Независимый бостонский альманах

Коммунизм как миф хх столетия

31-10-2016

«Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма».

К. Маркс, Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии

7f8d52201f904b91bbde3a1548cd81adВ коммунистическом учении К. Маркса многие исследователи находят архетипические черты мифа или нескольких мифов, находящиеся в сложной связи с научными предпосылками этого учения. В данной работе нами  предпринята попытка исследовать проявления таких мифов, как миф о золотом веке, эсхатологический миф, манихейский миф и алхимический миф.

В большом энциклопедическом словаре «Мифы народов мира» мы не найдём статьи, посвящённой коммунистической мифологии. И совершенно напрасно. Все претензии марксизма на строгую научность не могут скрыть от нас его мифологическую основу. Коммунистический миф существовал, существует и, судя по всему, ещё долго будет существовать в сознании миллионов людей. И он, как и любой другой миф, нуждается в изучении, анализе и осмыслении. Для этого у нас имеется и обширный материал, и необходимая научная методология. Миф о бесклассовом коммунистическом обществе и путях его построения был в своих основных чертах разработан, как известно, К. Марксом и Ф. Энгельсом, хотя у них были предшественники в лице утопических социалистов и других мыслителей.

Несомненно, важно теоретически отделить миф от утопии. Мы будем понимать под утопией рационально осмысленный миф, облечённый в светскую форму того или иного проекта будущего справедливого и гармоничного общества. Некоторые авторы (например, кембриджский историк Г. Выдра)¹ связывают революционное мессианство Маркса и Ленина с эсхатологическим мифом, рассматривая превращение этого мифа в утопию. Это близко к нашему подходу. Разница в том, что у Г. Выдры коммунистический миф – это мифологическая конструкция, выдающая себя за историческую реальность, а у нас это историческая теория, принявшая черты воплощённого мифа, который овладел массовым сознанием. Хотя мифы массового сознания – достаточно широкое понятие, мы будем рассматривать главным образом те мифы, которые укоренены в данной культуре и выявляют устойчивые мифологические архетипы.

Архетипическим ядром коммунистической утопии является коммунистический миф, достаточно сложный по своей структуре. И, обращаясь к сознанию и чувствам широких масс, мы неизбежно вынуждены апеллировать к тем глубинным архетипам, которые являются питательной почвой любого мифа. Другого языка массы не поймут и не примут. Вы можете днём и ночью читать им «Капитал» Маркса или «Государство и революцию» Ленина, объяснять азы политэкономии и научного социализма, но толку от этого не будет. Сознание масс не является научным и никогда им не будет. Сознание масс архетипично и мифологично, и только этот язык им понятен и доступен. Любая рационализация этого языка должна найти доступные для народа формы выражения, но это не будет язык науки. Это гениально понял и выразил в своих романах замечательный русский писатель А. Платонов, показавший живое воплощение коммунистического мифа в народном сознании («Ювенильное море», «Чевенгур» и др.).

Здесь важно ещё понять, что архетипы коммунистического мифа наложились в народном сознании на архетипы христианского мифа, более близкого и понятного народу. Это произошло, между прочим, и в сознании известной части русской интеллигенции (утопия христианского социализма была ошибочно принята за утопию марксова социализма). Подчеркнём ещё раз, что никакая научная теория не способна мобилизовать энергию и волю масс, если она не облечена в мифологические образы и не заряжена энергией мифологических архетипов. Царство свободы и справедливости, где восторжествуют равенство и братство, – вот та глубинная мифологическая основа, на которой были воздвигнуты все социальные утопии, включая марксизм. Кто-то может сказать, что борьба за социальную справедливость – это не миф. Верно, это не миф. Но в сознании борцов за социальную справедливость этот идеал неизбежно принимает черты мифа. Постараемся это показать в нашем анализе.

Коммунистический миф, как и всякий миф, требует зримых, осязаемых символов. В ритуальной практике коммунистов таких символов было множество. Это и красные флаги, и алые галстуки юных пионеров, и эмблемы скрещённых серпа и молота, и новые названия улиц и городов. Но наиболее выразительные символы коммунистического мифа – это бесчисленные портреты и скульптуры коммунистических вождей – в первую очередь,  Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Они были поистине вездесущи, их можно было увидеть повсюду. Даже языческие религии не знали такого изобилия изображений своих богов. Сегодня эти миллионы изображений бесследно исчезли, но старшее поколение хорошо их помнит. Мифология здесь в том, что только живые лики могут олицетворять абстрактную идею, донести её до умов и сердец людей. Вопрос лишь в том, какую идею они олицетворяют. Какая идея, такие и лики. Ясно, что лики Иисуса Христа, Девы Марии и святых олицетворяют совсем другую идею.

