Независимый бостонский альманах

Существует только борьба: Хилари Родем Клинтон – духовная дочь Алинского

18-10-2016

Хилари Родем Клинтон в течение всей текущей избирательной кампании в президенты объявляла о своей приверженности политическому курсу президента Обамы. Для тех, кто помнит об их дебатах в президентской кампании 2008 года, где они были конкурентами, это звучит сомнительно, несмотря на тщательно скрываемую и все же широко известную враждебность между семьями Клинтон и Обама (чего только стоит одна фраза Билла Клинтона в разговоре с Эдвардом Кеннеди о Бараке Обама, что он несколько лет назад бы подавал нам кофе. (John Heilemann, Mark Halperin. Game Change: Obama and the Clintons, McCain and Palin, and the race of a lifetime. HarperCollins Publishers, NY, 2010. p. 218. "A few years ago, this guy (Obama) would be getting us coffee.")

Screenshot_28

Однако утверждение об общности политического курса в данном случае вовсе не является обычной предвыборной ложью. В их взглядах и подходах к политической борьбе, а также стратегии и технологиях прихода во власть, действительно много общего. И не только потому, что они избираются от одной партии. Несмотря на существенную разницу в возрасте, у них был и есть общий кумир и учитель на политическом поприще – Сол Алинский (Saul Alinsky, 1909-1972).

Screenshot_29

В обмен на лояльность Хилари получила от Обамы бесценный подарок, своего рода «золотой ключик» к заветной дверце Белого Дома, о котором практически ничего не говорят ни критики, ни сторонники Хилари. «Золотой ключик» прямо связан с наследием Алинского, и к нему мы вернемся дальше, а пока надо сделать небольшоe отступление о том, кто такой Алинский и почему он получил вторую жизнь в американской политике ХХI века.

Who is Mr. Alinsky?

Алинский стал известным после своего первого удачного социального эксперимента по соорганизации соседской общины бедняков, европейских иммигрантов, в городе Чикаго в 1932-1939 годах. Этот эксперимент дал рождение новому виду социальной инженерии – соорганизации общин (community organizing) для решения ими собственных проблем. Community organizing превратилось в важную и даже романтическую деятельность по возрождению демократического способа жизни на местном уровне. Лозунгом этой деятельности стало перефразированное вступление к американской конституции: «Мы, люди, сами создадим нашу судьбу». Этот лозунг наилучшим образом отражал демократические взгляды Алинского и его программу действий в области создания местных общественных организаций. Позднее он же разработал и описал технологии соорганизации людей для протестной активности.

В начале ХХ века и до Алинского в Америке были радикалы и революционеры, которые были воодушевлены идеями марксизма и и примером русской революции, достаточно вспомнить Джона Ридa и его окружение. В отличии от них, Алинский был первым американским профессиональным революционером, кто отказался от марксистского видения пролетариата как движущей силы революции и сделал ставку на другие социальные группы, которые в тот или иной момент чувствуют себя бесправными и лишенными возможности изменить ситуацию (the Have-Nот - «Имущие и неимущие»). Разорвав причинную связь между пролетариатом и революцией, Алинский, по сути, первым создал социальную технологию формирования революционной силы из любой, даже предельно атомизированной и территориально рассеянной социальной группы или групп, при условии, что они видят себя как the Have-Nот. Он также был первый, кто создал методику и центры обучения организаторов перманентной революции на своей родине.

Алинкий написал две книги, которые стали пособиями для всех последующих поколений радикалов, то есть агентов изменения, применяющих радикальные средства. Первая книга «Побудка радикалов» (Reveilee for Radicals. 1946) описывала его опыты по созданию соседских общин и борьбе за власть в своих регионах. Его вторая и последняя книга «Правила дла радикала» (Rules for radicals: A Pragmatic primer for realistic radicals. 1971) фактически положила начало перманентной революции в США. Сравнивая свою работу с книгой «Государь», автор пишет, что книга Макиавелли рассказывает о том, как власть имущим удержать свою власть, тогда как его книга - о том, как отобрать власть у тех, кто ее имеет. Рабочее название книги в один момент было «Rules for Revolution». Алинский так формулирует цель своей работы: «Мы допустили самоубийственную ситуацию, при которой революция и коммунизм отождествлены... Это основная причина, по которой я сделал попытку создать пособие для революционеров, которое нельзя было бы определить как коммунистическое или капиталистическое... Моя цель – предложить, как организоваться неимущим в борьбе за власть: как eё захватить и как её использовать».

К концу своей жизни Алинский разошелся во взглядах со многими своими попутчиками и последователями: радикальным милитаризованным движением афро-американцев «Черная Пантера», движением Мартина Лютера Кинга за права черного населения, Новыми Левыми, в частности, движением «Студенты за демократическое общество», ACORN и другими. Протестные движения 1960-х не разделяли его политических идеалов и не собирались развивать демократию, но зато взяли на вооружение изобретенные им технологии соорганизации людей на протестную активность. Почти все организаторы этих движений прошли обучение по методикам Алинского, однако он уже не направлял эти движения и потерял авторский контроль за применением свох методов.

В 1968 году Алинский все еще был в зените своей славы. За его спиной было более 30 лет экспериментов в области social organizing. Он выступал с лекциями и семинарами по всей Америке. Один из таких семинаров проходил летом 1968 года во время конгресса Демократической партии в Чикаго, где Хилари и встретила Алинского в первый раз. Я буду и далее называть нашу героиню Хилари без фамилии не только потому, что ей в тот момент было только 20 лет, но и потому, что именно так зовут ее миллионы избирателей в США. Алинский, подобно Сократу, собрал вокруг себя группу студентов, участников уличной демонстрации, напротив здания, где проходил конгресс, и обрисовал портет идеального Радикала и историю американского радикализма, говоря им, что они представляют собой будущее поколение американских радикалов. Именно в этот день девушка из консервативно-республиканской семьи крепкого достатка впервые почувствовала себя революционеркой.

