Независимый бостонский альманах

Патриотическая симфония

31-10-2016

Screenshot_6

Размышляя об одной жизни разделённой на две, как об этом было сказано в предыдущем номере настоящего альманаха, я решил дополнить данную тему выдержкой из из моего собственного мемуарного творчества.  Эта публицистическая часть также неоконченных мемуаров имеет хотя и косвенное, но важное отношение к моей эмигрантской биографии.  Я, также как и многие другие эмигранты, с  Россией полностью не расставался, оставаясь в окружении русскоязычных людей, в общении с которыми прошли годы моей эмиграции.  Мои интересы за пределами моего быта, некоторых личных предпочтений и профессиональной занятости оказались в основном среди российских проблем, - например, всё тот же «Русский вопрос» как фактор международных проблем.

Вообще, насколько это могло получиться, я старался не потерять причастность к культурной жизни России: здесь в реальном времени использовались все преимущества современных коммуникаций и в первую очередь интернет.  Так сформировались мои представления о нынешнем устройстве этой страны, включая отношение к проблемам её социальной организации и к основным идейным ориентирам, о которых могут судить все те, кто способен их оценить и взвесить.  Если Вы, как и некоторые из моих корреспондентов, сочтёте этот материал трудно читаемым, это будет означать, прежде всего, что Ваши интересы достаточно далеки от обсуждаемой темы, и Вы вряд-ли почерпнёте для себя что-нибудь достойное внимания.  Вы можете без потерь отложить это чтение и дождаться полной публикации моих мемуаров .

Как это выглядит со стороны

Screenshot_7

Если в одном из дней лихих 90-х вам случалось проснуться утром в Москве, то чистый голос диктора Радио «Свобода» встречал вас словами: «Доброе утро, Свободное утро...».  Множество молодых людей воспринимали эти приятные слова как привычную реальность.  Они не помнили, и, скорее всего, не знали, что во времена оные Радио Свобода таких слов не говорило.  Услышать это радио тогда, если и оказывалось возможным, то только случайно, сквозь рокот глушилок.  Более того, сам факт прослушивания того, что там, не взирая на шум, можно было услышать, считался враждебным существующему режиму.

Некоторые, весьма агрессивные граждане современной России и сегодня считают голоса свободного мира злокозненными.  Это как-раз те господа, которые унаследовали свои взгляды и устремления из другого времени.  А.А.Ахматова так описывала эту эпоху:

Это было, когда улыбался

Только мёртвый, спокойствию рад.... 

Их предтечи – те самые, которые заставили

...корчиться Русь

под кровавыми сапогами

и под шинами чёрных марусь... 

Их наследство включало концепцию красного террора, борьбы с контрреволюцией, политические декларации мировой и затем холодной войны, когда по привычке они, не чувствуя никакого неудобства за необходимые жертвы, уверенно считали себя вправе стучать кулаками по столу.  При наличии колоссальной территории и немереных натуральных богатств страны, казалось бы, следовало учесть столь насыщенный исторический опыт и понять, наконец, что прогресс и благополучие необходимо находить в использовании того, что можно выкопать и собрать, переработать и продать, ценить преимущества мирного времени, не пытаясь при этом укусить слона за яйца. Но упомянутые господа в пароксизме раболепия, как это было принято всегда у иждивенцев от власти, обожают своё руководство, сохраняющее традиционный стиль предшественников.  Если Советская Россия, отделившая себя от мировой цивилизации, будучи естественным врагом свободного мира, расматривала западную политику сдерживания, как политику военного паритета, основанную на балансе силы, то ныняшняя власть, не имея никакой рациональной коньюнктуры, кроме агрессивной военной доктрины, точно также содействует разделению мира на два враждебных полюса, и упорно наращиват свой военный потенциал.  Большинство разногласий и конфликтов с Западом являются прямым следствием этой доктрины.

Закономерно стремление политического руководства любой страны иметь друзей на границах.  У российского руководства оно проявляется в форме настойчивого  и конкретного пожелания иметь их в фарватере россйской политики.  «Ледокол» Гитлера в своё время, в момент массированного взлома российской границы нарушил партнёрские обязательства по разделу европейского пирога.  За пару лет до этого в течение 3-х недель Германия и СССР уничтожили Польшу.  С  того времени российские политики считают, что недоверие к соседям и ожидание внезапного нападения это норма международных отношений, и такие события как вступление соседних стран в НАТО и оснащение их современным вооружением в условиях состоявшегося уже в наше время политического конфликта между Востоком и Западом рассматриваются как агрессивные акты в отношении России; и соответственно накал отношений достигает уровня военных cтолкновений.  С развалом Союза ССР и с соответствующим ослаблением военно-политического влияния России на западных территориях и границах Союза началась также эпоха Цветных революций, вызывающих в Кремле бурю эмоций – от страха до ненависти.  В результате активизации националистических настроений, массовых протестов  и ненасильственной смены власти, народы-единоверцы, веками присутствуюшие в составе Российской Империи, поочерёдно начали выходить из сферы влияния России.

Цветные революции на Украине и в Грузии, проявления социального протеста в Белоруссии, в Армении, не говоря уже о присутствии НАТО в Прибалтике, практически разрушают тот альянс, на который в Москве возлагали роль военного щита.  Действительно, возвращаясь к истории Отечественной Войны можно вспомнить, что основная тяжесть нацистского оккупационного режима легла на плечи украинцев и белорусов, а таже задержка немецкого блицкрига на их территориях позволила принять необходимые меры по эвакуации военной промышленности. Цветные революции квалифицируют в Кремле как акции, заранее спланированные на Западе. Но в исторической перспективе принято считать, что любая революция это явление спонтанное и обусловлено наличием в обществе неразрешимых противоречий, заводящих его в тупик, и поэтому революция происходят вне всяких планов и прогнозов  (нельзя путать с государственным переворотом или путчем), кто бы и как бы ни стремился её вызвать или предотвратить.  То же относится к нарастающему брожению в мусульманских странах, где так называемая Арабская Весна обратилась в серию гражданских войн, угрожающих стабильности всего региона и создающих потоки беженцев.

Московские аналитики столь же настойчивы в своих оценках этой смуты, как нечто подготовленного на Западе, в этот раз на деньги Саудовской Аравии.   Но вот свидетельство политической партии «Хизб ут-Тахрир» в Иерусалиме,  ведущей активную работу по созданию Исламского Халифата.  Среди причин там называют: коррупцию, прозападную и произраильскую внешнюю политику, репрессии против исламистов, а в Сирии и межконфессиональный дисбаланс.  Иными словами эти события являются следствием арабо-израильского конфликта и наступления радикального Ислама на общественные  структуры азиатских и североафриканских государств.  В отношении Сирии, также как и ряда ряда других стран, включая некоторые государства Южной Америки, также весьма характерной является позиция Москвы, цепляющейся за свои налаженные связи с диктатурами и прокоммунистическими режимами из прежнего времени.  Общим объединяжщим фактором здесь является антиамериканская направленность.  Хотя, что касается Сирии, у Москвы там нет особых интересов, кроме попыток добиться снятия западных санкций в обмен на выход из этого конфликта, а также  пожелания утвердиться на Ближнем Востоке в качестве влиятельного игрока, присутствующего при всех разборках, и имеющего главной целью контроль за ценами на нефть.

Раздувая патриотическую истерию, кремлёвские правители строят основные расчёты на военном шантаже и политических авантюрах в то время, как унаследованная ими от большевиков милитаристская машина съедает резервы российского бюджета и при всей своей видимой тяжеловсносности реально являет собой дряхлый и плохо организованный механизм.  Годы прошли после того, как утонул печально известный подводный атомоход «Курск», но изношенные истребители «Русские Витязи» попрежнему продолжают падать, а вертолёты «Крокодил» Ми24, которых ласково называют ветеранами 70-х годов, но столь же ласково можно называть небесной могилой ( верную смерть экипажа легко может обеспечить даже очень древний ветеран пехоты типа Панцерфауст), попрежнему стоят на вооружении российской армии.  Военный сектор экономики давно превзошёл все разумные пределы. «Калашников» повсюду используется как универсальное средство для разрешения проблем во всех точках земного пространства.  В то же время госзаказы на вооружения попрежнему радуют армейских командиров, которые смертельно ненавидят назначенного начальниками врага, кто бы он ни был.  При этом  проворовавшиаяся директриса Оборонсервиса, почётный орденоносец Е.Н.Васильева (там было изъято 57 тыс. драгоценных камней, более 1000 ювелирных изделий весом 19 кг. и пр.) благополучно отправилась обратно домой после 2.5 мес.отсидки, а для министра обороны А.Сердюкова была приготована какая-то особая амнистия.  Внеконституционный иммунитет указанных авторитетных лиц свидетельствует о том, что коррупция в российском правительстве и в армии достигает своего возможного потолка, и тому постоянно находятся новые подтверждения.

Периоды российской истории складываются так, что русский народ на своей напитанной потом и кровью многотрудной дороге встречает раз от раза серию фатальных потрясений, роковым образом рождённых в собственном доме, среди своих же собственных злосчастных проблем.  Коммунизм оказался негодной рецептурой, и после беспрецедентных жертв и разрушений в гражданской и 2-х мировых войнах бесславно рухнул, убедительно подтвердив свою антинародную сущность.  Новые политики и вся чиновничья камарилья, то есть те же самые партийные бонзы и прочие «чайки», сменившие партийные поцелуи на крестное знамение, или, ещё тех хуже, перекрашенные криминальные авторитеты фактически представляют собой группу временщиков, готовых в любой момент обезглавить своих конкурентов и подельников.

