаю платья, нарочитая манерность (все они отчасти - артистки)?

Разве не получается в итоге этакая красавица-куколка? Та самая, про которую мой кумир Ф. Ницше написал так: "Две вещи любит мужчина - опасность и игру, и любит он женщину как самую опасную игрушку".

Для мужчины женщина всегда опасна и тем более хочется поиграть в известную любовную игру. А женский характер с их  переменчивостью и пусть непостоянством? Так и хочется сказать стихом из песни: "Зачем вы, мальчики, красивых любите, непостоянная у них любовь?"

Однако, Лукиан писал свою "две любви", отдавая дань причуде и мудрости скорее Калликратида.

 

  1. В любви мужчин к женщинам лишь необходимость  продолжения человеческого рода

 

Афинян Калликратид не мог отрицать факта, что именно любовь к женщинам обеспечивает продление человеческого рода. Сама природа наложила мужчине на плечи тяжелое любовное бремя и своей силой побуждает следовать ее велениям. К тому подмечено, что для большинства женщин сексуальный контакт означает больше, чем просто физическое удовлетворение.

К сожалению, женщина более склонна к эмоциям, поэтому чувства ее могут проявляться и тогда, когда она этого не желает.

"Пока дело касается детей - пусть сохраняют вое значение женщины; но во всем остальном - прочь, знать  их не хочу!" (здесь и далее см. издание: Лукиан из Самосаты. Избранное. Пер. с древнегреческого, ГИХЛ, М., 1962.

Наш многоопытный современник не может не согласиться с меткими замечаниями писателя древности.

Кто же в здравом уме мог бы перенести женщину, которая с раннего утра прихорашивается с помощью неестественных ухищрений?  Ее подлинный вид безобразен, и лишь искусственные украшения скрадывают природную неприглядность.

"Тот, кто взглянул бы на женщин, когда они только что встали с ночного ложа, решил бы, что они противнее тех зверей, которых и назвать утром - дурная примета (т.е. обезьян - прим. автора). Поэтому и запираются они так тщательно дома, чтобы никто из мужчин их не увидел. Толпа старух и служанок, похожая на них самих, обступает их кругом и натирает изысканными притираниями их бедные лица.

Вместо того, чтобы смыв чистой струей воды сонное оцепенение, тотчас взяться за какое-нибудь важное дело, женщина разными сочетаниями присыпок делает светлой и блестящей кожу лица... Но больше всего времени и сил тратят они на укладку волос... Потом заколдовав себе тело обманчивой привлекательностью поддельной красоты, они румянят бесстыдные щеки, натирая их морской травой, чтобы на бледной и жирной коже заалел пурпурный цветок..."

Вот уж суровая мужская критика женского рода, дошедшая из древности до нас к кначалу ХХI века!

Правда, конечно, в том, что знатная римская дама вела совсем иной образ жизни, чем наша современница в России, измученная пьющим мужем, беспризорными детьми, неорганизованным любовником и всем неустроенным российским бытом.

Но, ведь, в остальном Калликратид прав.

Вспомните многовековую культуру женских ухищрений и их «роковые» последствия для мужчин.

Наконец, вспомните вкус сверхмодной женской помады при поцелуе своей любовницы и вы все поймете без лишних слов.

 

  1. Совсем иное качество в однополой любви

 

Теперь стоит противопоставить женским порокам мужественный образ жизни юноши.

"Рано встав с одинокого ложа, простою водой смыв остатки сна и надев священную хламиду, он уходит от отцовского очага и идет, потупившись, не глядя ни на кого из встречных. Провожатые и дядьки следуют за ним пристойной толпой, держа в руках скромные орудия добродетели: не глубоко прорезанные зубьями гребни, пригодные только чтобы приглаживать наши черты; нет, за юношей несут складные таблички, книги, хранящие память о доблестных деяниях, и, если ему нужно идти к учителю музыки, - сладкозвучную лиру".

Как видно из этой цитаты, у древних в эпоху расцвета государства царило уважение к науке и технике, вообще к прогрессу. Сегодня же в Российской Федерации отношение к ученым и инженерам совсем иное. И не отсюда ли - первые ростки странной варварской морали и падающих нравов общества, в том числе и в любовной сфере?!

