Независимый бостонский альманах

1987-1989 гг: Идейное убожество социалистического выбора, начало распада,

07-01-2018

chernaev2

 

  • 21 октября 1987 года.Разговор Горбачева с сотрудниками по подготовке его доклада к 70-летию Октября (сразу после Пленума).
    Во введение к докладу на Верховном Совете взять места из доклада Пленуму.
    О Сталине. О Бухарине, но всю «эпопею» с Бухариным для Верховного Совета не давать.-

    - Цифры о числе расстрелянных не давать на Верховном Совете.

    - Термин «плюрализм» не употреблять. 

    31 октября 87 г.

    После доработки в Завидово текста доклада Горбачева к 70 -летию Октября вновь вынесен на Полтбюро.

    Горбачев

    предваряет обсуждение фразой: Есть вещи, о которых ждут, что мы скажем о них больше. Но меньше говорить нельзя.

    Демичев.

    А больше не надо.

    Громыко

    Хорошо проработан текст. Лучшие вычерчены этапы. Может быть, перечень лиц, боровшихся против троцкизма, дать не в том порядке, а по алфавиту? По сути, самую активную работу против Троцкого вели Сталин и Бухарин. Но теоретически Бухарин внес больше. Этот раздел надо обязательно сохранить. Он привлечет самое большое внимание.

    Рыжков

    Крепко сработано. Критика была по поводу того, что ничего светлого не было в 30-х годах. Но народ - то ведь работал, выкладывался!

    Три замечания:

    1. Но надо ли здесь снова раскручивать Бухарина? Тогда и других    надо называть. Лучше же никого не упоминать.

        1. Об индустриализации. Хорошо сказано. Но есть фраза, что не решались социальные вопросы в угоду производству. Может быть, не надо так. Решался вопрос:домны или хлеб. Диктовала необходимость... Конечно, можно и так оставить... Хотя, я думаю, одновременно невозможно было в крупном плане осуществлять социальную политику.
        1. Что заставило Сталина перейти к террору? В докладе говорится об отсутствии демократии. Меня не убеждает. До сих пор не понимаю - что же заставило?!

    Личная власть? Она у него и так была... Может быть, еще подумать на эту тему? Какие причины толкнули на такой террор, когда, казалось, все уже пошло вперед?..

    Воротников.

    Полностью согласен. Прекрасно звучит доклад.  Есть фраза: Россия вышла по промышленному производству в 30-ые годы с такого -то места на такое -то. Лучше просто сказать, что «вышла на 2 - ое место в Европе и в мире».

    Соломенцев

    Считаю, что текст хороший. Все дано взвешенно. Согласен с Николаем Ивановичем насчет социальной политики в 30-х гг. Хотя  упущения и здесь были. Но период был очень тяжелый. Народу не давали в личном плане  развернуться. Но считать, что, например, Магнитку построили «за счет народа», нельзя.

    Лигачев

    О Бухарине. Если мы упомянем, что он вместе с Кировым, Орджоникидзе участвовал в разгроме троцкизма, то надо будет сказать, что он очень сильно ошибался в вопросе о коллективизации. Я не скрою: очень много читал про то время. Возьмите пленумы ЦК 20-х годов. Бухарин, Рыков, Томский предлагали очень снизить темпы индустриализации. Делали упор на легкую промышленность... ...Не стал бы я говорить (в докладе), что они все свои ошибки признали. Не раз  признавал и Бухарин.

    Горбачев

    Бухарин признал и сразу был выставлен из Политбюро, правда, стал редактором «Правды».

    Лигачев

    Мне кажется, надо усилить тему борьбы партии против кулачества. Ленин считал, что кулак -бешеный враг Советской власти. И ликвидация кулачества как класса -это в духе Ленина.

    Горбачев

    Тут и так сильно сказано. А у Ленина ведь была линия на «ограничение кулака»...

    Лигачев

    Но когда кулак взял за горло Советскую власть, перестал сдавать хлеб...

    Горбачев

    Но даже в тех условиях, в 1921 году, Ленин выступал лишь за ограничение кулачества. И такая линия была вплоть до ХУ съезда партии. Изменения в политике появились лишь после столкновений на хлебном фронте.

    Лигачев

    ХУ съезд (1927 год) продолжил установку опоры на бедняка.  Тогда начали давить на кулака.

    Горбачев

    Тут есть вопрос.

    Лигачев

    Честно хочу сказать: значение коллективизации надо усилить в докладе. По поводу Сталина, о жертвах. Тяжелые преступления он допустил. Но в том варианте был вопрос: почему после идейной победы диктатуры пролетариата прибегли к террору? Капиталистическое окружение вынуждало урезывать демократию.

    Горбачев.

    Уходить от вопроса нельзя. О Бухарине говорить или не говорить в докладе? Я за то, чтобы говорить. Без этого нет полноты идейной борьбы тогда. И здесь хорошо показано, как складывались отношения в самом руководстве партии.О социальной политике в первые пятилетки... Там сказано правильно. Выхода не было, чтобы тут не поджать. Но не уделялось внимания даже самым насущным нуждам людей. Человека ни при каких условиях нельзя было сбрасывать со счета. А это произошло. Партия предложила неизведанный путь индустриализации (цитирует). Он был единственно возможным тогда, хотя и немыслимо трудным.

    Лигачев. Люди почувствовали блага Советской власти. Поэтому они пошли за партией по этому пути.

    Горбачев.

    С людьми действительно не считались... Мотивы террора? Слово «непостижимо» предлагается снять. Но вообще-то трудно объяснить. Много думал об этом. Представили нам целые мешки бумаги из Комиссии, которая этим занимается. Но она сама не может разобраться -кто конкретно в каких случаях давал команды.Я хотел понять, что же произошло? Нанесен сокрушительный удар по оппозиции. Ленинский путь отстояли. Возможность победы социализма в одной стране доказали. С капитулянтством покончили. Оппозиционеры уже не поднимали голову. Их придавила сама реальная жизнь. Разрыв между этими событиями и процессами 7-8 лет. Народ пошел на жертвы. У него появился реальный интерес в успехе пятилеток. Сам Бухарин говорил, что не ожидал того, что произошло в стране, в развитии производства.

    Однако это быстрое продвижение, эти успехи индустриализации сформировали определенный тип управления страной, стиль, психологию, когда «все можно». Он трансформировался в план 2-й пятилетки, явно нереальной. Он сказался и на отношении к крестьянству -можно еще и еще выжимать из деревни. Увязали это с методами военного коммунизма.

    Соломенцев.

    Пятилетку уже не в четыре, а в три года!

    Горбачев.

    Знаешь... там с этим ростом производства так напортачили... Есть данные, ужасные... Из положительных результатов выросла гипертрофия. Отсюда и окончательное утверждение административно-командной системы, которая распространилась не только на деревню, но и на всю надстройку.Плюс к этому -угроза войны. Она нарастала. Ее ждали, приближение ее чувствовалось. Росла уверенность, что война будет. И это подталкивало к тому, о чем я говорю.Отсюда и ущемление демократии. До сих пор последствия чувствуем.

    Однако из всего этого прямо вроде бы не вытекала необходимость такого террора.Другое дело, что отсутствие демократии позволило сформировать «культ личности» и примириться массе людей с репрессиями.

    Рыжков.

    Да. Но почему Сталин прибег к террору?

    Горбачев.

    Мотивации не было никакой. В судах вызывало подозрение, например, -а почему этот человек старается так хорошо работать?! Что-то тут не так, не чисто!

    Главная причина, думаю, -борьба за власть. ХУIIсъезд партии насторожил Сталина, испугал его. И вместо процесса демократизации, который был возможен после первых успехов в строительстве страны, коммунистическая система стала перерождаться... Даже, помните, явилось и «теоретическое» обоснование террора - об усилении классовой борьбы по мере успехов социализма.

    Воротников.

    Рыбаков в своем романе хочет доказать, что это в генах было заложено...

    Горбачев.

    Тут уж речь об анализе другого рода.

    Соломенцев.

    Боялись, что вновь появятся возможности у оппозиции.Оставались ведь несогласные.

    Горбачев.

    Убийство Кирова дало знак: мол, и других такая судьба ждет, если не принять меры, т.е. не пустить в ход террор. Все-таки, думаю, главное -борьба за власть и вот эта боязнь. Была самая настоящая борьба за власть самыми преступными методами.

    Громыко.

    Сталин никогда не был теоретиком. Он и не претендовал на это. Он не касался теоретических проблем. Отсюда и несуразица, которую он допускал....На Крымской конференции 1945 года. Три делегации: мы, американцы, англичане. Полтора десятка людей. Среди наших -Берия, я, другие. Черчилль спрашивает у Сталина, что это за господа.Сталин при всех, указывая на Берию: «Это же советский Гиммлер!» Рузвельт улыбнулся. Берия ответил своей улыбкой. Представляете, какое впечатление! Так пошутили...Значит, Сталину нужен был Гиммлер? Это глупость. Вредно для СССР заявлять такие вещи. Почему он прибег к террору?

