Независимый бостонский альманах

Прошлое неизменно, будущее - вероятностно

11-12-2016

Screenshot_6

Наше поколение стало свидетелем гибели великого коммунистического идеала, которым многие годы жила Россия. Пришло время понять историю как историю великих упований человечества и её великих драм, которых иногда можно было бы избежать. История народа  напоминает историю человека: с вероятностью единица он когда-нибудь умрёт, поскольку всякая жизнь конечна, но с вероятностью почти нуль предопределён в деталях каждый день жизни и день кончины. Будь всё абсолютно предопределено, не было бы свободы систематического выбора и следующей из этой свободы ответственности за сделанный выбор.  Детерминированы прежде всего вероятности и эволюция вероятностей, но не их реализация. Детерминированы средние значения массивов величин, но не значение каждой из них. Даже монета «не знает», какой стороной она при подкидывании выпадет, но вероятность исходов известна. И от нас зависит только изменение вероятности реализации конкретного исхода, но не конкретный исход.

Впрочем, даже стороны монеты не абсолютно идентичны, поэтому центр тяжести монеты не совпадает строго с задуманным изготовителем её геометрическим центром, да и форма одной монеты не совпадает идеально с формой любой другой. Поэтому вероятность отдельного исхода не равна строго ½.  А будь стороны монеты абсолютно идентичны, они были бы неразличимы. Тем более при общности в чём-то важном всех людей не идентичны отдельные человеческие индивиды и разные народы. Разнообразие культур поражает воображение, и в этом разнообразии источник устойчивости человечества, части которого проживают в разных условиях, и сами эти условия изменчивы. В разных условиях и в разные эпохи для успешного развития или просто выживания востребованы далеко не одинаковые качества и способности человека.

Случайно ли распался Советский Союз? Да нет: все империи когда-нибудь распадаются из-за неравномерного развития их частей. Случайно ли в России её с вечной мерзлотой на большей части пространства её большой территории преобладает авторитарная социальная система? Нет: альтернативная либеральная система  устанавливается  тем вероятнее, чем короче дороги и благоприятнее климатические условия воспроизводства  жизни.  Случайно ли в Германии, стране Гёте и Шиллера, Баха и Бетховена, Канта и Гегеля, после унизительного Версальского договора 1919 года возник в 1933 году фашизм?  Нет, унижение её шокировало, да ещё ей вдруг стало не хватать уменьшенной  территории и загорелось расшириться, и она напряглась, когда победители расслабились (ну а комплекс превосходства всегда соседствует с комплексом неполноценности). Случайно ли, как заметил ещё историк Василий Ключевский (1841-1911), нашествия степи на Русь совпадали с идущими по широте изотермами нулевой температуры января, а в Европе градиенты температур и направления нашествий  были разнообразны? Нет, не случайно. Температуры диктуют способы ведения сельского хозяйства и условия проживания и выживания народов в разных климатических условиях. В частности, засухи диктуют и нашествия саранчи, и подобные им нашествия  племён с засушливых земель на земли более плодородные.

Спектр аттракторов (притягивающих множеств в пространстве возможных состояний социальной системы) исчерпывается двумя состояниями: авторитарное и либеральное [1], если не учитывать исходного примитивного натурального хозяйства. Для авторитарного аттрактора общее выше личного, конкуренция за жизненные ресурсы имеет место прежде всего между кластерами (объединениями, странами, социальными группами и классами). Взаимопомощь, жизнь не по формальным правилам, но по соображениям общей пользы и некой благодати становится условием выживания и диктует соответствующую мораль. Общество тяготеет к сакрализации власти: индивид слышит уверения о божественном совершенстве общественного строя и слова о заботе власти о каждом отдельном человеке. Ведь род состоит исключительно из отдельных индивидов как социальных атомов, трудом которых создаются непосредственные жизненные ресурсы, включающие территорию и то, что на ней производится.

