Независимый бостонский альманах

Русское чудо - Михаил Горбачев

02-03-2016

Автор пишет: 2 марта у Горбачева  юбилей - ему 85 лет. Не знаю, собираешься ли ты как-нибудь отметить такое событие в очередном выпуске Альманаха. В 2008 г., в номере от 4 мая опубликовал ты мой очерк, посвящённый М.С. Нынче перечитал - самому внаглую понравилось: не устарело ни содержание, ни моё отношение к герою (скорее, укрепилось). Герой, к сожалению, сильно постарел, но это нормально, наверное. Может, смысл имеет ещё разок его тиснуть к юбилею с редакторским предуведомлением?

Ну, имеет смысл. Вот очерк  - с новыми фото юбиляра.

«Много, товарищи, уже было сказано, гораздо больше  ещё предстоит сказать!…»
Из выступления генсека Горбачева в начале 1986 года

Любой возраст обладает своей особенной прелестью, по крайней мере, для мужчины. Но нет ничего лучше ранних сороковых, когда и сила есть, и опыт, когда уже целая жизнь позади, но ещё целая– впереди.

image001

Молодые Раиса и Михаил  Горбачевы

image003

Горбачев заступил на пост, молод и хваток

image005

Поэтому именно сорокалетние мужчины располагают, по моему разумению, счастливой способностью справедливо судить о современных событиях. И вряд ли есть что удачнее календарного совпадения этого возраста с общественными потрясениями, заслуживающими точной и доброжелательной, по возможности, оценки как историком, так и просто современным обывателем Больше двух десятилетий минуло со времени начала «горбачевских чудес» — очередного всемирно-исторического разворота российской истории. Сорокалетние современники «перестройки», уцелевшие наперекор смертному приговору демографической науки, дружно выходят на пенсию «по старости», — самое время оглянуться, вспомнить и подумать.

image006

Он, слава Богу, жив и, по-видимому, здоров. Он много ездит и, вероятно, много говорит. Так ли это, и что именно говорит он, точно никто не знает, потому что никому это уже давным-давно не интересно. Но ведь, если вспомнить, его речи никогда и не были сколь-нибудь интересными: хоть умными, хоть сильно глупыми, хоть смешными по крайней мере и лишь раздражали скучноватым своим многословием, выдавая в их авторе человека не сильно образованного (зато с двумя советскими дипломами!) и вполне заурядного. Однако, едва ли всерьёз можно усомниться в том, что заурядный этот человек до конца дней своих останется самым значительным политическим, а, вернее, историческим персонажем изо всех, ныне здравствующих деятелей современного мира. С полным правом его фигура замыкает собою триумвират великих творцов страшного русского двадцатого века и в то же время отрицает и опровергает своих кровожадных предшественников, Ленина и Сталина, придавая малую толику исторического оптимизма нашим ожиданиям в новом столетии.

image008

Чудо Горбачёва породило сперва острое, а потом уже привычное удивление и оставило многолетнее ощущение великой тайны: Господи, ну почему же именно этот лысоватый казачок с его невнятным и вдохновенным словоблудием, с его манерами партократа и трусливым политиканством стал самым страшным Твоим орудием сокрушения нечистой силы «реального социализма», единственно смертельным для нее. А ведь сила эта превозмогала натиск и удары таких могучих бойцов-антикоммунистов как, например, писатель Солженицын или президент Рейган. Но лишь одна малая толика правды насчёт родной власти, одно лишь несмелое движение в сторону от абсолютизма Политбюро ЦК КПСС да ещё кое-какие вкрапления рынка в монолит государственной экономики СССР, обычные, в общем-то, послабления «реального социализма» в иных странах, советский обрушили социализм в считанные годы, если не месяцы.

image010

Историческая заслуга М.С.Горбачёва здесь едва ли может быть преуменьшена, хотя личные намерения его, по-видимому, не только не соответствовали размаху предстоявшего национального, да и всемирного потрясения, но заключались всего лишь в добросовестном желании добросовестного коммуниста улучшить «реальный социализм», придав ему, по возможности, толику человекообразия и устранив наиболее жестокие и бессмысленные обычаи привычного советского уклада.