Иное было там отношение и к спорту и физической культуре. После своего образования юноша совершенствовал свое тело. "Он занят фессалийскими конями, а потом закаляет свою юность, в мирное время изучает военное дело, бросая дротики и пуская стрелы меткой рукой. Потом - умащение палестры, под зноем полуденного солнца покрывается пылью крепнущее тело, и каплями стекает пот трудных состязаний. После этого - недолгое умывание и умеренная трапеза, подкрепляющая юношу для предстоящих вскоре трудов; и снова с ним учителя и записи, в которых намеками или прямо рассказано о делах древности... Когда же вечер прекратит его труды, юноша умеренно отдает необходимую дань потребностям желудка и, успокоенный дневной усталостью, спит сладким, достойным зависти сном".

Не находим мы у афинянина и намека на какую-либо подростковую мастурбацию такого юноши.

"Так кто же мог не влюбиться в такого юношу?" - спрашивает он.

Действительно, кто?

Однако Калликратид  ставит проблему глубже. "Влюбленный хотел бы, конечно, чтобы его возлюбленный, не спотыкаясь и не уклоняясь, прошел через жизнь к старости, не испытав ни горя, ни завистливой  судьбы... А если бы он умер, не вынес бы жизни и я; как мою последнюю волю, я  завещаю тем, кого после я любил больше всех, чтобы над нами обоими насыпали общий могильный холм и, смешав кости с костями, не разделяли бы нашего безгласного праха".

Вот такой силы и благородства был тот их гомосексуализм.

Здесь идеализм любви к мальчикам вообще достигает у Калликратида своего апофеоза и мог бы послужить примером подражания для наших "заблудших" (в прямом смысле) граждан.

 

  1. Краткий экскурс в современную сексопатологию

 

То, о чем спорили и продолжают спорить многие великие философы разных исторических эпох, весьма занимательно, в силу применяемых ими глобальных идеологических конструкций. В них и сама человеческая любовь лишь составной элемент нашего противоречивого бытия. Мы можем протестовать или смеяться в части наивности дискутирующих сторон, но неизбежно повышаем качество своего образования и мировоззрения на мир.

Совсем иначе, с одной стороны, более примитивно, а с другой стороны, научно, но узко специализировано, на все смотрят современные сексопатологи.

С 1974 г. в мире не менее, чем раз в два года стали проходить международные сексологические конгрессы (сначала был Париж, потом - Монреаль, Рим, Мехико и др.).

Интересно, что несмотря на имеющийся прогресс в научных знаниях, окончательная истина в отношении "истинности" той или иной все также далека от сложнейших объектов изучения. Вопрос еще и в том, должно ли большое общество, чаще всего  само в социальном отношении не всегда здоровое, жестко диктовать нормы поведения также не совсем здоровому индивиду  (кроме крайних случаев, сулящих опасность, например, для детей)? Может быть, последний как раз и ближе к Богу?...

В классической отечественной книге "Частная сексопатология (Руководство для врачей), под редакцией Г.С. Васильченко, тт. 1 и 2", в частности, отмечается:

"... Если сексопатологи из любой страны без труда понимают друг друга, когда обмен информацией ограничивается кругом таких понятий из общей патологии, как эрекция, эякуляция и оргазм, под которыми все они подразумевают в общем одно и то же, то в частной сексопатологии до сих пор тот или иной термин одни воспринимают как наименование симптома, другие - как обозначение синдрома, а третьи истолковывают его как самостоятельную нозологическую форму. Когда некоторые пациенты на вопрос врача о жалобах отвечают: "У меня, доктор, гомосексуализм", они не выходят за пределы естественной для них терминологической ограниченности. Однако гораздо хуже то, что в таких случаях большинство записывают в графу "диагноз" истории подобных больных "гомосексуализм", не сомневаясь в том, что обозначили болезнь, нозологическую форму. Конечно, увидеть, что за основной жалобой на сексуальное влечение к одноименному полу и симптомокомплексом гомосексуализма стоят различные синдромы (у одного - сверхпрочная фиксация ранних сексуально-эротических влияний внешней среды, а у другого  - генетическое отклонение, проявляющееся сочетанием мужского паспортного пола с типично женской морфограммой и соотношением уровней эстрогенов и андрогенов, характерным для женщины), и понять это при терминологической неупорядоченности большинства околосексологических и даже сексологических публикаций не так просто" (там же, т.1, с. 5-6).

