Независимый бостонский альманах

ЭХО - Пушкин и Беранже (Опыт любительской пушкинистики)

03-08-2017

Ещё в  юности меня впечатлило стихотворение Пушкина “Телега жизни”. Перечитав его как-то в более подходящие зрелые годы, я в очередной раз подивился тому, как рано созрел Пушкин, обретя не в мои 60, а в свои никак не более, чем 37 лет, такую ясную и жесткую перспективу человеческого бытия:

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Лихой ямщик - седое время-
Везёт, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая сон и негу,
Кричим  “Пошёл, е.... мать!”

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим  “Полегче, дуралей!”

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И дремля едем до ночлега, -
А время гонит лошадей.

И тут я, наконец, полюбопытствовал, а сколько же лет в самом деле было Пушкину, когда он написал эту мудрую и ерническую миниатюру. Оказалось - 23! Я чуть со стула не упал[1]. Ай да Пушкин! Да полно, человеком ли он был? Может и впрямь - Пророк?

Сбил меня с этого мистического настроя мой зять, Владимир Фёдорович Сибилёв, простодушный любитель и собиратель поэзии,  переписывающий аккуратным почерком в толстые тетради понравившиеся ему стихи самых разных авторов. Вот что он мне показал однажды:

Недолгий срок людское племя
Гуляет по тропам земным.
Возница наш - седое Время,
Уже давно дружу я с ним.

Роскошно, скромно ли свершаешь путь по свету -
Нещадно гонит старина.
Пока не взмолишься: “Останови карету!
Хлебнем прощального вина!”

Он глух, ему по нраву гонка,
Он плетью хлещет, разъярясь;
Пугая нас, хохочет звонко,
Пока не выворотит в грязь.

Боишься, как бы вдруг не разнесло планету
Копытом звонким скакуна.
Останови, ямщик, останови карету!
Хлебнём прощального вина!

Глупцов разнузданная свора
Швыряет камни в седока.
Бежим, не затевая спора,
Победа будет нелегка!

Какой удар несёт грядущий день поэту,
Какая смерть мне суждена?
Останови, ямщик, останови карету!
Хлебнём прощального вина!

По временам к могильной сени
Нас приближает день тоски.
Но слабый луч - и скрылись тени,
И страхи смерти далеки.

Ты увидал цветок, услышал канцонетту,
Скользнула мышка, чуть видна.
Останови, ямщик, останови карету!
Хлебнём прощального вина!

Я стар, на новом перевале
Меня подстава ждёт в пути.
Ямщик всё тот же, но едва ли
Коней он сможет соблюсти.

Для вас, мои друзья, уже спускаясь в Лету,
Сдержать хочу я скакуна.
Останови, ямщик, останови карету!
Хлебнём прощального вина!

И пусть мой юбилей поможет
Крепленью наших старых уз.
Ведь шпора времени не может
Сердечный разорвать союз.
О радость, приводи друзей к анахорету
Ещё хоть двадцать лет сполна.
Останови, ямщик, останови карету!
Хлебнём прощального вина!

Это было стихотворение Пьера Жана Беранже “Ямщик” в переводе В.Левика!   На обороте листа Владимир Фёдорович воспроизвёл “Телегу жизни”  под заголовком: “Ямщик в переводе Пушкина”.

“Конечно же, это не перевод, - сказал я зятю, выступая в роли ученого соседа. - Пушкин написал другое произведение, хотя и, в самом деле, явно по мотивам Беранже: сохранив мысль о неуклонном движении невозмутимого Времени, Пушкин дополнил её картиной эволюции жизненного восприятия, сделав это, как всегда, точно и кратко. В результате совсем короткое стихотворение Пушкина оказалось ярче и содержательнее французского прототипа”.

Замечу, что сомнений в верности догадки Владимира Федоровича у меня не возникло. Поскольку оба поэта жили в одно время, естественно было бы проверить версию обратного заимствования, но она представилась заведомо невероятной – заимствования в то время шли в одном направлении. Да и даты жизни поэтов говорили о том же: Беранже родился почти на 20 лет раньше Пушкина и первым должен был задуматься о быстротечности времени. Признаюсь, это новое знание меня успокоило: слава Богу, никаких чудес. Но кое-что мне выяснить захотелось, и прежде всего, не открыл ли мой зять Америку. И я заглянул в академическое издание Пушкина, интересуясь примечаниями. Упоминаний о Беранже в комментариях к “Телеге жизни”  не оказалось. Примечание отсылало к письму Пушкина Вяземскому от 29 ноября 1824 г., где по этому поводу поэт писал только следующее:

“Знаешь мою “Телегу жизни”?
Хоть тяжело подчас в ней бремя…
Можно напечатать, пропустив русский титул…”

Ничего не принёс и опрос немногих знакомых пушкинистов. (Советовали мне позвонить Лотману, но я долго не решался, а потом уже оказалось поздно).