В мифологии коммунизма, как известно, особое значение имеет человек труда. Бесчисленные изображения рабочих и крестьян с атрибутами их трудовой деятельности украшали улицы, дома культуры, общественные здания и т. д. Нередко для полноты картины их дополняли изображения инженеров и техников с ретортами и измерительными приборами в руках. У всех у них были счастливые воодушевлённые лица, изображавшие радость свободного коммунистического труда. Для большей ясности повсюду были развешены плакаты и лозунги: «Человек славен трудом», «Мы придём к победе коммунистического труда!» и т. д. Конечно, предполагалось, что у этих счастливых рабочих хорошие зарплаты, прекрасные квартиры, уютные дачи и т. д. Миф о материальном благополучии тружеников – важная часть коммунистического мифа.

Но партия неустанно заботилась также о духовном развитии советских людей. Повсюду звучали вдохновляющие песни о Родине, о партии, о советском народе, в кинотеатрах шли советские фильмы, наши лучшие артисты выступали с гастролями перед трудящимися во всех уголках нашей необъятной страны. Советская культура утверждала в массах ту же коммунистическую мифологию, которую утверждала коммунистическая пропаганда и идеология, но делала это более доходчиво и популярно. А наши писатели-фантасты даже пытались изобразить в своих произведениях картины грядущего коммунистического общества, в которых угадывались черты мифа о золотом веке. Мечта становилась явью.

Но, – скажет любой разумный и трезво мыслящий человек, – мифы мифами, пропаганда пропагандой, но ведь вокруг совершалась реальная жизнь с её неумолимой правдой, далёкой от мифов и пропаганды. И столкновение с этой реальной жизнью неизбежно порождало сомнения в мифах, сумятицу в умах и душах, желание понять, что же происходит на самом деле. Можно какое-то время обманывать немногих, но нельзя всё время обманывать всех. Да, - отвечу я, - нельзя полностью закрыть людям глаза на правду. Но полную правду о нашей жизни не знал никто, даже члены ЦК КПСС и генералы КГБ. Каждому была доступна лишь какая-то часть правды, и в условиях массовой обработки сознания даже этой правде не всегда верили. И, что самое главное, лишь немногие были способны анализировать доступную им информацию, связывать причины и следствия, делать необходимые логические выводы. Для этого всё же нужна какая-то культура мышления, свобода от мифов пропаганды и желание осмыслить правду. Даже чудовищные репрессии не могли поколебать веру советских людей в идеалы коммунизма. Такова сила внушённых мифов.

Сознание большинства советских людей, зомбированное коммунистическими мифами и коммунистической пропагандой, не обладало ни высокой культурой мышления, ни необходимой информацией. Лишь небольшая часть интеллигенции была способна свободно и критически мыслить и имела доступ к информации. Но их мысли и голоса были жёстко ограничены цензурой и бдительными органами. До широких масс они не могли дойти. Да если бы и дошли, это мало что изменило бы. Доходили какие-то крупицы правды, но этого было мало.

Лишь совокупность всех социальных процессов, очевидным образом противоречащих советскому коммунистическому мифу и коммунистической пропаганде, могли породить протестные настроения в массах, всё ещё далёких от осознания этих процессов. («Происки врагов», «временные трудности роста», «отдельные ошибки», «нерадивость бюрократов» – вот обычные объяснения фактов). И здесь нужно понимать, что альтернативой рухнувшего коммунистического мифа для широких масс мог быть только другой миф, более реальный и привлекательный. А его-то как раз не было. Западный мир в сознании большинства советских людей был царством эксплуатации, социальной несправедливости, неравенства, отсутствия всяких прав и демократии.

Одно из центральных понятий коммунистической идеологии – понятие классовой борьбы. То, что в обществе существуют разные социальные классы с разными интересами, было известно и до Маркса. То, что их противоположные интересы ведут к борьбе классов, было тоже известно. Опыт Великой французской революции, опыт Парижской коммуны давал тому убедительные примеры. Но лишь у Маркса классовая борьба пролетариата и буржуазии была поставлена в центре его социального учения и была доведена до идеи социалистической революции и диктатуры пролетариата.

Нельзя не увидеть здесь отголосок манихейского мифа о вечной и непримиримой борьбе сил Света и сил Тьмы, Добра и Зла, которая в эсхатологическом будущем должна завершиться окончательной победой Света и Добра. Пролетариат – это силы Добра, капитал – это силы Зла, их борьба непримирима и должна закончиться победой пролетариата. Вот простая схема этого мифа. И дело здесь не в каком-то прямом влиянии учения Мани на Маркса, но в универсальности этого мифа. На это не раз обращали внимание и другие исследователи (например, Б. Рассел).