    Горбачев.

    В докладе мы даем ответ: почему он стал возможен. И не обвиняем Сталина в глупости, в недомыслии. Не им приписываем причины. Они -в основе своей -экономические, наследие гражданской войны, непримиримость с НЭПом. Кулак, конечно, подбрасывал хворосту. Внешняя опасность. Все это наложило отпечаток на процессы, исключив выход на демократизацию. Я убежден -в этом суть. В этом и вся сложность ситуации тогда.

    Как будем проводить Верховный Совет?.. С этим докладом настрадались.

    Надо еще добавить о роли русского народа в войне. По традиционной формуле и

    с упоминанием других народов.

    12 ноября 87 г.

    Горбачев.

    Об итогах празднования 70-летия Октября.

    70-летие Октября позволило нам почувствовать масштабность процессов, которые охватили страну, настроение в обществе и в окружающем мире. Огромный интерес к этой дате связан с нашей перестройкой. И самое главное -в этом интересе был виден возрождающийся импульс Октябрьской революции, которая вновь и по-новому начинает воздействовать на наше общество и на весь мир.

    Мы еще раз убедились в том, что, взглянув на все то, что с нами было так, как это свойственно было самому Ленину, –творчески, смело, мужественно, -мы вышли на крупные теоретические и политические обобщения. И это всколыхнуло общественное сознание. Ленинский взгляд на события прошлого и настоящего стал мощным фактором политического и морального сплочения общества.

    Мы вновь крепко взяли в руки знамя, которое на каком-то этапе оказалось приспущенным, -знамя приоритета гуманистической цели как высшей ценности социализма. В центр перестройки поставлен человек. И об этом мы сказали ответственно и четко. А из этого следует тоже очень важный для современной концепции социализма теоретический вывод: все, что работает на человека в экономике, в социальной и культурной сферах, в механизмах управления и вообще функционирования системы, -все это социалистично. Во всем этом должен присутствовать человек. Человека надо включить во все процессы ради него самого.В этой связи со всей силой был возобновлен и остро поставлен -и теоретически, и в политике –один из ключевых вопросов ленинскойидеи социализма. А именно –о сочетании личного и общественных интересов. Это –одно из глубочайших положений ленинизма. И мы его начали раскрывать.

    15 января 1989 г.

    На днях вечером был почти двухчасовой разговор с М.С. вдвоем. Ему явно хотелось просто пообщаться.Спрашивает:-Читал «Ленин в Цюрихе» Солженицына?-Нет!-А я вот прочел. Сильнейшая штука. Злобная, но талантливая.И потом (непередаваемо на бумаге) ходил по кабинету, останавливался, жестикулировал, садился на стул, съежившись, согнувшись, изображая солженицынского Ленина. 47 лет... и ничего еще не сделано! Нервного, желчного... Со всеми –на раскол. Никого близко не подпускает. Инесса... Слушай: любовь настоящая показана... с 1908 по 1920 годы! Шутка! Помнишь Ульянова в шатровской «А дальше, а дальше»?..) к ее грудям прилипает. Тогда показалось кощунством. А сейчас прочел... А что? По-человечески... Вообще-то кого угодно из героя и великого можно показать обыкновенным... Но тут не карикатура. Ленина узнаешь...

    Хотя (тут я встрял): одно и то же можно показать со знаком плюс и можно –со знаком минус.

    -Да, да, -поддержал М.С. То, что для нас казалось хрестоматией, можно, оказывается, и с другого угла показать. И не будет враньем. Сильная вещь! Но Ленин в ней –разрушитель... И один против всех.

    М.С. «изображал» его долго, артистично, эмоционально. Видно было, очень глубоко его задело.

    Я потом пытался анализировать. Думаю, вот что. Он и раньше, всегда, восхищаясь Лениным, апеллируя к нему, все время держал его под рукой –не иконизировал. Главное качество видел в том, что тот был готов и мог не считаться ни с какими догмами –ради дела, ради успеха данной, реальной, конкретной революции. А теперь он увидел еще и другое ленинское качество: он не считался с Россией. Россия для него была таким же полигоном для «дела», каким была бы Германия, США (куда он собирался с отчаяния уехать) и та же Швейцария, где он науськивал на революцию в 1916 году своих швейцарских подручных, не считаясь с очевидной нелепостью самой постановки вопроса о революции в Швейцарии.

    Не случайно М.С. заговорил о спекуляциях, которые одно время пошли было гулять (и Шагинян «по простоте» занялась этим) –о еврейских предках Ленина. У Солженицына: «одна четверть русской крови»! Я, говорит, узнав об этом, потребовал все эти «данные» и спрятал в дальний сейф.-... На людей это ох, как действует, -сказал М.С. Несколько раз повторял: «одна четверть русской крови»..., стал вспоминать о еврейско-шведской ветви Ленина, с другой стороны –калмыцкой.Тут, видно, тайна его снисходительности к Белову, Астафьеву, Алексееву, Распутину, Проскурину и к Бондареву –этой косно-черносотенной группы. Они за русского мужика «болеют», ужаснулись разорению русского народа, России. (А они-то уж Солженицына наизусть знают!). Отсюда и бочка, которую они катят не только на сталинское раскулачивание, но и на массовый террор гражданской войны, расправу с антоновцами, кронштадцами, цитируют на этот счет Троцкого, Свердлова и проч. «евреев»... И на Ленина уже подняли большой хвост!

    М.С. постоянно колеблется между классовостью Октября и «Россией». Недавний эпизод: в списке кандидатов в народные депутаты, разосланном Пленуму ЦК было больше 300 фамилий. ПБ отобрало сотню. Среди трехсот были и Бакланов, и Бондарев. М.С. благоволит Бакланову, хотел его оставить в «100». (Это мне Яковлев рассказывал, я был в отпуску, да и, видно, вопрос решался в «ореховой комнате»). Но его предупредили: Бакланова при тайном голосовании на Пленуме ЦК завалят. Тогда он снял и его, и Бондарева.

    22 января 89 г.

     Прочел сам «Ленин в Цюрихе». Ну, что же, автор довольно объективен, если учесть его ненависть к «делу Ильича». Личностно Ленин узнаваем. Другое дело, что многие «большевистские ценности» теперь обесценены последующим опытом превратились в свою противоположность с точки зрения общечеловеческих ценностей

    16 апреля 1989

    МС прилетел из Лондона, а ему «подарки»: потонула новейшая подлодка (Комсомолец- ВЛ) и кровавые события в Грузии. Ну, подлодка –это «в порядке вещей» нашей безалаберности и увы (!) непоследовательности самого М.С. Сказал «А» (в ООН), надо говорить «Б», а не заниматься игрушками такого типа.Г р у з и я –это судьба, вернее знак судьбы. Если христианский и любимый русскими народ, с которым более 200лет жили душа в душу, вместе воевали и, действительно, уважали друг друга, хочет уйти из СССР, это что-то значит? Это уже не Прибалтика, где все понятно.

    Значит, выбор: либо оккупация, и в общем-то опять «империя», либо федерация в духе конфедерации.

    Пленум в конце июня должен это решить. Пока М.С. не готов к этому. И я не знаю: сам не готов или считает, что «не дадут».

    Но вот он решил 25.04. на Пленуме освободить ЦК от 83 членов –пенсионеров и т.п. Знают об этом пока человек 5... Эта акция будет иметь огромный моральный эффект (дело ведь не в способности этого балласта что-то завалить, тем более «отменить» самого М.С. –уже не в состоянии).

    Дело в том, что он покажет, кто хозяин положения. А через месяц он станет «президентом». И потом заняться теми самыми замыслами: делать Россию нормальной страной, пусть даже не шибко централизованной.

    Мои дела. Чувствую, что изнашиваюсь. Нагрузки не снижаются. Но, кажется, еще справляюсь. В отношениях с М.С., мне показалось, появился какой-то элемент неопределенности. Может быть, момент привыкания сказывается, отсюда нет знаков «признания заслуг». Я не тщеславен, о чем написал, помнится, еще в дневнике войны –в 1943 году. Но ведь больше-то ничего нет в качестве «стимула». Получаю я меньше шахтера и шофера автобуса.

    Он по-прежнему доверителен со мной. Говорит иногда вещи неожиданные. Например, о грузинском начальстве, которое наложило в штаны и пустило на народ войска. По-другому, мол, они не мыслят руководства.

    Впрочем, пожалев погибших женщин, тут же сказал: «нет худа без добра!» Что имел в виду –загадка.

    В нем прибавилось самоуверенности, хотя и не теряет иронично-здравого подхода.