Находясь у власти, эти народные избранники обдирают свой народ вымогательством, взятками, откатами или путём откровенного рэкета и надувательства.  К примеру, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью «Коммерсанту» так определил одну из своих ролей: «...есть один путь победить мафию — создать свою мафию». Государственная Дума, также как и Совет Федерации напоминают скорее госкорпорации, чем органы власти.  Их деятельность подобно работе канцелярий состоит в оформлении госудаственных актов, сочиняемых в кремлёвских кабинетах.  Иногда Государственную Думу сравнивают с принтером.  Если бывший спикер Думы Б.В.Грызлов считает, что «Дума это не место для дискуссий», причём известно,- что было у Путина на уме, то у Грызлова на языке - то Дума это действительно скорее «взбесившийся принтер», чем нежели её прототип, на который ещё при самодержце с надеждой смотрела русская Социал-демократия («РСДРП должна использовать Государственную думу и столкновения ее с правительством или конфликты внутри нее...» - из резолюции 4-го, Стокгольского Съезда РСДРП, 1906г.).                                                                                                                                     

Новоявленные олигархи, также как и многие бизнесмены среднего уровня крайне неохотно обращают свои активы в рискованые инвестиции в экономику России.  Люди не доверяют власти, стремящейся бесконечными угрозами и проверками легализовать контроль над частными предприятиями.  В то же время различные аферисты, такие как, например, Мавроди или Петрик, добиваясь впечатляющего успеха в реализации различных схем после многолетних отсидок за прошлые деяния, только наращивают аппетиты.  В продолжение своих героических достижений В.И.Петрик совместно с тем же Б.В.Грызловым начинал за счёт государственных субсидий гигантский мультимиллиардный проект по одурачиванию населения под названием «Чистая Вода».  Только после того, как Петрик был публично уличён как мошенник и невежда, данный проект, финансируемый из госбюджета (первоначально из расчёта 3 млрд руб в год), всё ещё продолжается, хотя и без участия его инициатора, Петрика.  Закономерно возникает вопрос, - Чем  же успокоится сердце российского патриота?

С патриотизмом желательно разобраться

Screenshot_8

Патриотизм в позитивном смысле это – некоторая абстракция, постижимая на столь же отвлечённом уровне, как вселенская любовь в христианстве. Идея патриотизма состоит из сложной совокупности различных представлений.  Весьма характерным здесь является отсутствие общего определителя, позволяющего обозначить конкретное содержанние понятия патриотизм.  Одним из основных сегментов данной многосвязной картины является приверженность человека своему роду, своей семье.  Этим объясняется сакральность патриотической идеи.  Все известные качества данного понятия совместно составляют явное удобство для их утилизации в интересах власти, которая, используя свои особые возможности, осваивает патриотизм, как инструмент манипуляции обществом.  Например, сегодня, когда ответственность за множество реальных и мифических преступлений в России возлагается на лиц кавказской национальности, на украинских националистов или госдеп США, в головах патриотов, воспитанных госканалами телевидения, возникают стереотипы предательской Грузии, фашитской Украины и враждебного Запада.

Прославление солдатского подвига в патриотических войнах на протяжении истории, независимо от того, насколько бесчеловечной была природа этих войн, всегда использовалось власть имущими, кровно заинтересованными в их результатах.  Говоря, однако, о подлинной мотивации солдата – героя, следует исходить не из удобства фразеологии и говорить не о патриотизме, а о таких конкретных вещах, как честь и достоинство человека, принявшего присягу и верного своему долгу.  В свою очередь риск на поле боя для профессионального военного это – дань профессии, а для непрофессионала, призванного в армию, мотивом может быть вовсе не фанатичный патриотизм, но элементарное чувство близости со своим народом, которое непосредственно реализуется в виде исполнения гражданского долга, такого же, например, как выплата государственного налога.  Честные люди обычно отдают свои долги, и то же характерно для каждого лояльного гражданина.  Но, как правило, обыватель не испытывает при этом радостных чувств, и ожидать здесь великий энтузиазм не приходится.

Тем более, что в военное время на долю солдата приходятся особые трудности, постоянная угроза здоровью, жизни его или его близких. Однако, человек – существо социальное, а на миру, как говорится, и смерть красна. История войн знает несчётное количество случаев добровольного зачисления в действующую армию и огромное множество добровольных жертв во время боевых действий.  Один из нескольких сот солдат в Отечественной Войне совершал особый подвиг и ему присваивали официальное звание Героя Советского Союза.  Среди них находились неоднократные герои, - так, например, славный маршал Г.К.Жуков (см. В.Суворов, Тень Победы, 2002) и единолично выигравший войну на плацдарме Малая Земля полковник, генерал, а затем почему-то маршал Л.И.Брежнев были четырёхкратными героями.  Здесь уместно отметить, что последний великий самодержец, верховный главнокомандующий Николай II был и оставался полковником.

Вопрос  о победе во 2-й мировой войне до сих пор оказывается существенной частью патриотической пропаганды.  Среди русских принято считать, что в этой победе имеется почти исключительная заслуга России.  Святость жертвенного вклада в победу, в России, можно сказать, канонизирована с упоминанием многомиллионных человеческих потерь СССР, разгрома  гитлеровских войск в Восточной Европе Красной Армией и постоянных претензий к США по поводу сроков открытия второго фронта в Европе.  Под действием нескончаемого перечитывания победных реляций в течение 70 лет из сознания россиян оказалось окончательно вытерто, или же там просто отсутствовало изначально множество фактов истории военного времени, которые позволяют увидеть события тех лет по другому.

Скрытое участие США против немецкого военного блока началось практически с самого начала 2-й мировой войны в 1939г.  Военные действия США во всех средах и на всех направлениях начались после формального вступления в войну в декабре 1941г.,- при этом Союзу ССР оказывалась та материальная помощь, которая служила залогом победы на восточном фронте.  После этого война повернулась в сторону поражения Германии. Тем более, следует учесть, что в конце войны немцы были близки к созданию атомной бомбы и при ином развитии событий только CША могли бы остановить «тысячелетие 3-го рейха».  Затем союзники освободили западную Европу.  Но в  России до сих пор считают, что направление и время ударов на западе должно было происходить не иначе, как по инструкции из Кремля.  США в этой войне также потеряли до полумиллиона солдат, в отличие от колоссальных потерь СССР, где в результате просчётов советского командования половина страны оказалась оккупирована, и тактика военного руководства обычно не включала задачу сохранения людских резервов.

Когда власти всячески превозносят героизм советских солдат, то предпочитают не вспоминать о том, что призыв в армию и самоотверженная служба обеспечивали спасение солдата и его семьи от полного разорения и голодной смерти.  (Продуктовая карточка была дороже денег, дороже картин великих живописцев, дороже всех других шедевров искусства.  Павлов Д.В. «Ленинград в блокаде» , Лениздат, 1985, с. 107).  Пуля сзади в теле красноармейца служила для комиссаров основанием для обвинения его в бегстве с поля боя.  Упоминая о подвигах Александров Матросовых, а таких было более 300, обычно не говорят о том, что в этом была уникальная возможность самоубийства с почестями, а также помалкивают о работе заград-отрядов СМЕРШ, о штрафбатах, о расстрелах за малейшую провинность собственных солдат и офицеров или просто о статистике дезертирства, перебежек, добровольной сдачи в плен, самострелов и банальных самоубийств в Красной Армии.

Патриотизм как государственная практика в мирное время это – пропагандистский трюк, предмет спекуляции, и в моральном смысле является общественным злом, лежащим в основе первобытной агрессивности и ксенофобии – одной из главных причин расслоения и поляризации общества.  Большинство современнных государств – многонациональные, с участием в жизни общества  разнообразных социальных и этнических слоёв. Одной из важнейших функцией государственной власти является обеспечение необходимого равновесия между ними, что достигается умелым балансированием их интересов.  «Успехи» в массовом обращении в злобных зомбий, воюющих друг с другом сограждан различных стран - субъектов права различных диктатур - обязаны не традиционным укладам «Азиопы» или Южной Америки, а действию политических технологий, независимо от специфики власти и идеологии их национальных лидеров.  Впервые тотальное манипулирование общественным сознанием в масштабе всей нации началось в нацистской Германии.  В материалах Нюренбергского процесса можно найти следующее признание рейхсминистра А.Шпеера: «Диктатура Гитлера была первой диктатурой индустриального государства в век современной технологии, диктатура, которая довела до совершенства технологический инструментарий, чтобы повелевать собственным народом… С помощью таких технических средств, как радио и громкоговорители, у восьмидесяти миллионов людей было отнято самостоятельное мышление».  В то время телевидение едва зарождалось, но теперь эффективность воздействия на психику человека возросла несопоставимо.  Интернет трендом стало высказывание А.Ф.Керенского: «Если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!.»