Соблазнение Хилари: студенческие годы

Хилари организовала выступление Алинского в своем женском колледже (Wellesley college). На последнем курсе она была очень заметной фигурой: президентом правительства студентов, организатором студенческих протестных митингов, и одной из лучших студенток.

Хиллари серьезно увлеклась деятельностью Алинского и посвятила свою выпускную (senior thesis) работу её анализу, продемонстрировав глубокий личный интерес к избранной теме. (Hillary D. Rodham. “There is Only the Fight…”: An Analysis of the Alinsky Model. A thesis submitted to partial fulfillment of the requirements of the bachelor of Arts degree under the Special Honors program, Wellesley college, Wellesley, Massachusetts. Political science, 1969.)

Об этой студенческой работе имеется много публикаций, не столько потому, что она содержит детальный анализ деятельности Алинского, хотя это действительно так, сколько потому, что именно погружение в эту тему сформировало в главных чертах её как будущего политика, усвоившего многие уроки своего учителя. Давид Брок в своей весьма интересной, хотя иногда слишком комплиментарной биографии (1996) назвал ее «дочерью Алинского» и посвятил его влиянию на Хилари целую главу. Барбара Олсон в своей биографии Хилари, изданной в 1999 году, предположила, что «содержание выпускной работы Хилари и причины, по которым она прячет её от публики состоят в том, что оне не хочет, чтобы американский народ знал в какой мере она вобрала в себя и освоила взгляды и методы Сола Алинского». Известный политический журналист Пегги Нунан назвала эту работу «розеттским камнем», то есть, фрагментом, который дает ключ к пониманию всей будущей политической биографии Хилари, её «полного текста».

Screenshot_30

Конечно, нельзя прямолинейно экстраполировать взгляды студентки Хилари на её сегодняшнюю позицию, тем более, что в течение её длинной карьеры она неоднократно и довольно резко меняла свои политические взгляды (в частности, на однополый брак, нелегальную иммиграцию, подписанные Америкой международные договоры, начатые войны, на своего сначала соперника, а потом союзника Обаму и т. д.). Однако современного политика определяют не столько взгляды на тот или иной вопрос, сколько понимание политики как деятельности и профессии, выбор правил и технологий борьбы за власть, прихода к власти и её применения. В студенческой выпускной работе отчетливо просматривается будущий типаж Клинтон как политика, сформированный на уроках Алинского.

Хилари взяла у него не взгляды или политические убеждения, ненужная роскошь для политика, а его методы борьбы за власть, его моральный релятивизм («цель оправдывает средства»), его понимание, что заявляемые политические взгляды могут и должны (!) меняться в зависимости от политической коньюктуры и поставленных целей, поскольку им отводится только инструментальная роль в захвате власти. Алинский выразил этот принцип следующим образом: «Власть есть самая сущность, мотор жизни... Мы живем в мире... где люди говорят о моральных принципах, а действуют по принципу власти (силы); в мире, где наша сторона всегда моральна, а наши враги всегда аморальны; в мире, где «согласие» означает что одна сторона обладает силой, а другая с ней «соглашается»... Радикал, по Алинскому, выбирает только те цели, которые достижимы, и только те средства, которые работают, т. е. достигают выбранные цели.

Screenshot_31

История студенческой работы Хилари и ее доступности

Выпускная работа (senior thesis) Хилари, законченная в 1969 году, оставалась недоступной читателям до 2005. История её засекречивания, потом рассекречивания, или, выражаясь языком хакеров, «взлома» весьма интересна сама по себе.

Эта работа до сих пор нигде не опубликована и существует только в машинописном варианте. 92 страницы текста, напечатанного на разбитой машинке, ровеснице нашей Эрики, со множеством поправок от руки и некоторыми неисправленными ошибками, свидетельствуют о его подлинности и об отсутствии у автора намерения сделать его доступным для широкого читателя. Работа Хилари лежала забытой в архиве колледжа до тех пор, пока ее муж Билл Клинтон не стал президентом в 1993. В этот момент Хилари сама начала думать о своей собственной жизни в большой политике. В начале этого же года Белый Дом послал письмо в колледж, где просил закрыть доступ к студенческой работе Хилари. Колледжу пришлось ввести новое правило, гласящее, что работы любой «первой леди» помещаются в закрытый доступ, правило, фактически созданное для одного единственного случая - Хилари Клинтон. (Википедия). Исследователи вполне логично предположили, что работа «закрыта» или, по-русски, «законвертирована» потому, что она демонстрирует экстремистские или радикальные взгляды её автора.

В 2005 году работа стала все-таки доступна благодаря тому, что режим специального хранения, «спецхран», в библиотеках и архивах в США, в отличие от тоталитарных стран, не очень-то развит и имеет обходные пути. Один из бостонских студентов заказал её в микрофильмированном варианте через межбиблиотечный обмен. Оказалось, что существовал запрет на выдачу работы в библиотечном зале, но не было запрета на выдачу в микрофильмированном виде. Студент, получив работу, тут же разместил её в Интернете.

Screenshot_32

Что рассказал «розеттский камень»: критика и уроки Алинского

Хилари вложила в эту работу много времени и души, много больше, чем ожидалось от студенческой выпускной работы. Она взяла интервью у Алинского и его соратников и посетила несколько районов Чикаго с преимущественно бедным населением, где работали его программы с труднопереводимым названием: Программы Соседской Активности (Community Action Programs). Поражает список источников, используемых в работе – 95 наименований (!). Студентка прочла шестнадцать книг на избранную тему, не считая нескольких десятков журнальных и газетных статей.

Как и всякая студенческая работа, работа Хилари не свободна от простого пересказа основных положений и длинных цитат из прочитанных книг и статей. Не всегда ясно, где у неё заканчивается пересказ источников и где начинается её собственная мысль. И тем не менее, работа свидетельствует о глубоком приникновении в тему и недюжинном интеллекте ее автора. Она в полной мере демонстрирует характер Хилари: необычайная для молодой девушки уверенность в себе и начитанность, бойцовские качества, и, главное, заявка на будущность в политике. Она открыто спорит с некоторыми точками зрения своего кумира Алинского и других авторитетных политиков, в частности, с сенатором Даниелом П. Мойнихеном, автором проекта закона по борьбе с бедностью.

