Джентльмен неудачи | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

Джентльмен неудачи

11-01-2018

shelin

  • В 2017-м Россия сменила свой статус в глазах «Запада». Наша держава стала восприниматься уже не как временно оступившаяся, а как «империя зла» в рейгановском понимании этого слова.Разница в том, что в эпоху Рейгана СССР был сверхдержавой. Мировой вес сегодняшней России куда меньше, и страх, который она способна внушить, не настолько велик. Тем удобнее пропагандистская эксплуатация российской угрозы. Она не выглядит такой опасной, как прежде, помогает отвлечь внимание от множества прочих проблем, которыми сегодня обременен Запад, и дает ему объединительную идею, потребность в которой в атмосфере тамошних раздоров довольно велика.

    «Империя зла»-XXI более виртуальна, чем ее прототип, которому противостоял Рейган. Но плата за исполнение этой роли, которая ложится на российских граждан, вполне материальна.

    Россия связана с Западом гораздо теснее, чем Советский Союз. За три квартала 2017 года (более поздних данных нет, но общую картину они не изменят) на так называемое дальнее зарубежье (к которому пора причислить и Украину) приходилось 90% российской торговли. В том числе на Евросоюз — 43%, на США — 4%, на Южную Корею — 4%, на Японию — 3%, на Украину — 2%. В целом же условный «Запад» по-прежнему берет на себя почти две трети российского товарооборота. На партнеров по полуфиктивному ЕАЭС, главным образом, на Беларусь и Казахстан, приходится всего 9%. А на страны «Востока» — суммарно около четверти (на Китай — 15%, на Турцию — 4%, на Индию — 2% и т. д.)

    Четырехлетние посткрымские попытки уменьшить материальную зависимость от «Запада» имели очень скромный успех. Надо думать, богатые страны и теперь не станут рвать все связи подряд и продолжат выгодное для себя взаимодействие даже с «империей зла». Но тарифы за сотрудничество повысят, а число создаваемых ими для российских партнеров унизительных ситуаций вырастет.

    Бессмысленная активность Москвы на «западном» фронте, исходившая из фантастических представлений о том, как там все устроено, потерпела неудачу, последствия которой еще не совсем ясны.

    Но попытки получить за это реванш и утешение на фронте «восточном» обещают ничуть не меньше проблем. А может, и больше.

    Прошедший год был временем усиленных попыток нашего режима ввести Россию в концерт «восточных» держав на правах одного из главных игроков. Тут и примирение с Турцией. И старания разделить с нею и Ираном сирийские земли. И нефтяной картель с саудитами и прочими нефтедобытчиками. И непрекращающиеся попытки вовлечь Китай в более тесные отношения. И продолжающиеся игры в БРИКС и ШОС.

    Литература подсказывает подходящую историю — заселение великого комбинатора и его сподвижников в «Воронью слободку»: «Паниковский и Балаганов отлично там ужились и их голоса уверенно звучали в общем квартирном хоре. Паниковского успели даже обвинить в том, что он по ночам отливает керосин из чужих примусов, Митрич не преминул сделать Остапу какое-то въедливое замечание, на что великий комбинатор молча толкнул его в грудь…»

    Все бы хорошо, но, в отличие от «Запада», на «Востоке» не принято изображать равноправие, политкорректность и уважение сильного к слабому. Числом жителей Россия почти вдесятеро меньше Китая и вдевятеро — Индии. А размерами экономики (даже если считать по выгодным для нашей страны покупательным паритетам) они превосходят нашу страну соответственно вшестеро и почти втрое. Турция, Саудовская Аравия и Иран по отдельности уступают России по экономической мощи в два — два с половиной раза. Но в Восточном Средиземноморье, у своих границ, каждая из этих держав может сконцентрировать больше материальных и военных сил, чем наша.

    Никто на «Востоке» не воспринимает Россию как свою, «восточную» страну. Никто ничем ради нее не пожертвует. Китай, несмотря на все мольбы и заигрывания, сооружает торговый путь в Европу в обход российских границ. Сохранение нефтяного картеля выгодно аравийским и американским нефтеторговцам, но все явственнее мешает России торговать нефтью с Китаем. Бразильское мясо, призванное заменить подпавшее под эмбарго европейское, оказалось фальсифицированным и отвергнутым потребителями во всем мире. Боевая дружба с Ираном под флагом спасения Башара Асада привела к тому, что хозяевами большей части Сирии стали Иран и «Хезболла».

    Телевизор под завязку набит пропагандистскими успехами на «Востоке», а в реале — одни трудности, убытки и жертвы.