Теоретические основы социальной психологии на сегодня детально разработаны во всех наиболее важных аспектах.  В трудах З.Фрейда и Г.Лебона исследованы вопросы психологии толпы.  К.Юнг ввёл в социологию понятие коллективного бессознательного.  Особая роль в рассмотрении механизмов воздействия на массы людей принадлежит Э.Фромму.  Так, согласно Фромму, в режиме централизованного контроля вместо радостной жизни человек «получает мучительное существование, направленное не на плодотворность, а на иррациональное подчинение требованиям авторитарной этики.  Он делает не то, что хочет, не то, что ему нужно, а то, что требует авторитет: вождь, обычаи, общие представления. В результате он перестает мыслить. Вместо него мыслит «ОНО» (З.Фрейд)... Расхожие мнения действуют так, что человек перестает чувствовать, у него возникают псевдочувства: он злится не потому, что злится, а потому, что в данной ситуации положено злиться; он пойдёт в театр не по зову души, а только потому, что считается, что это хорошо. » (М.Литвак. Профессия-Психолог)  Так формируются псевдопредставления, предопределяющие поведение толпы. Теория разделяет критерии авторитарной этики от критериев этики гуманистической.  При этом «Рациональный  авторитет имеет своим источником компетентность...

Источником же иррационального авторитета, напротив, всегда служит власть над людьми.»  В условиях цензурирования и контроля за информацией люди находятся вне принципов рациональной организации.  Важно сознавать, что психология толпы не имеет этнической специфики, хотя некоторые признаки национального темперамента или цивилизационнго статуса всё же могут отличаться.  История показывает, что пассионарный патриотизм легко скатывается к нацизму и может помогать разным геббельсам не менее эффективно,чем у других вера в Аллаха, или даже стремление к счастливой жизни в интернационале при комиссарах, не важно - французских, бакинских, кремлёвских или от палестинской компартии (где, всё-же, предпочитают «без «жидов»). Существенно здесь то, что современные политтехнологии оказываются исключительно эффективны - это раз, и угрожают превращению человечества в радиоактивную пыль - это два.  Эти качества не были известны в английском Литературном Клубе в XVIII веке, но член Клуба,  доктор Самуэль Джонсон в одном из политических споров произнёс популярный нынче афоризм: «Патриотизм - последнее прибежище негодяя».  Подход доктора не универсален, но близок гуманистическому мировоззрению и многократно цитируется в среде интеллигенции.  Вот что писал Л.Н. Толстой в своей статье «Патриотизм или Мир?», 1896г. «… ослепление, в котором в наше время находятся народы, восхваляющие патриотизм, воспитывающие свои молодые поколения в суеверии патриотизма и, между тем, не желающие неизбежных последствий патриотизма — войны, дошло, как мне кажется, до (той) последней степени... »

Официальный патриотизм

Screenshot_9

Большинство граждан современной России, следуя настойчивому воздействию оглушительной пропаганды, а также, возможно, в силу вековых традиций и имеющихся установок патриотического воспитания находят справедливыми имперские амбиции своего политического руководства.   Исключительное внимание в программе воспитания молодёжи в России придаётся историям о военных подвигах и сопутствуещей исторической мифологии.  В качестве основного источника национальной гордости представляются территориальные трофеи Российской Империи и затем СССР, который после войны обрёл контроль над странами восточной Европы.  При этом в интересах правящего класса и чиновничей бюрократии в сознании подростков искажается истиная роль государства, аппарат которого реально предназначен только для служения обществу, и к тому же всегда склонен к коррупции.  Если представить, что государство лишено своих исключительных возможностей  в искусстве оболванивания граждан, тогда смысл такого патриотического воспитания во многом нивелируется.

В нём не останется заинтересованных сторон; а личных стимулов для современного человека находиться под властью искусственных моральных норм и предубеждений – в отношении национальной или религиозной принадлежности, также как в преимуществе обитания в том или ином месте на Земле, - быть не может.  Это касается любых аспектов личной жизни.   Право выбора принадлежит нам от рождения.  Любой юноша не пожелает, чтобы его сызмальства обучали, какую невесту полюбить и на ком жениться. Тот комплекс личных ощущений, к которому относится патриотизм, лежит в основе весьма популярного в народе национализма, однако, гражданство, полученное при рождении это – не военная присяга.   Здесь тоже возможны самые разнообразные предпочтения.  Вспоминается интервью на Радио Свобода с С.Д. Довлатовым, 1988.  Он тогда сказал: « Нью Йорк можно не любить, его можно бояться, но именно в Нью Йорке я чувствую себя дома...»

Можно не воспринимать всерьёз исторические изыски таких теоретиков, как пламенный патриот Проханов, который предложил, в частности, рассматривать жертвы сталинского террора в качестве необходимых затрат на пути поступательного развития страны; но Геббельс говаривал, что пропаганда зачастую оказывается тем более действенной, чем она дурнее, т.е.более неправдоподобна.  Если не протоколы Сионских мудрецов, то масонский глаз на обороте долларовой купюры для многих российских граждан предлагается в качестве прямого доказательства жидомасонского заговора против православных народов и в частности против христиан России.  Чванство и невежество это – родственники, которые не позволяют видеть мир без излишних аберраций, и в том числе препятствуют осознанию того факта, что именно свобода и поддержка любой из монотеистических религий относятся к главным заповедям масонов и также включены в 1-ю поправку Конституции США.  Доходя до совершенного абсурда, обращаясь к свидетельству одного из друзей российского истеблишмента, кремлёвские тролли вбрасывают расхожую нынче галиматью, – якобы в Иране есть доказательства того , что Соединенными Штатами на самом деле управляют не американские политики, а пришельцы, инопланетяне. Действуют они тайно, и первым их агентом был Д.Эйзенхауэр.  В данном клиническим случае источником информации является мерзопакостный лицемер Э,Сноуден.  В соответствии с контекстом просто сказать «Сам – дурак» представляется наиболее уместным.

Находя отклик в душах многих россиян, пропонентом официального патриотизма оказался нобелевский лауреат А.И. Солженицин.  Он писал о том что существуют два типа патриотизма – национальный (читай, – этнический) и государственный (в поддержку центральной власти?).  Последний представляет, согласно Солженицину, гражданскую ответственность подданных многонационального государства.  Солженицин обрушился с уничижительной критикой на М.С.Горбачёва за ослабление СССР и на Б.Н.Ельцина за его развал. Не удивительно, что пропаганда в сетях теперь уже тасует материалы с обвинениями Горбачёва в том,что он был завербован западными разведслужбами.  К сожалению там не публикуют сведений о зарплате. Александр Исаевич не принимал упрёка в свой адрес о приверженности имперским идеалам, утверждая что прежде всего его возмущает факт безответственного отношения к обречённым на национальную дискриминацию русским жителям бывших советских республик. (Нужно помнить, что накануне мировых войн похожие сантименты владели российским императором и 25 лет спустя немецким фюрером.  Очень настораживает также и то, что сегодня вслед за В.В.Жириновским они овладевают российским Советом Федерации во главе с мадам В.И.Матвиенко.)

В то же время в работах Солженицина, также упоминающего истасканный миф о давнем заговоре масонов против России, присутствуют нападки в адрес Запада с обвинениями в агрессивном приближении НАТО к росийским границам и занятии буферной зоны, которую представляли бывшие западные республики СССР.  Россия по Солженицину – самодостаточна.  России не нужны западные инвестиции и кабальные подачки Международного Валютного Фонда, подрывающие её национальные интересы.  Такой поход, слишком далёкий от рационального, подразумевает изоляцию России и конфронтацию с Западом, как минимум в режиме глобальной конкуренции, - именно так, как это происходило при большевиках, то есть задыхаясь в безнаджных попытках догонять и навёрстывать всё то, что было упущено и провалено при попытках сравнивать военные потенциалы. Единственный способ хоть как-то удерживать на плаву такую экономику в наше время при отсутствии необходимых производственных мощностей, соответствуюшего по квалификации рынка труда, а также при необходимости дублировать стандартные разработки передовых технологий,  это – окончательно сконцентрироваться на освоении природных ресурсов и безвозвратно перевести страну в группу отсталых стран третьего мира, находящихся в фазе индустриального развития.

В отношении имперских интересов, лежащих в основе нынешнего российского политического режима, можно признать их место в современном мире, как определённого политико-экономического атавизма.  Британская, Испанская, Австро-Венгерская, Османская империи больше не существуют. Французские, немецкие, голландкие, португальские колонии давно обрели самостоятельность.  Только из Российской Федерации попрежнему раздаются стенания по поводу развала Советской империи.  Однако, если рассматривать утраченные завоевания в Азии и буферной зоны на западе России, то не следует забывать, во-первых, что согласно конституции СССР, формально все республики в составе Союза имели статус независимых государств.  Во-вторых, неплохо также вспомнить, как эти государства присоединялись к СССР.  Западный буфер формировался в периодах завоеваний РККА, следуя от разгрома режимов Скоропадского и Петлюры на Украине к аннексии Прибалтийских республик, смежных областей Финляндии, Польши и Румынии и к жестоким репрессиям на этих территориях.

