Независимый бостонский альманах

Вселенная - наш дом

02-08-2017


Нынче исполнилось 10 лет со времени обращения 10-ти российских академиков к президенту страны против её клерикализации, известного как «обращение Гинзбурга-Алфёрова», и 5 лет со времени обращения президента России (22 мая 2012 года) к российским учёным, где в частности было сказано: научному сообществу предстоит очиститься от всяческой скверны лженауки и фальсификаций в своих рядах: «Это также в числе приоритетов РАН». Но мы видим, как закономерности собственно материального производства продолжают проникать в духовное производство нового знания и тем самым его разрушают. Это проявляется и в том, что РАН не удалось предотвратить признание ВАКом теологии как научной дисциплины, что укрепляет позиции сторонников клерикализации страны. Поэтому продолжим спор со сторонниками клерикализации, включая одного священника из числа бывших физиков (протоиерея Кирилла Копейкина из Санкт-Петербурга).

Единственно верной мировоззренческой установкой человека является диалектический материализм. Так полагал, например, один из творцов квантовой механики Владимир Александрович Фок (1898-1974), и в этом уверено большинство учёных (разные люди имеют разный биологический и познавательный возраст). Единственной истиной о мире и человеке в мире является научная картина мира. Наука есть развивающееся в единый корпус знания понятие. Каждое понятие имеет предел применимости, поэтому научная истина процессивна. К научному знанию человек приходит через мифологические стадии становления сознания: гилозоизм (мир живой), анимизм (мир одушевлён), панпсихизм (мир одухотворён) и научный реализм. Миф – необходимая категория мысли и жизни, её подлинная и максимально конкретная реальность [1, c. 397], укоренённая в нашем сознании. Но хотя мифы никогда не исчезнут, последнее слово - за фактами, из которых всегда исходит наука.

Сознание ведёт к мысли, мысль – к слову, слово – к философии и к научной и прочей литературе. Следуя С. С. Аверинцеву [2, c. 17], «обратимся на минуту от истории слова к истории мысли… Вся мысль египтян, вавилонян и иудеев в своих предельных достижениях не философия, ибо предмет этой мысли не «бытие», а жизнь, не «сущность», а существование, и оперирует она не «категориями», а нерасчленёнными символами человеческого самоощущения-в-мире, всем своим складом исключая технико-методическую «правильность» собственно философии. В отличие от них греки, если позволительно так выразиться, извлекли из жизненного потока явлений неподвижно-самотождественную «сущность» (будь то «вода» Фалеса или «число» Пифагора, «атом» Демокрита или «идея» Платона) и начали с этой «сущностью» интеллектуально манипулировать, положив тем самым начало философии. Они высвободили для автономного бытия теоретическое мышление, которое, разумеется, существовало и до них, но, так сказать, в химически связанном виде, всегда внутри чего-то иного. В их руках оно впервые превратилось из мышления-в-мире в мышление-о-мире».
Человек – наиприроднейшее существо. Динамика природы определяется фейнмановским интегралом по путям эволюции физической системы: сложение всех виртуальных эволюций приводит к действительной эволюции, отвечающей экстремуму действия (интегралу по пространству от плотности лагранжиана системы).

Так природа самоорганизуется, не нуждаясь в Творце. Разум с его пониманием и предвидением даёт дополнительную возможность адаптации человека как части биосферы к природному окружению.

Возможность появления разумного человека как части земной флоры и фауны коренится в природе эволюции сложных систем, потенциальная сложность которых, описываемая формулой Стирлинга (1730) для числа перестановок элементов любого множества, растёт быстрее, чем число элементов в степени числа элементов. Вспомним, что по Демокриту мир есть неделимые атомы и пустота, что в теле человека количество нуклонов порядка 10 в степени 29, а во Вселенной с массой порядка 10 в степени 56-57 граммов их около 10 в степени 80-81, таинственной тёмной материи в 5 раз больше, а тёмной фоновой массы-энергии – в 14 раз больше). Сложность жизни биосферы поддерживается перезаписыванием биологической наследственной информации, передаваемой из поколения в поколение (иная информация исчезает). Ноосферная часть биосферы (человечество) поддерживается перезаписыванием социо-культурной наследственной информации из поколения в поколение. Разум – естественный способ структурирования передаваемой информации: разумный человек – космическое существо, естественно рождённое космосом по закону эволюции космоса. Поэтому смысл жизни – в самой жизни, в том, чтобы просто жить по-человечески, жить со смыслом. Так и смысл огня – гореть, смысл дождя – литься из туч на землю (гравитация возникает из обмена всех масс природных тел виртуальными гравитонами), и так далее.