    Со знаменитых статей Ципко (консультант Международного отдела ЦК, между прочим) полным ходом развернулся демонтаж ленинизма, во всяком случае марксизма-ленинизма. От Ленина пока устойчиво остается только период 1921-23 годов. Журнал «Мировая экономика и международные отношения» под руководством Дилигенского систематически и открыто разрушает теорию империализма и ортодоксального революционного процесса. Теперь к этому присоединилась книга самого Примакова и Мартынова, которую «высоко» оценила «Правда» на днях. У М.С. до «ознакомления» с этим всерьез руки не доходят. Но когда он оглянется, в конце концов, окажется, что поле совсем расчищено для «новой теории» или для полного отказа от теории в идеологическом смысле.23 апреля 89 г.Прошлая неделя знаменательна заседанием ПБ, где обсуждался доклад Шеварнадзе о «командировке» в Грузию, о событиях 9 апреля в Тбилиси.И вообще, куда ни кинь... страна в расхристанном положении. Страна больна. И гласность –как горячечный бред больного. Пока без признаков выздоровления...Грузия напомнила, а обращение народных депутатов от Прибалтики сформулировало: Россия должна перестать быть империей. А кем, как она может стать? Кто в состоянии повести ее в другое (в этом смысле) состояние?

    30 апреля 89 г.

     Пленум ЦК. Действительно небывалый. Немка, трактористка из Казахстана, член ЦК Геллерт рассказала о чем судачат ее коллеги перед Пленумом: «собираются, говорит, свергать Горбачева. Что делать?» На самом Пленуме –языки развязаны. Местные боссы почувствовали (после выборов), что пора мобилизоваться. Выступали нахально, развязно, даже с оскорбительными намеками в адрес М.С. Он тут же сориентировался: опубликовать «все до единой строчки», чтоб каждому видно было, кто есть что! Но боя настоящего им не дал, хотя и не уступил ни в чем, даже по СМИ, в отношении которых он подвержен колебаниям. И никто из его настоящих сторонников не вступил с ходу в полемику. Почему? Д ум аю : а) Нет практики...б) Задавлены «фактами» негатива, которыми «те» оперировали...13в) Не уверены, что получат однозначную поддержку от М.С.Сам он вчера сказал: «скоординированы» были выступления-то, как по писаному говорили, по кальке...

    Сразу после Пленума он мне позвонил. Интересовался, как я воспринял. Я сказал, что правила бал «Нина Андреева», что если даже они за перестройку, то уровень их сознания не выше Нины и, конечно, с такими кадрами во главе обкомов перестройку не сделаешь.Он крыл многих матом (Бобовикова, Мельникова из Коми), но никак передо мной неангажировался.

    Так что единственный позитив Пленума –убрали «стариков», пенсионеров. И позитив не потому, что они мешали делать перестройку –они уже за пределами политики, а до «вотума недоверия» (т.е. голосования) за устранение ПБ дело не может дойти (страхи эти напрасны). Позитив в том, что это –сигнал: М.С. имеет силу поступить и с активными противниками так же, если они встанут поперек его политики.

    2 мая 89 г.

     Дочитываю «Циников» Мариенгофа. Великолепная проза. И сколько мы потеряли, что с ней покончил соцреализм, с десятками таких, как он. Но не в этом главное впечатление: тогда проницательные и талантливые люди видели и знали, и предвидели, что в России с социализмом ничего не выйдет. И недаром Ленин всех этих Бердяевых и Шестовых отправил за границу...

    Но тем самым он покончил и с марксизмом в России, потому что сам периода 1920-23 годов понял, что того марксизма, с которым шли к революции, в России быть не может, нужен новый –настоящий ленинизм 1923 года. Но его партия не поняла, не приняла, и постаралась быстро «закрыть» славословиями и иконой.

    А вообще –тоска и тревога. Ощущение кризиса горбачевского периода. Он готов далеко пойти, но что это означает? Любимое его словечко –непредсказуемость.А скорее всего развал государства и что-то похожее на хаос. Поэтому далекоему мешает идти ощущение утраты рычагов власти... совсем. И он держится за привычные приемы, но –в бархатных перчатках. Ибо концепции «к чему идем» нет. Заклинания насчет «социалистических ценностей», «идеалов Октября»... как только он начинает их перечислять, звучат иронически в понимающих ушах –за ними ничего нет. Теперь «социалистическая защищенность». А что же сейчас такое, когда 22 млн. людей получают меньше 60 рублей?! Ну, и т.д.

    Он отбивается от демагогов, которые разрушают «ценности», не ведая (или ведая), что это вернет нас к тому, от чего ушли в 1917 году, т.е. к капитализму. Но мы ведь никуда не ушли, вернее ушли «в никуда» -и сами не знаем, в каком обществе живем.Обсуждали Емельянова на том собрании у М.С. (29.04). Положили ему запись того, что он, будучи профессором МГУ, говорил, уже как депутат, студентам. В частности: перестройке 4 года –и ясно, что она не состоялась и лидеры ее исчерпали себя.

    М.С.: Ну, и что с ним делать? Медведев, Лукьянов, Яковлев: Работать с ним...А когда я вчера (1 мая) возвращался с дачи, в машине по «Маяку» слышу интервью с Емельяновым (по случаю 1 мая). Вот почти текстуально что сказал Емельянов: Перестройка –это, действительно, революция. Но азбучная истина марксизма-ленинизма: революция ставит вопрос о власти. Вот и сейчас: на Съезде депутатов речь пойдет о власти. А мы знаем, что правящая верхушка никогда добровольно власти не отдает. Значит, надо ее взять у нее. Для этого и Съезд. Значит, такие, как Емельянов, Г. Попов и т.п. будут брать власть у Горбачева. Но так как он ее действительно не отдаст добровольно, а они устроят обструкцию –придется применить силу... И пошло –поехало: опять разгон Учредительного собрания...

    Горбачев развязал везде уже необратимые процессы «распада», которые сдерживались или были прикрыты:-гонкой вооружения;-страхом войны;-мифами об МКД (мировое комм. движение), о «социалистическом содружестве», о «мировом революционном процессе», о «пролетарском интернационализме».... Исчезает социализм в Восточной Европе..... Рушатся КП в Западной Европе, где они не сумели «зацепиться» в качестве хоть мало-мальски национальной силы...Всё, что давно зрело в жизни, теперь выплеснулось наружу и приобрело свой натуральный вид...

    И оказалось, что повсюду все не то, как представлялось и изображалось.

    Но главное –распад мифов и противоестественных форм жизни нашего общества:-распадается экономика;-распадается облик социализма; идеологии, как таковой нет;-распадается федерация –империя;-рушится партия, потеряв свое место правящей и господствующей и в общем-то репрессивной, наказующей силы;-власть расшатана до критической точки...А другая взамен нигде пока еще не оформляется... Протуберанцы хаоса уже вырвались наружу, поскольку грозные законы, призванные удерживать дисциплину, никто не в состоянии заставить исполнять, ибо наш народ можно приучить к порядку только силой.

    Сейчас в фокусе (перед Съездом) –национальный вопрос. Позавчера ПБ рассматривало положение в Прибалтике. Шесть членов ПБ после всяких комиссий и экспедиций представили записку –погромную, паническую: «все рушится», «власть уходит к народным фронтам». В этом духе шла проработка трех первых секретарей: Вайно, Бразкаускаса, Варгиса. Но они не давали себя съесть. Держались с достоинством и стреляли неотразимыми аргументами.

    Я сидел и думал с тревогой: как поведет себя М.С.Он оказался опять выше своих коллег на несколько порядков (я потом «похвалил» его за это и восхитился его заключительной речью).

    Основные идеи:

    -Доверяем первым секретарям. Иначе и быть не может.

    -Нельзя народные фронты, за которыми идет 90 % народа республик, отождествлять с экстремистами. Но и с ними надо «говорить».

    -Если объявить референдумы, ни одна, даже Литва «не уйдет».

    -Вовлекать лидеров НФ в государственную, правительственную деятельность, ставить на посты, пусть покажут, как у них со «словом-делом »

    -Вообще доверять здравому смыслу.

    -Не бояться экспериментов с республиканским хозрасчетом.

    -Не бояться дифференциации между республиками по уровню пользования суверенитетом.

    -И вообще думать и думать, как преобразовывать на деле федерацию. Иначе, действительно, все распадется.

    21 мая 89 г.

    Сегодня в «Лужниках» -100.000 человек на митинге, организованном «Мемориалом» и «народным фронтом» Москвы. Формально –в поддержку перестройки. А во что выльется?

    Приходил ко мне вчера Карякин (он сейчас председатель «Мемориала»). Я, говорит, не исключаю, что митинг потребует резолюции (от депутатов, которые там будут –человек 40) –выдвинуть Ельцина в президенты страны.

    Спрашиваю: И какие шансы, ты думаешь?

    Он: А что... и примут, и выдвинут такое предложение на Съезде... И чем черт не шутит!..

    Я: Но это же гибель всего дела...

    Он: Будем сражаться... Ельцин и Сахаров съездили в Тбилиси. И распускают слухи, что в «кровавом воскресенье» виноваты не только Чебриков, Язов и Лигачев, но и Горбачев...

    Я: Бросьте уж все-то на него клеить, его вообще в Москве не было. Объяснил Карякину, как было на самом деле.