Продолжая скользкий метод оправдания военных захватов, кремлёвские дипломаты и политологи попрежнему пытаются прикрыться заимствованной от большевиков насквозь фальшивой словесной эквилибристикой о легитимности оккупации буферных стран, поскольку эта оккупация якобы представляла собой мирную конверсию тех же прибалтийских республик в СССР, а не военную интервенцию с установлением репрессивных оккупационных режимов.  Здесь как-то удивительно оказываются забытыми ультиматумы СССР правительствам этих дотоле независимых государств накануне вторжения на их территорию в июне 1940г, бегство литовского президента в Швейцарию и репрессии эстонского и латвийского президентов, погибших в местах заключения в России.  Двойные стандарты кремлёвских пропагандистов отчётливо вырисовываются, если обратиться к современным документам Историко-документального департамента МИД России, касающимся столь же «мирной» оккупации Чехии Гитлером в 1939 г.:

«СССР был единственной страной, выступившей против захвата Чехословакии. В ноте правительства СССР правительству Германии от 18 марта 1939 г. говорилось, что оккупация Чехословакии и последующие действия Германии не могут не быть признаны произвольными, насильственными, агрессивными.»

Также как президент Литвы А.Сметона законный президент Чехословакии  Э.Бенеш покинул страну.  Расчленённая и покорённая Чехословакия под немецким сапогом, также как страны Балтии в составе СССР, начала сотрудничать с оккупантом, - заводы Шкода начали  выпускать танки для вооружений вермахта.

На Украине и в Прибалтике также крепко запомнили уроки истребления УПА и Лесных Братьев.  У союзников по Варшавскому договору тоже накопились неприятные воспоминания.  В Польше не хотят забывать Катынский расстрел и подавление повстанческих формирований армии Крайовой; в Венгрии хорошо помнят гибель 25 тысяч венгров в ноябре 1956г. с последующими массовыми репрессиями; чехи тоже не забыли события 1968 года, когда в операции «Дунай» 500 тыс. солдат генерала армии И.Г.Павловского и 5000 танков пересекли границы Чехословакии и задушили «Пражскую Весну».   Незабывемыми остаются предновогодние события в Бухаресте в 1989г. с печальным завершением судеб диктатора-сталиниста Н.Чаушеску и его супруги.   Ненависть к большевикам приняла в этих странах исторический характер, и поскольку, как верно указывает Солженицин, русский этнос является опорой России, то эта ненависть закономерно имеет смысл национального антагонизма по отношению к завоевателю.  И здесь не помогает представление о том, что истории тех лет ограничены прошлым временем, и что большевики напакостили в России не меньше, чем в завоёванных странах Восточной Европы.  То же самое относится к Республикам Средней Азии, где меньший азиатский брат православного русского брата совсем не любит, а зачастую, вспоминая истории предков, просто ненавидит его лютой злобой.

Официальный патриотизм продолжает быть весьма популярным повсюду.  Он представляет собой моральную установку, которая развивалась в истории каждой страны с момента возникновения там государственности.  Летопись человеческой цивилизации это история войн, - захватов и поражений.  Цена человеческой жизни, подверженной воле враждебных сил и капризам стихий всегда была ничтожной.  Власть сюзерена, защищая человека от врагов, требовала в свою очередь подчинения и преданности.  Насколько очевидно защитник отличается от врага, также явно преданность противостоит предательству.  Преданность - главная составляющая патриотизма.  Не было ничего более достойного и почётного, чем честная служба монарху – символу и живому воплощению государственной власти.  Однако, обретая современные черты, цивилизация всё меньше оставляла сакрального смысла власти для её подданных.  Люди отдельными группами и со временем целыми классами общества начали противопоставлять себя государственной власти.  Достоянием истории стали восстания рабов, затем крестьянские восстания и впоследствии социальные революции.  Религиозная нетерпимость и преследования за веру повсюду добавляли недоверия и ненависти к власти. Две Мировые войны в ХХв. показали, что война полностью поменяла свой первоначальный смысл и больше не может считаться средством достижения или защиты территориальных, экономических и прочих национальных интересов.

Апокалиптические исходы этих войн, миллионы погибших под бомбами, под огнём пулемётов и в лагерях смерти, ядерные удары для победы, изнасилование целых народов, всё это убеждало в том, что установление баланса сил и интересов военным путём, а также разворачивание и обострение международных конфликтов могут свидетельствовать только о неспособности властей целесообразно разрешать международные проблемы, или ещё хуже того – о нежелании упустить сиюминутные выгоды, независимо от степени опасности военного противостояния.  Военно-патриотическая доктрина нынешнего российского истеблишмента это верный способ, вопреки тому как это поётся у Жанны Бичевской: «Мы русские, мы русские... поднимемся с колен...», загнать под звуки этакого марша всех русских, а также и нерусских, туда откуда уже никто и никогда не поднимется.  Теперь, когда серьёзный военный конфликт неминуемо приведёт к жестокому истреблению всего живого на земле, призывы к патриотической мобилизации носят безусловно инфернальный характер.  В грядущих конфликтах, чем сильнее одержимость имперскими амбициями и национальная пассионарность, тем это опаснее для всех сторон участников.  Война больше никогда не получит справедливых оценок и не увидит победителей, и сражение будет происходить не между вдохновлёнными национальной идеей воинами, а между технологиями массового уничтожения.

Патриотические эксцессы

Screenshot_10

При тоталитарном режиме в стране, как известно, всё случается по воле диктатора, или небольшой группы лиц у власти, что означает непосредственную зависимость от воли и капризов этих лиц таких государственных решений, которые в наше время могут иметь фатальные последствия.  Такой сценарий, когда в результате нарушения международных норм развязывается военный конфликт, или появляется его реальная опасность и при этом не исключается возможность глобальной катастрофы, сегодня следует рассматривать как международный терроризм.  Борьба с терроризмом на всех уровнях, также как война с бандитизмом это естественный способ выживания человеческой популяции.  Здесь не требуется особая приверженность политиков и военных специалистов территориальным или иным закордонным интересам их стран, и для патриотического экстаза в войне с терроризмом также нет особого места.  Существенно здесь только одно, - независимо от того, что вещает министерство пропаганды в стране. где власть вершит та или иная безответственная диктатура, именно тиран, виновный в  бесконтрольном и злонамеренном применении власти, является в данной войне террористом.  Любые авторитарные режимы при этом следует рассматривать на той же шкале оценок, поскольку в силу действия политтехнологий авторитарный лидер практически обладает столь же неограниченной свободой действий, как диктатор в своём тоталитарном анклаве.  Однако, уроки новой истории таковы, что во многих эпизодах финал существования наиболее одиозных диктатур бывал показательно мрачным.

Чрезвычайно трудным является выбор средств в борьбе с террористической угрозой.  Для примера можно задаться вопросом, - что  необходимо делать при встрече с террористами в реальных условиях?  Если прислушаться  к радикальным советам некоторых комментаторов, то этих троглодитов просто следует отстреливать на месте, как бешеных собак. Но несмотря на всю решительность подобных мер, они вряд-ли избавили бы нас от взрывов шахидов, ищущих смерти. И в то же время перед собственным концом мы могли бы вежливо поинтересоваться,- А что у вас, ребята, в рюкзаках?  Не заслуживая поддержки ни в чём, кроме самоопровержения, бессмысленная политическая корректность в то же время серьёзно угрожает обществу, связывая права человека с убийцами, презирающими, как само общество, в котором они живут, так и его гуманитарное произведение - права человека.  Единственным способом воздействия на них может быть широкомасштабное применение принципа коллективной отвественности.  Они также как их собратья – мирные мусульмане, - пришельцы на той земле, которую они собираются очистить от её исконных обитателей.  При этом, согласно схеме исламистов, их единоверцы не должны пострадать, но занять пространство под солнцем вместо «неверных», или обратить последних в рабов.  Такой план безусловно включает мирных мусульман в качестве заинтересованной стороны, несмотря на их показной военный нейтралитет.

Мы не можем считать данный нейтралитет справедливым и безусловно должны принять меры защиты в виде коллективных мер.  Это не должно состояться в такой-же кроваво-карательной форме, как у головорезов ИГИЛ.  Но массовые депортации или иные способы ограничения свободы (с учётом родственных связей террористов и рекомедаций спецслужб) безусловно должны применяться в пропорциональном отношении к криминальной активности джихадистов.  Нейтральная позиция исламского мира по отношению к его военизированному крылу – неприемлема.   Никакие дополнительные обвинения или оправдания здесь не нужны и не имеют смысла.  Очевидно, что универсальной рецептуры на все случаи терроризма не существует.  Хорошие результаты, в частности, принесла практика Израиля, где сносились дома родственников террористов.  В любом случае общие принципы активного отпора террористической деятельности  должны применяться повсеместно, также как не должны оставаться безнаказанными военные преступления, представляющие вызов мировому сообществу.

Военные действия, предпринятые НАТО и США, как форпоста свободного мира, по своему значению следует признавать справедливыми, хотя ошибки исключить невозможно и хода назад не существует.  Функции международного жандарма, осуществляемые США в условиях однополярного мира, т.е. до 2007г,, когда после речи В.В.Путина в Мюнхене мир вновь стал двуполярным, не вызывали сомнений в их глобальной целесообразности и необходимости для современной цивилизации. Вопрос о легитимности данной миссии разрешается из анализа той роли, которую он выполнял.  Мировой жандарм это не титул и не формальное назначение, это – функция защиты цивилизации, которую  Америка приняла на себя, когда закончилось противостояние между двумя политическими системами, и СССР перестал существовать.