Историческая обречённость этого уклада давным-давно стала очевидной даже его сторонникам, однако инерция долгих десятилетий застоя в обществе и хозяйстве громадной империи обнаруживала не одни только пугающие свидетельства её несомненного и усугубляющегося загнивания, потому что сама разлагающаяся общественная система страны оставалась при этом более или менее стабильной, демонстрируя на удивление даже кое-какой запас жизненного ресурса. В самом деле, к середине восьмидесятых сохранялись «на ходу» практически все механизмы и устройства системы.

Питомцам брежневской эпохи они продолжали создавать так хорошо знакомые на протяжении долгих лет обстоятельства их унылого существования, убогого и малопонятного, но привычного и вполне терпимого, когда в магазинах пусто, а люди сыты и одеты прилично, когда тотальная ложь и свирепая цензура не сильно мешают искать и находить правдивое слово (было бы желание), а сплошная коррупция не исключает иной раз и бесплатной услуги, когда опухший от водки народ, занятый большей частью бессмысленным трудом и производством орудий убийства не только не бунтует, но снова и снова, объединённый чувством глубокого удовлетворения, благодарно внимает громогласным прославлениям собственных успехов и доблести. Ни слову, конечно, не верит, но всё-таки внимает: привычное враньё привычно приятно, несмотря на привычное опять же отвращение к любому начальству с любыми его речами.

В таких вот обыкновенных обстоятельствах и принял Горбачёв свой самодержавный пост. Тогда, весной 1985 года, никто в мире ни сном, ни духом и помыслить не мог о предстоящем вселенском обвале грядущих лет: ни ЦРУ, ни отечественные борцы с режимом, ни зарубежные советологи, даже самые умные из них. И всем казалось, что бодаться ещё и бодаться пресловутому «телёнку» с пресловутым «дубом» хоть до скончания времён, если бы не русское чудо.

image012

Михаил Сергеевич заинтересовал советских людей, в особенности, нас, тогдашних сорокалетних, выпестованных «реальным социализмом», но не вполне отчаявшихся в отличие от старших соотечественников. Он пришёл и сразу начал говорить. Говорил много. Никто ничего не понял. Зато сразу понятно стало главное: он – человек, а не одна лишь только воплощённая функция вроде Брежнева, Андропова или несчастного Черненко, во всяком случае, похож. Своим человекообразием новый начальник СССР возбуждал не только любопытство, но и невероятное, невообразимое ожидание: «…а вдруг?»: мечтание, доселе немыслимое.

Сразу сделалось ясно и другое, например, что Михаил Сергеевич оказался не просто человеком слова, но человеком очень многих слов: бессодержательная болтливость верховного советского руководителя, демонстрация мужской ущербности в иных обстоятельствах, оборачивается здесь простительной и даже симпатичной слабостью политика. А Горбачёв оказался именно политиком.

image014

В Советском Союзе политиков не было. Эта профессия умерла вместе с Лениным, экстремистом и маргиналом, но всё-таки политиком, и возродилась с Горбачёвым, функционером по должности, но опять-таки политиком, а не только и не столько чиновником. Прочие же советские вожди, а это Сталин и все его питомцы из уцелевших в чистках, сочетали в разных масштабах и пропорциях таланты бандитов и функционеров. Оба эти малосимпатичные занятия объединялись вполне бессмысленным понятием «партийная работа».

Назвать политикой эту «работу» язык не поворачивается. Один лишь Никита Хрущёв пытался, похоже, в своё время руководить политическими, а не уголовными приёмами, да ещё наперекор законам аппаратной борьбы и не оглядываясь особо на партийную номенклатуру. В результате аппарат «обломал рога» Хрущёву довольно скоро, и политика исчезла начисто из управленческой практики советского начальства ещё на долгие десятилетия.