Впрочем, греки считали, что дождь – это небесная сперма, это оплодотворение Небом тела Земли, рождающей затем свою флору с фауной. Вот и теодицея (оправдание бытия Божия) – это миф олицетворения творческой силы Объекта-Природы в образе Субъекта-Творца. С точки зрения диалектического материализма Природа едина, а не субъект или объект. Здесь антирелигиозный диамат перекликается с мировой религией буддизма. Но буддизму не хватает идеи структурной устойчивости предельно редких явлений вспышек разумной жизни в космосе: разум есть фокус природных сил, а не растворённая в каждом элементе природы (буддийской дхарме) сущность. Простым примером структурной устойчивости является пересечение в одной нульмерной точке трёх двухмерных плоскостей в трёхмерном пространстве: при шевелении плоскостей точка не исчезает, хотя и нульмерна. В многомерном пространстве возможных состояний мира условия возникновения жизни (температура, гравитация, наличие сложных химических элементов, атмосферы, гидросферы и так далее) вычленяют подпространства разной меньшей размерности.
Напомним наше простое рабочее определение жизни, данное нами тогда, когда мы не нашли другого подходящего её определения. Жизнь есть поток негэнтропии (упорядочения), обеспечиваемый самокоррекцией наследственного кода при условии притока свободной энергии [3-4]. Предок человека возник несколько миллионов лет тому назад, а сам человек появился на Земле более 40 тысяч лет назад в результате длительной эволюции её биосферы.

Появление разума во Вселенной – хоть и пограничное, предельно редкое, но, как было сказано, структурно устойчивое явление. По математической лемме Сарда граница имеет меру нуль, физически – малая величина больше нуля. Около каждой звезды существует экосфера как тонкий шаровой слой совместимых с жизнью температур. Например, на соседней Земле планете Венере температура около 750 К (Кельвинов), на Марсе – 216 К, на самой Земле - 183-330 К. В каждой средней галактике имеется более ста миллиардов звёзд, в Метагалактике более ста миллиардов галактик. Звёздные системы возникли в результате гравитационной конденсации вещества, рассеянного после Большого Взрыва 13,7 миллиардов лет тому назад. Планет при этом в 3-4 раз больше, чем звёзд (это всё данные наблюдательной космологии). Если массу Метагалактики мысленно сжать (перед Большим Взрывом она и была предельно сжата) до предельной планковской плотности (половина от 10 в степени 94 грамм в кубическом сантиметре), то получим 3-сферу (ведь у Метагалактики и у сфер нет границы) радиуса кривизны около 10 в степени минус 13 сантиметра (как бы «первоатом Леметра»). Массы (обезразмеренные выбором постоянного размерного множителя) как источники кривизны возможно сохраняются, но отрицательная потенциальная гравитационная энергия (гравитация отделилась от других физических взаимодействий в окрестности временной эпохи Большого Взрыва) полностью компенсирует массу-энергию Вселенной как физической системы.
Предпосылкой жизни является переработка Землёй низкоэнтропийного солнечного излучения в земное высокоэнтропийное излучение и фотосинтез как источник усложнения флоры и затем фауны. Солнце по теории эволюции звёзд пережигает свой водород в гелий около 5 миллиардов лет и будет гореть ещё примерно столько же времени. Наличие тяжёлых химических элементов наших тел доказывает, что Солнце – звезда не первого поколения (тогда не было столько тяжёлых химических элементов), но поколения второго или третьего (это согласуется с возрастом Вселенной).