Заглавие работы, «Существует только борьба», взято из поэмы Т. С. Элиота «Восточный Соукер» (East Coker), законченной им в начале 1940-х. Работе предшествует эпиграф из этой же поэмы. Хилари подчеркнула следующие строки в эпиграфе: «Существует только борьба за то, чтобы восстановить то, что утрачено и найдено, и утрачено опять и опять». Молодая студентка предположительно проводит параллели между собой и Элиотом («двадцать лет потраченных практически впустую»), напомним, что Хилари начала эту работу, когда ей было 20 лет, а также между поэзией и политикой. Вероятно также, что она, избрав для себя политическое поприще, надеялась стать известной на нем (ведь именно эта, вторая, поэма принесла Элиоту первую публикацию и репутацию многообещающегого поэта). Однако больше всего эпиграф и название работы отражают ее бойцовский характер, ее готовность вставать после каждого поражения и двигаться к намеченной цели.

Во вступлении Хиллари благодарит Алинского за то, что он уделил ей время для обсуждения текста работы. Она характеризует его как человека, «который сформировал свой собственный подход к social organizing (СО), более того, как человека, умеющего отстаивать опасную (по тем временам – И. Ж.) социальную философию, на которой базируется его подход».

Хилари подробно описывает три первых социальных эксперимента Алинского, выявляет и формулирует центральные понятия его социальной философии: власть или сила (power), радикал, организатор (или агитатор), социальный конфликт (преположительно контролируемый организатором), социальное равенство. Она также выделяет, важные по ее мнению, посылки и постулаты его социальной философии.

Одна из глав описывает эволюцию взглядов Алинского. «Льюис (Джон Льюис (John L. Lewis, известный лидер профсоюзного движения в 1930-е годы – И. Ж.) стал для Алинского героем для подражания. Последний научился у лидера не только тактике рабочего движения, но и умению предложить оправдание в глазах общественного мнения, а значит и моральное обоснование, для социального протеста, вступающего в противоречие с законом».

Алинский многому научился у своего старшего друга, в частности, взгляду на всех, кто обладал властью в обществе (“the Haves”), как на противников, а также неортодоксальным методам борьбы с ними, технике манипулирования и контроля над событиями, общественным мнением и людьми. Эти методы также будут использованы и усовершенствованы им в практике организовывания. Приведенная выше цитата – один из примеров, где Хилари не осуждает Алинского, а просто пересказывает его точку зрения. Оправдание незаконных протестных действий в глазах общества стало широкой практикой и явилось одной из главных разрушительных сил современного американского общества, изначально основанного на уважении к закону. Недавние попытки президента Обамы и Хилари оправдать, а значит и морально обосновать в глазах общественности право на убийство полицейских экстремистами в нескольких городах Америки летом 2016 года являются продолжением этой «традиции». Только масштаб нарушения закона участниками протестов резко изменился за последние 90 лет: во времена Льюса – это была тогда противозаконная сидячая забастовки, а теперь – преднамеренное убийство защитников закона и порядка.

Screenshot_33

Хилари отдельно останавливается на моральном релятизиме Алинского (один из самых серьезных упреков критиков в его адрес), однако замечает, что в его глазах этот релятивизм уравновешивается верой в порядочность (goodness) социальных организаторов, или радикалов. Алинский говорит в своей книге о том, что в общественной жизни всегда есть выбор между высокими идеалами и принципами (high road) и тем, чтобы не бояться применять запрещенные, публично неодобряемые приемы (low road). Он сам никогда не стеснялся прибегать к сомнительным приемам, если они достигали намеченной цели. В личном разговоре с Хилари он призывал её видеть «мир как он есть», а не руководствоваться иллюзиями о том, каким «мир должен быть». Алинский 1960-х применял и пропагандировал вполне радикальные, «силовые» приемы и средства борьбы, часто за гранью морали и закона.

Став политиком, Хилари, как и её поколение социальных организаторов, многие из которых были вчерашние бунтари и даже террористы, почти всегда выбирала low road. Череда скандалов следует за Хилари всю её взрослую жизнь, в которых она обвинялась именно в выборе запрещенных приемов. Многочисленные публикации и фильмы свидетельствуют о нарушении ею закона о финансировании избирательной кампании (“Hillary: Uncensored” by Peter Paul); закона о прозрачности (FOIA); о препятствовании отправлению правосудия; о покрывании ею обстоятельств преступлений, будь то смерть посла в Бенгази или смерть её бывшего друга и сторонника Винсента Фостера; об использовании средств из семейного фонда на содержание круга её помощников в должности госсекретаря; получении пожертвований от государств-изгоев в семейный благотворительный фонд Клинтонов в обмен на ее услуги; о нарушении границы между этим фондом и персоналом оффиса иностранных дел, а также правил ведения секретной переписки на посту госсекретаря и т. д. И это только некоторые из её недавних скандалов, про старые можно также прочитать в нескольких книгах. Даже если поверить, что все эти скандалы инспирированы её политическими оппонентами, надо заметить, что ни один из кандидатов в американские президенты во все времена не имел такой длинный шлейф обвинений.

Особый интерес представляет в пересказе Хилари отношение Алинского к программам борьбы с бедностью (war on poverty, welfare programs). Хочу напомнить, что её работа написана в 1969 году, т. е. почти 20 лет спустя как началась «война с бедностью», когда её плачевные результаты были уже налицо.

Алинский с самого начала не одобрил эти программы. Хилари вторит ему: «Чувство собственного достоинства (личной значимости) особенно важно в организационной деятельности среди бедного населения. Алинский предупреждал, что государственные программы помощи атакуют бедность, но не меняют корни бедности и не стимулируют бедных помочь самим себе, что [программы-И. Ж. ] создают цикл зависимости, который только заманивает бедных в смирение и апатию» Алинский был еще более категоричен, утверждая, что эти программы колонизируют бедных в США, что они носят характер американской помощи третьему миру.