image015

Горбачёв политику возродил. Но, в отличие от Хрущёва, не только в собственном исполнении. Впервые после 1917 года в стране возникло невесть откуда великое множество людей, устремившихся в эту самую политику с невероятной увлечённостью. Горбачёв же старался (не всегда, правда, успешно) не препятствовать этим новым устремлениям. Тем не менее, многие новоиспечённые публичные политики даже в самых первых своих свободных выступлениях не только жестоко критиковали горбачёвские деяния, пресловутую «перестройку», но не стеснялись громогласно проклинать лично Михаила Сергеевича. Невозможно забыть пламенный призыв бесстрашной Валерии Новодворской на митинге в июле 1990 года на Манежной: «Долой фашистскую советскую власть! Долой главного фашиста Горбачёва!». Экая дура, однако, до сих пор коробит, хоть и взаправду бесстрашная, не отнимешь.

image017

Стоит ли недоумевать поэтому, глядя на нынешнее дружное и единодушное отвращение бывших советских людей самых разных убеждений к потрясающей горбачёвской пятилетке 1986 – 1991 гг. Здесь первый 1985 год не в счёт: хозяин берлогу обустраивал и ворочался довольно бессмысленно, — борьба с пьянством, так называемое, «ускорение» и другие идиотские политические телодвижения.

image019

image021

Время беспощадно убивает способность удивляться. Совсем не глубокая историческая ретроспектива, всего-то пара десятилетий с лишним начисто вытравили из общественного сознания первое искреннее и точное ощущение «чудесности» горбачёвской недолгой миссии. Тогда всё те же мы, сорокалетние, перемен уже не ждали, не сомневались мы тогда, что на наш то век советской власти хватит с избытком. А вот поди ж ты…

image023

Бессмысленный штамп «перестройка» много поспособствовал искажению сущности событий, связанных с Горбачёвым. Современные рассуждения «по поводу», научные выводы, а, главное, суровые по преимуществу оценки не столь уж давних перестроечных лет нередко выглядят из двадцать первого века справедливыми, вполне убедительными. Беда лишь в том, что все их авторы лукаво умалчивают об одном немудрёном историческом обстоятельстве.

image025

А Михаил Сергеевич и сам человек лукавый. Но любому бывшему советскому соотечественнику очевидны как искренность, так и справедливость недавнего горбачёвского признания насчёт реальной для него возможности продолжать и поныне самодержавное сидение в кресле генсека: такая уж это была мебель брежневского стиля, удобная и очень долговечная. Однако, СССР, да и вся советская система тех последних лет выглядели не только могучими, но и довольно вонючими общественными сооружениями. Весьма похоже поэтому, что главным, подлинно человеческим качеством Горбачёва- политика оказалось социальное обоняние: ему просто стала очень противной, прямо-таки нетерпимой эта вонь.

image026

image027

И не только, конечно, из-за брезгливости не сиделось Горбачёву-непоседе на партийном троне: саму эту ветхую мебель мечталось ему поменять. И появился в результате на пару лет всего-то единственный и неповторимый «Президент СССР М.С.Горбачёв» А ведь могло, могло быть «всерьёз и надолго», хвати нашему герою ещё одну малую толику никакого не геройства, а простого политического благоразумия не идти привычно на поводу у аппаратной машины комячейки Съезда депутатов СССР и побаловать весь многонациональный советский народ непривычной забавой нормальных президентских выборов безо всякого риска эти выборы проиграть. Чего проще, казалось?.

К сожалению, Горбачёв поступил как поступил, потому что не мог он поступить по-другому. Оставаться коммунистическим генсеком практически означало для него, да и для всех, отказ от дальнейших преобразовательных усилий и, соответственно, от претензий на достойное место в истории, в то время как легитимное президенство стало бы смертным приговором всей системе советского социализма, несомненно родной Михаилу Сергеевичу.

image029

Ничего у него не получалось ни в одном из «перестроечных» деяний, то есть получалось, конечно, многое, но совсем не то, что хотелось Горбачёву. А что именно хотел он тогда, сейчас можно только предполагать умозрительно, сам не скажет ни за что: может, стыдно, а, может, просто не помнит. Не вызывает, однако, никаких сомнений (у меня, во всяком случае) добросовестность горбачёвских намерений. Он всегда хотел, чтобы стало лучше. Причём не себе. Но никогда не соображал, как этого добиться, бедняга. Стоит всё ж таки вспомнить, что именно успел или посмел Горбачёв натворить, из чего же состояла по существу пресловутая «перестройка», давным-давно утопленная в океане бессмысленных словопрений…

Первое и самое главное, почти единственное: вдруг перестала быть нормой привычная ложь, вдруг все увидели, что ложь – это ложь, и стали правду от неё помаленьку отличать. Оказалось, что говорить, читать, а, главное, писать и даже говорить в телевизор можно не одну лишь неправду, и что за это – ничего не будет (ну, почти ничего). Не сразу это произошло, но всё-таки очень быстро, так что безоглядные речи союзных депутатов первого съезда уже не сильно коробили нежные советские ушки громогласной своей антисоветчиной: попривыкли за какие-то два-три года.

