Независимый бостонский альманах

Неуловимое сознание

11-12-2016

1942 г. рождения. Окончил Киевский университет по специальности физиология человека и животных. Защитил кандидатскую и докторскую диссертации в институте физиологии АН, работал в Edmonton University (Canada), затем в США (Haneman University and University of Philadelphia). В настоящее время продолжаю работать в должности senior research associate в отделе нейрохирургии(University of Maryland) в Балтиморе.

Screenshot_13

Главная причина, побудившая меня к написанию этого текста очень проста. Мысль о том, что все наши представления о мире вне нас и внутри нас зарождаются в мозгу и полностью зависят от его работы, потрясает воображение. Мы видим мир и думаем, что он вне нас, хотя он — только наше мысленное представление о нем, возникающее внутри нашего мозга. Кажется очевидным, что за осознание мира вне нас отвечает наш мозг. Однако мы не знаем, как физическое и мысленное события могут быть одним и тем же событием. Замечу, что осознание этого незнания пришло к человеку давно и породило  множество спекуляций, пытающихся разрубить "гордиевый узел" проблемы субъективности сознания.

Опустим всю историю философских исканий и прямо перейдём к тому, что думают современные философы о сознании. Чалмерс (1), Нагель (2) и Сёрль (3), вот только некоторые из тех философов, которые сформировали современный взгляд на проблему. Основной вывод, который разделяют все упомянутые философы, состоит в том, что  сознание представляет собой «отдельное качество природы», отличающееся от физического мира, и оно не управляется известными нам физическими законами.

Согласно взглядам этих философов, сознание может влиять на физическую материю, но субъективный аспект сознания не может быть никак объяснён путём использования редукционистских научных теорий. Другими словами в этих работах постулируется проблема «разрыва в понимании». Провал в понимании, по мнению сторонников этого взгляда, состоит в том, что "никакая теория физической реализации сознания в мозге, использующая только термины естественных наук, не может устранить ощущения, что что-то остаётся необъяснённым". Например, известно, что боль возникает в результате возбуждения С-волокон и выделении медиатора, который активирует нейроны в определённых структурах мозга.

Взаимодействия медиатора с рецепторами в нейронах запускает каскад биохимических превращений, конечным результатом которых является появление субъективного ощущения боли. Однако в понимании боли содержится нечто большее, чем представление о роли, которую она играет. Философы подчёркивают её "квалиа", то есть то, каково это - ощущать боль. То, что остаётся необъяснённым после возбуждения С-волокон и процессов, происходящих в нейронах мозга, - это то, почему боль ощущается так, как она ощущается?

Рассмотрим ещё один пример, тоже позаимствованный из работ упомянутых философов: «Представим, что есть учёный Мэри. Всю свою жизнь она провела в черно-белой комнате, обучалась через черно-белые мониторы, читала черно-белые книги.  Мэри никогда не видела цветов, но была специалистом в нейрофизиологии и знает абсолютно все о том, как люди воспринимают цвета, какие процессы происходят в этот момент в мозге, какие физические факты сопутствуют этому». Затем Мэри, однажды, выпускают из комнаты. Она выходит и впервые видит красную розу. Вопрос: получит ли она новое знание?  Субъективное восприятие цвета будет совершенно новым для неё знанием. Все теоретические знания о красном цвете не заменят ей субъективного восприятия этого цвета.

Понимание «квалиа» и его отношения к физическим процессам, происходящим в мозге, философы обозначили как "трудную проблему" сознания. Они не видят способов решить эту проблему, с помощью редукционистского подхода, используемого представителями естественных наук. Подобные заявления часто звучат и по поводу других трудных проблем (происхождения Вселённой, органической жизни, языка и т.д.)  Многие считает, что когнитивная  способность и ёмкость нашего разума ограничены в принципе, т.е. имеется  ограничение нашего мозга в нахождении ответов на вопросы, которые мы можем спросить. Для подкрепления этой ограниченности часто привлекают известную теорему Гёделя. Действительно, если считать умение логически мыслить основной характеристикой человеческого разума, то теорема Геделя,  которая гласит, что  в любом формальном языке существует истинное высказывание, которое нельзя доказать прямо, указывает на ограниченность нашего мозга.