Тот факт, что в учении коммунистов о классовой борьбе мы имеем дело не просто с социальным учением, но с мифологически переосмысленным учением, хорошо иллюстрирует живописная картина врагов революции, которую рисует коммунистическая пропаганда. В своё время на мифологический характер этой картины обратил внимание А. Ф. Лосев в своей книге «Диалектика мифа». «С точки зрения коммунистической мифологии  не только «призрак ходит по Европе, призрак коммунизма» (начало «Коммунистического Манифеста»), но при этом «копошатся гады контрреволюции», «воют шакалы империализма», «оскаливает зубы гидра буржуазии», «зияют пастью финансовые акулы» и т. д. Тут же снуют такие фигуры, как «бандиты во фраках», «разбойники с моноклем», «венценосные кровопускатели», «людоеды в митрах», «рясофорные скулодробители»… Кроме того, везде тут «темные силы», «мрачная реакция», «черная рать мракобесов»; и в этой тьме – «красная заря» «мирового пожара», «красное знамя» восстаний… Картинка! И после этого говорят, что тут нет никакой мифологии»². С другой стороны, соответственно, выступают мифические Воины Света – Вожди Пролетариата, Герои Революции, Руководители Партии и т. д. Им, конечно, приписывались все мыслимые достоинства и даже мифические черты («Ленин всегда живой…» и т. д.).

Несомненно, архетипы манихейского мифа очень глубоко укоренены в сознании советских людей, и это проявляется, в частности, в давней тенденции видеть в Западе исконного врага России, воплощение мирового зла. Впрочем, это уже не имеет прямого отношения к коммунистическому мифу и связано, скорее всего, с религиозными и историческими традициями. Однако, то, что Запад для советских людей является воплощением капиталистического строя, несомненно, тоже играет свою роль.

Ещё один важный коммунистический миф – миф о пролетарской солидарности трудящихся («Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»). Здесь вместо архаического принципа рода, родоплеменных отношений, создающих основу единства первобытного коллектива, выступают мифологически переосмысленные трудовые отношения, объединяющие угнетённые классы в единую «всемирную армию труда». В самом деле, в основе классовой солидарности трудящихся лежит не только социальная общность угнетённой и эксплуатируемой массы. Здесь есть нечто большее – трудовое товарищество и трудовое братство, классовый унанимизм (единство душ).

В отличие от нацистского и национал-патриотического мифа «почвы и крови», здесь господствует пролетарский принцип «трудового братства», интернациональный по сути. В нём есть не только мощный социальный заряд классовой солидарности трудящихся, но и заряд душевного братства и взаимопомощи, и возвышенное сознание исторической миссии рабочего класса. Понятно, что такой душевный заряд привлекает людей гораздо сильнее, чем холодные экономические выкладки и социальные теории. На этих душевных струнах братства и солидарности позже искусно играли идеологи советского тоталитарного режима, когда от братства не осталось и следа, а всю страну опутала колючка концлагерей. Коммунисты искренне верили в этот миф и не могли представить, что личные, групповые и национальные интересы смогут составить ему столь сильную конкуренцию.

Ещё один миф, глубоко укоренённый в коммунистической идеологии, это алхимический миф. Алхимический миф утверждает принцип магического превращения неблагородных металлов в благородные в ходе сложных алхимических реакций. В частности, заветная мечта алхимиков – получить золото из свинца, ртути, магния и т. д. В коммунистическом мифе мы можем видеть своеобразную трансформацию алхимического мифа. Утопический проект бесклассового коммунистического общества предполагает не только упразднение классов и частной собственности, разницы между сословиями, но и стирания границы между физическим и умственным трудом.

Образно говоря, кухарки смогут управлять государством, лесорубы играть на скрипке, сантехники строить космические корабли и т. д. Революция раскроет все возможности человека, ранее скованные классовым гнётом и неравенством. В алхимическом тигле революции весь человеческий материал переплавится настолько, что люди станут полностью взаимозаменяемы. Социальная алхимия марксистов способна творить чудеса: практически любой может стать Моцартом или Эйнштейном, если создать ему подходящие условия. Свободный коммунистический труд также способен творить чудеса: изменять ландшафт планеты, создавать цветущие города в пустыне и на Крайнем Севере, освоить дно океана и дальние планеты и т. д.

Разумеется, все эти чудеса будут возможны на основе невероятных успехов науки и техники. Они позволят осуществить древнюю мечту магов и алхимиков: достигнуть полного господства над силами природы, подчинить их воле человека. И все блага тогда польются полным потоком. Исчезнет всякое неравенство, люди станут творцами своей истории, познав её законы и подчинив их себе. Все общественные отношения станут прозрачными, полностью понятными и управляемыми. Человек станет подобен богу!