Взаимодействие организмов фауны в какой-то её части перешло в общение с помощью жестов, знаков и возникшей отсюда пиктографии, ставшей затем языком как системой общения с помощью указанных знаков. Например, буква А есть схематическое перевёрнутое изображение головы священного египетского быка Аписа, считавшегося земным воплощением бога Пта, почитавшимся в Мемфисе в роли создателя всего сущего. В 1710 году немецкий философ Готфрид Лейбниц (1646-1716) создал образ мира как множества обладающих психической деятельностью монад, находящихся друг с другом в отношении предустановленной гармонии. Лейбниц для этого ввёл термин теодицея как оправдание Бога-Творца всякого блага в противовес существованию тёмных сторон бытия, персонифицированных в образе дьявола как властелина ада.
Мысль Лейбница, как говорилось, перекликается с идеей буддизма, возникшего две с половиной тысячи лет тому назад в Индии как ответвление индуизма. Буддизм рассматривает мир как совокупность первичных вечно перевозникающих психофизических элементов дхарм. Если по современным представлениям человек – фокус сложного сочленения природных сил, то в буддизме психофизической сложностью наделён каждый мировой элемент, так что мир – некое всесложное, пансложное образование. Ранний буддизм исходит из ложности членения первичной реальности на субъект и объект, в том числе на Творца и творение. Возникает водораздел мировых религий, деление их на буддизм и теизм (иудаизм, христианство, ислам), абсолютизирующих творческую способность человека в образе Творца всего сущего.
Сложные системы обычно распадаются из-за неравномерного развития их частей. Распад – предпосылка новых взаимодействий и соединений на новых началах. Распался и Советский Союз (1922-1991), что вызвало растерянность в умах и бифуркацию ходов мысли: одни становятся мудрее, другие возвращаются в тылы собственного разумения. Максимой коммунизма было свободное развитие каждого как условие свободного развития всех (максима как идеал далёк от реального развития). Теперь вернулись попы с их сказками для взрослых. Забыты великие слова: «Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни Царь и ни Герой!» Это всё для слабых духом осталось в прошлом. Духовную капитуляцию они выдают за свою духовную победу. Да, в жизни есть святое – подвиги наших родителей, отдающих нам всё, подвиги наших воинов, охраняющих нашу мирную жизнь. Но это накладывает на нас как на людей-мыслителей моральную ответственность перед людьми-солдатами всех иных жизненных фронтов: ведь именно благодаря им мы можем основное своё время и свои усилия уделять прежде всего научным занятиям.

Для Баха и Бетховена музыка была разговором с Богом как символом безначального Начала и высшего Блага. Сегодня высшее благо хочет приватизировать Церковь как социальный институт, пытающийся выйти из тылов общества на передний план. Несостоявшиеся физики (вроде петербургского протоиерея Кирилла Копейкина) становятся священниками, выдавая своё впадение в интеллектуальную инфантильность за возвышение от понимания «книги природы» к пониманию Библии как книги Слова, которое было в Начале. Этим новым ретроградам не хватает интеллектуальной честности признать ограниченность собственной мировоззренческой установки. Это только антидогматичная самокритичная наука с её открытостью к развитию движется обобщением подхода к миру и понимания места человека в мире. Религия же опирается на догматы, принимаемые за несокрушимые, хотя догматы различных религий друг с другом несовместимы и уже потому сокрушимы. Конечно, кто-то должен защищать людей юного познавательного возраста, чтобы они имели возможность возмужать духом и понять, что сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок. Но наука – это не начальная или средняя школа, но героический штурм тайн Природы на границе познанного и ещё непознанного. Научный разум по самой своей природе трансцендирует собственные границы с опорой на факты и логику.