Представители естественных наук рассматривают проблему сознания с иных позиций, чем философы. Некоторые математики и физики считают, что сознание человека с его способностью решать  алгоритмически невычислимые задачи напоминает им квантовый компьютер.  Например, суть одного и предположений(4) состоит в том, что сознание рассматривается как результат дискретных физических событий, присущих самой природе. Пэнроуз в соавторстве с Хамерофом предположили, что белки тубулины в микротрубочках нейронов могут образовывать когерентные квантовые системы, затем переходить в классическое состояние при помощи процедуры, обозначенной авторами как «операционная редукция». Этот переход, по мнению авторов, и есть момент появления субъективного опыта, или, другими словами, «момент появления сознания».

Гипотеза Пэнроуза-Хамерофа об  «объективной редукции» базируется на плохо понимаемом в физике процессе, который находится между квантовым и классическим мирами. Предполагается, что "материя сама себя наблюдает, фиксируя каждую дискретную перемену в своих состояниях. И чем более сложно организованным оказывается комплекс из частиц материи, тем более осознанным является это наблюдение". Для нас важно подчеркнуть, что согласно Пэнроузу, сознание – это  компонент физических законов природы, которые, в конечном счёте, будут открыты и описаны методами науки.

Несколько иной взгляд на проблему сознания формируется представителями информационных технологий и робототехники, которые занимаются проблемой искусственного интеллекта. Резюмируя текущие усилия по созданию машинного интеллекта, Мински (5), в своё время, сказал, что необходимым условием для создания искусственного интеллекта является создание «машинного сознания». Естественно, что в таких исследованиях значение уделяется именно способам переработки информации, которая, как сущность, состоит одновременно из физического и идеального компонентов(1).

Предположение об исключительной роли информации в появлении сознания  можно найти  в статье Коллендера (6), где даётся также определение сознания: «сознание есть процесс и результат обработки информации в мозгу и ничего более". Однако мне кажется, что утверждение о важной роли  информации в появлении феномена сознание не устраняет саму проблему перехода  объективного в субъективное? Как быть, например, с известным фактом, что огромный массив  информации в мозгу обрабатывается на бессознательном уровне? Информация, поступающая в мозг от  интерорецепторов, не осознается нами, т.е. её переработка происходит без участия каких-либо субъективно осознаваемых ощущений.

Ещё один взгляд на природу сознания, присущий многим биологам и нейрофизиологам, состоит в том, что сознание возникает как естественное эволюционное следствие развивающихся живых организмов и их нервной системы. Согласно этому взгляду, сознание не есть самостоятельно независимое качество природы, как это предполагается философами. Предполагается, что оно возникло как свойство сложных нейронных вычислений мозга в процессе длительной эволюции живых организмов. Главная трудность на пути изучения сознания животных, как известно, состоит в том, что доступа к их субъективной жизни у нас нет, и рассуждать о ней мы можем только на основании косвенных данных.

Известно также, что нейрохирурги весьма ограничены в проведении экспериментов на человеческом мозге с одновременным доступом к сознанию пациента. Надежда на преодоление этих ограничений связана с широким внедрением в когнитивную нейропсихологию и нейрофизиологию новых методов, таких как позитронно-эмиссионная и магниторезонансная томография, которые позволяют  одновременно работать с объективными и субъективными процессами в человеческом мозге.

Все упомянутые выше взгляды на проблему сознания крайне гипотетичны. Однако между ними легко заметить одно важное отличие, состоящее в том, какие способы решения проблемы они предлагают. По определению Хокинга и Млодинова (7), мы живём в мире «модельно-зависимого реализма», согласно которому наука разрабатывает модели реальности, которые принимаются до тех пор, пока их предсказания совпадают с экспериментальными наблюдениями. По сути, одни убеждены в возможности построить теорию сознания используя редукционный подход, другие отрицают такую возможность. Первое убеждение можно кратко выразить словами Френсиса Крика (8): «поведение каждого из нас является результатом работы множества взаимодействующих нейронов в мозге и ничем более». Второе, отстаиваемое в работах Сёрля, Нагеля и Чалмерса, утверждает, что ни  одна из существующих гипотез не даёт нам (и не может в принципе дать) даже намёка на то, как при помощи физических теорий можно объяснить субъективный характер сознания.