Для либерального аттрактора личное выше общего, власть десакрализована. Она просто один из нанятых менеджеров и нечто вроде коллективного полицейского, ночного сторожа или уличного регулировщика.  Конкуренция здесь имеет место не столько между кластерами, сколько между индивидами. Такое общество может выжить только при строгом соблюдении единых для  них всех (включая важных чиновников) формальных правил. Сегодня Россия благодаря тому, что конфронтация от глобального военного противостояния понемногу перемещается в сторону противостояния экономического (с локализацией военных конфликтов), переходит от авторитарного социального аттрактора к промежуточному, смешанному.

Параметром порядка, определяющим в пространстве состояний социума спектр аттракторов и разделяющую их сепаратрису, является удельное количество жизненных ресурсов в расчёте на индивида: если оно меньше некоторого критического значения, зависящего от исторической эпохи, то получаем авторитарный аттрактор эволюции социальной системы. Если оно больше критического значения, то  получаем аттрактор либеральный. Человечество за свою историю ушло от примитивного людоедства к обмену продуктами деятельности и борьбе влияний. В примитивных племенах люди иного племени считаются подобными просто животным с человечьими телами, которых необходимо ловить и есть, как и любых других животных - кроме сакральных для данного племени животных. Но даже сакральных медведей люди одного племени поедали, прося у них за это прощения и благодаря их за то, что те даровали свою священную жизнь людям племени и тем спасали их от голодной смерти.

Если человек съеден, то это одно, а если он всю свою жизнь подневольно работает на тебя, это другое. И человечество от людоедства переходит к рабству, феодализму и так далее. Стабильным является добровольный обмен деятельностью, но равенство формальных возможностей всегда сочетается с неравенством их реализаций: на всех всегда чего-то не хватает.

Степень абсолютности разных жизненных начал иерархична. Проведение границы одной  абсолютности предвещает рождение новой абсолютности, не только отрицающей наличную, но и вбирающей её в себя с сохранением чего-то ценного, однако с возможной утратой  тоже чего-то  ценного.  В ходе истории, как было сказано, детерминированы вероятности, но не их реализации. Даже идеалы рушатся и меняются. При этом их гибель скорее тяжёлая драма, чем трагедия, поскольку трагедия по самому своему смыслу безысходна, а драма предвещает возможный прорыв  к новым возможностям, к новым измерениям бытия. При увеличении числа элементов растёт сложность систем, придающая им новые качества. Усложнение системы предполагает увеличение содержащейся в ней информации. В мире информации и возникает понятие её ценности, связанной с увеличением вероятности благоприятного исхода.

Для каждого человека его жизнь имеет ценность: ведь у него нет другой реальной жизни. Индивидуальная «жизнь после смерти» - это сказки для взрослых. И об этом полезно знать   религиозно верующим, отрицающим природу единой для всех научной истины как таковой (ведь она опирается на единые для всех факты, а не на ожидания и упования, разные у разных субъектов) и предпочитающим её драматичной глубине свою субъективную религиозную веру, скажем, в индивидуальное бессмертие (с переселением куда-то далеко на седьмое небо). Но религий много, а объективная истина для всех одна. Да и религиозная абсолютизация индивидом собственной жизни была бы более обоснованной, если бы он сам был причиной самого себя. Но причина его жизни - его собственные родители, которых он должен быть достоин, а у его родителей были свои родители, и так далее. Современное человечество в известном смысле есть современное семимиллиардное состояние исходной условной пары Адама и Ева, точнее, небольшого племени неизвестных предков, оставляющих  после себя даже не кости, но  какие-то каменные сооружения или вообще ничего.

До каких временных пределов будет жить человечество? Через несколько миллиардов лет весь водород Солнца перегорит в гелий, и оно превратится в красного гиганта, поглощая Землю. Для нас этот срок - практическая бесконечность, хотя имеющее предел применимости понятие времени будет ещё применимо. Ведь согласно современной космологии  было время, когда времени ещё не было: 13,7 миллиардов лет тому назад Большой взрыв дал начало нашей расширяющейся Вселенной.

Говоря о бесконечности, мы приходим к философской проблеме противоречия конечного и бесконечного. Полагание конца есть всегда проведение некой границы, а проведение границы потенциально содержит в себе и её диалектическое переступание. Этот процесс продолжается до горизонта умозрения. Что за горизонтом?