В этих поисках я узнал, что Пушкин, разумеется, знал песни Беранже, но в явном виде их не переводил. Тот факт, что Пушкин, написав “Телегу жизни”, не сослался на Беранже, меня не смущал. Очень многие произведения Пушкина имеют литературные первоисточники, иногда с прямой авторской ссылкой,  а чаще без. Вероятно, Пушкин не ссылался на источники, когда они были достаточно отдалёнными или смешанными, а может быть, он не всегда отдавал себе отчёт в истоках своего вдохновения. Для меня же отсутствие ссылок  было оправдано тем, что пушкинские переложения чужих стихов и прозаических историй всегда представлялись мне далеко превосходящими оригиналы.

Из всего этого я вынес впечатление, что шахтер В.Ф.Сибилев сказал, похоже, новое слово в пушкинистике, которое заслуживает оглашения. И я решил ему в этом помочь. Однако, раз уж дело зашло о публикации, то нужно было поставить некоторые точки над i. Надо было установить дату написания "Ямщика" Беранже, чего мы до того сделать не удосужились. Вопрос этот вызывал у меня некоторое беспокойство. Очевидно, что “Ямщик” в рамках рабочей гипотезы должен быть написан до 1823 года, каковым помечена  “Телега жизни”. Но это означает, что и Беранже написал своё стихотворение  самое большое в 43 года (а скорее в 40, раз уж он говорит о юбилее). Как-то это плохо вяжется со словами

Я стар…

И чуть ниже:

Для вас, мои друзья, уже спускаясь в Лету,
Сдержать хочу я скакуна.

Может Беранже, как и Пушкин, рано созрел и даже рано состарился, успокоил я себя, но твёрдо решил покопаться в библиотеке Академии Наук.

Установить дату написания “Ямщика” оказалось не так просто. В большинстве имеющихся в изобилии в библиотеке переводных сборников стихов Беранже “Ямщика” вообще не было –  это стихотворение не относится к революционно-бунтарской поэзии, за что у Советской власти и был в чести Беранже.  Кроме того, стихи не датированы, и о времени их написания можно было судить лишь на основании биографических очерков. Тем не менее, чтение нескольких биографий с описанием периодов жизни поэта не оставило сомнений, что “Ямщик” написан на склоне дней. И речь идет, по-видимому, о 60-летнем  юбилее, т.е., о времени уже после смерти Пушкина!

Итак, всё перевернулось. Если кто у кого и заимствовал, то Беранже у Пушкина. Как уже говорилось, мне это исходно показалось невероятным, так как русская поэзия была Европе XIX века практически недоступна. Но теперь над этой версией пришлось задуматься. И сразу же из тех же биографий Беранже выплыло важное обстоятельство:  в близких друзьях Беранже был писатель Проспер Мериме,  который, как мне было известно, был первым европейским пушкинистом! Мериме не только хорошо знал и высоко ценил творчество Пушкина – он  даже переводил его на французский язык. (Мериме был на четыре года моложе Пушкина, но тем не менее и сам сумел оставить некоторый след в его творчестве: Пушкин сделал поэтический перевод одной литературной мистификации Мериме, которого он ставил выше всех современных ему французских писателей. Специалисты усматривают признаки взаимного влияния двух литераторов. Например, имеется заметное стилистическое сходство “Повестей Белкина” с новеллами Мериме. Считается также, что сюжет “Кармен” навеян “Цыганами”. Пушкин и Мериме никогда не встречались и не переписывались, но имели общих русских друзей, побудивших Мериме выучить русский язык, чтобы серьёзно изучать творчество Пушкина, которое его глубоко восхищало. Это увлечение Мериме сохранил на всю жизнь. В 1868 году, за два года до смерти, Мериме опубликовал в Париже большую и очень проницательную аналитическую статью о Пушкине, которого он однажды в присутствии Гюго назвал величайшим поэтом мира).

Всё это не оставляет сомнений, что Беранже был достаточно наслышан о творчестве Пушкина: не мог его молодой друг Мериме, пылкий поклонник Пушкина, не познакомить прославленного мэтра  со своим открытием русского гения и со своими переводами его стихов. О чём же ещё говорить литераторам, как не о сенсациях родного цеха? И если Мериме пересказал Беранже содержание “Телеги жизни”, то более, чем вероятно, что уже немолодой поэт впечатлился этой темой. И тут было бы уместно перефразировать ранее высказанное суждение: “Ямщик” – это не перевод “Телеги жизни”, это другое произведение, но написанное явно на тему Пушкина.

Однако, прямых доказательств этого не видно. Поэтому имеет право на существование и предположение, что оба стихотворения были написаны  все же полностью независимо. Но тогда надо попытаться понять, откуда взялось это удивительное, бросающееся в глаза сходство? А что если это дело рук переводчика, который, уловив идейное родство двух произведений, (которое могло проистекать просто из наднационального литературного штампа “жизненный путь”), усугубил сходство, подтягивая лексику “Ямщика” к тексту известной ему “Телеги жизни”? Чтобы проверить эту версию, нужно было обратиться к французскому оригиналу.

Конечно же, с этого надо было начать! Когда благодаря друзьям-европейцам я, наконец, получил оригинал, оказалось, что он имеет подзаголовок “Мой день рождения 1842 года”. Это был не юбилей в нашем понимании, а рядовой 63-й день рождения поэта, как он дополнительно пояснил в строфе, которая в поэтическом переводе начиналась словами:

Я стар, на новом перевале
Меня подстава ждёт в пути.