Почему проблема сознания так сложна? Рассмотрим для примера путь, по которому идут современные нейронауки в надежде понять самый простой на сегодняшний день элемент сознания - элементарное ощущение. Оно возникает в процессе взаимодействия физического мира со специализированными рецепторами живого организма, которые обнаруживают и кодируют это взаимодействие. Начальные процессы кодирования различных видов энергии в рецепторах органов чувств животных и человека  хорошо изучены и их рассмотрение не входит в нашу задачу. Достаточно  упомянуть, что информация об  «ощущении», у всех живых существ, наделённых нервной системой, кодируется в виде паттерна нервных импульсов, которые  поступая в мозг, активируют в нем какое-то количество нейронов.

Известно, что у всех животных с развитой нервной системой и человека, нейроны, воспринимающие различные сенсорные модальности, структурно организованы сходным образом - в виде вертикальных колонок. Маункастл (9) первым экспериментально показал, как сенсорная информация от осязательных рецепторов вначале разбирается на составляющие её элементы, а затем снова собирается в нейронах, образующих колонки. Каждая из колонок, или как их ещё называют, модулей, соответствует единственной субмодальности ощущения. Например, нейроны одной колонки-модуля, отвечающей на тактильное раздражение, получают информацию о слабом прикосновении, а нейроны другой - о сильном давлении на тот же участок кожи.

Такая же последовательность наблюдается и при передаче в мозг зрительной  информации. Вначале зрительный образ разбирается нейронами на разнонаправленные линии и углы, затем нейроны, реагирующие на сходный угол наклона, оказываются объединёнными в колонки, что блестяще показали Хьюбел и Визель(10). Таким образом, информация от специализированных рецепторов поступает в мозг в виде дискретных фрагментов, каждый из которых затем снова собирается в специфических нейронных модулях-колонках. Добавлю, что ничего похожего на узнавание предметов в зрительной коре мозга не было обнаружено с помощью электрофизиологических и томографических исследований. Для целей данного обзора этих примеров достаточно, чтобы считать, что наши элементарные ощущения не воспроизводят объективную реальность, а создают её модель в сети активированных нейронов.

Может показаться, что в рассмотренном выше примере с передачей зрительной информации почти все слагаемые процесса известны и объективно контролируемы: длина волны света, реакция  колбочек в сетчатке, нейронные пути и их связи, характер электрических импульсов, поступающих в определённые участки зрительной коры и активность специфических нейронных модулей. Однако такое представление не соответствует действительному положению дел в нейрофизиологии. Предстоит ещё огромная работа и преодоление значительных методических трудностей на пути определения точных синаптических связей между типами нейронов и их функциональной модальности в мозге. Вот что пишет Сеунг (12) о значении связей между нейронами: "В отличие от генома, который «зафиксирован» начиная с момента зачатия, коннектом (все межнейронные связи) меняется на протяжении всей жизни.  Нейроны изменяют удельный вес синаптических связей между собой, усиливая или ослабляя их. Нейроны заново соединяются, создавая или уничтожая синапсы".  Замечу, что концепция коннектома предполагает, что нам известны все связи между нейронами мозга, что далеко от действительности. Даже составление точной карты связей между нейронами в нервной системе червя C. elegans заняло десятки лет, хотя эта нервная система состоит из 300 нейронов и содержит всего 7 тысяч связей.

Думается, однако, что знание обо всех связях между нейронами, составляющими определённую колонку-модуль, все же не ответит нам на вопрос о том, как нейронная активность специфического модуля переходит в субъективное осознание цвета, звука, прикосновения или боли. Важно отметить, что изолированная активация нейронного модуля не приводит к субъективному осознанию информации, хранимой в нем. Впервые это было замечено в экспериментах Либета(13). Раздражение сенсорных рецепторов приводило к возникновению соответствующих субъективных ощущений (т.е. их осознанию) у пациентов только тогда, когда длительность раздражения достигала примерно 500 мсек. Вся информация о стимулах, короче этого интервала, доходила до сенсорных участков коры мозга (нейронных модулей) и регистрировалась приборами, но при этом не сопровождалась никакими субъективными ощущениями, т.е. не осознавалась испытуемыми. Либет обнаружил, что каждому сознательному движению предшествует (опережая его примерно на 1 сек.) "потенциал готовности", регистрируемый приборами с коры мозга. Эти факты свидетельствуют о том, что информация, передаваемая в нейронные модули мозга, не осознается нами автоматически при их активации, и что произвольное движение формируется вначале как бессознательный процесс, а затем, непосредственно перед началом, включается сознание, которое и "решает" осуществить движение или запретить.