    Он: Я-то верю, но... и обвел руками вокруг.

    В общем сумрачно. Вчера и позавчера М.С. мне пару раз звонил. Отошел от поездки в Китай. Бодр и уверен в себе... Шутит. Спрашиваю, собирается ли он на Пленуме излагать свой доклад С ъ е з д у .Он: Чего еще! Опять затеют бодягу, как на Пленуме в апреле...

    На этот раз на Пленуме только «процедурные» вопросы Съезда. Никто, кроме членов ПБ не знает, кого он двигает на ключевые посты в Верховном Совете (спикеры палат, руководители комиссий и т.д.). Но ведь не обязательно теперь, что эти кандидатуры пройдут... Не обязательно, что вообще будет принят тот регламент Съезда, который изготовил Лукьянов. И очень сомнительно, что Рыжков пройдет в премьеры.

    Мне трудно сказать, хорошо или плохо, если на ключевые посты попадут такие, как Гаврила Попов или Шмелев. Но на месте М.С. я бы попробовал не сопротивляться: пусть покажут, может ли их слово стать делом. Опираться на привычных и управляемых чиновников в ведомствах Лукьянова и в отделе Чебрикова-Павлова –не очень-то получается, как показали пресловутые законы последних месяцев, на которых сейчас всех собак повесили.

    Когда М.С. повторяет: все мы дети своего времени (в том смысле, что всем нам надо соскребать с себя прошлое)... и меня в свою компанию зачисляет, я «не присоединяюсь».

    Я жил все таки в основном по законам российской интеллигенции. Никогда у меня не было ненависти к «белогвардейщине», никогда я никого, включая Троцкого, не считал «врагом народа», никогда не восхищался Сталиным и всегда фиксировал для себя его духовное убожество, никогда я не исповедовал официальный, т.е. сталинский марксизм-ленинизм.

    Помню свое поведение на семинарах по истмату и диамату в МГУ, когда я тех же Ковальзона и Келле загонял в неловкое положение, задавая им вопросы, на которые они знали ответы, но не могли честно отвечать. И видел, что они согласны со мной, но пытались учительски воспитывать меня.19Если бы Бог дал мне ум посильнее и характер по организованнее, я, наверно, что-то сумел бы оставить после себя...

    А, впрочем –что оставить? Загладин, например, написал в общей сложности около тысячи печатных листов. А кому это нужно? Кто это и когда станет читать? И хорошо, что начиная с 70-х годов я перестал публиковаться. Не только из-за лени, а и потому, что не мог я писать так, чтобы потом не было стыдно.

    Так, что, Михаил Сергеевич, не все мы дети своего времени. Некоторые –дети

    XIX века. И обязан я, наверно, этим, если уж к самым корням идти, –своей матери, «из бывших».М.С. так и не позвал меня в Волынское-2, где они с Яковлевым и Медведевым домурыживали сегодня его доклад к Съезду. Боюсь я особенно за свой международный раздел, хотя М.С. не должен вроде уступить что-либо существенное из своего нового мышления.

    28 мая 89 г.

    Что показали три дня Съезда? Прежде всего –изоляцию ПБ (политбюро) от государственных дел, какими они складываются в результате работы Съезда. На самом Съезде, в зале Лигачев и Ко сидят в уголке, там, где обычно аппаратчики, выглядят наблюдателями и являются мишенью для злых, ядовитых насмешек.

    Горбачев вычленен из партгосверхушки и в какой-то степени огражден от нее.«Серая масса» (по определению Ю. Афанасьева) –агрессивно-послушное большинство сильно сдерживают «интеллектуалов», но вместе с тем не сумела задвинуть Ельцина.

    Сулейменов (казахский поэт) в своем выступлении употребил такой образ: чем сильнее, мол, вы гребете левым веслом, тем больше лодка идет вправо. Правильно он увидел серьезную опасность. ПБ может спросить с М.С. –куда ты всех нас завел?! Не пора ли тебе убираться? А эту публику (интеллектуалов) мы без тебя обуздаем в два счета.

    И серая масса и интеллектуалы отвергают внутреннюю, особенно экономическую политику М.С. Первые –за пустые полки магазинов и кооперативные цены, вторые –за некомпетентность. Афанасьев и Ко–типичные «меньшевики», которые упиваются своим интеллектуальным превосходством и над серой массой и над начальством, включая Горбачева. Нахально это демонстрируют. И думаю, проиграют, как и их предшественники в 1917 году. Ибо не учитывают, что мы (и они!) имеем тот народ, который имеем...

    Но кто сыграет роль большевиков? Кто скажет: есть такая партия! И захочет прорваться к власти? Провинциалы, которые показывают и энергию и ораторство, а главное –ненависть к Москве в целом? А кто сыграет корниловцев? Лигачев, Воротников и Ко?

    Горбачев ведет дело на пределе возможного. Но и он не может справиться с последствиями своей доверчивости к аппаратным методам подготовки и ведения Съезда. Тянет его «старое», как в свое время у Никиты (Хрущева), хотя с большим коэффициентом на интеллигентность. Допускает ошибку за ошибкой в тактике. Его импровизации не всегда удачны. То, что он затеял дискуссию вокруг Афанасьева, пожалуй, удача, но сама дискуссия содержательно выявила также, что и сам он начинает терять интеллектуальное превосходство над залом. Попытка фуксом протащить Лукьянова в первые замы председателя Верховного Совета, да еще открытым голосованием –это провал, самодискредитация.20Недооценил он и того, чем может обернуться Карабах, Тбилиси, дело Гдляна. Опять же положился на старые приемы, решил, что не осмелятся катить бочку на него самого. Недооценил он с одной стороны морального потенциала у таких, как, например, Заславский, Старовойтова, которые на костер пойдут за правду, а с другой стороны –непорядочности таких, как Афанасьев, Попов и Ко, которых он сам вывел на политическую авансцену, а они первыми набросились на него самого.

    Ельцин, думаю, накрылся. Здесь, видимо, главную роль сыграл он сам –его дебильность стала виднее и на митингах, и на Съезде. И те, кто создавал миф и пользовался этой дебильностью, возможно поняли, что далеко на нем не ускачешь, когда потребуется настоящая работа и ответственность.«Дачная ахиллесова» пята М.С. сейчас обнажилась. Недоумение я выражал на этих страницах еще в сентябре. Если он хочет иметь то, чего заслуживает президент сверхдержавы, он должен вести себя, как президент, т.е. с нарастающим акцентом авторитарности, только тогда народ признает его право жить во дворце и заткнется.

    Если же он будет играть в демократа –«я такой же, как и вы все» –«дача» обернется дискредитацией, потерей авторитета. (под «дачей» я имею в виду все регалии и амбиции Раисы Максимовны).

    Провал с Лукьяновым, а он вполне может случиться, может стать началом цепной реакции к распаду ПБ, как такового, как организма, который будут результативно слушать на местах и ведомствах.Рыжков под большой угрозой. Думает ли М.С. об альтернативах? Ведь, если Съезд отвергнет и Лукьянова, и Рыжкова, он не позволит взять ни, например, Маслюкова, в качестве премьера, ни даже Шахназарова взамен Лукьянова. А впрочем, почему бы и не Шах. Премьером же надо делать Абалкина.

    Вообще все это до жути странно –на глазах разваливаются столь привычные авторитеты власти. Готов ли к этому сам М.С.? Он ведь накануне Съезда опять собирал секретарей обкомов, инструктировал их, давал им понять, что они –опора. А эту опору на выборах в Совет национальностей прокатили, попали туда только три секретаря обкома. Это ли не сигнал для партаппарата! Им остается либо уходить, либо ощетиниться, время для них течет со скоростью горного потока.

    Сегодня с утра Горбачев в Волынском-2. С ним Маслюков, Болдин и Яковлев. Опять речь идет об экономике, видимо, под впечатлением того, что уже наговорено на Съезде. Мой раздел (международный) он, наверно, не видел до сих пор. Международная тема практически на Съезде отсутствует.

    Плохо, что он держит рядом лишь Яковлева и иногда Медведева. Шахназаров шумит: почему не опирается на нас... не глупее мы, а главное мы можем говорить, что думаем. Почему он варится в яковлевском соку, который (Яковлев) сам сейчас в некоторой растерянности.

    Еще одна новация Съезда: на Пленумах ЦК, не говоря уже о XIX партконференции в прошлом году, все поднимались с мест, когда Горбачев входил в зал, даже хлопали. Конечно, не так, как при Брежневе или Черненко, но все же... Ленинский обычай не был восстановлен при Горбачеве (не вставать), а теперь это произошло уже по другой причине. На Съезде никто даже не пошевелится, когда Горбачев из той же угловой двери, из которой выходило, бывало, все ПБ во главе с Генсеком появляется в зале и идет к центру президиумного стола. Это уже перемена в психологии, это уже значительно.

    Часто в перерывах Горбачев ходит по залу, в фойе, собираются вокруг него группы по несколько десятков, большинство же продолжают прохаживаться, разговаривая друг с другом или сидеть на своих местах –им не интересно, о чем беседует с людьми Генсек и президент.