Чтобы оправдать свою интеллектуальную капитуляцию, протоиерей Кирилл Копейкин заявляет: «Никто не знает, что такое разум». Но по Канту (Соч., М., 1964, т. 3, с. 340), «всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления». Рассудок ограничен содержанием, порождаемым чувственным познанием, разум ищет безусловные основания за пределами конечного рассудка, строит разного рода модели фрагментов действительности и мира в целом. Здесь – путь. А утверждение о непознаваемости сути разума – нежелание и неспособность сделать первый шаг и начать мыслить.
Для анти-интеллектуала Кирилла Копейкина Бог находится на высшем уровне бытия, на котором находятся диктуемые им законы природы как таковые. Психологически это понятно. У Льва Толстого в «Войне и мире» на вопрос о причине движения паровоза позитивист говорит, что его движет выходящий из трубы дым, а мужик краток и выразителен: «Чёрт его движет!» Психологически ответ полный, а позитивисту надо идти дальше до описания работы парового котла и того, как парообразование толкает поршни и вращает колёса. Протоиерей встаёт на позицию мужика, чтобы психологически ужиться с собственным уходом из физики в религию.
Законы природы – вещь физике известная: Большой Взрыв Вселенной сопровождался распадом единого физического взаимодействия на сильные, электрослабые и гравитационные. Первые отвечают за обмен кварков глюонами с образованием нуклонов, электрические – за обмен электрических зарядов виртуальными векторными фотонами спина 1, гравитационные – за обмен масс тензорными гравитонами спина 2. Почему пара электронов на десятки порядков сильнее взаимодействует электрически, чем гравитационно, станет известно с созданием единой теории взаимодействий.

Для Кирилла Копейкина «доказательства любви не должно быть». Но доказательство допустимо, хоть и необязательно. В основе полового влечения лежит базовый инстинкт продолжения рода: каждый из нас возник в момент зачатия в лоне матери. Мы все – современное семимиллиардное (с лишним) состояние условной «начальной пары Адам и Ева» (в этом смысле они практически вечны; здесь также - проблема антропогенеза и генезиса биосферы). Сама биосфера – неотъемлемая часть космоса, структурно устойчиво возникающая на некоторых планетах (их в мире около 10 в степени 23). Но конечно, анатомия любви и чувство влюблённости – вещи разные.
Для Кирилла Копейкина задача физики – познать Бога через Его творение. Увы, Бог доказательно существует только в головах теистов. А кроме теистов есть буддисты, исходящие из ложности первичного деления Природы на Творца и творение. Мировоззренческие установки следует не столько отрицать, сколько обобщать. Наука обобщает весь спектр религиозных и прочих установок человечества и прокладывает дорогу к единой для всех развивающейся дальше научной картине мира.

По Кириллу Копейкину в научную картину мира не удаётся включить появление личности. Личность – социальный и психологический образ человека как целостности, атрибут человеческого индивида как субъекта общественных и прочих отношений и сознательной деятельности, форма самосознания человека. Человек как универсальное существо с личностным внутренним ядром – это своего рода целый мир (тем и интересен), сочетающий социальные и индивидуальные многофакторные начала и имеющий различные ценностные ориентации. Сложность личности и её определения не означает принципиальной непознаваемости её сущности: по плодам её о ней и судим.
О взглядах Кирилла Копейкина мы судим по его интервью Михаилу Сизову для газеты «Эском-Вера». Первый напоминает, что согласно апостолу Павлу «в мире будущего века знание устранится, и останется только Любовь». А пока мы не увидим Бога лицом к лицу, нужны и богословие, и физика. Но, во-первых, чувства и разум развиваются по разным координатам и делают человека не одномерным существом. Во-вторых, Бога увидеть невозможно в принципе, поскольку он – только символ, предмет веры, но не субстанция. Согласно «Розыску о раскольнической брынской вере» (Москва, 1762) Дмитрия Ростовского, по толкованию Златоуста, «то токмо вера есть, еже очима не видится, а сердцем веруется; вера извещение вещей невидимых». «Егда бо сподобимся быти в царствии небесном (аще кого Бог сподобит) и узрим тамо Бога: тогда престанет быти вера, понеже уже лицем к лицу узрим того, егоже веровахом». Тертуллиан: «Верую, ибо это абсурдно». Это к тому, не разумом единым жив человек. Но всё иррациональное в конце концов получает рациональное объяснение.