Mнение Хилари по этому вопросу в течение её жизни несколько раз менялось. Став политиком, она активно поддерживала подобные государственные программы, прекрасно понимая, что они только усугубляет бедность и зависимость их получателей от государства. В своей президентской кампании 2016 года она не только не отменяет старые, но и предлагает новые государственные программы помощи различным слоям населения.

Алинский верил, что социальная система может и должна быть изменена «снизу-вверх». Хилари, изучив его опыт, пришла к противоположному убеждению, что система может быть изменена только изнутри и только «сверху-вниз», через государственные законы и социальные программы. Эксперименты Алинского, по её мнению, занимали слишком много времени; она считала, что гораздо быстрее и эффективнее трансформировать общество (насаждать «демократию») через государственный аппарат и суды, если назначать в них юристов и политиков, прошедших через активистски настроенные отделения университетов. В одном из таких университетов она сама потом получит мастерскую степень.

Еще один критицизм Хилари в сторону Алинского состоит в том, что в послевоенной Америке стабильные сообщества (община, community) превратились в анохронизм. Быстрое индустриальное развитие потребовало большей мобильности рабочей силы, а вместе с ней и их семей. Само понятие соседского сообщества иммигрантов осталось в прошлом. Основные понятия, вокруг которых Алинский соорганизовывал в своем первом эксперименте - участие в управлении обществом, демократия, гражданин, и даже сама община – также потеряли тот очевидный и привлекательный смысл, которые они имели в 1930-х.

Screenshot_34

Особенность метода организации протеста по Алинскому, как справедливо отмечает Хилари, состоит не только в использовании военного языка, но и шире в практике ведения войны в обществе против тех, кого организаторы в данный момент выбирают в качестве врага (target). Она цитирует Алинского: организатору «нужен враг, чтобы трансформировать интересы коммьюнити в коллективное действие... единственный способ построить армию – это выиграть несколько сражений. Единственный метод победы, когда-либо изобретенный в партизанской войне: избегать поражений... ». Он выражал беспокойство, что «сложные, взаимно пересекающиеся слои в современных городских районах, затрудняют выделение такого врага» и что «отсутствие явно выраженного врага создает трудности для мобилизации коммьюнити. »

Соседские общины перестали интересовать социальных организаторов после 1960-х и по другой причине. Как только компактные поселения иммигрантов соорганизуются и превращаются в самоуправляемые, самодостаточные общины, они становятся невосприимчивыми к новым лозунгам и движениям радикалов. Последним становилось все труднее и труднее найти «врага», против которого можно было бы соорганизовать (мобилизовать) сообщество. Однако главный критицизм Хилари состоит в том, что эксперименты Алинского не направлены на создание движения национального масштаба, направленного на изменение социальной системы. Новых Левых, к числу которых причисляла себя и Хилари, не могло удовлетворить решение проблем на локальном уровне, они замахивались на кардинальную социальную трансформацию Америки в целом. Она сделала заключение, что «модель [Алинского-И. Ж. ] власть - конфликт не применима» и не нашла широкого распространения из-за «анохроничной природы маленьких разрозненных конфликтов» (small autonomous conflicts). (Wikipedia). Пародоксально, что движение социальных организаторов, начатое Алинским, привело не к сокращению, а к росту государственных программ борьбы с бедностью и к росту доли населения, получающих государственную помощь. Модель протестного поведения Алинского распространилась по всей стране и входит в программу обучения социальных организаторов в университетах и специальных центрах.

Хилари цитирует мнение одного из критиков Алинского, Франка Рейсмана (Reissman), который называет деятельность Алинского тупиковым активизмом (“dead-end local activism”). Нетерпение Новых Левых весьма типично для многих поколений революционеров и социальных реформаторов, которые бы хотели видеть немедленные и видимые результаты собственной деятельности. Интересно, что мнение Франка Рейсмана и студентки Хилари по поводу тупиковости и анохронизма разрозненных конфликтов было опровергнуто жизнью. Оказалось, что революцию эффективнее делать с двух концов, что, как мы покажем далее, было позже понято и взято на вооружение Хилари во взрослой части её жизни.

Не напоминают ли нам мысли молодой Хилари раздумья советских интеллектуалов, вступать или не вступать в КПСС? Те, кто верили, что её можно изменить только изнутри, призывали своих товарищей вступать в партию. В истории нашего поколения оказались правы невступившие... Один из наиболее сильных аргументов для позиции оставаться «снаружи» состоит в том, что прежде, чем люди добирались до верха системы, чтобы изменить ситуацию к лучшему, они забывали свои юношеские идеалы и теряли мотивацию к изменению status quo. Похожая история случилась с Хилари. За пятьдесят с лишним лет в политике в её жизни прозошло так много сомнительных в моральном отношении историй, что от прежней идеалистки Хилари мало что осталось.

Интересно, что Хилари называет веру Алинского в то, что бедные и малообразованные люди могут помочь самим себе, радикальной идеей или радикализмом: « Алинский был революционером. Если бы его идеи осуществились, то в США произошла бы социальная революция.... его боялись, потому что он исповедывал наиболее радикальную веру – демократию». Она повторяет эту мысль вслед за Чарльзом Силберманом (Charles Silberman), который посвятил экспериментам Алинского сначала статью в журнале (1962), а затем и целую главу в его книге: «Существенная разница между Алинским и его врагами состоит в том, что Алинский действительно верит в демократию: он действительно верит, что беспомощные, бедные, плохо образованные люди могут решить свои собственные проблемы, если им дадут шанс и средства... Алинский – уникальная фигура в смысле его приверженности к демократическим идеалам, и нам еще предстоит увидеть, смогут ли его последователи успешно использовать его теорию и тактику». (Silberman, Charles E. Crisis in Black and White. New York: A Vintage Book, 1964. с. 348)

Силберман, а за ним и Хилари, ошиблись в самом главном: последователи Алинского взяли на вооружение как раз его «тактику», методы, и заменили его демократические идеалы современными абстрактными, прогрессистскими лозунгами, тем более, что и сам Алинский уже отошел достаточно далеко от своих первоначальных ценностей к концу 1960-х.