    И это еще не самое опасное. Обитатели «Вороньей слободки», устав друг от друга, ее в конце концов спалили. «Где же дом? — воскликнул Остап. — Ведь тут же еще вчера вечером был дом! Но дома не было… — Ну, а теперь что же? — спросил Балаганов, испуганно улыбаясь… Они побрели по улицам, бледные, разочарованные, отупевшие от горя. Их толкали прохожие, но они даже не огрызались…»

    «Восток», особенно Ближний, — это вовсе не «тонкое дело». Это то, что называют пороховой бочкой. Навязчивое желание встревать в его дела того и гляди втянет Москву в целый клубок междоусобиц, которыми она не сможет управлять.

    Единственное, что в новом году можно пожелать нашему режиму, так это умерить, наконец, активизм и на «Западе», и на «Востоке».

    Вдруг везучести не стало. Это произошло одномоментно, 17 июля 2014-го, когда над Донбассом был сбит малайзийский «Боинг». Отказ признать вину за эту трагедию был решением, повлекшим огромные последствия. Даже в 1983-м, при Андропове, ответственности за гибель корейского «Боинга» с себя не снимали, пусть даже и не особо извинялись. А с 2014-го, с тех пор, как официальная Москва раз и навсегда объявила, что не верит в свою причастность, а остальное человечество чем дальше, тем тверже в нее верило, возникла ситуация, которая, во-первых, с годами не может рассосаться, а во-вторых, бесперебойно работает на изоляцию России. Именно тогда символические посткрымские санкции сменились несимволическими и долгоиграющими.

    Несколькими месяцами позже от проекта «Новороссия» пришлось отказаться, причем Донецк и Луганск остались вне Украины и формально вне России. Но истории, произошедшие когда-то с Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией, не повторились. Увековеченные Минскими протоколами «отдельные районы Донецкой и Луганской областей» стали еще одной проблемой, которая не рассасывается.

    Прошедший по такому сценарию развод с Украиной стал тяжелейшей российской неудачей и обозначил фактический распад постсоветского пространства. Ведь побочный его результат — стремление Казахстана и Белоруссии отодвинуться подальше от непредсказуемого соседа. ЕАЭС, не успев окрепнуть, превратился в фикцию.

    И, независимо от этого, еще одно невезение. К концу 2014-го нефть упала в цене, причем практически без надежды вернуться к прежним высотам.

    Надо сказать, что во вторую Венесуэлу Россия все же не превратилась. Представления Путина о том, что в экономике и денежном хозяйстве нужно соблюдать баланс, сработали. В рамках путиномики, конечно. Привилегированные слои, кланы и ведомства сохранили свое благосостояние. Военно-охранительные траты нащупали предел возможного и уже год не увеличиваются. А на народе основательно затянули пояса, поскольку больше экономить было не на ком.

    За шестилетку (2012-й — 2017-й), по приукрашенным сообщениям госстатистики, рост российского ВВП составил всего 4%, а реальные располагаемые доходы на человека снизились на 3%. Экономический вес России в мире за эти годы заметно уменьшился, хотя военная мощь и выросла. Правда, на фоне китайских, а в последнее время и американских вооружений она выглядит скромно.

    Естественный спад российского населения в 2012-м, впервые за два десятилетия, приостановился. А в 2013-м — 2015-м был зафиксирован естественный рост — в общей сложности примерно на 90 тыс. Но в 2016-м и особенно в 2017-м спад (т.е. превышение смертности над рождаемостью) возобновился и за последние два года заметно превысил 100 тыс.

    Назвать внутренние итоги шестилетки успешными может только телевизор.

    Что же до итогов внешних, то главный из них — международная изоляция. За вычетом, правда, побед в Сирии, выгодных кому угодно, кроме России.

    И еще раз сработала новообретенная неудачливость.

    2016-й и 2017-й годы прошли в атмосфере скандалов вокруг предполагаемого вмешательства России во все западные выборы. Подозреваю, что вмешательства было не больше обычного, но именно сейчас попадаться на нем уж точно не стоило.

    Не повезло Путину и в том, что президентом США стал Трамп, в котором он видел своего протеже да еще и не пытался этого скрыть. Теперь приходится ждать новой волны санкций, которые, возможно, и не понадобились бы американскому руководящему классу, если бы победа на выборах досталась демократам.

    Плюс к тому — не вызывающее сегодня никакого удивления аннулирование сочинских побед и не имеющая аналогов по своим масштабам дисквалификация российских спортсменов. Ссылки на то, что «все так делают», не очень точны. А главное, они могли бы быть обращены в первую очередь к Китаю. Но он слишком могуч, чтобы МОК поднял на него голос, а Москва рискнула на что-то там намекать.

    Теперь подступает вторая шестилетка — со всеми обременениями, полуудачами, тупиками и постыдностями, унаследованными от первой. Страна уныло идет в неведомое будущее за прежним вождем, которому как никогда нужно оставившее его везение.

    По статьям в rosbalt.ru подготовил В. Лебедев

     

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?