Согласно Кириллу Копейкину, не существует материалистической интерпретации волновой функции. Но простая математическая интерпретация есть. Волновая функция – вектор бесконечномерного гильбертова пространства. Предположим скелетную геометрию мгновенного состояния Вселенной как гиперповерхности в пространстве-времени. Она аппроксимируется сколь угодно точно тетраэдрами, определяемыми их шестёрками сторон, то есть точками 6-мерного пространства. Возьмём точку счётно-бесконечномерного пространства, размерность которого равно числу всех сторон всех тетраэдров. Она и будет аппроксимацией волновой функции. Действие бесконечно-мерной матрицы (обобщение понятия числа) на полученный бесконечно-мерный вектор будет описывать эволюцию Вселенной сколь угодно точно.
Согласно протоиерею Копейкину, «объекты скорее походят на нечто психическое, чем на физическое». Ну и что? Физика в широком смысле слова («фюсис» означает «природа») есть единственная наука. Ключ к пониманию физики (природы) психики в теории сложности: живое естественно возникает из неживого, в живом в конце концов естественно возникает психическое. Бытие членится на ряд уровней без непосредственной редукции одного уровня к другому: биология не есть прикладная химия, психология не есть прикладная биология. На уровне Демокрита «мир есть атомы и пустота», и в кусочке живой ткани тела через любой сверхсильный микроскоп мы увидим только отдельные частицы, состоящие из химических элементов таблицы Менделеева. И никакого витализма не обнаружим.

Кирилл Копейкин цитирует Алоиза Венцеля: «Метафизика современной физики: мир элементарных частиц похож на мир элементарных духов», и далее именует их «элементарными логосами» (заметим: в духе буддизма). Разве это не просто игра в слова? У всякой частицы есть заряд, масса, спин (при этом в теории суперструн все частицы – различные состояния одной из них). А дух – это не «что», но «как», невещественная характеристика осознания чего-то. Далее цитируется Антоний Сурожский: «Единственный подлинный материализм – это христианство». Не лучше ли рассматривать весь спектр мировоззренческих установок человечества (античный политеизм, христианство, ислам, чань-буддизм, дзен-буддизм и так далее) за всю его историю? Владыка Антоний верит, что в литургии Бог соединяется с хлебом и вином и тем возвышает их материю. Блажен, кто верует. Но тут нет ни грана единой для всех научной истины – просто не до неё. Если и есть здесь какая-то проблема, то это проблема виртуальной реальности чуда, отсутствующего в действительности. Как сказал Бальзак, ужасен удел человечества – всякое счастье происходит от неведения.
Нельзя также согласиться с утверждением Кирилла Копейкина, что «молчание Вселенной» опровергает само-возникновение разумной жизни. Появление разумной жизни – предельно редкое, но структурно устойчивое явление, требующее сочетания ряда условий. Если ближайшая планета с разумной жизнью находится от нас всего лишь в сотне световых лет, то даже при посылке туда сигнала достаточной мощности ответ не придёт ранее, чем через 200 лет. Не лучше ли найти нашей энергетике более насущные приложения? Естественнее предположить, что чем дальше мы будем углубляться в космос, тем большую чуждость его нам будем познавать и тем больше будем любить Землю, частью которой являемся.