70-летний патриарх Кирилл с экрана телевизора говорит о сердечности Церкви. Где место религии с точки зрения науки? В работе с установкой человека. Теорию установки создал советский психолог Дмитрий Узнадзе, скончавшийся в 1950-ом году (начало теории установки было положено ранее немецким учёным Ланге). Если колдун в современном первобытном племени говорит двум нарушившим табу соплеменникам «ты умрёшь, а ты будешь жить», так оно обычно и происходит: один мобилизует жизненные силы, а другой подчиняется авторитету колдуна, изменяющего установку отношения к себе членов  племени. Тут надо помнить, что всякий человек рождается  совершенно неграмотным и обречён более или менее быстро проходить все мифологические стадии становления своего сознания. Религия – одна из таких стадий, коренящихся в психологии: ведь не единой наукой жив человек. Я, например, в раннем детстве старался поверить няньке, что гром во время грозы с молниями – это грохот от кареты Ильи-пророка, катящейся по небесному своду. Но поверить в это было трудно, поскольку  никакой кареты с пророком я на небе не  видел.

Стремление к полноте научного познания мира неистребимо, хотя эта полнота недостижима, поскольку каждое научное понятие имеет предел применимости. Каждое понятие предполагает  некоторое определение, постановку предела, заключение в скобки некоторого содержания. Но смысл поставленного в скобки - за пределами скобок, так что научная истина процессивна и предполагает процесс познания. Дискурсивное знание пытается определить, поставить предел тому, суть чего в беспредельности, в безначальном Начале. В начале науки стоит Слово, но не как некая непознаваемая мистическая сущность, но, наоборот,  как поиск смысла наличного бытия. Наука есть просто развивающееся в древо знания понятие с единым смысловым стержнем и многими ветвями.  Кроме видимой кроны древо знания имеет и невидимую подземную корневую систему обоснования всего сущего. Мир заключает в себе и тайну познания, и его различные секреты.

Тайна обычно содержит глубокий положительный и даже сакральный смысл, а секреты обычно имеют смысл негативный и иногда профанны (антисакральны) и даже пошлы. Не случайно говорил Николай Васильевич Гоголь (1809-1852), что пошло то, что в ход пошло. Поэтому прав был поэт Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873), когда превозносил молчание: Молчи, скрывайся и таи / И чувства, и мечты свои – / Пускай в душевной глубине / Встают и заходят оне / Безмолвно, как звезды в ночи,- / Любуйся им -  и молчи. / Как сердцу высказать себя? / Другому как понять тебя? / Поймёт ли он, чем ты живёшь? / Мысль изреченная есть ложь. / Взрывая, возмутишь ключи,- / Питайся ими – и молчи.

Поэзия бывает разной. Был, в частности, всем известный  поэт Владимир Владимирович Маяковский (1893-1930) с его акцентом на посюсторонность бытия, с обращением к будущим  потомкам и с одой радости революционному обновлению жизни: Я рад, что я этой силы частица, что общие даже слёзы из глаз./ Сильнее и чище нельзя причаститься великому чувству по имени класс. Вряд ли он знал тогда, что застрелится, и вряд ли он знал о последних словах дочери Николая Второго перед расстрелом в 1918 году во имя классовой «революционной целесообразности» в  подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге: Не ведают, что творят.  Но поэты продолжают в нас жить через свою поэзию.

Последнего царя Николая Второго (1868-1918) расстреляли в Екатеринбурге, поскольку «верховный правитель российского государства» Александр Васильевич Колчак (1873-1920)  наступал тогда во главе белогвардейцев на Урал, и он вряд ли пожалел бы свергших императора России рабочих. Здесь обнажены глубокие противоречия внутри всякого народа и его верховной власти как части народа: ведь, как говорил русский религиозный философ Семён Людвигович Франк (1877-1950), и верхи, и низы народа суть единое целое. Так что противоречия имеются не только между социальными группами, но внутри самих этих групп, и внутри каждого смертного существа, живущего мгновенным ликом вечности. А бессмертные существа – это сказки для взрослых. Это только в поэзии Маяковского, например, Ленин и теперь живее всех живых.