Однополая любовь характерна не только для мужчин, но и для женщин, что рождает такие этические проблемы, которые прошли явно мимо наших древних греков и римлян.

Кстати, австрийский ученый времен нацизма и лауреат Нобелевской премии К. Лоренц (1903-1989 гг.) в своей известной книге «Агрессия» о поведении животных с юмором описывает причуды однополой любви у молодых гусаков и понятные нам переживания одинокой влюбленной гусыни.

В 1920 году М. Хиршфельд (там же, т 2, с. 97-99) обследовал более 10000 мужчин и женщин с гомосексуальным влечением. При это обнаружилось, что в 5% влечение было направлено на детей, в 45% на подростков, в 45% на взрослых и в 5% - на пожилых людей. Приблизительно по 50% пришлось на "активных" и "пассивных" гомосексуалов мужчин и женщин. Различны и способы "запретной" любви: взаимная мастурбация (40%), орально-генитальные контакты (40%) и другие, явно, "странные" для среднего человека способы чувственного наслаждения. ( имитация коитуса с помощью рук и различных приспособлений, раздражение языком эротических зон тела и др.).

Приводимые в качестве примеров жизненные коллизии в книгах по сексопатологии не могут не поразить даже образованного в таких делах человека.

Вот случаи любви взрослых женщин к подросткам - "эфебофилия".

"Медицинская сестра К., 28 лет, специально устраивалась работать в подростковые отделения психиатрических больниц, где знакомилась с подростками мужского пола, в первую очередь с сексуально распущенными, и во время  вступала с ними в половые контакты. Из-за конфликтов с администрацией ей пришлось сменить несколько мест работы. На последнем месте работы в отделении контактов с подростками не имела, но при выписке избранным пациентам давала свой домашний адрес, происходили интимные встречи.

В другом случае учительница 8-х классов, 35 лет, приглашала к себе домой учеников, где обучала их половой жизни, совершала с ними половые контакты. После  нескольких  встреч  она  расставалась  с  подростком  и приглашала другого" (там же, т. 2, с. 94).

После прочтения десятка подобных медицинских книг с удивлением обнаруживаешь, что читать одиннадцатую уже не стоит. В основном, все уже открыто и описано. Главное, что в природе всяческих запрещенных "любовей" - великое множество. Правда, есть разные подходы к интерпретации соответствующих случаев.

 

  1. Так почему же пала Римская Империя?

 

Говоря о "второй любви", Лукиан ставит на первое место сексуальных побуждений лишь красоту мужских форм.

Между тем, этот мотив, возможно, и не был главным.

Так, Блох И., давая характеристику гомосексуальных отношений в Элладе, отмечает иное: "Характер этих отношений своеобразен: качество мужчины, его геройство через посредство любви передаются любимому мальчику. Поэтому общество считает желательным, а государство даже настаивает, чтобы  выдающиеся мужчины любили мальчиков; поэтому мальчики предлагают себя героям. Для мальчика считалось позорным не найти себе возлюбленного, и считалось за честь - которую на Крите праздновали и публично, и в семье - если мальчик приобретал любовь уважаемого возлюбленного и торжественно соединялся с ним" (Блох И. История проституции. "Аст-Пресс". С.-ПБ., 1994, с. 197).

Но, как известно, сама Эллада и Древний Рим как Империя пали, ибо там рядом с красивыми словами были далеко не красивые дела (и пусть лишь марксисты твердят, что там производственные отношения тормозили развитие производительных сил).

Надо прямо сказать, что поступки афинянина на любовном поприще не совсем отвечали его словам. Красивых рабов-любовников Калликратид держал при себе лишь до тех пор, пока первый пушок не оттенял им  лица. Когда же щеки у них покрывались мягкой щетиной, он отправлял их в свои афинские имения управляющими или надсмотрщиками.

Далее, несколько странно воспринимал Калликратид и красивых женщин в позиции сзади.