Таким образом, между бессознательными процессами и появлением их осознания в мозгу имеется определённая временная задержка. За счёт чего она возникает? После открытий ретикулярной формации  Мэгуном и Морруци  в стволе мозга (14) и неспецифических ядер таламуса Джаспером (15), стало понятно, что любая афферентная информация, до того как поступить к специфическим колонкам-модулям в коре, обязательно, ответвляясь, активирует неспецифические мозговые структуры. Важная роль ретикулярной формации ствола мозга и неспецифических ядер таламуса в возникновении сознания была многократно показана в экспериментах по изучению сна, а также при исследовании действия наркотических препаратов. Синхронизация активности нейронов специфической колонки-модуля в сенсорной коре с  активностью нейронов, расположенных как в ассоциативных участках коры, так и в подкорковых структурах мозга, совпадает по времени с началом субъективного осознания элементарного ощущения.

Проблему «раздражение – субъективно осознанное восприятие» часто сводят к двум рабочим гипотезам. Одна, высказанная Кохом (16), предполагает, что каждый сознательный результат восприятия, т.е. «осознанного ощущения», связан с конкретным объединением нейронов, функционирующих определённым образом. По Коху, различные группы нейронов-модулей генерируют различные явления сознания и приемлемыми кандидатами на эту роль являются пирамидные нейроны 5-го слоя коры мозга. Интересно отметить тот факт, что ЛСД и другие галлюциногены, модифицирующие сознание, активируют именно серотониновые рецепторы на пирамидных клетках 5-го слоя.

Другая гипотеза, развиваемая Грендфилд (16),  предполагает, что для возникновения сознания не важны особые свойства нейронов. Эта "модель сознания" впитала в себя результаты экспериментов по поиску нейронов, отвечающих за включение и выключения сознания в условиях погружения или выхода испытуемых из наркоза. У всех подопытных, пробуждающихся от наркоза, активность нейронов в мозгу возрастала, но сходства в распределении активных зон не было обнаружено. Поэтому был сделан вывод, что различие между сознательным и бессознательным мозгом определяется только тем критическим уровнем активных связей, достижение которого и "включает" сознание, т.е. происходит что-то похожее на "фазовый переход", как, например, вода при охлаждении внезапно превращается из жидкости в лёд.

Возвращаясь к нейронным модулям, замечу, что  исследуя активность нейронов, участвующих, например, в реализации  видения и осознания простого предмета, учёные предполагают получить динамическую модель нейронного коррелята элементарного восприятия. Угадывание по томографической картинке реального предмета, который показывают испытуемому, становится все более успешным. Одна из трудностей  подобных исследований состоит в низкой разрешающей способности  существующих томографов. Друга трудность состоит в выделении из общего (бессознательного и сознательного) "потоков активности",  анатомической конфигурации только тех нейронных модулей, которые обеспечивают  сознательную компоненту. Третья трудность состоит в самой динамической природе синаптических связей нейронных модулей.

Первое, что бросается в глаза при упоминании сознания, пишет Кандел, это "интеграция различных сенсорных модальностей в единую картину. Единство, как свойство сознания, отражает тот факт, что мы воспринимаем свои ощущения как единое целое. Вторая особенность сознания – его субъективность". О том, как устроен и функционирует механизм памяти в нейронах многое уже известно, и интересующиеся подробностями могут найти их в книге Кандела(11).

Как же информация, передаваемая по многим  афферентным путям, собирается в мозгу в целостную картину? Павлов (17) был первым, кто предположил, что "связывание" происходит в результате временной ассоциации нескольких активных нейронных центров. Дальше было показано, что наши ощущения не просто "связываются" во времени, они ещё возникают в трёхмерном пространстве. Раскрыть эту загадку помогли эксперименты ОКифа и Нейдла(18). Оказалось, что в одной из структур мозга (гиппокампе) формируется мультисенсорное представление окружающего пространства.