О мощах самого Владимира Ильича Ленина (1870-1924)  умолчим, но не забудем о казни его старшего брата Александра Ильича Ульянова (1866-1897). Тот  как член террористической фракции группы «Народной воли» был повешен в Шлиссельбургской крепости Петербурга за подготовку покушения 1 марта 1887 года на предпоследнего российского императора Александра Третьего (1845-1894), которого он счёл персонифицированным символом неприемлемой социальной несправедливости и произнёс на суде соответствующую политическую речь. Один из организаторов белого движения, сидевший в советской тюрьме (1944-1956) монархист-белогвардеец Василий Витальевич Шульгин (1878-1976) позже в своих литературных произведениях с горечью писал о зверствах и красных,  и белых во время гражданской войны (1918-1920) в России. Он учил любить Россию независимо от её политического строя, учил любить Россию и красную, и белую, и страдать вместе с нею. Этим и самим примером своей жизни он внёс раскол в различные эмигрантские круги.

Маяковский, говоря о бессмертии Ленина, имел в виду, конечно, бессмертие идеи социальной справедливости. Но идея – это не субстанция. Порождённый Платоном мир идей потому и бессмертен как идеальная структура, что бестелесен. Для понимания мира нужны и идеи, и их материальный носитель, без которого идеи просто повисают в воздухе. Тютчев мудро говорит о молчании. Но ведь молчание – не субстанция. И говорит-таки Тютчев даже о молчании  словами. Это означает и неизбежность, и двойственную природу самого слова, которое в известном смысле было и в исходном безначальном Начале символом смыслового стержня самого бытия как такового.

Человек – смысловая сингулярность Вселенной [6]. Предельная редкость вспышек разумной жизни в ней объясняет молчание космоса: как общаться с теми, ответ от кого даже в случае получения от нас какого-то сигнала придёт в лучшем случае через столетия? Тем не менее – разумная жизнь в космосе, - наверняка структурно устойчивое явление. Даже в нашей Солнечной системе на ближайшей к светилу планете Венере температура около 500 градусов Цельсия, а на близком с другой стороны Марсе практически вечный мороз. Но около каждой звезды существует зона совместимых с появлением жизни температур, когда вода жидкая, и состояние литосферы, гидросферы и атмосферы может оказаться совместимой с появлением жизни на случайно оказавшейся там планете (а по космогоническим расчётам всех планет в 3-4 раза в больше, чем всех звёзд) с примерно круговой орбитой.

Но просто жизнь – одно, а разумная жизнь – нечто другое, совершенно другое её качество. Она предполагает предельную сложность организации материи при её превращении в живые и разумные существа.  Как из неживого возникает живое, а в живом – разумное? Есть формула Стирлинга, показывающая, что потенциальная сложность системы из большого числа n элементов с увеличением этого числа растёт примерно как n в той же степени. На Земле основная биомасса – это бактерии в слое толщиной около пяти километров земной коры. Бактерии выдерживают временное оледенение, так что поиск прошлой примитивной биосферы на холодном Марсе обоснован. А появление разума – естественное усложнение физической системы при сочетании ряда необходимых условий.

Разум с его выработанной опытом способностью предвидеть возможные последствия неблагоприятных эволюций способствует дополнительной возможной экономии затрат. И не случайно на Земле выжило несколько видов обезьян (человек произошёл не от обезьян: всё живое произошло от бактерий и микробов, в том числе общий предок обезьян и человека), а из неандертальцев (они вымерли около тридцати тысяч лет тому назад) и кроманьонцев как разновидностей возникшего около четырёх миллионов лет тому назад гоминида остались  только последние (это мы как homo sapiens). Передние лапы нашего предка были всё больше чем-то заняты и всё менее нужны для передвижения, поскольку при опустынивании части земли становилось меньше лесов с их ветвями, где можно было прятаться от хищников. И передние лапы превратились в руки. А мутация головы увеличила объём черепа, и увеличение мозга стало полезным преимуществом. Этого преимущества не имеют, например, муравьи с непрочным хитином вместо прочных костей млекопитающих. Поэтому у муравьёв отдельным организмом является муравейник с бесполыми и прочими особями.