Таким образом, алхимический миф в его марксистской интерпретации является важной частью коммунистической мифологии. При этом совершенно не важно, что сами Маркс, Энгельс и Ленин об этом даже не задумывались и не связывали своё учение с какой бы то ни было мифологией. Известный герой Мольера тоже не подозревал, что он говорит прозой. Важно то, что исторический и типологический анализ позволяет обнаружить в марксизме и коммунистической идеологии глубокие мифологические корни. Это ни в коей мере не умаляет исторического и социального значения марксизма и коммунизма.

Напротив, это помогает лучше понять успех этого движения и его привлекательность для миллионов людей во всём мире. Никакая социально-экономическая теория не могла бы найти столь широкий отклик в душах и умах людей, если бы в её основе не лежали мощные архетипы коллективного бессознательного, тесно связанные с мифологическими представлениями. Сознание масс питают мифы, а отнюдь не рациональные теории и учения. «Теория, мой друг, суха, но вечно зеленеет древо мифа» - можно было бы сказать, перефразируя Гете.

И сколько бы раз суровая проза реальности не опровергала мифы, их привлекательность от этого ничуть не уменьшается. Наглядный пример этому – религиозные мифы. Советская мифология коммунизма, отвергая религиозные мифы, продолжает успешно существовать в сознании миллионов своих сторонников, будучи столь же далека от реальности. И это – факт, с которым невозможно не считаться. Равно как и то, что буржуазная идеология с её принципами демократии, свободы частной собственности и рыночной экономики не имеет в своей основе такой мифологической почвы. Впрочем, ей, вероятно, этого и не нужно. Культ успеха и наживы вполне заменяет ей все мифы.

Рационализм и прагматизм не нуждается в мифах. Хотя Запад – он ведь тоже разный, многоликий и мультикультурный. И кто сказал, что там нет своих мифов? Коммунистический миф тоже пришёл к нам с Запада и лишь здесь принял свои советские формы. Если есть культура, значит, есть и мифы. Если есть мифы, значит, есть и высшая цель, способная вдохновить людей.  Любая историческая традиция, лишённая своей мифологической основы, становится духовно скудной, пустой, безжизненной и бессмысленной. Лишь миф одушевляет и одухотворяет историю, питает собой культуру. Смерть мифа будет означать конец истории.

Примечания

¹ Democracy and Myth in Russia and Eastern Europe. Ed. By A. Wőll, H. Wydra. – L.: Routledge. 2007.

² Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. – М.: 1991, с. 97.

12 октября 2015 г.

Комментарии
  • Boris Kollender - 02.11.2016 в 02:36:
    Всего комментариев: 235
    Интересно. В статье показано, что коммунизм - это миф! В заключение статьи сказано, что без мифа - жить невозможно. Отсюда следует, что без коммунизма - тоже. Так Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Каганов Владимир Львович - 08.11.2016 в 04:53:
      Всего комментариев: 3
      Boris Kollender, Вы неверно поняли вывод статьи. Речь идет о том, что в массовом сознании мифы всегда играли важную роль и во многом определяли собой поведение масс. А Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Олег Щеглов - 04.11.2016 в 02:14:
    Всего комментариев: 3
    По Марксу коммунизм - это общество, в котором от каждого по способностям, а каждому - по потребностям. Способности каждого ограничены, а потребности безграничны. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • novikov.1935 - 07.11.2016 в 00:22:
    Всего комментариев: 56
    Ещё один письменный памятник бездарной совковой философии! Ни мифы, ни многолетнее враньё, типа: "Социализм - это высшая, по сравнению с капитализмом, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Каганов Владимир Львович - 08.11.2016 в 06:11:
    Всего комментариев: 3
    Не имея возможности излагать здесь курс социальной мифологии, отсылаю любознательных читателей к соответствующим работам исследователей социального мифа. В Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Boris Kollender - 12.11.2016 в 04:02:
      Всего комментариев: 235
      Ув. Владимир Львович - 08.11.2016 в 06:11. Научное мировозрение обеспечивает правильную философию, потому что оно основано на экспериментах в ЕСТЕСТВЕННОЙ ПРИРОДЕ и Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
      • Каганов Владимир Львович - 12.11.2016 в 15:06:
        Всего комментариев: 3
        Уважаемый Boris Kollender! Когда Вы научитесь грамотно писать хотя бы имена политиков - Черчилль, де Голль, Тэтчер - тогда мы сможем продолжить диалог. Пока что это Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
        • Boris Kollender - 13.11.2016 в 22:14:
          Всего комментариев: 235
          В отличии от России, где чаще всего цепляются за несущественные детали, в Америке, в стране иммигрантов, мало обращают внимание на акценты, дефекты произношения и Показать продолжение
          Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Леонід - 13.11.2016 в 17:25:
    Всего комментариев: 3
    Пустопорожня балаканина
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?