    Хватит ли у него (ведь это Русь, Россия!) содержательного авторитета, что поправ внешний, удержать уважение к себе. Народ наш не благодарен и забывчив. Сейчас, в эпоху распада всяких норм и устоев, всяких формальностей, есть опасность в этом новом явлении.

    Имею в виду свое удивление и неприязнь, когда осмотрел дворец в «Заре» (Форос, Крым).

    Еще одно наблюдение: диапазон от Прибалтики до Средней Азии и Сибири. Делегации даже «территориально» расположены в зале в разных концах (слева от меня –правые, справа –левые). Но я про другой диапазон: от культуры до дикости. От демократии до сталинизма-брежневизма в уровне сознания и языка. Одни чешут латинскими выражениями (насчет права и норм), другие, когда не нравятся, «захлопывают» оратора или кто-то вскакивает и (микрофона не дают) орет что-то очень грубое.

    Сентябрь 1989 г.

    Но прибалтам –что? Они цивилизованно годами будут отчаливать из СССР. И пока еще ни морду никому не набили, ни капли крови не пролили.

    А вот в Закавказье она уже льется ежедневно. Баку теперь бастует уже 6-ой день. Народный фронт Азербайджана требует разогнать НКАО. И уже военные отряды готовят войну с армянами за Карабах. Те –тоже.

    Сегодня с утра он говорил с Везировым (первый секретарь КП Азербайджана). Не знаю, чем это кончится.Я не могу проникнуть в его тайные замыслы (если они есть)... Он, когда диктовал против правых и левых порировал: вот, мол, требуют стабильности. А какая стабильность! Ведь революция... Если стабильность, то конец перестройке. Стабильность –это застой. В революции должна быть нестабильность.

    Но тогда чего ж возмущаться против тех, кто баламутит?! Душевное состояние у него –без паники, без нервов. Будто в глубине души он убежден, что не потонем.

    Опасный крен у него –поддакивание «россиянам» (встречался с Бондаревым, дал «Героя» Астафьеву, сделал Куняева редактором «Литературной России»).И вновь и вновь повторяет: что «если Россия поднимется», вот тогда-то, мол, и начнется...Что начнется?.. Железно стоит против создания компартии РСФСР, против придания РСФСР полного статуса союзной республики. На ПБ последний раз таки сказал: «Тогда конец империи».Словом, держится за старые рычаги. Как в свое время Никита... Хотя волю стране дал небывалую и теперь уже не удержишь, не вернешь.22И в экономике –тоже боится рынка, боится свободных цен, боится кооперации, боится разогнать колхозы и ведомства, хотя видит, что аренда без этого не пойдет. Сам же на последнем ПБ заявил, что мартовский Пленум заваливают (но ведь его решения не заработают без изменения в характере собственности, в производственных отношениях!).Но кто заваливает?

    Сам сказал, что Герои социалистического труда председатели колхозов... во главе с Лигачевым, который ездит по стране и укрепляет колхозный строй. ПБ боится с ним покончить. Не согласился со мной созвать внеочередной Съезд КПСС в ноябре –с вопросом переизбрания ЦК. Я ему три страницы аргументов написал, почему это нужно. Нет! Хотя понимает, что ЦК –против него, против перестройки, что он в нынешнем составе губит авторитет партии (остатки авторитета). И даже «измена» Рыжкова на совещании секретарей обкомов в июле (фактически Пленум ЦК) его не ошеломила, не хочет круто разделаться с окружением и воспользоваться своей новой властью президента.

    Полупризнания, полуосуждения, полуразрыв с прошлым. Полурешения. Многословие. И главная тут причина –нежелание расстаться с империей. Много несостоятельных аргументов, особенно в том, что дало народам пребывание в СССР, особенно на фоне сталинизма и теперешнего развала.

    А между тем –создание Народного фронта Украины, его учредительный Съезд в Харькове 11-12 ноября, активность «Руха» тоже, вслед за Латвией и Литвой, имеют своей конечной целью –«соборное» украинское государство! 1200 делегатов, 500 гостей со всего Советского Союза. Съезд прошел под самостийное улюлюканье, желто-белыми флагами.

    В Челябинске, в Свердловске (завершится в Ленинграде 17-18 сентября) прошел съезд рабочих комитетов. Будет создан Объединенный трудовой фронт. Начало всему этому положили забастовочные комитеты шахтеров Кузбасса, Донбасса, Воркуты. Лозунг –до перестройки было лучше, а конечный смысл –долой Горбачева!

    Ельцин в США –убожество и позор! А Буш и Ко присматриваются к нему, как к альтернативе.

    Закавказье (Баку и вокруг НКАО) -накануне гражданско-национальной войны. В Баку власть уже фактически у Народного фронта Азербайджана.

    Везирова публично обливают помоями. НФА объявляет когда хочет всеобщие забастовки, созывает стотысячные митинги, в общем правит, не с кем не считаясь. Сотни поездов стоят на путях –это, чтобы они не попали в Армению.

    Сахаров и Старовойтова –в Челябинске на перезахоронении 300 000 жертв Гулага 30-х годов. Сахаров там о Горбачеве сказал так: я его не идеализирую, он не решителен и не эффективен. Он, в конце концов, должен определиться –лидер он перестройки или номенклатуры .

    ЦРУ предсказывает: быть Горбачеву еще не более полугода.

    Старовойтова поучала латышей: «Из империи не уходят, такого еще не бывало. Уходят из демократического государства. Его-то и надо сначала "создать».Словом, все смотрят в корень. Ибо на ленинизме нельзя строить нашу страну.

    М.С. на ПБ объявил, что ему, наверно, надо выступить в «Коммунисте» на тему: что такое социализм и его обновление. Идея прошлогодняя. Начато было еще со мной в Крыму. Теперь эту тему доводит Ванька (акад. Фролов) со своими адъютантами Лацисом и Колесниковым. Уверен, что ничего серьезного из этого не получится. Потому, что прав Ю.Афанасьев: надо отойти от дилеммы капитализм-социализм -это нафталин. Нельзя искать будущего на путях догматизированного марксизма-ленинизма, как его ни обновляй. Нужна совершенно свободная мысль и теория, основанная на реалиях современности. Марксизм-ленинизм –это X I Xвек, в XX-ом он дал катастрофические плоды.

    Когда вчера вошел на Крымской в картинную галерею, увидел в вестибюле давно там поставленные скульптуры: красноармеец на посту со штыком и в дохе, Зоя Космодемьянская, пастух из Дагестана...И ужаснулся я: ведь демонтируем все, что было идейной атмосферой нашей молодости. Все приобрело значение с обратным знаком. Все вокруг было ложью.... Но, наверно, и всегда так...

    И хорошо, что я тогда, в 30-х годах, не увлекался политикой. И в комсомол-то вступил перед самой войной. И читал Нитцше и Шопенгаура, десятки книг, выпускавшихся горьковской «Всемирной литературой», Достоевского в довоенных –до 1914года, изданиях, Оскара Уальда и Олдингтона, Келлермана и Цвейга, Роже Мартен дю Гара и Андрэ Жида,  Ромен Роллана и Анатоля Франса, Гонкуров и Герцена. Может быть, сотни книг, причем выбирал те, которые другие не читали, -оригинальничал. А в результате не утратил того, о чем сейчас плачет наша «передовая» пресса, -моральных норм и совести. В результате никогда не был под обаянием Сталина, никогда не считал его великим, потому что он не был в моих глазах «благородным», «аристократом», интеллигентом, т.е. человеком культуры.

    И безнадежные попытки матери удержать невозможное –воспитать меня в духе дворянской традиции, по канонам той, дореволюционной среды, в которой она сама выросла (фортепьяно, французский и немецкий языки с гувернанткой Ксенией Петровной) –все это не прошло даром..., хотя и не дало мне умения играть по-настоящему, ни знания этих языков. Я всегда был внутренне свободен. И единственный период в моей жизни, когда эта свобода оказалась под угрозой, -это моя работа в Отделе науки ЦК КПСС в конце 50-х годов. Здесь служба вынуждала меня делать гнусности, хотя я и сопротивлялся, старался как-то нейтрализовать удары этого Отдела по «детям XXсъезда».Размечтался, в общем...

    А что сейчас-то с нами будет? Горбачев теряет рычаги воздействия на страну. И может быть прав Сахаров (заимствовавший от Афанасьева эту идею) –пора выбирать: кто он –лидер перестройки или лидер номенклатуры?! Уж очень робко он расстается с прошлым и с окружением. Хотя цену своему окружению знает и мне говорит об этих людях откровенно.

    Вот позавчера отправил на пенсию Талызина (Госплан), Щербицкого, на очереди Никонов. Но Талызин и Никонов давно мертвые души в ПБ, а отставку Щербицкого теперь воспримут, как диктат оппозиции, т.е. опять же, как опаздывание и потерю инициативы.