         Как мозг переключает и  удерживает значимость одной афферентной информации и подавляет осознание других активных афферентных модулей? Согласно предложенной Криком(8) "прожекторной" гипотезе внимания, вся афферентная информация, поступающая в кору мозга через релейные ядра в дорзальном таламусе, находится под контролем нейронов неспецифических ядер таламуса. Благодаря им осуществляется избирательный контроль (активирующий или тормозной) над активностью, распространяющейся по специфическим афферентным  путям. Области высокой активности нейронов коры, длящиеся примерно 100 мсек, и соответствуют "центрам внимания". Но я не вижу дальше смысла погружать читателя в чистую нейрофизиологию.

Заметим, что во всех перечисленных выше исследованиях, ищется только корреляция между активностью нейронов мозга и субъективно возникающими ощущениями, но не ставится ещё вопрос о том, как одно превращается в другое. Многие склонны считать, что в нейронных коррелятах, включающих не только нейронные колонки определённой модальности, но и синхронно активируемые с ними нейроны ассоциативной и префронтальной коры, возникает новое семантическое качество, которое "намертво присоединяется" к конкретному нейронному модулю. Таким образом, нейронный модуль рассматривается уже как специфический семантический символ.

Вот что по этому поводу пишет Хофштатер (19): «Между двумя языками, субъективным и объективным,  большая разница. Например, "субъективное" чувство красного и "объективная" длина волны, соответствующая красному цвету. Многим людям эти языки кажутся в принципе несовместимыми.  Мне кажется, они не более несовместимы, чем два восприятия Эшеровских рисующих рук. Мы можем смотреть "изнутри системы", где руки рисуют одна другую, и извне, где Эшер рисует обе руки. Субъективное ощущение красного появляется благодаря самосознанию в мозгу. Объективная длина волны соответствует взгляду извне системы. Хотя никому не удастся выйти из системы настолько, чтобы увидеть "всю картину разом", мы не должны забывать, что такая картина существует».

Интересные предположения в этом плане рассматриваются в текстах и докладах К. Анохина (20). Единичные семантические символы, обозначенные им как «когни», соединяются в пределах мозга в когнитивную сеть или «когнитом». В настоящее время мы располагаем только начальной картой «когнитома» мозга, как и фрагментарными знаниями о «коннектоме» крошечных участков мозга. Однако появление новых методических возможностей даёт надежду на интенсификацию  исследований как когнитивных, так и коннективных сетей мозга.

Пожалуй, на этом стоит остановиться в рассмотрении проблемы нейрофизиологических основ субъективности сознания. Конечно, я отдаю себе отчёт в том, что на изложенном мною «скелете» понимания нейрофизиологического механизма даже элементарного «ощущения», нависают, как ракушки на днище корабля, множество пока безответных вопросов. Если рассматривать данную проблему с точки зрения «модельно-зависимого реализма», то надо признать, что у нейрофизиологов ещё нет удовлетворительной модели  простого ощущения. Следует ли из этого, что "трудная проблема" сознания не имеет решения с использованием редукционистских методов?  Мне, лично, думается, что нет.

Напомню, что  философские предположения о принципиальной невозможности с помощью научных методов решить проблему сознания, основываются исключительно на уровне сегодняшних знаний о мозге. Хочу обратить внимание на то, что большинство данных о работе мозга, упомянутых в приведённом обзоре, были абсолютно неизвестны ещё 50 лет назад. Поэтому, каким будет наше знание о мозге через 50 лет никому не дано предугадать.  Я разделяю оптимизм нобелевского лауреата Хьюбела (10), который написал: "Мы поняли, что открытие рецептивных полей с центром и периферией и клеток с ориентационной избирательностью — это лишь два этапа в разгадке головоломки, содержащей сотни подобных этапов. Наша способность разгадать даже малую часть процессов, связанных с  восприятием, мышлением, эмоциями, говорит нам, что полное понимание принципиально возможно...".

Ссылки, цитируемые по тексту.