А чуть раньше были выборы, неповторимые, ни на что не похожие выборы-89. Ну, всё, казалось, сделало горбачёвское начальство, чтобы превратить их в унылый и безнадёжный фарс с предрешённым исходом. А вышло действо истинно демократическое, увлекательное и просто весёлое временами..

Кое-чему на этот счёт и сам оказался свидетелем, даже участником. Дело было в феврале 1989 года: Октябрьский район Москвы проводил так называемое «окружное предвыборное собрание» в министерском беломраморном зале на Октябрьской опять же площади столицы. Собирались почему-то ночью. Народу – несколько сотен, все – представители предприятий и организаций района, автор этих строк представлял станкостроительный завод «Красный пролетарий» (с какой стати – неважно). Бесхитростный замысел таких собраний состоял в недопущении всяческих неноменклатурных активистов («неформалов», как тогда выражались) к регистрации в качестве кандидатов на предстоявший Съезд народных депутатов СССР.

image031

Мне, соответственно, вменялось в обязанность всего лишь проголосовать за директора завода. Почему-то никто не усомнился в моей вассальной добросовестности, директор, естественно, «пролетел», как, впрочем, и другие номенклатурные претенденты, — привычный уже обратный результат хитроумного горбачёвского политиканства. А зарегистрировали тогда совсем других людей, не похожих на номенклатуру даже внешне. Говорят, что чернокожая одноногая лесбиянка в политкорректном обществе – идеальный кандидат на самую высокую должность. Советское общество и слов тогда не знало таких.

Но полночи потратили сотни назначенных парткомами выборщиков, чтобы вместо красномордого дяди в синем «политбюроне» провести-таки всеми правдами и неправдами некоего Илью Заславского, очень жалкого и очень молодого еврейского мальчика-инвалида…Насчёт «неправдами»: космонавт Гречко вдруг почему-то отдал Заславскому свои голоса (по доброте, может быть, душевной? – не знаю), собрание закрылось в пять утра, по домам нас развозил казённый транспорт. Заславский в конце концов стал депутатом СССР, чуть позже – председателем всё того же Октябрьского райсовета, потом угодил в скандал с приватизацией жилья в своём районе, потом сгинул невесть куда, несчастный калека, боюсь, нет его на свете давным-давно.

Зачем его избирали, нужен ли был Горбачёву этот самый Илья? Точно – нет. Но стал он депутатом так же точно, исключительно благодаря Горбачёву. Хотя, очевидно, единственной причиной как его выдвижения, так и триумфального избрания оказалось острое и дружное желание благодарного населения вставить очередной «пистон» верховному «перестройщику». Такая вот диалектика получается.

image033

Об экономической политике горбачёвского руководства двух мнений быть не может: она стала великолепным инструментом очень быстрого разрушения так называемого «народного хозяйства СССР», лучше просто невозможно придумать, а придумывали-то совсем для другого. Национальная политика оказалась не менее эффективной: судорожные, нередко кровавые мероприятия по укреплению Союза ССР привели к стремительному его разрушению. Говорят, руководили процессом американцы.. Чушь собачья: больше всего там боялись расползания атомных бомб по каким-то новым и непонятным странам. В тогдашней администрации США вообще не понимали горбачёвской политики (попробуй пойми тут!) , искренне не представляя себе намерений нашего не в меру разговорчивого вождя, — тому есть свидетельства из весьма надёжных источников, из американского посольства, в частности. Ну, а обновление советской власти через съезды депутатов Союза и России известно, к чему привело. «Перестройка», выходит, провалилась по всем направлениям, как ни крути…