Как мы упомянули выше, первый биограф Хилари Давид Брок назвал её «дочерью Алинского». И действительно, она многому научилась от «своего отца». Часть уроков нашла явное выражение в её работе в виде выводов и заключений к ней. Другаая часть, не вошедшая в её работу, может быть названа её «сокровенным, тайным знанием». Оно отразилась в её понимании политической деятельности и, шире, её modus vivendi (способ жизни)

Первый среди скрытых уроков кратко сформулирован в заглавии её работы. Политика – это непрерывная борьба, борьба не с проблемами или недостатками системы, а борьба за власть, борьба с теми, кого она и другие последователи Алинского в каждый текущий момент выбрали в качестве мишени.

Другой урок, взятый у Алинского, можно было бы назвать политическим агностицизмом, или просто, цинизмом. Хилари приводит следущий пример. В своем первом эксперименте по организации соседских общин Алинский привлек на свою сторону католических священников не тем, что разделял их веру (Алинский, согласно всем источникам, был неверующим евреем), а тем, что его предложение отвечало собственным интересам служителей церкви, а именно, их заинтересованности в упрочении их собственного положения, финансового состояния церкви и, в частности, в сохранении их церковной собственности. Алинский подробно объясняет в своих книгах, что борьба за власть построена на учете интересов, а не убеждений людей. И хотя Хилари указывает на его моральный релятивизм, она впоследствии много раз применяла этот урок, привлекая на свою сторону организации не потому, что они имели с Хилари общие убеждения, а потому что их союз соответствовал интересам лидеров этих организаций. Она создавала промежуточные альянсы и использовала различные организации как своих представителей (proxy) по дороге к намеченной цели, например, в смягчении позиции церквей по поводу абортов и операций по смене пола.

Еще один «тайный» урок Алинского, усвоенный Хилари, состоит в отрицании и игнорировании всех обвинений в свой адрес. В своей студенческой работе она приводит случай такого рода: «…Чикагский университет развернул клеветническую кампанию против Алинского – пишет Хилари – Эти обвинения были эхом таких же обвинений, которые Алинский слышал раньше и отвечал раньше. » Отрицание обвинений в свой адрес или в адрес своего мужа Хилари Клинтон применяла всю свою политическую жизнь. Она часто представляля себя жертвой политического сговора или заговора. Достаточно вспомнить, как она среагировала на историю с Моникой Левински: «Существует заговор правого крыла против моего мужа с момента избрания его президентом». Позднее оказалось, что не только в правом политическом крыле существует «заговор» против неё. Другой «заговор», уже в партии демократов, выразился в поддержке

Обамы на президентских выборах 2008 года, хотя её арифметические шансы на победу в течение всей кампании были выше, чем у него.

Screenshot_35

В попытках отразить обвинения в свой адрес Хилари прибегает к излюбленному приему социальных организаторов - выделению «врага» (знаменитое правило 3P: Picking a target, Personalizing it and Polarizing it). Правда, не всегда понятно, где она осознанно применяет правило 3P, а где начинается ее собственное болезненно конспирологическое мышление.

Алинский научил Хилари также, что политика по своей природе – это социальная инженерия, а, в свою очередь, каждый социальный инженер, неважно на каком уровне социальной структуры и с какой социальной стратой он работает, есть фактически политик. Этот урок она пронесла через всю свою политическую карьеру. Единственная разница между ней и учителем состоит в том, что Алинский верил в политику «снизу вверх», а Хиллари - «сверху вниз».

Уже в более зрелом возрасте в своих мемуарах (2003) Хиллари Клинтон упомянет свою студенческую работу и объяснит еще раз свое расхождение с Алинским. Согласно Хилари, Алинский верил, что американское общество может быть изменено изнутри, т. е. через изменение «ткани» общества. Хилари не согласна с этим. Она считала, что маленькие победы Алинского фактически отдаляют достижение больших целей бедных. Она исповедует этатистскую философию, т. е. увеличение роли, а значит и размеров, государственной машины. Здесь есть явная перекличка с сегодняшним днем. После каждого из бунтов, закончивавшихся убийством полицейских, грабежами и поджогами магазинов, Обама и его Генеральный Прокурор увещевали участников бунта следующей тирадай: «Мы понимаем ваши мотивы и разделяем вашу боль, но своими бунтами вы откладываете задуманную нами большую реформу». Под большой реформой Обамовское правительство понимает федерализацию полиции, которая в настоящее время, согласно американским законам, находится не в ведении государства, а в ведении штатов.

В заключительной фразе своей студенческой работы Хилари поставила Алинского в пантеон выдающихся социальных лидеров ХХ века рядом с Мартином Лютером Кингом, поэтом Уолтом Уитманом и лидером социалистической партии E. В. Дебсом.

Алинский предложил Хилари по окончанию колледжа оплачиваемую работу в своем институте по подготовке социальных организаторов (Industrial Area Foundation Training Institute). Это предложение означало, что Хилари прошла тест на социального организатора, так как Алинский очень тщательно подбирал своих учеников и тем более сотрудников. Предложение показалось ей заманчивым, но все же она решила сначала получить степень магистра права в Йельском университете.

Я уже упомянула выше речь Хилари на выпускной церемонии своего курса. Многие из заключений из её работы по Алинскому попали в нее. Далее я буду цитировать некоторые обстоятельства её выступления в пересказе Давида Брока.(Дavid Brock. The Seduction of Hillary Rodham. 1996.)