Буквальный перевод:

Шестьдесят третья почтовая станция
Меня снабдит новой подставой.

Так просто решился вопрос о датировке. Получив этот урок, я с некоторым трепетом приступил к сопоставлению текстов.

Уместно заранее перечислить  несомненные элементы сходства двух стихотворений, подлежащих сопоставлению на языках оригиналов. Это, прежде всего, образ ямщика - лихого возницы, определяемого одинаково – седое Время - и одинаково безразличного к приказам (мольбам) седока. Кроме того, это мысли о чересполосице жизни и её общее изображение в виде опасной поездки в конном экипаже.

Наиболее подозрительным в отношении возможной тенденциозности перевода служит использование в двух стихах одних и тех же слов – “ямщик” и “седое время”.

Прежде всего, выяснилось, что в оригинале стихотворение Беранже называется “Postillon”, т.е., буквально, “Почтальон”.  (Так это стихотворение и названо в другом переводе на русский А. Курочкина). Однако, по существу, речь идёт о вознице кареты почтового (“ямского”) тракта, что точно соответствует исходному русско-тюркскому слову “Ямщик”, в то время как “почтальон” в русском употреблении означает нечто другое – разносчика писем. Таким образом, здесь переводчик был попросту точен. Хотя и не исключено, что под влиянием Пушкина. (А куда в России от этого влияния деться?). Примерно так же обстоит дело и с “седым временем”. И у Пушкина, и у Беранже ямщик отождествляется с временем. Но Пушкинского определения “седое время” у Беранже в оригинале нет – его внёс переводчик (у Беранже ямщик просто старый).

Ни в оригинале, ни в переводе “Ямщика” Беранже нет слова “лихой”, употребляемого Пушкиным. Во французском языке его единого эквивалента просто не существует. Это очень русское и очень ёмкое слово. Множество его смысловых оттенков распадается на два странным образом связанных семейства. Одно соответствует словам “плохой”, “злой”, имея чисто негативную окраску. Другое отвечает почти полностью позитивным понятиям “быстрый”, “удалой”, “рисковый”, “умелый”, “весёлый”, “залихватский”. Создаётся впечатление, что вся вторая строфа стихотворения Беранже написана с целью максимально полно передать все смыслы трудного русского слова, найденного в русско-французском словаре.  (Впору процитировать Мериме, жаловавшегося на трудности перевода пушкинских стихов на французский: “Французский язык не обладает возможностью передачи сжатости пушкинского стиха”).

Невозмутимость ямщика у Беранже обозначена как глухота и усилена рефреном. В “Телеге жизни” эта же мысль выражена экономнее, но столь же однозначно:

Кричим  “Полегче, дуралей!”-
Катит по-прежнему телега;

Общая мысль о переменчивости жизни в обоих стихах передана столь различными средствами, что думать о возможности подтасовки со стороны переводчика не приходится. У Пушкина опять сказано предельно кратко:

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;

У Беранже эта же мысль пространно и с примерами изложена в третьей и четвёртой строфах. Очевидно, что в этом случае различия связаны с разным жизненным опытом авторов: молодой Пушкин ещё мало обременён тяготами жизни и на этой теме не задерживается.

Точно также, никакие текстуальные вариации перевода не могли искусственно навязать обоим произведениям их общей идеи – изображение жизни в виде рискованной поездки беспомощного пассажира в конном колесном экипаже.

Подводя итог, можно утверждать, что русский переводчик выполнил свою работу непредвзято. Так что, очень похоже, что “Ямщик” Беранже, действительно, является сильно авторизованным французским переводом “Телеги жизни” Пушкина. А вопрос о том, как мог Пушкин в 23 года понимать и чувствовать то, к чему Беранже пришёл в 63, остался без рационального объяснения. Гением был – вот и весь ответ.

Закончить этот любительский вклад в пушкиниану уместно пушкинской же цитатой:

Ревёт ли зверь в лесу глухом,
Трубит ли рог, гремит ли гром,
Поёт ли дева за холмом -
На всякий звук
Свой отклик в воздухе пустом
Родишь ты вдруг.

Ты внемлешь грохоту громов,
И гласу бури и валов,
И крику сельских пастухов -
И шлёшь ответ;
Тебе же нет отзыва… Таков
И ты, поэт!

[1] Князь Андрей  Гагарин предложил мне изъять этот вульгарный оборот во французской публикации этого эссе, которую он любезно мне предложил. В своё оправдание я привёл аллюзию с миниатюрой Хармса, где он писал о Пушкине, падающем со стула: “Пушкин и сам-то неважно сидел на стуле”.

Комментарии
  • khyum - 03.08.2017 в 14:19:
    Всего комментариев: 48
    Поздравляю. Класс!
    Рейтинг комментария: Thumb up 2 Thumb down 0
  • баба дура - 06.08.2017 в 23:41:
    Всего комментариев: 57
    Чуть помедленнее, кони. чуть помедленнее
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?