image035

Нет, не провалилась «перестройка», слава Богу. Успех этого чуда на самом деле превзошёл все ожидания, мыслимые и немыслимые, мои-то уж – во всяком случае, точно, превзошёл. Тут ведь вот что важно: ощущения. До Горбачёва жизнь была длинная и разная, и после него точно так же она продолжалась, длинная и разная. Но! Была жизнь ненастоящая, пьяная и лживая, а стала – настоящая, страшная, серъёзная и прекрасная. С его именем и только с его именем впрямую связана эта поистине вселенская перемена. Покойный А.Н. Яковлев, умница и молодец, ничего к сожалению не решал, полновластным бывает у нас единственный человек..

image037

Слава богу, СССР больше нет

На этом самодержавном посту Михаил Сергеевич вёл себя отвратительно, практически всегда: потоки крови по краям империи, Тбилиси, Баку, Вильнюс, Рига и Карабах, — его грехи.

Роль Горбачёва в событиях августа 1991 года представляется мутной и невнятной. Ушёл он вскоре довольно тихо и практически с позором.

Новая страна зажила новой жизнью во главе с новым вождём. Ельцин, Царство ему небесное, очевидно крупнее Горбачёва во многих отношениях и просто лучше его по-человечески, как мне кажется. Велики заслуги революционера Ельцина, перевернувшего страну почти без потрясений (кровавая Чечня – хуже преступления, это его ошибка) ко благу её грядущему и заслужившему всенародное проклятье неизменно благодарного населения. Но ни в коем случае и не при каких обстоятельствах не совершил бы лихой Борис Николаевич главного горбачёвского поступка: не смог бы сделать он первый, самый первый и потому самый страшный шаг от несвободы к свободе. А Горбачёв – смог. Может, и по недомыслию, замышляя что-то своё, другое и дурацкое, но смог. Спасибо ему за это..

Прошло два десятилетия, мы не только начитались, но и наелись почти досыта, живи, как говорится – не хочу. Запах, правда, в народе сильно испортился в последние годы. Но запах, он чем хорош, спрашивал Жванецкий в своё время? И сам же отвечал: не нравится – отойди. Ну, и мы тут отходим помаленьку: кто на кладбище, кто за границу, а кто и просто в Интернет. Пока всюду пускают, даст Бог, и дальше сильно хуже не будет. Нам, бывшим советским сорокалетним, не к лицу обольщаться насчёт будущего, но, главное, никогда нельзя забывать о прошлом и уметь быть ему благодарным. Автор, во всяком случае, не сомневается в том, что дурацким словом «перестройка» называется самое главное и, быть может, самое лучшее событие в жизни, в его личной жизни, потому что на самом деле это было подлинное чудо: русское чудо – Михаил Сергеевич Горбачёв.

Комментарии
  • Vitaly Fainitsky - 02.03.2016 в 19:48:
    Всего комментариев: 8
    Очень хороший обзор его подвига. Он, пусть и невольно, отпустил на свободу 300 миллионов крепостных. Не его вина, что мы плохо ею распорядились. К мелким недостаткам Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 6 Thumb down 1
  • Bobka Kotik - 02.03.2016 в 20:48:
    Всего комментариев: 76
    думаю горбачев сдал союз за обещание запада постараться спасти раису от лейкемии......и они постарались.....но не спасли. а все остальное - вода на киселе.....кто со мной Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 16
  • Boris Kollender - 02.03.2016 в 22:32:
    Всего комментариев: 259
    Советской империи не повезло, что генсеком стал неумный, но либерально настроенный М. С. Горбачев. И повезло, в том смысле, что он неосознано развалил СССР, дал Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 8 Thumb down 3
  • IouriSkripko - 05.03.2016 в 15:59:
    Всего комментариев: 1
    Типичная мразь и предатель ! И в качестве благодарности ( за развал нашей страны ) от россиян - посадить этого ублюдка на осиновый кол , хорошо бы на Красной Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 7
  • server31453 - 15.03.2016 в 03:09:
    Всего комментариев: 100
    Михаил Сергеевич должен быть занесён в эклектический список героев нашего времени, приложивших руку к развалу поганой власти, по праву соседствуя с Андреем Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 5 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?