Политика невозможного

Сама история этой речи демонстрирует уроки, усвоенные из знакомства с Алинским, и следование правилам радикала. До неё никто из студенток Велзли колледжа не выступал с речью на прощальной церемонии, хотя такая традиция и существовала в нескольких других университетах. Обычно для этой роли приглашались весьма уважаемые и авторитетные лица извне. В этот раз был приглашен сенатор от штата Массачусетс, республиканец и aфро-американец Эдвард Брук (Brooke). Хилари создала комитет из свох подруг и пришла к президенту колледжа с идеей выступления студентки. Их предложение было отвергнуто президентом. Но Хилари уже тогда не принимала возражение в качестве ответа. Она поступила так, как учил её Алинский, а именно, организовала кампанию в поддержку этой идеи на кампусе и президент колледжа пошла на попятную. Хилари была избрана студентками в качестве выступающего.

Не только факт выступления, но и сама речь Хилари была во многих отношениях необычной. Она осмелилась возразить почетному гостю, сенатору Бруку, чье выступление было посвящено борьбе с нищетой. Обычно речи приглашаемых гостей воспинимаются как часть формальной процедуры и никогда не оспариваются. Хилари отступила не только от неписанной традиции колледжа, но и от написанного ею текста выступления. Всю речь она произнесла, не глядя на свои записки. Обращаясь непосредственно к Бруку, Хилари сказала: «Одна из проблем с выражением сочувствия провозглашаемым целям [борьба с бедностью-И. Ж. ], что оно не имеет результатов. Мы можем выражать большое сочувствие, однако слишком долго наши лидеры практиковали политику как искусство возможного. Вызов времени состоит в том, чтобы практиковать политику как искусство делать невозможное возможным. Что значит для нас слышать, что 13.3 процента населения находятся за чертой бедности?

Это всего лишь процент. Мы заинтересованы не в социальном восстановлении, а в востановлении человеческой личности». (Замечу от себя, что за последние шестьдесят лет, после продолжительной борьбы с бедностью через государственные программы, поддерживаемые обеими партиями, согласно официальной статистике, этот процент не снизился, а вырос до 14.5. Однако меня в данном тексте интересует другое, а именно, акценты, расставленные Хилари и выделенные нами в ее речи.) Её возражение сенатору сформулировано почти под диктовку Алинского. Если забыть о конкретном авторе речи и её возрасте, можно сказать, что это был не просто диалог политика с политиком, а своего рода вызов радикала высокопоставленному политику, тем более черному.

Речь Хилари вызвала семиминутную овацию её товарищей и некоторых преподавателей. Она явилась свидетельством того, как Хилари изменилась за время обучения в колледже и особенно за последний год: из консервативной, весьма осторожной девушки из республиканской семьи она превратилась в радикала, «потрясователя основ», как говорил Н. С. Лесков. Однако она не хотела становиться уличным революционером, а предпочла стать «системной оппозицией», сохраняя за собой все привилегии человека во власти.

Годы в Йельском университе: Продолжение сотрудничества с Алинским

Хилари продолжила свое обучение на юридическом отделении Йельского университета. Она выбрала эту школу потому, что именно там готовили левых юристов-активистов, т. е. ориентированных на активное социальное действие и изменение социальной системы. Слух о её выступлении в Велзли опередил её прибытие и сделал её известной на кампусе. Получившая изрядную порцию радикализма от Алинского, Хилари продолжила быть активистом в университете и готовилась к карьере адвоката по гражданским правам, защищающего «оскорбленных и обиженных». Это направление, названное «социальным конструктивизмом» или «юридическим хиппизмом», было сформулировано профессором Харвардского университета Данканом Кеннеди: «Юриспруденция, мораль, закон и порядок - это просто слова, использумые людьми власти (the Haves), которые с их помощью обосновывают и защищают их статус... правила - это только “вещи” как деньги или статус».

Летом 1971 года Хилари работала стажером в юридической фирме Treuhaft, Walker and Burnstein, которая поддерживала и защищала радикальные движения, включая движение Black Panthers, в частности, одного из участников милитаристского крыла этого движения, обвинявшегося в убийстве. Публичные адвокаты, включая Хилари, настаивали на том, что он не может получить справедливый суд, т. к. жюри состоит из белых людей. Treuhaft и его партнеры быле не просто социалистами, а активными членами Коммунистической партии. Их фирма посвятила свою деятельность продвижению программы КПСС и КГБ, иначе говоря, политики сталинистского толка.

Именно в университете Хилари произнесла следующие фразы о демонстрациях, закончившихся разрушением и вандализацией зданий на кампусе: «Я не стала бы усмирять участников беспорядков. Мы должны понять гнев, которые они чувствуют, потому что они лишены прав и власти. »

Сотрудничество между Хилари и Алинским, начатое в колледже, вопреки общему мнению, не закончилось а продолжилось в университе. До недавнего времени исследователи не знали о ее письмах к Алинскому и многочисленных беседах с ним в 1969-1972, то есть до самой его смерти. Эти письма были найдены в архиве The Industrial Areas Foundation, организации, основанной Алинским, часть из них опубликована в 2014.

В одном из своих писем (8 июля 1971) Хилари сообщала, что политическая философия Алинского нашла большую поддержку среди нового движения студентов, называющая себя Новыми Левыми (New Left).:

“…Я только что закончила тысячную по счету беседу о вашей книге (Reveille for Radicals. 1946 -И. Ж.). Мне нужен новый материал, который я могла бы предложить людям. Вы заново открыты политиками из направления «новые левые» (New Left-type politicos-И. Ж), которые, наконец, стали серьезно думать о тяжелой работе и механике деятельности организовывания. Мне кажется, что я выжила в школе права (law school) с синяками и с сохранившейся верой и желанием организовывать (with my belief in and zest for organizing in tact). …Чем больше я вижу школы, как Йельский университе,  и людей, которые в них учатся, тем больше я уверена, что у нас впереди много серьезной, доставляющей радость работы – если наша приверженность к свободному и открытому обществу будет означать нечто большее, чем просто красивые фразы или чувство разочарования. »

Хилари с радостью узнала о новой книге Алинского «Правила для радикала», адресованной, в основном, к этой новой группе активистов. Из переписки также видно, что Алинский давал Хилари советы по поводу ее студенческой общественной деятельности в университете, в частности, по организации референдума относительно забастовки студентов.