Здесь нельзя пройти мимо эпизода посещения им и его друзьями храма Афродиты, где стояла прекрасная статуя из паросского мрамора. Вся ее красота была ничем не скрыта, не окутана никакой одеждой; богиня была обнажена, и только чресла слегка прикрывала одной рукой. Когда Калликратид смотрел на нее спереди, то смотрел спокойно. Но когда он увидел ее сзади, что заставило афинянина  вспомнить мальчиков, он вдруг закричал, обезумев: "О, Геракл! Какая соразмерная спина! Какие полные бока - как раз по ладоням, обнимающих их! Какой красивой линией изгибаются мышцы ягодиц! Они и не прилегают слишком плотно к костям из-за худобы, и не расплываются в чрезмерной полноте и  тучности. А как сладостна улыбка этих ямочек, запечатлевшихся по обеим  сторона бедер, - и сказать нельзя!"

Как видно, и красивые женщины волновали Калликратида, но лишь сзади.

Здесь-то и просматривается специфическое отношение его к красоте женщин. Наш герой явно был поклонником анального секса и, как известно, при такой любви каждая пятая женщина достигает полноценного оргазма. При всем этом та духовная красота  и идеализация мальчиков, о которой порой афинянин был склонен рассуждать,  оставались совсем в стороне. О чем-то Лукиан из Самосаты умолчал. Мы же можем беспристрастно сделать вывод, что Калликратид - это лжец и лицемер!

 

  1. Заповедь Сократа

 

Мы лишь бегло прошлись по творению Лукиана из Самосаты. Но факты из того стиля жизни достаточно многозначны и позволяют сделать определенные выводы.

Критически воспринимая взгляды афинянина как открытого гомосексуалиста, хочется спросить в очередной раз: "А есть ли вообще эта самая любовь на белом свете?" Вот глубинный вопрос бытия, прошлой и настоящей жизни, затмевающий поверхностное, отбрасывающий в сторону и "первую", и "вторую", и "третью" (это что такое?)  и последующую любовь.

Можно, конечно, очередной раз апеллировать к мудрости Сократа. Лукиан пишет: "Этот Сократ к прочим своим учениям, которые приносят пользу в жизни, прибавил и завет любви к мальчикам, потому что она в высшей степени полезна". Но по мнению самого Лукиана полезна далеко не всем, а только философам.

Третье лицо в произведении "Две любви", от которого и ведется рассказ, на пути к компромиссному решению сложной проблемы человечества, какой действительно является любовь, отмечает, что браки полезны людям в жизни и, в случае удачи, бывают счастливыми (женщины торжествуйте!). А любовь к мальчикам,  поскольку она завязывает узы непрочной дружбы, является делом одной философии. "Поэтому жениться следует всем, а любить мальчиков пусть будет позволено одним мудрецам".

 

  1. Вниманию российской политологии

 

Еще один вывод в части обеспечения проведения "кардинальных политико-экономических реформ" в России по заветам Сократа.

Очевидно, пришло время повысить мудрость  высшего управленческого персонала и лидеров ведущих политических партий европейской страны. Подходя системно к этой проблеме можно было бы им порекомендовать испытать помянутый завет Сократа. Быть может, именно так кризисную Россию спасет нарождающийся национальный гомосексуализм?! Вроде бы, рекомендация необычная...

Но не забыты ли священные заветы мудрых «евразийцев» по А. Дугину?

Здесь также не забыть бы нам про элементарную порядочность и принципиальность.

Если Российская Империя и умрет, как умерли многие Великие Империи, то случится это не из-за расцвета однополой любви, а от неслыханного падения общественных нравов в ином отношении: лицемерия новых вождей, всепроникающей коррупции, растущей антинаучности, нерешительности в проведении подлинно рыночных преобразований и, конечно, отсутствия остро требующейся нашей великой российской национальной идеи.

Пожалуй, последнее меня самого удручает более всего.  И еще одно. Я рассказал о Калликратиде, но это совсем не мой кумир. Я остаюсь поклонником хорошеньких женщин.

 

ВЫВОДЫ и МЕЧТЫ

 

В целом же "Две любви" Лукиана предстает весьма занимательной литературной вещью. Кое-что в этой небольшом произведении дает пищу для ума и нашему современнику.

Наконец, скажу прямо, почему-то хочется другой российской жизни, более обеспеченной и более одухотворенной.

Конечно, хочется  и "настоящей большой любви".

 Юрий Бобылов, Москва

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?