Китай, как оплот коммунистической идеологии, не самом деле не являлся антиподом однополярного мира, во-первых, потому, что эта идеология в Китае прижилась ровно постольку, поскольку она обеспечивает для партийных бонз неограниченную власть над китайцами в полном соответствии с традиционным типом социальных отношений в Поднебесной; и, во-вторых, вся китайская экономика была и продолжает быть полностью интегрированной в экономику США, и в мировую экономику.  Возникновение однополярного мира означало не только стирание различий идеологических платформ государств – экономических и военных мировых лидеров, которых прежде разделяла железная стена.  Это также представляло конкретный политический смысл.  Национальные интересы демократических государств приобрели сугубо корпоративный характер и могли разрешаться на дипломатическом уровне. Поэтому для охраны этих интересов, не содержащих военно-стратегических разногласий, США, обладающие необходимым военным и экономическим потенциалом, приняли на себя соответствующую миссию (борьба с радикальным исламом или уничтожение одиозных диктатур, например, уничтожение режима панамского нарко-диктатора Норьеги) и это всячески приветствовалась мировым сообществом.  Термин «мировой жандарм» вошёл тогда в активное употребление.

В то время в Кремле, однако, выражали недовольство действиями сил НАТО в Югославии (1999) и в Ираке (2001).  Но тогда обновлённая Россия была слишком слаба экономически для того, чтобы претендовать на изменения в международной политике.  С возникновением реальных политических разногласий России и стран членов НАТО нарастающий конфликт привёл к кризису американо-российских отношений.   В России стали рассматривать основные принципы международной политики США и военные форпосты НАТО в качестве непосредственной военной угрозы, а США из делового партнёра конвертировали в потенциального врага.  В этих условиях международная полицейская функция США себя исчерпала.  Кандидатом для применения силовых акций становилась именно Россия, и это безусловно не могло выйти на повестку дня ни в США ни в Европе.  Мировой жандарм должен был прекратить своё существование и приоритетом американской внешней политики становилась вновь пресловутая политика сдерживания враждебного режима на территории Российской Федерации.  В возникшем заново противостоянии предполагается, что те или иные политические ошибки могут совершаться с обеих сторон.  При этом очевидно, что с учётом мощи современного оружия никто не желает войны, и в этом нет необходимости уговаривать друг друга.  Что действительно критически необходимо так это  взаимное доверие, честная оценка основных событий в мире.  В демократических системах правду скрыть практически невозможно.  Это можно понять, если, к примеру, прослушать президентские дебаты в США.  В то же время российские политики, включая самого президента, всем скопом обвиняют Запад абсолютно во всём (демонстрируя таким образом независимость политического мышления), и это формирует общественное мнение в России, создавая реальную опасность фатального конфликта.

Возвратишись к новому противостоянию после холодной войны, Москва  начала действовать в рамках той враждебной парадигмы, что НАТО нарушает международные договоры, придвигаясь к российским  границам.  Основываясь на ложном утверждении о том, что у СССР якобы существовали определённые договорённсти с НАТО в отношении границ расширения НАТО на восток, российская дипломатия подогревает кризис в международных отношениях.  При этом ссылаются на ряд высказываний в переговорах того времени некоторых государственных деятелей, желающих приписать себе персональную заслугу в достижении соглашения с СССР по вопросу объединении Германии в 1990г.  Создавая видимость, что они решают судьбы Европы, какие-то заверения тогда делали западно-германские политики Г.Коль и Г.Ф.Геншер.  Также без согласования с мнением президента США, в то время Д.Буша-старшего, нечто подобное высказал госсекретарь США Д.Бейкер.  Несомненно,что указанные господа не имели соответствующих полномочий для того , чтобы делать какие угодно заявления от имени НАТО. К тому же эти заявления противоречит организационным принципам НАТО, и поэтому естественно никаких формальных соглашений на эту тему просто не существовало и существовать не могло.  Нетрудно сообразить, что бывшие сателлиты СССР и республики буферной зоны вступают в НАТО не из стремления навредить безопасности России, но из страха перед своим восточным соседом, вновь и без особого камуфляжа проявляющим свой нетленный образ завоевателя.

В Москве сегодня обсуждают, какого размера там намерены установить памятник Сталину.  Не говоря уже об агрессивной националистической риторике, сильное впечатление создают множественные военные акции Российской Федерации за её пределами.  Оценка российской военной стратегии как реактивной в отношении к «злонамеренным» планам НАТО означает очередную фальсификацию международных событий в противопоставлении интересов России всему международному сообществу, но в полном соответствии со всеми остальными аргументами кремлёвской дипломатии.  В Москве изображают из себя обманутых и обиженных.  Имея основную цель - находиться в центре внимания в международных событиях,  и отвлекая российскую общественность от внутренних проблем, там нарочито отвергают любые меры по улучшению отношений с Западом, предпочитая оставаться среди сложных неразрешённых конфликтов вместо того, чтобы искать дипломатические компромиссы.  Известная максима У.Черчилля: «За безопасность необходимо платить, а за ее отсутствие расплачиваться», достаточно точно отражает необходимость твёрдой позиции НАТО, как главной опоры в политике сдерживания.

Монархи в европейских странах сегодня олицетворяют символ нации, тогда как представители власти любого уровня в современных демократиях это всего лишь подотчетные и сменяемые чиновники.  Если человек, который не был принцем крови и не получил соответствующего воспитания, находится у власти более 10 лет, то он полностью исчерпывает свой потенциал руководителя, ему нечего больше сказать и совершить, - он деревянеет.  Президент страны к концу пребывания у власти, обладая, как правило, значительными силовыми резервами, тяготеет к диктатуре.  Поэтому среди цивилизованных стран президентские республики - редкость, и среди них только одна страна в силу своей конституции и территориального федерализма гарантирует демократический порядок, это - США.  Похожая система сохраняется также во Франции. Почти все остальные европейские страны, включая традиционные (конституционные) монархии, - парламентские республики.

В слаборазвитых странах, и также в ряде азиатских стран, имеющих древние традиции беспредельного деспотизма, демократическое устройство практически нежизнеспособно.  Тяжёлые экономические и внутриполитичские проблемы едва позволяют существующему, как правило, единовластному правителю удерживать видимость порядка силовыми методами.  В таких странах, если политическая оппозиция оказывается дееспособной, то это приводит к военному перевороту и власть захватывает хунта, не допускающая более никаких признаков демократии.  Президентская Россия это также не более, чем фиктивная демократия.  Главный капиталист в России – государство, и при этом чиновническтво приспособилось осуществлять контроль за финансовыми потоками. Олигархический характер экономики, колоссальный размер государственного сектора и беспрецедентная коррупция лежат в основе такой централизации управления, что авторитарная власть воспринимается в значительной части российского общества как естественная форма государственного устройства , несмотря на то, что государство формально имеет федеральную топологию.

В эпоху Возрождения в трудах Н.Макиавелли (Principe – Государь) и затем у Гоббса, Спинозы, Локка, Руссо и пр. возникла и развивалась теория общественного договора.  Она привела впоследствии к полной десакрализации власти.  И если сегодня вы говорите судье «Ваша Честь», то в этом – символ уважения к закону, но никак не к персоне судьи, с чьими скелетами в шкафу вам водить знакомство вовсе не обязательно и, скорее всего, не интересно. Общественный договор в России, однако, не лишён своего суверенного оттенка, создающего для ФСБ, прокуратуры  и следственных органов весьма благоприятную, скорее даже фривольную атмосферу в деле оживления и реализации циркуляров из Кремля и в том числе одного из его главных департаментов – Русской Православной Церкви, которая охотно осваивает функцию транслятора государственных интересов и при этом заметно заскакивает за пределы религиозных отправлений.

Яркие контрасты благосостояния в России имеют исторический характер, но, спрятанные при большевиках,  в последние годы они обозначились резко сверх меры.  Неоднородность социальной структуры, отчётливое классовое расслоение, а также малочисленность среднего класса является причиной незначительного присутствия центристских политических сил в формировании современного политического истеблишмента.  Авторитарная власть, опирающаяся на олигархат,  чиновничество и силовой блок является по существу популистской и апеллирует в большинстве к классу малоимущих, пролетариев и люмпенов, стремящихся по традиции всё отнять и поделить, ожидающих в залог общественного спокойствия только очередной раздачи от власти и испытывающих имманентную неприязнь к строгому законодательному регулированию отношений собственности и прочих социальных отношений.  Более обеспеченные слои общества нуждаются в реальном порядке.  Не просвещённые и неорганизованные ввиду того, что оппозиция в системе тотального государственного контроля фактически парализована, в конечном итоге они реализуют свою политическую свободу (суверенного типа) сидя у телевизора и переключая программы на каналах, контролируемых государством. Называя  свои телевизоры «дебилоскопом», «зомбиоскопом» или «говноящиком» они определённо выражают своё отношение к тому, что они в состоянии подобрать для просмотра.