Что касается людей, то, как следует из уравнений Чернавского для эволюции условной информации [1],  они образуют множество племён, сливающихся затем в государства и во всё более взаимозависимое мировое сообщество с одним или двумя будущими центрами (скорее это будет система Север-Юг, чем Восток-Запад). Впрочем, у Чернавского прогнозируется только один конечный кластер, один центр (и один язык, одна валюта и т. д.), но он в своей динамической теории информации учитывал только коэффициенты внешней конфронтации кластеров и их конфронтации внутренней (эффект тесноты) со знаком минус, тогда как можно было бы в его уравнениях со знаком плюс учесть также члены коэффициентов  вынужденной консолидации государств  и их групп. Даже возникновение единого кластера из-за неравномерного развития его частей в силу хотя бы неизбежно растущей неравномерности распределения  доходов и связанных с этим социальных благ приведёт к его распаду на части: ведь не случайно империи не только возникают, но и распадаются.

Катастрофическое нарастание возможной сложности системы с увеличением количества её элементов приводит к иерархии естественно возникающих сложных и сверхсложных структур. Вот что сказал Филипп Андерсон [7] об этой иерархии. Физика элементарных частиц и, в частности, редукционистские подходы, обладают лишь ограниченной возможностью объяснять устройство мироздания. Реальность имеет иерархическую структуру, каждый уровень которой в определённой степени независим от уровней, находящихся выше и ниже. На каждой стадии необходимы совершенно новые законы, концепции и обобщения, требующие не меньшего напряжения и творчества, чем на предыдущих… Психология – это не прикладная биология, так же как биология – это не прикладная химия. 

В современной физике трагическое ощущение противоречия бытия, понимание внутреннего трагизма бытия как такового (и не только русским поэтом  Фёдором Тютчевым) находит параллель в понимании того, что измерение характеристик любой физической системы изменяет её физическое состояние: самопознание человека и познание им мира глубоко изменяет самого человека.

Так где же ответ на вопрошание истории о её великих свершениях и великих трагедиях? Он в том, что мы существуем одно космическое мгновение, но оно – мгновенный лик вечности. Поэтому человечество в состоянии своего короткого детства придумывает потусторонее, а потом реинтерпретирует собственную историю. Последние события Российской истории свидетельствуют о переходе России от коммунизма (социализм был его первой стадией) к капитализму. Почему? Думаю, потому, что без явной третьей мировой войны Россия накопила какой-то необходимый минимум ресурсов, который согласно уравнениям Д. С. Чернавского [1],  который влечёт неизбежный переход от одного социального аттрактора к другому.

Помню, как я однажды на уроке в школе спросил у нашей учительницы истории, что будет после коммунизма? Она нервно рассмеялась, но ответить не смогла. Теперь мы видим, что страна переходит от социализма к капитализму. Но когда ресурсы земной биосферы будут неизбежно уменьшаться, человечество всё большими частями, думаю, будет переходить от либерального социального аттрактора к аттрактору авторитарному. Ведь не случайно, когда в 1936 году лётчики В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков и А. В. Беляков (кстати, мой родственник) решили лететь через Северный полюс в США, им было велено лететь по «сталинскому маршруту» на Дальний Восток, чтобы попугать милитаристскую Японию, а в 1937 году они совершили-таки свой перелёт Москва – США. Теперь в нашем небе летают не только самолёты, но и спутники Земли, а  формы конфронтации мировых держав в их борьбе за разного рода жизненные ресурсы существенно меняются.