    И вообще... Что такое сейчас ПБ? Скорее всего это место, где Михаил Сергеевич может откровенно и много говорить.

    С Горбачевым был такой эпизод при проводах его в Киев в аэропорту. Провожающие сбились в кучку: Зайков, Язов, Лукьянов, Примаков, Медведев, помощники, Кручина. Зайков стал рассказывать, как московский горком начал «работать» с Ю.Афанасьевым. Тот незадолго перед тем выступил в Ленинграде на заседании межрегиональной группы народных депутатов, а потом в созданном в Верховном Совете комитете по 39 –ому году и окончательно вывел из себя Горбачева.

    Поручил я, говорит Зайков, разговаривать с Афанасьевым двум своим заместителям. Вызвали они его к себе в горком, а тот им: А что? Да, я за отделение партии от государства, за отделение государства от экономики. Да, я за отмену демократического централизма и за свободу разных платформ в партии, за соревнование между ними и открытую дискуссию. Да, я ищу поддержки своим взглядам у рабочего класса. Да, о 1939 годе надо сказать всю правду. А Советский Союз надо возобновлять на основе нового, действительно, добровольного договора. Но за партбилет (показал на карман на левой половине груди) буду бороться.

    Тут встрял Лукьянов: Не будет он бороться, не нужен ему партбилет. Он хочет иметь свою партию с собой во главе. Зайков стал возражать, но как-то растерянно. Пришли, мол, ко мне после этого разговора мои замы и спрашивают: что будем делать? А я и сам не знаю...

    А М.С. завтра летит в ГДР на 40-летие. Очень ему не хочется. Два раза звонил: вылизал, мол, свое выступление там до буквы, в микроскоп будут везде смотреть... В поддержку Хоннеккера не скажу ни слова... Республику и революцию поддержу.

    Сегодня в Дрездене –20 000 человек вышли на демонстрацию, вчера –в Лейпциге еще больше. Идет информация, что в присутствии Горбачева начнут штурмовать стену. Жуткие сцены при прохождении спецпоезда с гэдэровскими беженцами из Праги в ГДР через Дрезден. Западногерманское TVсняла все это и показывает на ГДР. Вся западная пресса полна статьями о «воссоединении» Германии.

    Завтра съезд ВСРП в Будапеште объявит о самоликвидации «социалистической В Н Р » .О Польше и говорить нечего: ПОРП не только не у власти, вряд ли выживет до своего съезда в феврале.

    Словом, идет тотальный демонтаж социализма как явления мирового развития... И, наверно, это неизбежно и хорошо. Ибо речь идет о единении человечества на основах здравого смысла. И процесс этот начал простой ставропольский парень.

    Может быть, Тэтчер и права, которая восторгается им именно потому, что думает, что он «в душе» как раз и задумал самоликвидацию общества, чуждого человеческой природе и естественному ходу вещей.

    Другое дело... нужен ли был 1917 год в России..., и наши опять (!) великие жертвы, чтобы человечество пришло к «этому выводу».

    8 октября 1989

    М.С. и Хоннеккер идут сквозь шпалеры тысяч, сотен тысяч... Стоит сплошной ор: Gorby! Gorby! На Эриха никто не обращает внимания. На митингах плакаты по-р у с ски: «Горбачев –ты наша надежда!». Там, помимо М.С., было еще около 20 разных лидеров (Живков, Чаушеску, никарагуанка Ортега и т.п.) –на них никто не обращал внимания. Все «празднество» сосредоточилось на присутствии Горбачева в Берлине.

    Он вернулся довольный. Его поддерживает и успокаивает признание и понимание « т а м » –по контрасту со сволочным отношением собственного народа.

    Кренц сказал Фалину: «Этот наш (Эрих) все видит, но ничего признавать не хочет».

    10-го у СЕПГ Пленум... Может быть, будут свергать Эриха. Впрочем, иначе дело скоро дойдет до штурма «стены». Во всяком случае поезда с беглецами Прага-Дрезден-ФРГ шли сквозь строй восторженных приветствий, забрасываемые цветами и т.д. Полицейские приветственно махали русским...

    Какой у меня «комплекс ощущений»? Он –из печати, из внутренних шифровок, из докладов с мест в ЦК, из записок и разных писем. И все это создает непреодолимое впечатление общего распада...

    Нуйкин в «Огоньке» дает статью –интеллигентский разврат. Вообще интеллигенты-перестройщики подрастерялись, когда настало время «положительной» работы. Большинство, во всяком случае... По инерции наращивают разоблачительство.

    В «Огоньке» печатается Бажанов –помощник Сталина 1922-28 годах, который тогда же сбежал за границу... Наряду с хлестаковщиной там сведения, которые не придумаешь, в особенности о роли при вождях секретарей и помощников. Тогда еще, при Ленине, создавалась, значит, система, которая дожила до Горбачева. И меня до сих пор кое-кто из ПБ и Секретариата ЦК воспринимает по той «традиции», считая«более важным», чем какие-нибудь члены ПБ и само ПБ (особенно Бирюкова, Бакланов, даже Слюньков, некоторые министры). Поразительно, как Сталин сумел уловить, какими рычагами можно управлять такой страной, и создал эти рычаги..., до сего времени действительные. И ими пользуется даже М.С..

    Вот ситуация. Мы говорим: ПОРП уже отстранили от власти и низвели до ничего не значащей величины. ВСРП на очереди. А у нас самих в Азербайджане то же самое, как, впрочем, и в Литве!

    Ельцин, опомнившись от «покушения» на него, а на самом деле от пьяного мордобоя за его приставания к чужой жене, собрал митинг. Смысл этого митинга: Горбачев окончательно исчерпал себя. Его надо немедленно убирать.

    Но, увы, М.С. предложил исключать и снимать с работы не Ельцина (хотя есть решение Пленума ЦК), а Афанасьева и Старкова.И теперь, Ельцин и Ко вместе с Афанасьевым и Ко, которым нечего терять, мосты у них сожжены, бросятся в отчаянную атаку. Говорят, на 25 октября назначена демонстрация у здания ЦК с требованием убрать троих –Лигачева, Зайкова, Воротникова. Пока так! Даже Рыжов (директор МАИ и ныне председатель комиссии Верховного Совета по науке) выступил вчера по телевидению с ельцинских позиций. А ведь он –в друзьях у М.С.

    Словом, эта «встреча с прессой» была ошибкой. С таких вещей начинается путь, по которому пошел Хрущев.

    Все апеллируют к личности. Вот, если бы Горбачев сделал так-то и так-то... Если бы он решился на то-то и то-то..., если бы провел такую-то меру и etc.

    Но беда заключается в том, что Горбачев уже не властен ничего решительного сделать, даже, если бы и решился. И не потому, как они там на Западе думают, что существует еще Лигачев, аппарат, бюрократия, а потому, что у Горбачева нет механизма приведения в жизнь своих решений. Их некому проводить. Партию уже не признают в качестве начальства. Советы по-прежнему беспомощны. Хозяйственники -между двух стульев: и указаний сверху не поступает, и свободы распоряжаться собой нет. И не знают к кому тыркаться, чтобы их предприятия функционировали во взаимосвязи с другими, иначе они просто встанут. Аппарат на всех уровнях деморализован или, скрестив руки ждет, когда все это завалится. Номенклатуре все равно уже терять нечего.

    Горбачевский лозунг «включить человека» повис: наш человек без поводыря оказался заброшенным. И озлоблен, потому что ничего нет и не у кого теперь просить и требовать, остается только кричать и поносить.

    Опасно поднимает голову рабочий класс. Ив лидеры его выводят профсоюзники и партийные боссы райкомовского звена, которые поняли, что места им (на предстоящих выборах) могут спасти только махровый популизм и демагогия, нацеленные на самый верх. Митинги разных «фронтов трудящихся» проходят под транспарантами: «даешь марксизм-ленинизм!», «перестройку –по-социалистически, а не по-капиталистически» и т.п.

    А М.С. продолжает заигрывать со всякими Яриными (рабочий вожак из Кузбасса). На митингах требуют этого Ярина ввести в ПБ. И здесь идеология подставляет ножку перестройке, не только в экономике и гласности.Егор Яковлев позвонил мне. Просил, чтобы М.С. принял его, Гельмана, Адамовича и Климова. Я написал Горбачеву записку об этом. В субботу он долго говорил мне по телефону, чтό передать Егору. Очень хвалили всех четверых, каждому дал точную характеристику, обещал с ними встретиться, но сейчас нет ни минуты, а он хотел бы поговорить всерьез, тем более, что, как мне объяснил Егор, они намерены «раскрыть Горбачеву глаза» на реальную идеологическую ситуацию в Москве. М.С. велел мне пока разъяснить Егору и Ко, чтобы они не паниковали, чтобы постарались его понять: его главная задача –спасти курс и от правых и от леваков. И те и другие ездят по стране и поднимают народ против Генсека, против перестройки. Если это им удастся, тогда конец.