Можно считать интересным высказывание апостола Павла: «Всё являемое есть свет» (Еф. 5, 13). Но вкладываемый апостолом и физикой смысл слов различен. Возможно, для апостола зло – просто меньшая мера добра. А в физике собственным значением квантового оператора скорости является только плюс-минус скорость света. Поэтому все частицы рожаются в световом состоянии. При этом из-за систематического взаимодействия с полем бозонов Хиггса 3-импульсы частиц как правило меняют свой знак, рождая световое дрожание частицы в определённом месте со средней ненулевой массой покоя.
Мир протоиерей Кирилл называет поэмой Бога. С этим можно согласиться, если добавить, что и сам Бог – творение человека, чающего уловить величие мироздания. Человек жаждет познать глубокую истину бытия. Но по творцу квантовой механики Нильсу Бору (1885-1962) глубокая истина – это такая истина, отрицание которой – тоже глубокая истина. Например: «жизнь прекрасна» и «жизнь трагична». Так что поэму жизни приходится дополнять её прозой, которая по-своему и величественна, и ужасна.
Голословные утверждения Кирилла Копейкина, что мир – это психическое Творца, что мысль и мир рождаются из ничего, что мир существует в сознании Бога, что наука с космической силой свидетельствует о богосыновстве человека, и так далее - это комментировать трудно: это годится больше для эссе, чем для научной работы. Но когда он говорит, что мы находимся в замкнутой системе, и только мысленно выходим за пределы системы в силу надмирности разума, то это просто неверно. Конечно, умозрение далеко превосходит зрение физическое, но исключительно практика человеческой жизни рождает дальнозоркость умозрения. Лучше расширить представление о реальном жёстко сколоченном мире, чем дорисовывать ограниченный образ реальности произвольными беспочвенными фантазиями.
Разговоры о Боге были и будут. Не случайно сам Эйнштейн, как цитирует его Кирилл Копейкин, говорил: «Я хочу знать, как Бог создавал мир, хочу постичь Его мысли». Но Эйнштейн не верил в Бога как конкретную личность, наказывающую или поощряющую человека. Он говорил также, что Бог не играет в кости. Но на его языке Бог только и делает, что играет в кости: ведь мы живём в стохастическом мире. Когда Ньютон (1643-1727) создал первую научную картину мира (1687), превратив мир в своего рода мёртвую механическую машину, Пьер Лаплас (1749-1827) пришёл к выводу, что задание данных Коши (1789-1857) (функций мгновенного состояния физической системы и их ростков со временем) полностью задаёт всю прошлую и будущую эволюцию этой системы. Поэтому Лаплас на известный вопрос Наполеона (1769-1821), где место Бога в его системе мира, ответил, что он в указанной гипотезе не нуждается. Но лапласовский детерминизм делает людей по сути невменяемыми и безответственными существами, раз всё заранее предопределено. Но здесь вмешиваются серии бифуркаций эволюции, и в точках новой бифуркации будущее человека существенно зависит от его свободного выбора.

А что касается неживой природы, то она сама «не знает» своей эволюции в деталях. Даже монета «не знает», какой стороной она выпадет, и даже в принципе невозможно точно предсказать погоду на месяц вперёд: природа словно сама систематически «бросает монету» или «играет в кости». Детерминированы только вероятности событий, но не их реализации.
В конце своего интервью Михаилу Сизову протоиерей Кирилл Копейкин уверяет, что вопрос о природе сознания не разрешим вне богословского контекста, что понятие личности возникает только в контексте библейского откровения. Но увы, его собственный богословский контекст не позволил ему высказать ни одной новой идеи, хоть немного увеличивающей уже имеющееся научное знание. Религия терпима только в том случае, когда она не спорит с наукой. Очевидно также, что не единой наукой жив человек. Знание о бытии не заменяет собственно бытия.
В заключение стоит снова сказать о признании теологии (богословия) научной дисциплиной. Теология (согласно советским энциклопедиям) – совокупность религиозных доктрин о сущности и действиях Бога, построенная в формах идеалистического умозрения на основе текстов, принимаемых как божественное откровение. Но более половины человечества не принимает Бога и Его откровения. Что, они чего-то недодумали? Нет, их мировоззренческая позиция находится с позицией теистов в отношении не субординации (где что-то выше другого), но координации (где альтернатива весьма серьёзна). Здесь вера выше разума. Но истина для всех одна. Например, в католицизме благодать идёт от Бога-Отца к Богу-Сыну и от Бога-Сына к Богу-Отцу (догмат филиокве, то есть и от Сына). А в православии благодать идёт только от Бога-Отца к Богу-Сыну, но не обратно. Почему? Потому что аттракторы эволюции Европы и евразийской России с её огромными территориями вечной мерзлоты разные: либеральный аттрактор (с его принципом личное выше общего) для Европы и авторитарный для России (где общее выше личного; а параметр порядка – удельное количество жизненных ресурсов социума в расчёте на индивида). Это доказывает, что разные религии формируют несовместимые друг с другом догматы. А вот научные законы гравитации, электромагнетизма и так далее для всех едины.
Теология авторитарна и, как пишет С. С. Аверинцев, отлична от всякой автономной мысли, включая философию. В чём оправдание этой авторитарности? В том, что всё начинается с догматических запретов для малограмотных людей, тогда как грамотные люди сами всё понимают и видят допустимые границы действия и правомочности различных законов и догматов. Православная естественная теология переносит акцент на мистико-аскетический «опыт». А протестантская теология иногда тяготела к отказу от понятия естественная теология.