Человечество всегда неоднородно по разным параметрам, в том числе по жизненному уровню индивидов и по степени их удовлетворённости величиной дохода, который всегда далёк от уравниловки. В истории детерминирована, повторяем снова и снова, только эволюция вероятностей, но не их реализация. Будущее в деталях непредсказуемо в принципе. В точках бифуркации малое возмущение может повернуть ход эволюции с одной ветви на другую. История оказывается океаном ветвящихся возможностей, где каждый влияет на свою  индивидуальную судьбу. В мире выполняется закон сохранения полной массы-энергии, поскольку для замкнутой системы она есть собственное значение гамильтониана как оператора сдвига этой системы во времени, а гамильтониан очевидным образом сам с собою коммутирует, так что его собственное значение не зависит от времени. Но для земной биосферы источником жизни является низкоэнтропийное солнечное излучение, перерабатываемое биосферой в высокоэнтропийные тепловые процессы. Саму жизнь естественно определить через приток упорядочения (негэнтропии), обеспечивающий  самокоррекцию наследственного кода, при условии притока свободной энергии [9].

Жизнь связана и с энергетическими потоками, и с потоками информации. Если для полной массы-энергии справедливы законы сохранения, то управляющая поведением сложных систем информация не подчиняется законам сохранения.  Например, распространение знания  его умножает, а распространение невежества его уменьшает. Кроме биологического механизма передачи наследственной информации из поколения в поколение существует передача ценностей цивилизации через передачу культурных традиций. Человек как биологическое существо проходит все свои биологические возрасты, а как разумное существо он проходит все познавательные возрасты – от детских волшебных сказок до воспроизведения, обновления и продолжения традиций своего рода и народа.

История зависит от в какой-то степени стихийного распределения разного рода жизненных ресурсов. Это распределение требует вмешательства коллективного разума человечества ради стабильности его эволюции  даже при всём иногда жёстком столкновении интересов различных частей социума, всегда делящегося на элиту и тех, кто непосредственно производит жизненные ресурсы, в том числе рождая  и развивая с помощью науки новые технологии. Жизнь – процесс становления новых возможностей, и от каждого из нас зависит, как они будут реализованы в будущем, которое приходит через каждого из нас.

Литература

  1. Чернавский Д. С. Синергетика и информация (динамическая теория информации). М.: Едиториал УРСС, 2004.
  2. Мизнер Ч., Торн К., Уилер Дж. Гравитация. Том 3, М.: Мир, с. 447 (1977).
  3. Полищук Р. Ф., Кандидатская диссертация, ГАИШ МГУ (1971). Диадные компоненты тензора кривизны. Вестник Моск. ун-та, «Физика. Астрономия», том 13, 612-613 (1972). Диадный подход к общей теории относительности. ДАН СССР, том 208, 76-79 (1973).
  4. Geroch R., Held A., Penrose R. A space-time calculus based on pairs of null directions. Math. Phys., Vol. 14, 874 (1973).
  5. Гильберт Д. Познание природы и логика (1930). Избранные труды. Том 1, М.: Факториал, 457-465 (1998).
  6. Polishchuk R. F. Man as a Singularity of the Universe. Studies in Science and Theology. Origin, Time and Complexity. Labor et Fides, S. A., Geneva, Switzerland. Vol. 2(2), 58-60 (1994).
  7. Andersоn Philipp, Vol. 177, 393-396 (1972).
  8. Гаусса распределение. Физическая энциклопедия. Том 1, 419, М.: Советская энциклопедия, 1988.
  9. Polishchuk R. F., in: Fundamentals of Life (Eds. G. Palyi, C. Zucchi and L. Caglioti). Elsevier and Accademia Nazionale di Szienze. Lettere ed Arti (Modena), Paris, 141-151 (2002). 

Determinism of history with one-definitive past and many-definitive future

Polishchuk R. F. (Lededev Physics Institute, Moscow, Russia)

Key words: social evolution, attractors, determination parameters.

          Mankind evolution for the autocratic and liberal attractors is proposed. Origin of mind due to development of economy principle in social changes is taken.   

Комментарии
  • Boris Kollender - 13.12.2016 в 01:36:
    Всего комментариев: 238
    Смесь банальностей с глупостью. «Наше поколение стало свидетелем гибели великого коммунистического идеала». Уже эта первая фраза статьи вызывает отторжение. Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 3
    • MurKLnT2 - 14.12.2016 в 09:40:
      Всего комментариев: 101
      Уважаемый Борис, позволю себе возразить Вам. И мне начало статьи с упоминанием великих идеалов показалось весьма неудачным. Но объяснение этому не слишком сложно, Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?