Хилари подтвердила свою приверженность идям Алинского в своем интервью газете Вашингтон Пост в 1993: «Я всегда считала, что Алинский был прав... Как вы знаете, я привержена этой идее уже 25 лет. »

Дети как подопечные государства

По окончанию университета Хилари избрала профессию адвоката по защите прав детей. Он трактовала защиту детей как распространение на них гражданских и политических прав, прежде относящихся только к взрослым. Концепция расширения понятия гражданских прав на детей привела по факту к постепенному вытеснению родителей из процесса воспитания детей и подмене их различными государственными и общественными организациями. В ее статьях именно семья не дает развиваться своим детям, а государство, напротив, выполняет функцию прогрессора. Как это напоминает политику большевиков после революции! Делая наблюдения и заключения на опыте преимущественно бедных семей, она распространила свои выводы на все семьи, включая средний класс.

Чтобы местные советы по оказанию юридической помощи детям не были бы «заражены» ценностями среднего класса, она настаивала, чтобы них входили преимущественно представители разного рода меньшинств. В своих статьях от 1973 и 1977 годов Хилари предлагала изменения в законах, регулирующих статус детей, наделяя их новыми правами, – правом на материнство детей, не достигшими совершенолетия; правом на аборты, косметические операции, операции по изменению пола без согласия родителей и так далее. Хилари сформулировала новую группу прав детей в самом широком виде: право рости в мире, свободном от войн, право бороться за прогрессивные технические изменения и против ядерного вооружения. Нетрудно заметиить, следуя заветам Алинского, она фактически создавала из детей новую группу революционеров в американском обществе, которой было бы легко манипулировать, а также новую группу, которая была бы на попечении государства, а не семей.

С 1986 по 1992 Хилари была членом Фонда защиты детей (Children’s Defense Fund). Этот фонд наряду и под флагом защиты детей осуществлял политические цели, далеко выходящие за пределы официально объявленных целей фонда. Более того, фонд боролся за свои цели, применяя тактики Алинского: демонизируя и разрушая репутацию своих оппонентов; объявляя всех, кто не согласен с их деятельностью, врагами детей, бедных, этнических и прочих меньшинств.

Screenshot_36

Хилари также была одним из активистов по созданию государственного фонда по предоставлению бесплатных легальных услуг бедным.. Очень скоро эта программа, которая в 1974 превратилась в независимую корпорацию по оказанию юридических услуг (Legal Services Corporation (LSC)), стала не просто помогать бедным, но и проводить свою собственную социальную политику, предлагая изменения в законах и лобировании государственной помощи, т. е. продолжении той самой войны с бедностью, которорию так критиковал Алинский. Хилари была сначала одним из членов Совета корпорации, а затем и его директором. Одним из инструментов корпорации стала организация бедных с помощью идеологически мотивированных коллективных исков против бизнесов и государства (class action).

Адвокаты этой корпорации были важными союзниками организаций, созданых по рецептам Алинского; помимо юридической помощи они брали на себя и другие функции: организатор, просветитель и публичный представитель. Например, адвокаты корпорации выиграли дело в штате Мичиган, в котором диалект местных афро-американцев (Blаck or African-American English, or Ebonics), был признан самостоятельным языком и потому штат должен был выделить специальные средства на обучение литературному английскому языку значительной группы населения. К счастью для налогоплательщиков, это решение не распространялось на другие штаты. В своей новой роли Хилари фактически вернулась на стезю social organizing. Определяя роль корпорации, Хилари настаивала, что её цель не просто в предоставлении равного права на правосудие, а в том, чтобы переориентировать всю систему правосудия в пользу бедных, в частности, в создании законов и практики перерaспределeния средств в обществе в соответствии с либеральным пониманием социальной справедливости.

LSC и несколько аффилиириванных с ней организаций по оказанию юридической помощи за государственный счет активно включились в политическую борьбу. Инструкции для адвокатов, финансово поддерживаемых Советом, поощряли их делать все возможное и невозможное, чтобы защищать своих подопечных, замешанных в преступлениях против закона (Black Panthers, Американскую коммунистическую партию, террористов из Weather Undergrоund, etc.). С 1974 по 1980 годы Хилари увеличила бюджет копрпорации в три раза и коренным образом изменила инструкции, правила оказания помощи и повестку этой организации. Новая миссия фактически призывала к разрушении социальной системы через процесс обучения адвокатов. В 1983 году LSC расследовался сенатом за использование государственных средств для политического лобирования и участия в местных политических избирательных кампаниях; будучи по своему статусу non-profit организацией, финансируемой государством, которой запрещена какая-либо политическая деятельность, корпорация фактически превратилась в политическую организацию.

После избрания Рейгана и осуждения деятельности корпорации сенатом, LSC, чтобы избежать публичного контроля за своей деятельностью, использовала схему, многократно опробированную социальными организаторами, а именно, создание параллельной частной организации (“mirror corporation” or “shell corporation”), в которую переводились государственные средства. Этот маневр помогал им безнаказанно использовать средства налогоплательщиков на подрывную политическую активность. Хилари к этому моменту уже не была президентом Совета, но все еще была его членом. Используя все свое влияние и опыт, она предотвратила назначение Рейгановских союзников в Совет и смогла поставить туда своих единомышленников. Это было применение одного из уроков Алинского, крепко усвоенных Хилари.

I am with her, или, Кто наследует «избирательную машину» и политику Обамы?