 

Несмотря на феноменальный рейтинг российского президента, было бы неверно представлять, что большинство довольно существующей властью.  Многие рассуждают так, - любые возможные перемены только  к худшему.  Можно слышать такие доводы, что существующие чиновники наворовали достаточно, чтобы притихнуть, а новые, если придут, то разворуют всё до конца.  Немногие граждане понимают то, что при авторитарной власти коррупция имеет самые благоприятные возможности.  Российский обыватель имеет печальный опыт шоковой терапии и дефолта в экономике, а также войны в Чечне. Все несчастья он связывает с властью либералов.  Разграбление России кликой особ, близких к императору привычно воспринимается как некое неистребимое зло, но значительно меньшее, чем угроза прихода к власти тех же либералов или, не приведи господь, фашиствующих нацистов.  Власть любыми способами накачивает угрозу этого сценария.  При этом значительная роль на телевидении принадлежит демонстрации насилия банд бритоголовых штурмовиков и того же ОМОНа, а также там постоянно преподносятся сценарии успехов любимой армии и ФСБ и создаётся представление о необходимости их всяческой поддержки и любых затрат на их укрепление, потому что сказано и повторяется, что вокруг России расположились фашистские режимы, и фашисты на западных границах готовят и осуществляют десант на родную землю.  И в то же время «пятая колонна» расшатывает основы российской государственности.

В зомбированном обществе, накаченном беспардонной и лживой пропагандой,  истреблено представление о том, что избирательный порядок при отсутствии политической свободы, и без демократического суда – преступен, несмотря на особый путь, на вставание с колен и на суверенную демократию.  Практически полностью отсутствует понимание того, что существующая монополия на телевещание это фабрика препарированной информации.  Однако, установление порядка на штыках не учитывает одного обстоятельства - они колются и «сидеть на них неудобно».  Естественным процессом является размежевание народа и власти.  Они, как охладевшие супруги, спят вместе, но каждый грезит о своём.  Простой человек не живёт, он выживает. Он неохотно идёт на выборы, результат которых предрешён заранее. Тупо глядя в телевизор, он даже не слышит, о чём там говорят.  Наблюдать пережёвывание пропогандистской жвачки и видеть несменяемые фигуры своих правителей для него - впечатление исчерпывающее. Самая популярная идея это - сохранение имеющейся видимости социального равновесия.  Дабы не раскачивалась лодка, всех бизнесменов и в том числе самих олигархов власть загоняет в упряжку, как ездовых собак.

Уголовные дела вьются шлейфом за Потаниным, Фридманом, Аликперовым и пр.  Наиболее опасных, таких как  Гусинский или Ходорковский предпочтительно содержать в тюрьме, или выгнать из страны.  Более подробно об этом можно прочитать в книжке одного из прикормленных кремлёвских летописцев А.Колесникова «Владимир Путин. Равноудаление Олигархов».  Во избежание цветных революций надо также собрать недовольных «хомячков», и, чтобы радикально разрешить задачу сдерживания проплаченной госдепом США всё той же пятой колонны, разных удальцовых, навальных и иже с ними необходимо сажать, сажать,.. а кое-кого и отстреливать  Для кремлёвских «правоохранителей» попытки борьбы с коррупцией это такое же социальное зло, как русофобия.   Если представить народ России в качестве пациентов большой психиатрической клиники, то русофобия американского обывателя это один из тех ядов, который изготовили и пользуют гомеопаты с московской лицензией.  О русофобии вам расскажет даже сам г-н С. Лавров, отчаявшийся, видимо, в силу своего русского происхождения заставить весь мир верить в свои вымыслы, похожие на рассказы факира под девизом «а ручонки-то вот они».

«Крым - наш!» Под видом защиты национальных интересов власть педалирует первобытные инстинкты толпы, охотно воспринимающей такие понятия, как мы и они, и создаёт устойчивое представление о том, что проблемы России рождаются за её пределами.  Образ врага обеспечивает для обывателя необходимый психологический комфорт.  При этом вырисовывается конкретная фигура виновника собственных неразрешимых проблем, и данная фигура представляется так, чтобы в неё было удобно плеваться и сливать свои негативные ощущения по поводу всех несчастий.  Внешний враг всегда злоумышлял против Российской империи.  Имперское сознание – наиболее характерный признак такого представления, объединяющего российское общество на протяжении последних веков.  Менее заметно у древних великоросов, но сегодня до состояния общественной эпидемии квасной патриотизм расчёсывает свои болячки, упираясь в ту же установку о враждебном окружении России, в которой значится, что среди якобы формируемых нынче империй – западной, китайской и мусульманского халифата, Россия, если она не обретёт заново собственный новый имперский статус, будет обречена на распад и поглощение этими огнедышащими драконами.  В России считают весьма назидательным распад Грузии, Молдавии и Украины с образованием целого ряда независимых новообразований.  Их тяготение к России оказывается столь непреодолимым, что возникшие там гражданские войны привели к развалу этих, как-бы, «несостоятельных» союзных республик.

Какой смысл в их «искусственных» границах, если президент одной из них становится губернатором другой, а средством общения между ними остаётся именно русский язык?  Чего стоит государственный порядок в стране, в которой принимают законы о невыплате государственного долга, или учиняют такие политические провокации, как сбивание ракетами иностранных лайнеров?  Нечто подобное, например, можно услышать от популярного простонародного трибуна В.В.Жириновского, в речах которого время от времени также открыто и безнаказанно звучит запрещённая в России пропаганда войны.  Все неясности для Вас уберут на телевидении во множестве передач типа круглого стола.  Достаточно, например, начать посещать «Вечер с Владимиром Соловьёвым» на канале Россия1.  Там среди аплодисментов тщательно руководимой и орущей аудитории становится всё совершенно ясно настолько, что объективность и этикет ведущего и возможность полного высказывния гостей оппозиции, приглашенных в студию в соотношении 1:100, оказываются буквально ненужными.

Screenshot_11

На самом деле русским не понять ни замысловатых китайцев, ни фанатичных мусульман, но на Западе существует вполне удобопонятный и заинтересованный в самостоятельной и сильной России партнёр (только Россия в состоянии обеспечить на Востоке гарантированную ядерную безопасность), которого в Кремле назначили врагом, причём врагом номер один.  Почему?  Да просто потому, что власть в Кремле не заинтересована в установлении режима цивилизованного сотрудничества с Западом.  Намеренная конфронтация и вооружённый шантаж создают для власти определённые внутриполитические удобства,  несмотря на то, что во внешней политике такая тактика контрпродуктивна.  Западные партнёры многократно демонстрировали своё стремление сотрудничать с Россией на условиях уважения к международному порядку и при таком режиме, в котором именно правовое общество стало бы императивом развития России , а западный инвестор пожелал бы без особого риска вкладывать свой капитал в российскую экономику.

Это стало видно наиболее отчётливо в последнее время, когда, спустя долгие годы подбора и хранения информации, ввиду невозможности достижения консенсуса между Россией и западным миром там начал приоткрываться доступ к материалам, обвиняющим первых лиц российского истеблишмента в уголовных преступлениях. Успехи в экономике для кремлёвских политиков не являются приоритетом.  Предпочтительными оказываются изощрённые и в том числе силовые методы для укрепления бесконтрольного  обладания властью.  Их не очень смущают экономические санкции Запада, хотя индивидуальные санкции, (например, по списку Магницкого) вызывают животную злобу.  Удешевление рубля и злокачественная инфляция, согласно кремлёвским политическим установкам, не есть прямой результат сидения на нефтяной игле, но происки янки из-за океана.  Основой режима является популизм, формирующий сознание большинства с опорой на культ самовосхваления (особого пути русского народа) и ксенофобию, путём создания в стране климата нетерпимости к свободомыслию и подчинения интересам правящей коалиции всех СМИ, превратившихся в рупор псевдопатриотической пропаганды.

Определённые надвластные структуры, которые ответственны за реальную ситуацию как внутри страны, так и в международных делах, полагаясь на своих ставленников в Кремле, естественно нуждаются в разруливании противостояния правящих кланов и противоречий между ними.  Но власть действует в столь беспринципной манере и допускает ходы без правил со столь лихими последствиями, что теперь практически невозможно представить нормальные отношения России с соседними странами и с ведущими мировыми державами.  Тот же А.И.Солженицин, не замечая собственных противоречий, в отношении президентской власти писал: «Власть - вся в себе.  Она упита собою и собою замкнута...Это государство – враг простых людей... Скорей превратят страну в кладбище, чем уступят добычу...».  (А.И.Солженицин, Россия в обвале, М. Русский Путь, 1998).  Алесандр Исаевич написал это спустя 5 лет после расстрела российского парламента, поправшего все нормы нового демократического устройства России.  Уже тогда и впоследствии с развязыванием 1-й Чеченской Войны Ельциным был заложен фундамент будущей диктатуры.

Суверенная демократия обеспечивает функционирование ряда изданий, насыщенных статьями, которые содержат суррогатные дискуссионные материалы и мириады однотипных критических высказываний, создающих иллюзорное впечатление разумной общественной конструкции.  В качестве примера можно привести деятельность  Издательского Дома «Коммерсант».  Одним из специальных корреспондентов там несёт службу упомянутый ранее журналист А Колесников.  Вот выдержка из блога  председателя профсоюза журналистов Игоря Яковенко.

«Андрей Колесников звезда газеты «Коммерсантъ». Нет, не так. Колесников это Солнце «Коммерсанта», поскольку, по мнению экспертов, он составляет 20 или даже 30% капитализации газеты... А еще он главный редактор журнала «Русский пионер», того единственного издания, в котором Путин публикует свои колонки… Колесников давно понял, что и как надо писать, чтобы стать не просто звездой, а главной звездой своего издательского дома...Для этого не надо писать то, что видишь. И не надо писать то, что хочешь видеть. Надо писать то, что хочет видеть Путин.