    Думаю, он понял, наконец, опасность Яриных, но гнев свой обращает против Ю. Афанасьева и его компании, хотя и сделал после «встречи с прессой» ход конем: снял другого Афанасьева (Виктора) с поста редактора «Правды».Сегодня на сессии Верховного Совета опять Горбачев выступил против избрания его президентом всенародным голосованием. «Видели мы, куда заводят спасители отечества», -заявил он. Я смотрел в это время на лица депутатов: насмешливые, ироничные. Его перестают брать всерьез с его нескончаемыми призывами: «давайте жить дружно», «мы на правильном пути, а это главное» и т.д.Сам он этого вроде не чувствует. По-прежнему верит в свою способность убеждать кого угодно. По-прежнему ведет себя с Верховным Советом и с другими претендентами на власть патерналистски. Читает морали и увещевает, берет на себя «окончательные выводы» из того, что говорят другие и что обсуждают.

    29 октября 89 г.-

     27 октября в Финляндии. Ошеломляет успех Горбачева. Он объединяет все темпераменты. Разгадка –не только в его личном обаянии и умении почти безошибочно найти оптимальный вариант, как с кем общаться, что говорить. Покоряет его откровенность о нас самих, в том числе его разидеологизированность, хотя это перестает уже работать: все и так всё у нас видят.

    Второе впечатление –мы отстали безнадежно. Правда, некоторые на Западе предсказывают советское экономическое чудо, если мы пойдем, наконец, «их путем». Но и в этом случае нам нужно не менее 10 лет. М.С. упустил время, все осторожничал, все боялся за социалистические ценности, хотя и понимал, что ценности эти –уравниловка, социальный эгоизм, иждивение на шее государства.

    А теперь эти соцценности оборачиваются против него, потому что возникает рабочее движение со своим естественным, тредъюнионистским законом: «дай мне, а на остальное наплевать».

    Финляндия –не знаю, в Японии не был, -но то, что здесь –это, действительно, современное цивилизованное общество, благополучное и высокоразвитое, без разницы между столицей и каким-нибудь провинциальным городком Оулу.

    Визит проходил на фоне политических забастовок в Воркуте и гражданской войны вокруг Карабаха. Когда показывают по телевидению наших там солдат, перестаешь что-либо понимать: по ним стреляют, против них вооруженные засады, местная власть их не пускает, куда не хочет пускать, и они ничего не могут поделать.Горбачев спокоен. И весь мир этому удивляется. Ставит ему в заслугу. Опять он, будучи в Финляндии, развивал свои идеи нового мышления, продолжает расширять его содержание по сравнению с речью в ООН и в Страсбурге.

    Третье впечатление сугубо личное. Мне перестает хотеться ему служить. Конечно, всегда можно себя успокоить тем, что ты служишь не ему, а делу –стране, миру, чтоб не было войны, чтоб здравый смысл победил у нас милитаризм и нашу милитаристскую психологию. И т.д. Но все таки, служишь ты именно ему. Конечно, он очень крупная фигура, политик мирового класса, сумел использовать все, что только можно для действительно коренного и уже необратимого изменения ситуации. Но его мысли и его действия при выходе во внешний мир нуждаются в огранке. Иногда он и в чужих мыслях нуждается. И вот этим занимаюсь я. Не всегда один. При подготовке материалов для него, участвуют МИД, Международный отдел ЦК, академические институты и другие ведомства. Но они дают 34полуфабрикат, окончательный продукт выпускаю я, окончательная форма принадлежит мне, а в таких вещах форма, действительно, содержательна –каждое словосочетание имеет значение. И именно я сочиняю сообщения для печати о его встречах с представителями западного мира. По ним, по этим публикациям мир судит, что имело место. Его встреча с кем бы то ни было становится политической акцией тогда, когда она вышла в печать. У нас эта форма, изобретенная мной, заменяет интервью, которые дают иностранные собеседники Горбачева прессе по окончании встречи.

    Не думаю, что всего этого Горбачев не понимает. Но за четыре года, как я при нем, он ни разу ни мне самому, ни тем более другим, никак это не «обозначил».

    Я устаю от Горбачева, вернее от его инструментального отношения ко мне. Он настолько уверился, что, если я чем-то занимаюсь, то все будет в порядке, что совсем перестал «разговаривать». Теперь он не советуется со мной, а изредка изливает душу. И почти никогда заранее (как было раньше) не формулирует идеи задания, которое дает. Мне самому все приходится придумывать. Так было со всеми последними визитами: в Англию, ФРГ, в Париж, Страсбург, в Финляндию.И начал спихивать на меня все заготовки своих посланий лидерам, приветствия всяким конференциям и юбилеям. Тьма тьмущая первоначальных авторов: МИД, ССОД, Международный отдел, Комитет мира и т.д., но они дают «жвачку», как он выражается, и перестал их смотреть в первоначальном виде. Если уж какой-то текст послания, телеграммы от его имени, приветствия помимо меня попал в опрос по ПБ и если я его нагло правлю после того, как расписались многие члены ПБ, он ставит свою окончательную подпись, «с учетом» моей правки, изредка поправляя и меня.

    Он, видимо считает, что у меня нет «личной жизни» и не может быть «свободного времени». Потому, что звонит в субботу, в воскресенье, поздно вечером, иногда в 12 часов и, если меня не оказывается, недовольно шутит.

    За пару дней до поездки в Финляндию, приходил ко мне А.Н. Яковлев. У него та же тема горбачевской неблагодарности. За пять лет совместной работы и даже за то, чему Яковлев был инициатором, он не получил ни одного «спасибо». Дружеское расположение, доверие (а иногда игра в доверие) –это да. Но так, чтобы «отличить» или воздать –ни-ни. Дело скорее всего в том, что Горбачев не хочет ни перед ПБ, ни перед ЦК, где Яковлева ненавидят, ни перед обществом идентифицировать себя с ним и тем самым окончательно противопоставить себя Лигачеву. Держит А.Н. как бы «для себя»: что-то может подсказать, посоветовать, что-то написать по поручению.

    А.Н. жалуется: во время перестройки все бывшие и нынешние члены ПБ выступали сдокладами к 7 ноября (годовщина Октябрьской революции) или к ленинским дням. Яковлеву это ни разу не было поручено. И на этот раз Горбачев назначил для доклада новоиспеченного члена ПБ Крючкова. А.Н. переживает. И в который раз «советуется» со мной –не уйти ли ему в отставку. Я, конечно, протестую, хотя понимаю, что туто с его стороны –желание выплакаться. Но и по делу: если он уйдет, тогда уж явно все поймут, что гласности конец и что Горбачев, действительно, начинает повторять Никиту.

    Когда я провожал его до двери, он мне шепотком говорит: Слушай, а что это он (М.С.) который уж раз заговаривает со мной –не уйти ли ему на покой?

    Меня это не удивляет, -ответил я. Бывая с ним в отпусках, иногда в самолете втроем с Р.М. я это уже слышал. Идея принадлежит ей.

    Прошлым январем в Пицунде и этим летом в Форосе она почти всерьез, при мне, убеждала его: пора, Михаил Сергеевич, уходить, замкнуться в частной жизни и писать мемуары. Ее влияние на него нельзя недооценивать. Однажды она прямо так и сказала: «Михаил Сергеевич! Ты свое дело сделал...».

    Перечитываю «Гулаг» в «Новом мире» No 9 –о 1917-21 гг... тенденциозно о терроре и т.д. Не исторично. Но... М.С. еще год назад на ПБ заявлял, что не допустит публикации. А теперь «Гулаг» пошел и по правым и по левым журналам. В следующем году уже собрания сочинений будут выходить. И главное, как В. Астафьев в «Комсомолке» недавно: это удар уже не по идеологии Октября, а по всей истории –будто мы «действительно строили светлое будущее». Удар оружием нравственности. Сила языка. Тут он велик в своей истовости.

    Аскольдов (режиссер, автор фильма «Комиссар», пролежавшего на полке больше 10 лет) –о встрече в Доме кино с Ельциным, Афанасьевым, Поповым. «Интеллигенция», стоя много минут истерически аплодировала и визжала, приветствуя Ельцина... И так же реагировала на все антигорбачевские его и Ю. Афанасьева выходки! Пошло и позорно. Да, это и не интеллигенция... Она «взяла все от той классической российской, которую трижды мы уничтожили, лишь поверхностные ее признаки, а сутью и не пахнет.

    10 ноября 89 г.

     Рухнула Берлинская стена. Закончилась целая эпоха в истории «социалистической системы»Вслед за ПОРП и ВСРП пал Хоннеккер, сегодня пришло сообщение об «уходе» Живкова. Остались наши «лучшие друзья»: Кастро, Чаушеску и Ким Ир Сен, ненавидящие нас яростно.

    Но ГДР, Берлинская стена –это главное, ибо тут уже не о «социализме» речь, а об изменении мирового соотношения сил, здесь –конец Ялты, финал сталинского наследия и «разгрома гитлеровской Германии» в великой войне

    .Вот что наделал Горбачев! Действительно, оказался велик, потому что учуял поступь истории и помог ей выйти в естественное русло.