Кроме общности политической выучки есть еще одна причина, по которой Хиллари заключила пакт с действующим президентом, причину, которая вообще не называется в прессе. Выше я старалась объяснить, как общее прошлое и их общий учитель сделали Хилари и Обаму союзниками на выборах 2016 года. За свою лояльность курсу Барака Обамы Хилари унаследует его «избирательную машину», то есть, разветвленную и мнгочисленную сеть социальных организаторов (коллеги по профессии российских политтехнологов), которые существуют независимо от Демократической партии и играют лидирующую роль в организации выборов на всех их этапах;

«Избирательная машина» Обамы построена социальными организаторами по лекалам их общего учителя, однако существенно модернизирована с учетом современных технологий. О мощности этой машины Хилари знает не понаслышке: именно с её помощью Обама победил сначала Клинтон в 2008, а потом и Митта Ромни в 2010. Для тех, кто не знаком с Обамовской избирательной машиной, я процитирую выдержки из своей статьи на эту тему. (Модель организации Сола Алинского. В сб.: Философия управления: Методологические проблемы и проекты. Отв. Ред. В. И. Аршинов, В. М. Розин. М.: Институт Философии, 2013. с. 195-235.)

Перевыборная кампания Обамы в 2012 году началась с создания организационного кентавра: полудвижения-полуорганизации “The New Organizers”, работающего параллельно с официальной выборной кампанией Демократической партии. “The New Organizers” зарегистровалась и вывесила свой сайт в интернете уже в 2009. Предвыборный штаб нанял известного специалиста Майка Круглика запустить программу “Camp Obama”. Круглик был самым первым ментором Обамы в Чикаго в 1985, когда последний осваивал профессию социального организатора. Он передал Обаме живую эстафету от Алинского, т. к. был одним из его учеников и сотрудников фонда Алинского. В программе “Camp Obama” Круглик обучал сторонников Обамы основным навыкам соорганизации. Oколо 3,000 людей работало в выборной кампании на зарплате (грантах, fellowship), не считая волонтеров. (http://www. boston. com/news/politics/2012/president/2012/12/23/the-story-behind-mitt-romney-loss-the-presidential-campaign-president-obama/2QWkUB9pJgVIi1mAcIhQjL/story. html.

Кампания Обамы 2012 года во многом отличалась от предыдущих президентских кампаний не только Республиканской, но и Демократической партии. В отличие от других кандидатов Обама опирался на две структуры, свою партию и движение организаторов, однако именно вторая нога была толчковой в его кампании. (Andrew Malcolm. Obama recruits an army of community organizers to carry his “movement forward for years to come”. Los Аngeles Times. 23 February, 2011.).

Один из создателей этой технологии и основателей института «Новые Организаторы» Зак Эксли считает, что движение-организация New Organizers построило совершенно новую модель не только выборов, но и Прогрессивного движения в целом в двенадцати штатах, опирающуюся на низовые организации и ориентированную на долгую жизнь. Дизайнерам этой структуры удалось опереться на энтузиазм и энергию неформальных лидеров, вовлеченных в предвыборную кампанию с помощью схемы, которая напоминает схему сетевого маркетинга. Центральная команда организаторов сформировала более тысячи низовых ячеек в штате Огайо, включая труднодоступные, отдаленные населенные пункты. В целом по стране в кампании Обамы организаторы создали порядка 8,000 первичных ячеек, которые в общей сложности включали порядка 32,000 хорошо обученных волонтеров, в основном - студентов. (http://pjmedia. com/tatler/files/2013/01/Inside-the-Cave. pdf)

Большинство ячеек было сформировано в семи штатах, где решался исход выборов. Понятно, что такая армия волонтеров создавалась не в одночасье, а в течение всего первого президентского срока Обамы. Выстроенная сеть волонтеров-организаторов постоянно координировалась и направлялась организаторами со стажем (вот где пригодились организаторы бывшего ACORN и других аналогичных центров), интернетными сетями, а также путем регулярных учебных сессий в “Camp Obama”, длящихся в зависимости от уровня организаторов и стадии выборной кампании от нескольких дней до 2-3 недель. Как пишет Эксли, тренировка волонтерских групп в течение трех лет явилась одним из самых дорогостоящих мероприятий кампании. Управленческая схема организаторов выборов имеет девять уровней иерархии, весьма сложную организационную и информационную структуру, специальную группу интернетной поддержки.

Описанная выше технология, тестированная в кампании 2012, есть по сути новая организационная технология, полученная путем скрещивания отдельных блоков старой выборной технологии с social organizing. Она, по факту, никак не привязана к содержательным лозунгам и программе кандидата или посту, на который он баллотируется, а потому может быть использована в любой избирательной кампании, не обязательно президентской. Найденные и обученные организаторы выборов, внедренные в местные коммьюнити, могут использоваться в других политических кампаниях. Стоимость всей созданной выборной машины, включая аналитическую систему, оценивается в биллионы долларов и ответ об источниках ее финансирования дал сам Президент. Задача финансирования непрекращающейся выборной кампании решается им так же, как социальные организаторы всегда решали этот вопрос – пожертвования большого бизнеса в обмен на государственные контракты, налоговые послабления, и помощь в решении трудных проблем, поддерживаемых Джорджем Соросом (Media Matters), Hollywood и других индустрий развлечений.

Вот именно этот «золотой ключик» Хилари и унаследовала от Обамы. Если сравнить её избирательную машину с почти полным отсутствием подготовительной работы (ground work) у Трампа, не трудно предсказать исход этих выборов. Хилари внесла и свое собственное изобретение в предвыборные технологии, ее кампания по факту организована и поддержана правительственными агентствами больше, чем это когда-либо было сделано для новых кандидатов в истории США. Чего стоит только неофициальная поддержка Федерального Бюро Расследования, Президента и министерства юстиции в деле с использованием ею личного сервера для официальной переписки и уничтоженем существенной доли переписки после получения повестки от комиссии по расследованию её ответственности в деле об убийстве американского посла в Ливии.

Комментарии
  • ow@pisem.net - 19.10.2016 в 09:32:
    Всего комментариев: 293
    Блестящий текст! По понятным причинам в нём почти нет информации о влиянии на политическую жизнь большого капитала и работающих на него лоббистов всех уровней, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 4 Thumb down 0
    • MurKLnT2 - 29.10.2016 в 21:02:
      Всего комментариев: 120
      Этой информации нет, вероятно, потому, что большой капитал и соответствующие лоббисты и конгрессмены точно так же работают и в республиканском секторе Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?