И Андрей Колесников превратился в перо Владимира Путина. В его авторучку... Он написал множество книг о Путине. Вот их неполный перечень: «Я Путина видел», «Меня Путин видел»,...«Увидеть Путина и умереть», «Раздвоение ВВП: как Путин Медведева выбрал»,...

Стать любимой путинской авторучкой непросто. Для этого недостаточно просто лизать. Просто лизать умеют многие, а еще больше те, кто очень хочет лизнуть, но у них не получается, потому что не достают. Колесников лижет так, как не умеет никто. Никакой Песков, никакая Яровая и никакой Миронов так не умеют. Они лижут грубо и прямо. Колесников лижет с достоинством и с легкой иронией. Нежно и легко лижет. Он позволяет себе слегка стебаться над господином... Роль шута при самодержце имеет свои преимущества. Но последние пару лет стеб не спасает.  Его техника лизания стремительно приближается к технике Пескова, Яровой и Железняка».

В связи с этой темой показательно вновь обратиться к тому же скандальному опусу Ж.Бичевской под названием «Куликово поле». http://avmalgin.livejournal.com/4400379.html?page=3

(Также как в гитлровском Рейхе в случае с Лени Рифеншталь, здесь тоже, отвлекаясь от исходного замысла, следует признать определённый отпечаток художественного таланта).  Туркам и евреям приготовиться!  Вот несколько четверостиший из этого «шедевра православной добродетели».

Антимир взжигает новые пожары,
Славный город Москов ими снова взят,
Новые Европы, новые хазары,
Новые мамаи — Родине грозят...

Мы врага настигнем по его же следу
И порвем на клочья, Господа хваля,
Куликово поле — русская победа,
Куликово поле — русская земля!

Возвратит Россия Русский Севастополь,
Станет снова русским полуостров Крым,
Наш Босфор державный, наш Константинополь
И святыня мира Иерусалим!

И назло масонам и иным злодеям,
Тем, кто к Христианам злобою кипит,
Куликово поле вспомним и прозреем,
И святыня эта нас соединит!

Мы не должны фантазировать по поводу того, из какого делирия вылупилась эта химера.  Посмотрим на некоторые подробности из истории времён Куликовской Битвы.

Русские удельные князья, включая  Московского князя Дмитрия Ивановича Донского, находились в постоянных междуусобных войнах.  Они были посажены татарами на княжение и имели ярлыки на сборы налогов.  Тоже имел князь Дмитрий от темника Золотой Орды беклярбека Мамая. Собрав войско, он отказался выплачивать Мамаю дополнительный налог.  Со стороны Мамая воевали генуэзские наёмники, воины литовского княжества, войска князя Олега Рязянского и многие окрестные племена.  Опасным противником Мамая был  – чингизид Токтомыш, который спустя несколько недель после поражения Мамая в Куликовской битве, где погибли многие десятки тысяч воинов с обеих сторон, захватил всю власть в Золотой Орде, убил Мамая, а затем захватил и разграбил Москву.                                                                                                                                                                                                                                            Важно хорошо понимать, что монгольский завоеватель и обитатель половецких степей такие же творцы современной России, как новгородец, русич Великого княжества литовского или сибирский мордвин.  На смену развалившейся изнутри империи Чингиз-хана и впоследствии Золотой Орды со всеми прелестями имперских завоеваний пришла Российская Империя. Российское оружие имеет такой же кровавый ореол славы, как, например, оружие конкистадоров в Америке или английское оружие в колониальных войнах Великобритании.   Несомненно, что Россия бы только выиграла, если бы там реже вспоминали о военных захватах и прочих кровопролитных «успехах» своих «героев».

Интересным здесь также может представиться следующее.  На той же интернет-странице после одиозного клипа Бичевской можно прочитать несколько сотен отзывов ошеломлённых слушателей. Одно из них, написанное националистом-патриотом, привлекло моё внимание.

h_exe_n

March 9 2014, 23:20:14 UTC Edited:  March 9 2014, 23:22:11 UTC

«С одной стороны, эта поэтесса-песенница несет откровенно ксенофобско-шовинистский вздор, за который положена статья, и за который в любом нормальном обществе её бы отовсюду гнали.
С другой стороны, судя по тому, что у нее куча госнаград - она по ходу на спецзадании,  работа такая - нести подобный бред..  Власть перехватила патриотическо -национальную риторику на себя...   События,  инспирированные нынешней властью и товарищем Путиным - это авантюра,  разводка  и очередная попытка крепко зацепиться за абсолютную власть, собственность и деньги.  Для интересов России происходящее будет иметь исключительно негативные последствия».

Можно часто слышать такой вопрос, - Почему мы оказваемся столь безнадёжно несостоятельными в попытке нарисовть наше будушее?  Представляется так, что именно тема патриотизма является ключевой в отношении современной истории России.   Вообще говоря, будущее не может нарисовать никто и нигде, несмотря на то, что найдётся немало мудрецов, желаюших представить картины того будущего, которое может им понравиться.  Несомненно, что многие среди них скажут, что в постиндустриальном обществе должна быть парламентская демократия  и свободная экономика.  Поскольку реальная картина будущего навсегда остаётся неопределённой и, к сожалению, существенно зависит от воли некоторых президентов и вождей, подверженных субъективным оценкам, настроениям и прочим ведущим их ориентирам, также и экономика общества будущего вопреки марксиской исторической науке, оказывается конкретным следствием их политических решений.

Ключом к пониманию этих решений в России может служить указание на то, как историю страны перелистывают и поправляют в кулуарах Кремля.  Если проклятье коммунистической диктатуры прошлого века в Европе стараются забыть, отрёкшись от неё, раскаявшись за политичесие репрессии, и проведя все необходимые процессы люстрации, то в России наоборот испытывают определённое тяготение к этим историческим эпизодам, и к реабилитации сталинизма.  При этом именно патриотизм оказывается тем стандартом, который отвечает главной задаче московских манипуляторов – обеспечить прочную и надёжную лояльность населения по отношению к имперской власти в России.  Кремлёвские политтехнологии  направлены на тех, к кому непосредственно относятся высказывания американского философа Д.Сантаяна: «Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его заново».  Только молиться остаётся тем, кто сочтёт, что это ещё не самое худшее предсказание.  Но согласно тому же философу «Смысл молитвы - в готовности получить отказ».

Главным аргументом российской дипломатии сегодня является сила оружия, несмотря на то, что на примере истории двух мировых войн этот аргумент был изрядно потрёпан.  65 млн. погибших за 6 лет 2-й мировой войны, - это далеко не предельная цифра для ежедневного уничтожения тех, кто будет сгорать в пламени нового апокалипсиса, где выжившие останутся дотягивать свой недолгий срок, как питекантропы, в наихудших условиях, когда-либо существовавших на земле.  И уж, конечно, среди них не будет героев, никаких жуковых или брежневых, и даже память о таковых будет стёрта из анналов этой обречённой на вымирание остаточной популяции.

Изобретения средств массового поражения были последними, поскольку они оказались самыми успешными с точки зрения самоуничтожения - уничтожение будет полным.  Данный факт давно осознан всеми, но должных выводов из этого понимания не последовало.  Не означает ли это, что человеческая популяция обречена ввиду свего бессилия перед патриотизмом своих вождей, разыгрывающих свой собственный пасьянс на территории всей планеты?

Идеология  патриота

Screenshot_12

Даже для непредубеждённого читателя приведённые выше многочисленные аргументы и рассуждения могут предстаавляться недостаточно убедительными, поскольку по большей части они носят умозрительный или оценочный характер.  Обратимся к историческому наследию.

Если проанализировать различные взгляды на Советскую Власть в период её становления, то, например, среди консервативно настроенных патриотов Белого движения существовало мнение, что это был субсидированный германским Генштабом большевистский заговор, и немецкие деньги оказались тем инструментом, который обеспечил его успех в Петрограде и расползание вширь в первое время после Октябрьского переворота; и затем при помощи интриг, лживой пропаганды и раздувания ненависти, на плечах обезумевших от мародёрства солдат и матросов он привёл к полной победе коммунистического режима в России.  В то же время либералы видели в победе большевиков результат успешной популистской компании и вооружённого подавления находящейся в меньшинстве демократической оппозиции. Среди множества прочих взглядов существуют и такие, которые сегодня в пандан с инстинктами кровожадной толпы возрождаются заново в новом качестве, реанимируя резоны диктатуры пролетариата.  Здесь обретаются свои собственные доктринёры, такие как, например, режиссёр С.Кургинян. (Театр С. Кургиняна «исповедует философский и метафизический подход к явлениям современности».)  Активно действует плеяда красных журналистов-пропагандистов, таких как А.Проханов, М.Шевченко, С.Шаргунов и пр.  Коминтерн перестал существовать в 1943г. И с тех пор, как прозвучал призыв к народу: «Убей немца!», душам коммунистов странным образом стал очень близок патриотизм, который между тем полегоньку начал возрождаться ещё в 30-х годах.  Кредо коммуниста патриота можно уразуметь из прений пассионария Максима Шевченко с либерам Антоном Красовским:

«Советский социализм, большевизм, безусловно, был глубоким искренним выбором русского народа, исходящим из его представлений о реальности, исходя из его мистических представлений о том, что есть царство справедливости на Земле, что есть дух божий, как дух божий проявляет себя в истории.»  Это был путь «от тайного самосознания русского народа,... мистического коллективного православного сознания к приятию русским народом большевизма в его радикальной революционной форме.».