    И вот теперь –встреча с Бушем. Состоится ли исторический разговор? В инструкциях, которые он мне давал на подготовку материалов, было две идеи: роль двух сверхдержав для перевода мира в цивилизованное состояние и баланс интересов. Но ведь Буш может и не посчитаться... У нас ведь на виду, кроме прошлого и страха, что мы можем вернуться к тоталитаризму, ничего пока нет.

    Долго вчера разговаривал с МС. Он звонил из машины. Его задела записка, которую я ему написал о А.Н. Яковлеве (насчет того, как он его поставил под начало Медведева по подготовке съезда партии) и что это значит в свете предстоящего «диалектического преодоления Ленина»...Оправдывался: мол, важно дело, а не амбиции (любимое словечко). А главное –ругал интеллигентов, которые его ругают за то, что он обрушился на левых. Обрушился потому, что интеллигенты провоцируют правых, «мобилизуют» их своими криками и атаками на Ленина, Октябрь, социализм... Поднимают панику, не понимая, что мне (Горбачеву) дорога вправо и назад заказана. Я обречен идти вперед и только вперед и, если отступлю, сам погибну и дело погибнет. Как же они могут думать, что я с Лигачевым т п.?! Ругался матом.

    Между прочим, Яковлев мне рассказал, что он присутствовал при сцене, когда к М.С. зашел Ванька и сообщил: М.С., я в праздники был в нескольких своих компаниях и (говорил весь дрожа!) пришел к выводу, что я обязан Вам сказать: убирайте Лигачева. Презрение к нему и ненависть беспредельна. А главное –растет ощущение, что Вы с ним заодно! И только делаете вид, что Вы перестройщик...Я спросил у А.Н. –как реагировал М.С.? Заходил, говорит, по кабинету. Молчал. Потом сказал: Ну, и задал ты мне задачу... На этом эпизод закончился.

    31 декабря 89 г.

    Эта последняя записка ушедшего года. Я хочу подвести ему итоги –в форме «новогоднего» обращения к Горбачеву. Для Вас это был год создания среды, чтобы подготовить выход из кризиса. 1990-ый будет годом решений. Они зависят от Вас (увы, страна еще сохраняет инерцию культа личности). Вы опаздываете. В журналах уже пишут, что Вы остановились. Гефтер в «Московских новостях» пишет: Горбачев застрял, потому что не оппонент самому себе. Я с Вами четыре года. Изнутри наблюдаю, как Вы, апеллируя к Ленину, отказываетесь от собственных постулатов, если жизнь их опровергает. Очень еще много у Вас страха, что все посыпется, если отказаться от всех «старых рычагов» и устоев.

    И Ваши бесконечные ссылки на социалистические ценности, которые уже никакой цены не имеют (вроде права на труд, социалистическую защищенность и проч.), всем надоели.

    И этот Ваш отказ от того, чтобы осенью (1989) ввести законы о земле, собственности, республиканской экономической самостоятельности, распределении прав между Центром и местами!.. Вы мне в Крыму, в августе, об этом говорили. Более того, заставили подготовить выступление по TВ, где хотели это обещать всей стране. (Оно не состоялось).Теперь, именно Вы добились того, что эти законы были отнесены на 90-ый год.

    Почему?

    Вы боитесь этих законов. Но ведь Вам придется на это пойти. Сколько Вы сопротивлялись на ВС законам об экономической самостоятельности для Прибалтики?

    Вы отчаянно, с помощью съездовского «послушного» большинства боролись против упразднения пункта 6 из Конституции. Я могу понять Ваши опасения: начнется «погром» райкомов и обкомов, лишение их партийного имущества, которое они создали за народный счет. ПБ потеряет легальное право быть на деле властвующим верховным органом. Но ведь это неизбежно. Зачем тянуть, вызывая все большую ненависть в населении к партийной монополии на власть? И это при том, что властью-то этой она уже не может пользоваться. Посмотрите за заседания ПБ... обсуждают, критикуют, заслушивают, плодятся по-прежнему длинные бумаги постановлений –но они, кроме как -поставить Ираку или Ирану еще партии оружия, фактически не исполняются.

    Вы «в душе» взяли курс на перемещение реальной власти в Верховный Совет –от партии. Так чего же Вы боитесь –Лигачева и его кодлы на Пленуме? Есть такое подозрение: на Пленумах он сидит рядом с Вами, предоставляет слово то одному, то другому (вроде «второй» после Вас человек)! Вы с ним все время в общении: шутите, смеетесь, обмениваетесь, шепчетесь, всячески показывая, что Вы и он –душа в душу. Но это же лицемерие. И оно дезориентирует людей...Вы, действительно, его боитесь? Вы думаете, что он –партия? Тогда у партии дела плохи. И тогда, действительно, надо скорее перемещать власть в Верховный Совет. Создавать правительственный кабинет при президенте.

    В этом году (1989) советское государство как таковое начало рушиться. Центр власти –Политбюро –утратило авторитет и возможность добиваться выполнения своих решений. Оно стало местом дискуссий о неумолимо ухудшавшемся положении в стране. Фактически раскололось на горбачевцев и лигачевцев. Но и в каждом из этих направлений тоже не было согласия. Все более опасным для перестройки становилось упорное нежелание расколоть партию, сбросить бремя ее реакционной части.

    Крушение плановой экономики приобрело необратимый характер, открыв простор «теневикам» и новым «хозяйственным субъектам», действовавшим по сути в частнособственническом режиме. В этой среде (в принципе воровской) концентрируются большие материальные ресурсы. Люди и группировки этой среды тоже претендуют на политическую роль, пока в основном «из–за кулис».Взорвалась «национальная бомба». На Кавказе началась настоящая война из–за Карабаха между Азербайджаном и Арменией. Прибалтийские республики defactoвышли из подчинения Москвы.Возник самый опасный для целостности «империи» российский фактор. И вместе с ним –«фактор Ельцина», который получил (помимо влиятельных политических сил) мощную поддержку в быстро сложившемся рабочем и забастовочном движении.41Парадоксом года явилось то, что по контрасту с развалом государства именно он принес всемирно–исторические плоды внешней политики Горбачева: выведены войска из Афганистана, выключен навсегда экспансионистский компонент из международной деятельности СССР, пала Берлинская стена и началось воссоединение Германии, состоялась встреча на Мальте,хозначавшая прекращение «холодной войны», начался исход из «социалистического содружества» стран Восточной Европы и ликвидация там «коммунистических» режимов –в результате отказа Горбачева от насильственных методов его сохранения

    Партия на местах стремительно теряла властные функции. Советы оказались неспособными их взять на себя. Остается удивляться, как государство смогло просуществовать еще два года... В основном, видимо, за счет наработанной десятилетиями инерции горизонтальных экономических и административных взаимосвязей на значительной части страны.

    Советская власть вместе с КПСС теряла легитимность. Общественная жизнь вышла из под контроля Центра. Шквальная критика (фактически разоблачение, дискредитация) советской системы и всей советской истории не встретила серьезного идеологического и политического сопротивления. Попытки Горбачева остановить этот разрушительный процесс уговорами и увещеванием интеллигенции не нашли понимания.

    А требования своих коллег по Политбюро –«власть употребить» он отверг: это поставило бы под вопрос всю его политику и «философию» перестройки, означало бы конец гласности и курса на демократизацию. В результате обвала идеологии «вынут» был один из двух главных стержней, на которых держалась стабильность советского общества. Другой –страх, репрессии –был отменен Горбачевым еще раньше.

    Однако автор записей не склонен обвинять Горбачева в каких-то грубых ошибках. И вообще –не в ошибках дело. Советский строй давно, задолго до Горбачева, исчерпал свою историческую миссию в России, и был обречен на исчезновение. Перестройка объективно не могла уже его спасти, да и, как выяснилось, не имела такой цели. И никто уже не смог бы остановить поток событий, который подгоняла по–русски понимаемая «свобода», дарованная Горбачевым.

Комментарии
  • someone - 07.01.2018 в 23:06:
    Всего комментариев: 89
    Интересная подборка. Спасибо редактору.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • lebowski - 08.01.2018 в 15:27:
    Всего комментариев: 2
    прошу прощенья за маты, но ... впечатление от вышенаписанного - "гребаные мозгоебучие пидарасы" суки блядь подлые Примерно так.
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • lebowski - 08.01.2018 в 15:36:
    Всего комментариев: 2
    " Мотивы террора? Слово «непостижимо» предлагается снять. " Вот ОНО, самое. Сейчас называется НЛП, а тогда - по сути, - и было почти что полной составляющей Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0
  • Д-р Антикоммуний - 09.01.2018 в 23:43:
    Всего комментариев: 10
    Спасибо редактору за уникальные мемуары по новейшей истории. Многое из этого времени помню прекрасно, вплоть до отдельных журнальных публикаций. Но взгляд изнутри Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?