Позже эти попытки стимулировались влиянием экзистенциализма и попытками избежать противоречия с результатами новых естественно-научных исследований. Догматическое содержание теологии понимается как вечное, абсолютное и не подлежащее какому бы то ни было историческому изменению. Как пишет Аверинцев [5], современный кризис теологии существенно глубже, чем какой-либо из предшествовавших кризисов; под вопрос поставлены не только тезисы теологии, оспаривавшиеся вольнодумством и атеизмом былых эпох, но и казавшиеся вечными предпосылки в общественном сознании и в общественной психологии. Теология невозможна вне социальной организации типа христианской церкви и иудаистской или мусульманской общины, понятие «слова божия» теряет смысл вне понятия «народа божия» как адресата «слова»… Буржуазный прогресс стимулировал подчёркивание практической бесполезности теологического умозрения».

В марте 2007 года в Свято-Даниловском монастыре была заявлена возможность перехода [России] из режима светского государства в режим государства конфессионального (по примеру Израиля, Таиланда, Мавритании, Иордании). При этом целью Русской доктрины заявлялся не снос нынешнего хаосократического государства, а его смыслократическое преображение. Но Россия с её множеством различных этносов потому и расширилась от Московского княжества до Тихого океана, что не унижала инородцев, но превращала их со временем в своих союзников и браталась с ними, неся им новый уровень просвещения и цивилизации.
Ясно, что попытки поднять авторитет теологии до уровня научной дисциплины внутренне противоречивы и вредят интеллектуальному здоровью нашего народа.

Литература
1. А. Ф. Лосев. Из ранних произведений. М.: Правда, 1990.
2. С. С. Аверинцев. Риторика и истоки европейской литературной традиции. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996, с. 17.
3. R. F. Polishchuk. In: Fundamentals of Life (Eds. G. Palyi, C. Zucchi and L. Caglioti) Elsevier аnd Accademia Nazionale di Scienze, Lettere ed Arti (Modena), Paris, 2002, p. 141-151.
4. N. M. Chernavskaya, D. S. Chernavsky and R. F. Polishchuk. Origin of the Biological Chirality. In: Progress in Biological Chirality (Eds. G. Palyi, C. Zucchi and L. Caglioti) Elsevier, Oxford OX5 1GB, UK, 2004, р. 257-259.
5. С. С. Аверинцев. Теология. Философский энциклопедический словарь, М.: Советская энциклопедия, 1983, с. 675-676.
Москва, 119991, Ленинский пр., 53, ФИАН, rpol@asc.rssi.ru

Комментарии
  • ow@pisem.net - 02.08.2017 в 06:50:
    Всего комментариев: 291
    "Ясно, что попытки поднять авторитет теологии до уровня научной дисциплины внутренне противоречивы и вредят интеллектуальному здоровью нашего народа". Конечно Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • beobachter - 03.08.2017 в 05:54:
    Всего комментариев: 13
    Цитирую:"Так природа самоорганизуется, не нуждаясь в Творце. Разум с его пониманием и предвидением даёт дополнительную возможность адаптации человека как части Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 0
  • Boris Kollender - 04.08.2017 в 21:23:
    Всего комментариев: 250
    Теология, конечно, - чушь. По «элементарной» причине: её утверждения и догмы противоречат научной картине мира и законам физики. Точка. /// Однако, данная статья Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
  • ggorelik - 07.08.2017 в 05:41:
    Всего комментариев: 1
    <> А как, интересно, автор объясняет, почему религиозный взгляд на мир не помешал вполне состоявшимся физикам - Галилею, Ньютону, Максвеллу, Планку, Эйнштейну, Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 1
  • Ефим Шмуклер - 16.10.2017 в 02:17:
    Всего комментариев: 31
    Докажите, что Эйнштейн был религиозным человеком. Например, суммой цитат.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?