Такая историография от Шевченко встречает следующее соображение Красовского.

«...мы никогда не будем в Европе,...в этом цивилизованном мире, потому что мы отстали от этого мира на 200 лет. Потому что сейчас мы находимся в мире тотемного поклонения предкам...

То, что строили в России с Петра до Николая: шаг за шагом, ...день за днём, - пытались выстроить

какую-то европейскую страну, какую-то такую страну, которая жила бы по тем же самым законам, что и её соседи.»

На это богобоязненный коммунист Шевченко отвечает патриотическим памфлетом в духе корейского чучхе.

Вы опять выстраиваете ту же самую парадигму: непросвещенная, грязная, вонючая Россия должна просветиться светлой, правильной Европой.

...не знаю, от какой Европы мы там отстали.  Собственно говоря, Европа пришла сюда и убила 27 миллионов советских граждан с 1941 по 1945 год. Это была Европа, это были не китайцы, не вьетнамцы, я могу повторить, кто сюда пришел: немцы, венгры, голландцы, французы, итальянцы, румыны, финны...Да, было две дивизии «Ваффен-СС» добровольческих «Шарлемань». Между прочим французов погибло на Восточном фронте порядка 100 тысяч человек, чтоб вы знали. Испанцы были, вот, под Новгородом Голубая дивизия, 15 тысяч испанцев погибло в Новгородской области с 1941-го по 1945.

Мы сами построим свою демократию, свою свободу, хватит нас сравнивать с этой Европой, которая сжигает наши города и убивает наших людей... и создавать здесь элиту, которая ненавидит собственную страну

...Это -  ваше либерал-нацистское отношение к людям.   Вы считаете, что люди — кролики, потому что вы — нацисты, искренние либералы  (странно? Ну а как же ошельмовать европейскую культуру, если заново не пришпилить к ней проклятый навеки нацизм? Е.Б.)...вы считаете, что люди — просто мусор под вашими ногами...

Вы думаете, большевизм кончился? Он не кончился. Подождите, сейчас народ в себя придёт, народ опомнится, и народ новым господам и новым барам воздаст вдвойне за те унижения,...за тот грабёж, который они устроили тут на развалинах страны свободы, справедливости и народовластия.»

А.Красовский: «...посчитайте, посчитайте сколько русского народа русский народ уничтожил.

...Именно русский народ сейчас сидит в Кремле. Именно русский народ сейчас сидит в Смольном. Именно русский народ сейчас (во время оккупации, Е.Б) сидит на оккупированном Донбассе. Это всё русский народ.»

На самом деле, за пару десятилетий (в 30-х и 40-х) в России в жерновах репрессий погибло больше жертв, чем туда принесли Гитлер и Наполеон вместе взятые.  Аргументы патриота Шевченко вновь отправляют нас к истории, которую Европа похоронила, заручившись раскаянием германской нации, в отличие от «его» России, не желающей порвать со своим прошлым, и со сталинизмом в частности.  Но в истории не может существовать событий, замёрзших в бесконечном продолжении.  Получается так, что именно набожный коммунист Шевченко реально исповедует крайнюю форму национализма, включающую представление о русском народе как особой нации, имеющей свой собственный путь, который не требует и не нуждается в координации с жизнью международного сообщества, будучи в стороне от мирового цивилизационного процесса.  Если бы Шевченко захотел описывать свою собственную демократию как нечто подобное социализму с человеческим лицом, то ему, тем не менее, пришлось бы в качестве модели взять готовый рафинированный европейский продукт.  Иначе, даже с помощью духа божия и мистического сознания всё равно не получится ничего, кроме средневековой отсталости, дружбы с отвратительными диктаторскими режимами и вдохновения от победы одних россиян над другими на Куликовом поле.  И в сухом остатке в качестве системного резерва на месте демократии опять восторжествует «плодотворно» проверенный на практике военный коммунизм.

Резюмируя, мы видим, что даже противоположные взгляды в исторических оценках не лишены попыток методической аргументации, и это включая удивительные тезисы обезумевшегого от извращённой формы патриотизма православного коммуниста, для которого Россия как была, так и осталась большевистской территорией, несмотря на то, что современная Европа сама приписала Россию к цивилизованному миру ещё со времён горбачёвской Перестройки.  Поэтому для полноты картины я хочу обратиться к вопросу идеологического содержания нынешней российской политики.  Очень часто многие российские граждане, пытаясь осмыслить историю своего  народа, многократно возвращаются к вопросу, - почему оказалась нежизнеспособной столь популярная 100 лет назад коммунистическая идея?  Выглядело так заманчиво,- государство заботится о твоих непосредственных нуждах, а ты, свободный от мелочных забот, посвящаешь себя профессиональной и общественной жизни. Следствием этой генеральной идеи является высокая мораль строителя коммунизма.  Также как религиозное сознание праведника, его убеждение, если и не включает любви ко всему, что движется, то уж во всяком случае в полном соглассии с основным этическим принципом всех мировых религий требует такого же отношения к согражданам, как ему хотелось бы, чтобы они относились к нему самому.

Там же каждый из них – друг, товарищ и брат; вот она, казалось бы, основа для реального господства этого золотого правила нравственности.  Ну, – просто библейский идеал.  Только одна мелочь, всё же, разделяет мораль «товарищей» и христиан.  У товарищей нет свободы выбора.  Если товарищ не согласен фанатично и самоотверженно служить идее коммунистического братства, требующей насильственного разрушения и перекраивания общества, значит он – не товарищ, а враг.  Смертельные враги растут, как грибы, просто из идеологии товарищей.  Здесь как раз и заканчивается коммунистическая любовь.   В их представлениях общечеловеческой морали не существует,  гуманизм - понятие классовое, а то кровавое аутодафе, которое они и сейчас готовы устроить для собственного народа, сиреч новую гражданскую войну, это было бы благом для немногих оставшихся и залогом райской жизни будущих поколений.  То есть на классовой основе пролетарская мораль не исключает любое варварство. Эта нравственность нам хорошо знакома из прошлой истории.  Классовая мораль, наверное, не оказалась бы в затруднении, даже в случае, если бы непритязательный пролетарий зажарил на шомполе пухленького буржуя и съел.

(Modus operandi: классовое сознание не включает общепринятые правила поведения.)

Сознавая идеологическую проблему своего империо - милитаристского анабазиса, современные кремлёвские идеологи выбирают простейшее решение, принимая, что сегодня в российском обществе отсутствует идеология.  Это должно означать, что российский народ не обеспокоен вопросом, чем руководствоваться в своих свершениях, если, допустим, существенным сочтут хотя бы то, как это будет происходить.  Такому положению в отношении политической програмы действующего президента буквально соответствует следующий силлогизм: « ЧК обеспечивает не программой, а легендой».  История большевизма не вообразима без ЧК, и здесь в «лучших» традициях большевистского прошлого, также как сами потомственные рыцари плаща и кинжала,  россияне не находят повода для раскаяния.  Тем не менее, без идеологии, т.е. без национальной идеи не существует ни одно государство на планете.  Насаждаемая повсеместно, как семена ядовитых цветочков, пацанская патриотическая идеология  является безусловным атрибутом российской суверенной демократии.  Эта идеология является прямым функциональным аналогом идеологии коммунизма и точно также, как враждебный свободному миру её злонамеренный родственник, ведет только к одному типу общественной организации – к тоталитаризму.

Однажды журнал «Столица» спросил у Б.Ш.Окуджавы (1992):

– Булат Шалвович, что кажется Вам самой страшной бедой нашей страны? –
Ответил он так: «То, что мы строили противоестественное, противоречащее всем законам природы и истории общество и сами того не понимали. Более того, до сих пор по настоящему степень этой беды мы не осознали...».  Окуджаву иногда называют совестью нации.  Его стихи обычно звучат как товарищеское внушение, по-домашнему, но эти, скорее, как приговор:

Хрипят призывом к схватке глотки,
могилам братским нет числа,
и вздёрнутые подбородки,
и меч в руке, и жажда зла.
Победных лозунгов круженье,
самодовольством застлан свет...
А может, надобно крушенье
чтоб не стошнило от побед?
Нам нужен шок, простой и верный,
удар по темечку лихой.
Иначе – запах ада скверный
плывёт над нашей головой.

Евг.Балакин

Комментарии
  • Просто зритель - 10.11.2016 в 22:27:
    Всего комментариев: 204
    "Не пытаясь при этом укусить слона за яйца" - глубокая мысль! А если он вас поимеет?
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 1
  • Иван Домбровский - 10.11.2016 в 23:11:
    Всего комментариев: 7
    Учиться надо уважаемому автору. Ему до сих представляется, например, что Зигмунд Фрейд - ученый. Как правило, чем невежественнее автор, тем длиннее у него текст.
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 2
    • Балакин - 11.11.2016 в 21:46:
      Всего комментариев: 15
      Изучайте матчасть, уважаемый комментатор, https://www.livelib.ru/author/182161/top-zigmund-frejd, а то ведь получается конфуз. Спасибо за оценку в баллах. Вы ведь поставили "1", не правда Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 3

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?