  1. Чалмерс Д. Сознающий ум. В поисках фундаментальной теории. 2013.
  2. Nagel T. What is it like to be a bat? Philosophical Review. 1974
  3. Сёрль Д. Открывая сознание заново. М. Идея-Пресс, 2002.
  4. Penrose R. Shadows of the Mind. A Search for the Missing Science of Consciousness. 1994.
  5. Minski M. The Emotion Machine. Simon and Schuster, 2006.
  6. Коллендер Б. Природа Информации. альманах "Лебедь", 684, 2013.
  7. Hawking S., Mlodinov L. The Grand Design, NY. 2010.
  8. Crick F. The Astonishing Hypothesis. The scientific search for the soul. NY. 1995.
  9. Эдельман Д., Маунткастл В. Разумный Мозг. Из. Мир, 1981.
  10. Хьюбел Д. Глаз, мозг, зрение. Из. Мир, 1990.
  11. Кэндел Э. В Поисках Памяти. Из. Corpus, 2012.
  12. Сеунг С. Коннектом. Как мозг делает нас тем, что мы есть. Из. Синопсис, 2014.
  13. Libet B. Mind Time. HU press, 2004.
  14. Мэгун Г. Бодрствующий мозг. Из. Мир,1965.
  15. Джаспер. Ретикулярная формация мозга. Сборник работ под ред. Джаспера. Медицина, 1962.
  16. Кох К., Гринфилд С. Как рождается сознание? В мире науки (1), 2008.
  17. Павлов И. Условный Рефлекс. Изд. Лениздат, 2014.
  18. O'Keefe and Nadel L. The hippocampus as a cognitive map. Oxford University Press, 1978.
  19. Hofstadter D. Godel, Esher, Bach: ab Eternal Golden Braid. Basic Books, Inc. 1979.
  20. Анохин К. Разумный мозг: гиперсетевой принцип организации высших нервных функций. 8-е Симоновские чтения. 2016.
Комментарии
  • yt395yyk - 12.12.2016 в 11:36:
    Всего комментариев: 33
    "поведение каждого из нас является результатом работы множества взаимодействующих нейронов в мозге и ничем более" Дедушка Ленин унюхал бы тут солипсизм за "ничем Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
    • Boris Kollender - 13.12.2016 в 04:52:
      Всего комментариев: 223
      Ув. Александр! Несмотря на то, что вы читали мою статью «Природа информации», вы начинаете свою статью с философского вопроса: как работает наше сознание? Простите, Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 5
      • улитка - 13.12.2016 в 19:37:
        Всего комментариев: 17
        Ув. Борис? На мой взгляд, сравнение работы компьютера и работы мозга, конечно, полезно, однако, ваше утверждение, что «Как работает мозг-компьютер? На его входы Показать продолжение
        Рейтинг комментария: Thumb up 3 Thumb down 0
  • Aksel - 13.12.2016 в 20:54:
    Всего комментариев: 60
    Огромным количеством специальных терминов автор затемнил все, что хотел сказать. Попробуем сформулировать: 1. Наше сознание строит модели объектов окружающего Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1
    • Boris Kollender - 14.12.2016 в 18:10:
      Всего комментариев: 223
      Господа - улитка, Акsel и Александр! Сознание - это информация! Никакой иной нематериальной субстанции в мозгу не существует. Мозг - это материальная белковая Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
    • улитка - 15.12.2016 в 08:06:
      Всего комментариев: 17
      Дорогой Аксель, вопрос о Маугли, конечно, интересен. Но ответ на него давно известен из наблюдений учёных за брошенными, но выжившими, благодаря животным, детьми в Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Aksel - 14.12.2016 в 00:06:
    Всего комментариев: 60
    фон Нейман, много сделавший для организации израильской науки Израильская бомба (фон Неймана?) создаёт еврейскому государству престиж общества, способного за Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • Aksel - 14.12.2016 в 00:13:
    Всего комментариев: 60
    Прошу простить за случайное перемещение сюда комментария к статье Б.Гулько
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • ow@pisem.net - 20.12.2016 в 12:04:
    Всего комментариев: 251
    Обширный познавательный материал. Спасибо Автору. Вот что действительно поражает - это второе предложение текста: "Мы видим мир и думаем, что он вне нас, хотя он — Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?